Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Звезда 2013, 2

Стихи

ПОЭЗИЯ И ПРОЗА

 

Григорий Марк

 

Ночной Полет из Тель-Авива в Нью-Йорк

Две сотни невзрачных потомков,

забывших пророка Иону,

опасливо шепчутся в брюхе

летящего Левиафана.

Их души мерцают в потемках.

Вокруг толща ночи бессонной

гудит равномерно и глухо.

Над черной водой океана

распластано крыльев дрожанье,

хвост огненный плещется в тучах,

икринки затылков, газеты,

осклизлые стены и блики... —

все месиво по расписанью

уносится в рыбе летучей

к Ниневии Нового Света.

И там она в устье великом

затихнет и ляжет на нерест.

 

 

* * *

Военный храм. Внутри колонн ракеты.

Танк в алтаре замазан белой краской.

Все прихожане в штатском, но при этом

на головах — надраенные каски.

 

Честь отдавая небу под разрывы

снарядов в репродукторах настенных,

выпячивают груди горделиво.

Струятся слезы. И устав военный

молитвою надрывною восходит

под темный купол, в горельефы пыли.

 

Вдоль стен охрана с ружьями на взводе.

В тяжелой, золотой епитрахили

из танка вылезает Маршал Церкви.

Благословляет крововерных в храме.

И витражи застывшим фейерверком

по случаю победы над врагами

со всех сторон сияют нестерпимо.

 

Курсант из бункера хоругвь выносит.

Над древком изогнулась струйка дыма.

В прогнившем шелке спелые колосья,

серпы и молоты шевелятся тревожно.

Глаза курсанта набухают ртутью.

 

Великий Маршал Церкви осторожно

в сосуд из меди окунает прутья.

Святою смесью крови, слез и пота

кропит хоругвь, простреленную пулей.

 

В большом экране, прямо над киотом,

жилой массив прочерчен сеткой улиц.

 

И черный крестик движется на цель.

Версия для печати