Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Звезда 2009, 5

Краткий курс у-вэй

Рассказ

Валерий Михайлович Кислов (род. в 1963 г.) — поэт, переводчик, эссеист. Печатался в журналах “Иностранная литература”, “Дети Ра” и др. Публиковался в “Звезде” (2008, № 8). Живет в С.-Петербурге.

ї Валерий Кислов, 2009

 

Валерий Кислов

КРАТКИЙ КУРС У-ВЭЙ

Спи как можно больше: сны работают на тебя.

Вставай как можно позже: и час и день пролетят мимо, а ты не заметишь.

Исторгай из себя все ненужное.

Мой себя как можно тщательнее: пыль и пепел будут оседать на тебе весь день, а может быть, и всю ночь.

Одевай себя как можно проще: одевая себя, не думай о том, как себя одевать: выбирай чистое, сухое и легкое.

Не носи на себе буквы, цифры, знаки, а также звенящее, гудящее, хрюкающее и квакающее.

Не носи на себе. Не строй из себя. Не позиционируй себя.

Не выгляди как. Не выдавай за.

Собирай себя как можно тщательнее: тебя будет разбирать весь день, а может быть, и всю ночь.

Перемещай себя как можно тише и как можно ровнее.

Выбирай, куда идешь.

Ешь и пей как можно меньше и как можно медленнее: смотри на то, что ешь и пьешь: ты этого больше никогда не увидишь.

Смотри как можно внимательнее на все, что тебя окружает.

Как можно скрупулезнее отмечай все, что делаешь, и все, что не делаешь. И даже все, что мог бы не делать. Последнее — важнее всего.

Как можно чаще вспоминай об истории писца с имбирными пряниками.

Мой себя как можно тщательнее: пыль и пепел оседали на тебе весь день, а может быть, и всю ночь.

Ложись спать как можно раньше: и час и день пролетели мимо, а ты и не заметил.

Дыши глубоко.

Любить лучше всего во сне: так ты никому не причинишь зла: чужого не выспишь и свое не проспишь.

Кто больше спит, тот меньше вредит. И себе и другим. Чем больше спишь, тем больше любишь, особенно во сне.

Читай, но не зачитывайся. Будь внимателен к языку: он губит многих. Меж губами и зубами не заигрывайся. Избегай сомнительных терминов. Устраняй вредные. Не доверяй без меры ни словам, ни делам; ни своим, ни чужим. Помни: сказано — почти сделано. Не позволяй себе увлекаться и увлекать себя другим, ни во сне, ни наяву.

Не верь увлекающим и соблазняющим, обещающим и предлагающим, с трибуны, в офисе, а особенно на экране. Не верь ставящим изваяния и столбы, творящим истуканов и кумиров, с трибуны, в офисе, а особенно на экране. Не верь проводящим сынов и дочерей своих через огонь, воду и медные трубы, прорицателям, гадателям, ворожеям, чародеям, обаятелям, вызывателям духов, волшебникам и кудесникам, вопрошающим мертвых и полуживых, с трибуны, в офисе, а особенно на экране. Они тебя уделывают: по колено, по пояс, по шею, а там и весь мозжечок, как во сне, так и наяву.

И во сне, и наяву, как чумы и проказы, сторонись людей, предпринимающих нужные и важные дела, дело говорящих и дело затевающих: людей деловых и дельных, людей действенных и дееспособных, дельцов, делателей, делопроизводителей.

Не верь деятелям, предлагающим все делать как обычно: это гнусно. Так уделываются люди и воцаряется имперский порядок, а с ним и диктат. Не верь деятелям, предлагающим все сделать иначе, но сначала все уделать: это мерзко. Так уделываются люди и воцаряется имперский беспорядок, а с ним и хаос. Не верь и тем, кто предлагает сначала все уделать, а уже потом делать как сделается: это отвратительно. Так уделываются люди и воцаряется так называемый переходный период от имперского беспорядка к имперскому порядку через имперское межвременье — другими словами, очередная юдоль скорби с неминуемым плачем и скрежетанием зубов.

