Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Звезда 2012, 10

Стихи

               ПОЭЗИЯ И ПРОЗА

               

               Владимир Британишский

                
СВЕТ ВО ТЬМЕ

И свет во тьме светит.
Евангелие от Иоанна, 5
Бабка моя, Осинская Елена,
с Викторией Осинской, старой девой,
ходили в храм, как вера им велела,
держались веры и держались верой.

Но вера в этом мире не держалась.
Закрыли храм, пораспугали паству.
Виктория Осинская старалась
хотя бы пироги испечь на Пасху.

Я верил ей, что Пасха — это праздник
и уважал ее пирог с капустой
как лакомство и маленькую радость
в обычной жизни — сумрачной и тусклой.

А что старухи были христианки,
я понял, но спустя почти что вечность…

И светит свет во тьме, но свет неяркий,
такой, что тьме не чересчур перечит.
 
 
* * *
Мелькнули мимо Мстинский Мост и Мста…
Сюда Мария, мамина сестра,

устав от ленинградской тесноты
уехала с семьей на берег Мсты.

Мифические Мстинский Мост и Мста —
так и не виденные мной места,

из этих мест двоюродный мой брат
Игорь — наведывался в Ленинград

и жил у нас и уезжал домой
и деньги и продукты вез с собой.

И мама долго этот крест несла —
сестра Мария, Мстинский Мост и Мста…

Но лучница спустила тетиву —
война перевернула все вверх дном,
Мария умерла в сыпном тифу,
ее детей забрали в детский дом.

Обоих младших взяли две семьи,
что было дальше с младшими детьми,
неведомо. А Игорь, старший брат,
после войны приехал в Ленинград,

нас отыскал и, как перед войной,
опять живал у нас денек-другой.

В стройбате отслужил, шахтером стал,
но Мстинский Мост и Мсту он вспоминал.

…А мне лишь поезд Ленинград—Москва
на миг напомнит: Мстинский Мост и Мста.

Версия для печати