Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Звезда 2017, 4

Стихи

 

* * *

Как растроган, взволнован

я бывал поутру

опереньем кленовым

на летнем ветру.

 

И наверно, мечталось,

чтобы так же, спроста,

жизнь опять начиналась

с молодого листа.

 

В непогожую осень

повстречаю его,

вот он — тот, кто не просит

у судьбы ничего.

 

Он лежит, пятипалый,

безо всяких обид,

не тоской, не опалой,

а дождями прибит.

 

 

 

* * *

Стало скромней и строже,

стало тише и суше,

и на листы похоже

старой китайской туши.

 

Так, позабыв о лете,

росчерком точным, смелым,

отменив многоцветье,

пишут черным на белом.

 

 

 

* * *

Валерию Морозову

Все смелее и все проворнее

пожирает ветки огонь.

Помнишь: «Иглс», «Отель „Калифорния“»,

звуки — в небо, дыму вдогон.

 

Все вещицы — любимые самые

гонит старый магнитофон,

а леса мои, небеса мои

обступают со всех сторон.

 

Опуская ладони в Ладогу,

я хотел запомнить тогда

воду с ласковою прохладою.

Светлой-светлой была вода.

 

И легко преклонял колени я

перед тайной вечной, большой.

«Мир как воля и представление» —

это сказано хорошо!

 

И не надо уже в Манеж вести

или в Русский музей меня,

если сердце щемит от нежности

к уходящим отблескам дня.

 

А когда, уже среди ночи встав,

буду долго глядеть из окна,

в этом опыте одиночества

в меру сил поможет луна.

 

 

 

* * *

Люблю появленье сороки.

А лучше — так двух или трех.

Разыгрывают белобоки

девический переполох.

 

Какие изящные птицы!

Гляжу я в окошко на них:

когда бы перевоплотиться

в одну из чудесниц таких…

 

Придут неизбежные сроки.

И утром какого-то дня

красавицы эти сороки

в сородичи примут меня.

Версия для печати