Уделывать себя и других — присуще людям вообще, а делающим — в особенности. Все делающие — выделываясь и подделываясь вне зависимости от расы, цвета кожи, пола, языка, вероисповедания, происхождения, положения и убеждений, — предлагают тебе что-то делать: в итоге уделываются по уши сами и уделывают по уши тебя. Это удел гнусный, мерзкий и отвратительный, предела которому не было, нет и не будет. Великое отходит, малое приходит, как во сне, так и наяву.

Как и все люди, обделавшись и уделавшись в бурной и дурной деятельности по уши, не падай духом. Исторгни ненужное. Стряхни пыль и пепел. Дыши глубоко.

Все категории граждан — вне зависимости от расы, цвета кожи, пола, языка, вероисповедания, происхождения, положения и убеждений — обделываются и уделываются всеми известными и неизвестными на данный момент техническими способами: с трибуны, в офисе, а особенно на экране, как во сне, так и наяву. В этом и проявляется так называемое galit (понятие занесено к нам извне, вместе с так называемым канканом и так называемой широтой взглядов).

Пусть не всякое дело можно уладить, зато всякое дело может уделать. И дело не в том, что дела бывают разной степени уделанности: житейские и наживные, хозяйственные и бесхозные, домашние и служебные, гражданские и уголовные, частные и общественные, личные и государственные, персональные и групповые, министерские внутренние и внешние…

Дело в том, что когда дело касается деятельности вообще, то с ней предпочтительнее вообще никаких дел не иметь.

Безрассудно заниматься делами неотложными и безотлагательными, налаженными и отложенными, исправными и непоправимыми, обнадеживающими и безнадежными…

Бездумно погрязнуть в дело хозяйское и подневольное, дело правое и левое, дело чести и совести, дело воспитания и подготовки…

Безумно погружаться в дело вкуса, привычки и случая; одинаково безутешно влипать в не своего и не чужого ума дело…

Безосновательны дела каверзные, курьезные, спорные, сложные, затяжные, нешуточные и дела простые, минутные, пустячные и плевые, как два пальца…

Безответственны дела, которые кипят и выгорают, спорятся, мирятся и сами идут в гору...

Безрадостны дела выигранные, пересмотренные и в итоге проигранные, шитые белыми нитками и подшитые к другим делам, сданные и переданные по имперским инстанциям...

Безысходны дела о нарушении, привлечении, взыскании и наказании, дела секретные и тайные, под семью грифами и за девятью печатями…

Омерзительно являться пред имперской комиссией по каким-нибудь делам и объяснять ее вялым членам суть какого-нибудь дела. Отвратительно улаживать нотариально оформленные и юридически заверенные сделки имущественные, полюбовные и со своей совестью. Гнусно развязываться с делами в ажуре и в шляпе. Мерзко разделывать в пух и прах, а также разделываться подчистую как во сне, так и наяву, с трибуны, в офисе, а особенно на экране…

Ни одно дело не останется безнаказанным. За всякие дела и деяния рано или поздно воздастся всем: и зачинателям передела мира, и зачинателям раздела войны, и борцам за дело строительства империи, и борцам за дело разрушения империи. Поделом получит и делящий князь, и делимый раб, и дельный писарь с имбирными пряниками, и недоделанный рассказчик; за дело получат и делатель и подельники. Не злорадствуй: воздастся и тебе и таким, как ты.

Дело — табак.

Помни: сделал дело — уделался смело.

Уделывание начинается с малого: ты уделываешь себя по колено, по пояс, по шею, по уши, а там и весь мозжечок.

Что делать? Дыши глубоко.

Не откладывай дело в долгий ящик. Приступай к делу прямо сейчас. Сделай первый шаг.

В чем заключается первый шаг?

В том, чтобы делать меньше.

Делай меньше, чем хочешь.

Делай меньше, чем можешь.

Делай как можно меньше.

