Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Звезда 2017, 5

Стихи

Перевод с эстонского Марины Тервонен

 

 

 

 

          САДЫ

               1

Сады — смотри! — еще цветов полны,

хотя покинутые дачи опустели —

террасы, мостики, беседки и качели

как будто в сладкий сон погружены.

 

И посреди прохладной тишины

с задором новым, с новой страстью запестрели

левкои, флоксы, астры — как в апреле,

свежи, благоуханны и нежны!

 

Нет ни одной приметы увяданья —

пурпурно-винный георгинов строй,

настурций золоченые сеченья.

 

Кто устоит пред зрелой красотой?! —

Последний всплеск неукротимого цветенья

в преддверии предсмертного прощанья.

 

 

               2

Заката красное вино за неба краем

нам омывает руки, лица, плечи.

Проходит все, и этот день не вечен,

но мы вернуть его — нет, не желаем.

 

Присев на белые ступени, провожаем

чудесный день в далекое далече.

Дни осиянные — волшебные предтечи

ночей цветущих. Милый, помечтаем!

 

Как виночерпии, мы черпаем, играя,

щедроты дня — от белоснежного цветенья

до наливного многоцветья созреванья.

 

Наш вечер — время ожиданья-созиданья:

сердца готовят жертвоприношенья

грядущей ночи, от блаженства замирая.

 

 

               3

Не слышно смеха, белых платьиц не видать —

здесь дети, словно бабочки, порхали

и пряди золотистые взлетали,

такие вольные, что грех их заплетать.

 

Все звуки-блики ночь укладывает спать,

поблекли клумбы, враз все краски потеряли,

глухие шторы окна будто запаяли —

дом отчуждается от сада. И опять

 

иду-бреду одна заросшею тропою,

чтобы с террасой синей повидаться.

Отяжелев, свисают ветви надо мною,

 

невольно вынуждая пригибаться —

не оступиться бы, не зацепить бы где подола...

Ах, в туче тонет месяца сребристая гондола!

 

 

          4

Ах, это вечное стремленье обольщенья!

Как будто розы на деревьях расцветают,

в траве ковровые дорожки расстилают

невероятно-разноцветного плетенья.

 

И под фатою золотистого свеченья

сад, как невеста, млеет и пылает.

Когда же дня объятье остывает —

ждет в небе месяца, бледнея от смущенья.

 

И выплывает месяц молодой,

серебряным струится обаяньем.

Как женщина пред скорым увяданьем,

 

сад все отдать готов, на все готов

в ответ, благоухания волной

вечерних достигая облаков.

 

 

КАК В ПЕРВЫЙ ДЕНЬ

Как в первый день, от радости незримой

тоскующее сердце вдруг забилось

и, изумленное, воспламенилось —

то первой встречи ли неповторимой

 

виденье, призрак ли неуловимый

иль счастье долгожданное явилось,

и все, и все вокруг преобразилось,

как в первый день любви неопалимой.

 

В прозрачном воздухе расходятся круги,

и будто каннеле1 небесное играет.

Я как во сне хожу, ищу какой-то след.

 

На глади неба лунный лотос расцветает,

а звезд блуждающие огоньки

меня заманивают в сказочный сюжет.

 

 

ВЕСНА

Оживший сад побеги выпускает,

и каждое из крохотных растений

таит в себе букет заветных воплощений —

дом, приобщенный к чуду, замирает.

 

И с легким ветром эхо долетает

заоблачных, небесных песнопений,

к душе неутомимых обращений —

душа им, как паломница, внимает.

 

Сквозь слезы серебристых облаков

смеется солнце, ледяной покров

и зимние заботы растопляя.

 

Долой унылость будничных одежд!

В груди оркестрик маленьких надежд,

как птичий хор звенит, не умолкая.

 

 

НАСТРОЕНИЯ

Твой гордый взгляд меня упорно избегает —

я твоего исподтишка добьюсь вниманья!

Ведут охоту на тебя мои желанья.

Известно: холодность желанья распаляет.

 

Тебе не спрятаться, не скрыться — назревает

мятеж в крови, триумф завоеванья:

чем неприступней ты, тем горячей мои посланья,

такой осаде даже крепость уступает.

 

Как ветви, руки тянутся обвиться,

сомкнуться сильных плеч твоих вокруг —

тебе не хватит сил освободиться.

 

Померкнут правила, приличия тотчас.

За все, за все заплатишь, милый друг,

хочу любить тебя не завтра — здесь, сейчас!

 

 

 

Перевод с эстонского Марины Тервонен

 


Марие Ундер (1883—1980) — признанный классик эстонской литературы, автор тринадцати поэтических сборников (два последних были написаны в Швеции, куда она эмигрировала с семьей в сентябре 1944 г.), неоднократно выдвигалась на Нобелевскую премию. Тем не менее для российских читателей она до сих пор остается «неопознанным объектом»: в советской Эстонии ее поэзия была запрещена.

Дебют Марие Ундер состоялся ровно сто лет назад. Сборник «Сонеты» пользовался популярностью и издавался трижды. Как утверждают литературоведы, после «Сонетов» эстонская литература стала другой.

В издательстве «Alexandra» (Таллин) готовится к изданию сборник избранных стихов Марие Ундер — на основе трех ее первых книг, изданных в 1917—1918 гг.: «Сонеты», «Синий парус» и «Перед цветением».

Версия для печати