Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Звезда 2018, 1

Стихи

 

 

 

Сати

 

1. Август

в оставленном доме скользит

к косяку золотая полоска

и ее предзакатный транзит —

ножевая

               по горлу нарезка

 

с каждым вечером мертвым — ее

путь недолгий короче

и, сжимаясь, житье —

безнадежнее, круче

 

кто не спал не уснет

но очнется и вспомнит

как закат полоснет

тело сжавшихся комнат

 

по коленям моим

                                  на боку

к потолку — и на волю

это неумолим

ты идешь в огневое

 

 

 

2. Сентябрь

Дно кладущий на дно

круглых вод, вечереющих тайно,

свет озерный сходился в рядно,

как листва, неслучайно —

 

в тот единственный путь,

что казался листвою узорной,

чтоб его не забыть,

погружающий вечер озерный

 

Словно третья стопа

меж стволами открылась подробно —

как огромна судьба,

как и после потери огромна

 

Над вселенной водой,

в ту, что выпадет, бледную гавань

выйдет месяц в одной

из неровных прогалин

 

Снова кроны сомкнутся кругом

над его папиросной купелью,

над дымком на другом

берегу, над еще не остывшем кипеньем

 

золотистой мошки`. Ни одна

ни один до конца не покинут

но, как заводь, до дна

сам в себя опрокинут —

 

как звезда, посреди

раскрывающих сумерки ставен

Да святится, един,

мир, тобой на мгновенье оставлен

 

 

 

Возвращение

Ах сугроб немое пение

над расколотой губой

не хватило оглавления

в нашей книге голубой

 

Снова снова куртки скинуты

на одетую кровать

дни что прожиты не поняты

но воротишься в те комнаты

жизнь полжизни начинать

 

Там все той же краской крашены

стены грубо как гуашь

и закатом огорошенный

в угол катится непрошеный

желтый папин карандаш

 

Где как дети спят родители

под аптечною совой

ты один лежишь свидетелем

одинокий часовой

 

В этом неслучайном ворохе

он разыщется не вдруг

заново в морозном воздухе

замедляющийся звук

 

Ты же отступая к выходу

что пожато не посей

в холодящем чистом воздухе

оглянуться не посмей

 

Пусть горбом сугробом в крапину

март как прежде возлежит

он как локоть над царапиной

тебе не принадлежит

 

В неслучайном измерении

однократном вираже

годы данные в парение

испаряются уже

 

Собирай судьба пречистая

разворошенный тобой

дни пустые перелистывая

в новой книге голубой

 

 

 

Без имени

Плыви челнок  плыви плыви

к туманной речи Дехлеви

где отзываются — зови

где отдыхают от любви

 

Над безымянною водой

летит сова — иль козодой

И долго длится звук любой

никто не знает — твой не твой

 

Пыльца суглинок бледный пыл

аплодисменты мятых крыл —

тому, кто на земле побыл,

кто камнем канул, имя скрыл

Версия для печати