Сначала делать как можно меньше будет трудно: какая-то внутренняя пружина будет по инерции сжиматься и разжиматься, подвигая тебя на сомнительный подвиг: бессмысленную и бесполезную деятельность. “Уж надо ж уже ж что-то ж уже делать же”, — будет жужжать в мозжечке. Какие-то внутренние поршни и цилиндры будут двигаться, какие-то внутренние маховики и шестеренки будут крутиться, цепляться и поддерживать в движении годами отлаженный непонятно кем и зачем внутри тебя механизм. Что-то будет постоянно тебя подначивать, подталкивать и подстегивать: сам не зная, чего ради, ты будешь куда-то бежать, что-то говорить и что-то делать. И вот однажды в механизме с привычным “тик-так, тик-так, тик-так…” вдруг раздастся непривычный “тук-тук, тук…”.

Ты, взмокший от пота и нелепый в съехавшем галстуке в огурцах, вдруг остановишься в неположенном месте на перекрестке энтузиастов, ударников и стахановцев, разведешь руками и задумаешься о том, кто громко постучал внутри тебя, зачем ты здесь и сейчас, от чего ты так удален и почему ты так уделан…

Еще какое-то время по инерции ты будешь суетиться, переживать и пережевывать, сновать как во сне, так и наяву: это ж надо ж как-то ж… и пришептывать: это ш надо ш как-то ш… как заделать дыру в потолке, как переделать отчет, как отделать комнату, квартиру, магазин, как подделать накладную, закладную, перекладную, как сделать деловую репутацию, состояние и имя, как уделать конкурентов с трибуны, в офисе, а особенно на экране…

Затем механическая суета же-ше будет постепенно уходить, и ей на смену будет приходить живая наука у-вэй — великое искусство неделания. Пусть веет великий ветер фён и со свистом продувает мозжечок тебе и таким, как ты.

Малое уйдет, великое придет, как во сне, так и наяву.

Дыши глубоко.

Сначала, глядя на других неделающих, ты будешь сомневаться, что у тебя получится… Тебя будут ждать разочарования и неудачи… Тебе будут встречаться деловые бездельники, дельные лодыри, деятельные паразиты: подделки, фальшивки и simulacres (понятие занесено к нам извне, вместе с так называемым канканом и так называемой широтой взглядов). Ты очень быстро поймешь, что неделание под предлогом и покровом делания (или же наоборот, делание под покровом и предлогом неделания) — перед трибуной, в офисе или у экрана — есть все равно делание: внешнее, иллюзорное, отвлекающее или же скрытое, внутреннее, привлекающее: ведь ты все равно потребляешь. Главное — решиться внутри и изнутри не потреблять, а для этого — не делать открыто и откровенно. Это — нелегко. Но ты знаешь, что легкие пути не для тебя. Ты веришь, что у тебя получится. Ты можешь сделать это. Здесь и сейчас.

Глупо вменять себе в заслугу неделание случайное, неосознанное, невольное. Запамятовал, запутался, замешкался, заплутал, запоздал, задумался: делов- то: да уж что уж тут… уж там… уж ежели…

Не делать надо специально, осознанно и свободно. Бей баклуши как можно внимательнее. Не ударяй палец о палец как можно вдумчивее. Лишний раз не шевелись, не чешись, не отрывай зад от стула, кресла, а лучше дивана, не делай ни лишнего шага, ни лишнего взмаха. Вообще не маши, не мельтеши; ни во сне, ни наяву. Пухни от безделья самозабвенно. Дыши глубоко.

Не выступай по делу и не по делу: так или иначе получишь за дело или ни за что; в итоге обделаешься и уделаешься, по колено, по пояс, по уши, а там и во весь мозжечок.

Сокращай количество дел и движений. Дели как минимум на семь. Экономь силы. Перестань: уже ж надо ш. Старайся быть не у дел. Не лезь ни в свое, ни в чужое дело. Не уходи по делу. Не приходи по делу. Не ходи по делу. Вообще ходи меньше. Не слоняйся — ни с толком, ни без толку. Не заводи деловые знакомства, не налаживай деловые связи и контакты, не описывай деловые круги и сферы. Не делай деловые предложения. Не делай ставку, не делай ставки, не ставь, не приставай. Не связывайся и не будешь связан, ни во сне, ни наяву. Не делай в формате, в системе, в Сети. Не делай Интернет доступным на трибуне, в офисе, а особенно на экране, как во сне, так и наяву. Не делай все входящие звонки бесплатными. Не делай выходящие звонки: ни платные, ни бесплатные, ни служебные, ни частные, ни деловые, ни бездельные. Не звони. Постепенно сокращай количество дел, особенно срочных и точных, авторитетных и приоритетных. Своди к минимуму и большие дела, и маленькие делишки.

Помни: обделал дельце — уделал рыльце.

Делай как можно меньше. Уделяй как можно больше внимания идее неделания. Семь раз подумай, ни разу не делай. Дыши глубоко.

Не делай больно ни себе, ни другим, ни во сне, ни наяву. Это не просто больно: это гнусно, мерзко и отвратительно.

Стремясь как можно больше не делать, старайся это делать с воодушевлением и даже артистизмом. Нет ничего зазорного в том, чтобы использовать традиционные методы: разглядывай пейзажи на бобовых зернах, трещины на потолке и древесные волокна на паркете, лови тени, играй с солнечными зайчиками, слушай ветер в трубах, дуй на облака в небе, плюй в круги на воде, комбинируй буквы, высчитывай цифры, люби во сне, мечтай наяву.

Стремясь как можно больше не делать, старайся это делать не механически, а творчески. Ищи нетрадиционные методы. Вглядывайся изо всех сил и возможностей, выискивай всегда и везде невостребованное и непотребное, неважное и ненужное, негодное и невыгодное, несолидное и неликвидное, немотивированное и неперспективное, неприспособленное и неприбыльное, нерасчетливое и непрактичное, нестандартное и неуставное, неудобное и нестоящее, никудышное, никчемное, ничтожное. Думай о хорошем, смотри на прекрасное. Дыши глубоко.

И вот первый успех: делу не время, потехе весь день, а может быть, и вся ночь (чтобы случайно не сделать ночью, ты запасся контрацептивами).

Ты ощущаешь чувство глубокого удовлетворения. Ты спал и любил самозабвенно, ты дышал глубоко, хотя и неравномерно.

И час, и день, и ночь пролетели мимо, а ты и не заметил.

Но это еще полдела или даже треть, а может, и четверть. Не обольщайся насчет своих собственных сил и дел. Не переоценивай свои неделовые качества, не преувеличивай свою неделовитость: бездельную сноровку, жилку, струнку. Будь скромным. Не лукавь. Не делай круглые глаза. Не делай гримасы. Не делай вид. Не делай видимость. Не делай ни хорошую, ни плохую мину при плохой или очень плохой игре. Не выдавай действительное за желаемое. Помни, что не всегда удается сделать меньше, чем хотелось бы. Имей мужество признаться в неудаче. Осознай ошибку. Постарайся ее исправить как можно быстрее. Будь самокритичным.

Стараясь делать как можно меньше, стремись дойти до того, чтобы как можно больше не делать, и никогда не упускай из виду главную цель: не делать ничего. Дыши глубоко.

Не хвастайся тем, что делаешь меньше, чем другие. Не умаляй чужих достоинств. Не сравнивай себя с другими; не считай себя лучше. Всегда найдется тот, кто сделает меньше тебя. Не завидуй. Будь объективным.

Не стремись делать меньше всех и этим всех унизить. Не старайся в неделании обогнать и перегнать других; старайся преодолеть самого себя. Делай как можно меньше, исходя из собственных возможностей, и отдавай отчет самому себе. Ведь себя не обманешь. Дыши глубоко.

Не считай, что твой век (год, месяц, день, час, миг) более уделан, чем века (годы, месяцы, дни, часы, миги) предыдущие и последующие. Все века уделаны по-разному, но приблизительно в равной степени. Не делай свой век еще более уделанным, чем ему суждено быть. Не будь идеалистом.

Будь реалистом. Не делай быль сказкой. Не делай сказку былью. Не делай пропозиции, презентации, проекции, протекции, провокации, прокламации, проклинации, прославляции. Не делай ни против, ни за. Не делай займы, заказы, заявки, зарубки, забои, запои, запросы, завесы, замесы, зачесы, затесы, заквасы. Пей, пей, да безделье разумей. Закусывай имбирными пряниками. Дыши глубоко.

Помни: ты способен не делать сам; для этого тебе не нужны ни советчики, ни помощники, ни подручные средства, ни подсобные материалы, ни во сне, ни наяву. Не заделывай косяк, не делайся кислым, не делай краба. Не уделывайся ради того, чтобы уделаться еще больше и окончательно. Уделывание начинается с малого: по колено, по пояс, по шею, а там и весь мозжечок.

Не делай по наитию, по простоте душевной, по недомыслию, по разумению, по недоразумению, по глупости, по уму, по молодости, по старости, по забывчивости, по привычке, по традиции. Не делай аккредитации, экспозиции, экспликации, экспроприации. Не делай из принципа, из чувства, из соображений. Не делай из бумаги, из целлулоида, из воздуха. Не делай из пластмассы и из биомассы. Не делай ни из мухи, ни из слона. Не делай из животных вообще: на трибуне, в офисе, а особенно на экране, как во сне, так и наяву. Не делай всеми известными и неизвестными на данный момент мнемотехническими способами, в любых форматах и на всех материальных носителях, с использованием любого кадрирования, в черно-белом и/или цветном изображении, с оригинальным или дублированным звуком, с титрами и субтитрами, с правом на публичное воспроизведение и распространение оригиналов, дублей и копий всеми известными и неизвестными способами при любом тираже для повсеместного увлечения и уделывания всех категорий граждан.

Не делай по мере уделывания: по очереди, вне очереди, параллельно, между делом, по обстановке, по обстоятельствам, по ходу, по возможности. Не делай реально возможным. Оставь реальным, не сделанным.

Не делай, как все.

Не делай со всеми.

Не делай лучше всех.

Не делай.

Дыши глубоко.

Не хвались тем, что эффектно не делаешь что-то глобальное, абстрактное, великое и явно нереальное. Не приписывай себе неделание культурной революции, ядерной установки, пятого интернационала, национальной идеи.

Не делай что-нибудь локальное, конкретное: не имей дела, например, с заранее сделанной кампанией: политической, агитационной, рекламной, торговой, промышленной. Сконцентрируйся на неделании своего пусть маленького, но реального дела, здесь и сейчас.

Не суетись. Не мельтеши. Не стремись как можно больше не делать за всех, везде и всегда. Довольствуйся тем, что не делаешь свое; чужое не сделают другие. Не присваивай себе чужое неделание: это непорядочно. Уважай и цени неделание других. Искренне радуйся, видя, как количество неделающих растет с каждым часом и днем. Каждый — вне зависимости от расы, цвета кожи, пола, языка, вероисповедания, происхождения, положения и убеждений — имеет неотъемлемое и неограниченное право не делать, здесь и сейчас. Это записано в Патафизической декларации прав человека. Помни: твое неделание заканчивается там, где начинается неделание других. В этом — непременное условие так называемой libert (это понятие занесено к нам извне, вместе с так называемым канканом и так называемой широтой взглядов).

Не вызывайся на дело, не называйся, не призывайся. Не делай на караул, не делай под козырек, не делай на плечо, не делай руки по швам. Не делай: никак нет, слушаюсь, так точно. Не делай: будет сделано. Не делай: лечь — встать. Не делай: на счет: раз-два-три. Это уделывает твое человеческое достоинство. Не делай: чего изволите. Не делай: равнение направо, налево, прямо. Не делай: смирно — вольно. Не делай из себя имперское посмешище и пугало огородное с блестящими бляшками на груди, в глазах и в мозжечке.

Не выбирай себе цель. Не целься.

Особенно не делай: заряжай — пли, ни во сне, ни наяву. Ты ведь не имперская машина по уделыванию людей в смердящую жижу. Ты не имперский жупел с фекалиями вместо мозжечка. Ты — человек, homo non faciens, и это звучит гордо. Дыши глубоко.

Не делай себя еще больше уделанным, чем ты есть на самом деле. Не ерничай: ни по колено, ни по пояс, ни по уши.

Не уделывай себя сам и не уделывай других всеми известными и неизвестными на данный момент техническими способами, в любых форматах и на всех материальных носителях, с использованием любого кадрирования, в черно-белом и/или цветном изображении, с оригинальным или дублированным звуком, с титрами и субтитрами, с правом на публичное воспроизведение и распространение оригиналов, дублей и копий всеми известными и неизвестными способами (путем передачи в эфир по кабельной, спутниковой и какой угодно связи) при любом тираже для повсеместного увлечения и уделывания всех категорий граждан.

Терпенье и труд все перетрут: это ужасно. Пускай трут и терпят другие. Трудовые мозоли — ущербны, трудодни — жалки. Не будь трутом, будь трутнем. Так не перетрешься сам и не перетрешь других, и трудовая деятельность не перетрется в трудовую повинность. Несознательной трудовой деятельности противопоставляй осознанную трудовую бездеятельность. В трудовой бездеятельности старайся не сделать как можно больше, причем сегодня, иначе кто-нибудь вместо тебя это не сделает завтра. И тебе будет стыдно сначала за бездарно потраченный в трудовой деятельности час и день, а потом — за бесцельно прожитые в трудовой деятельности годы.

Культивируй прогулы, провалы, пропуски; дорожи пробелами, проколами и пустотами. Думай о дырке бублика. Дыши глубоко.

Бездействуй и бездельничай радостно.

Уменьшай интенсивность и снижай производительность труда, ухудшай показатели, срывай производственные соревнования. Не соревнуйся: ни в труде, ни трудом, ни без труда, ни туда, ни сюда, никуда, ни во сне, ни наяву. Кушай имбирные пряники. Дыши глубоко.

Работа работе рознь, а дела хреновые. Усмиряй в себе рвение к работе вне зависимости от системы оплаты: сдельно-аккордной, сдельно-премиальной, сдельно-прогрессивной и сдельно-раздельно-неоплачиваемой.

Захотелось поработать? Ляг поспи, и все пройдет.

Ложись спать здесь и сейчас, прямо на рабочем месте: в конторе и в магазине, на заводе и на фабрике, в театре и в институте, на своем наделе и на своей делянке, на трибуне, под трибуной, за трибуной, в офисе, а особенно на экране.

Старайся не работать даже во сне. Во сне лучше любить: любовь — страшная сила.

Стараясь как можно меньше работать, старайся как можно меньше зарабатывать: будь последовательным. Лучше каждый день не зарабатывать одинаковое количество денег, чем вчера не заработать столько-то, сегодня — в два раза меньше, а завтра опять не заработать столько же, сколько не заработал вчера. Количество зарабатываемых денег должно уменьшаться неизменно и постоянно, становясь минимальным, а в идеале ничтожным. Найди свой ритм сам. Регулируй себя самостоятельно. Дисциплина, учет и контроль. Количество незаработанных денег отмечай галочками, крестиками или — еще лучше — ноликами в ежедневнике и составь график динамики. Места сознательного незарабатывания отмечай флажками на карте. Радуйся каждому поставленному нолику и флажку. Радуйся увеличению количества мест незарабатывания. Отмечай отходы, отступления, оставленные и утраченные зоны владения и влияния. Радуйся каждой незаработанной копейке. Ни шагу вперед! Помни: заработал на алтын, а уделался по шею.

Главный смысл незарабатывания очень прост: не зарабатывай и не трать незаработанное. Не делай деньги, и они тебя не сделают. Не потребляй, и да не потребим будешь. Дыши глубоко.

Не обольщай себя первыми успехами. Не бахвалься. Не переоценивай себя сам и не позволяй переоценивать себя другим.

Не хвастайся тем, что мало работаешь и мало зарабатываешь. Не вызывай к себе зависть.

Относись с пониманием к тем, кто много работает, мало зарабатывает и старается тратить как можно меньше. Они уделаны. Им тяжело.

Относись с подозрением к тем, кто не работает вообще, зато старается тратить как можно больше. Они тоже уделаны. Им тоже тяжело, но по-другому.

Относись с состраданием к тем, кто много работает, много зарабатывает и много тратит. Особенно к тем, кто хочет все заработать, все уладить и всех уделать. Им тяжелее всех. Они не виноваты. Осудить легко, понять сложно. Попробуй встать на их место. Попробуй себе представить их деятельность: имперский чиновник из какого-нибудь комитета особых поручений при каком-нибудь министерстве каких-нибудь компенсаций с ограниченной ответственностью; холдинговый менеджер по мониторингу за транснациональной приватизацией министерских компенсаций; промоутер флэш-мобов для рекламы элитарного мультибрендового бутика от какого-нибудь министерского холдинга по приватизации доходов и национализации расходов. Попробуй себе представить деятельность ради зарабатывания и растрачивания с ее показательным концом: всю жизнь делал дела и делишки, делал себе имя и состояние, дабы в финале уделать себе мозжечок и делать под себя... Попробуй себе представить степень расстройства психики, настроенной на постоянное улаживание и уделывание: ухищренность используемых средств, увлеченность поставленными задачами и всю ущербность недостижимой цели. Помни: заработал на копейку, разгулялся на алтын, а уделался на рубль.

И ты был когда-то таким. И они — вне зависимости от расы, цвета кожи, пола, языка, вероисповедания, происхождения, положения и убеждений — когда-нибудь станут другими. Каждому — свое время и свой час. И они когда-нибудь уделаются по уши; и у них внутри когда-нибудь застучит: “тук-тук, тук”. И они — уделывавшиеся невпроворот и по горло, взмокшие от пота, с засученными рукавами и нелепыми галстуками в огурцах, — вдруг остановятся в неположенном месте. И на их улице имени имперского удела в один прекрасный день, а может быть, и ночь будет праздник. Спи спокойно. Дыши глубоко.

Помни:

кто не работает, тот не уест;

кто не делает, тот не уделается и не будет уделан;

глаза не боятся, руки не делают.

дела — как сажа бела.

Многие стараются как можно больше делать, как можно деятельнее работать, как можно выгоднее зарабатывать, как можно перспективнее тратить и тратиться, как можно представительнее потреблять и употребляться: на трибуне, в офисе, а особенно на экране. Они не подозревают, что сделанное уже не изменить и не исправить. Лишь несделанное остается потенциально исправляемым и изменяемым. Посему не отчаивайся. Надейся на лучшее. Дыши глубоко.

Как данный свыше редкий дар храни способность видеть мир неизменно потенциальным, то есть способным изменяться и исправляться, причем постоянно, здесь и сейчас. Постоянно изменяющемуся миру предлагай постоянно неизменное неделание, причем не только как основополагающую теорию, но и как положительную практику. Будь позитивным. Активно не делай сам и активно поддерживай стремление не делать в других. Кушай имбирные пряники. Дыши глубоко.

Пусть тебя и таких, как ты, — вне зависимости от расы, цвета кожи, пола, языка, вероисповедания, происхождения, положения и убеждений, — называют недоделанными. Возможно, это правильно и, может быть, даже хорошо. Хорошо быть недоделанным. Еще лучше быть несделанным вообще, но достичь этого очень нелегко, точнее, очень трудно, практически невозможно. Ведь неделание не гарантирует достижение цели, а лишь указывает направление; неделание не конечный пункт, а лишь средство передвижения, не желаемый результат, а желанный процесс: в этом смысле оно открывает на твоем пути большие возможности. Неделание — страшная сила. Используй по назначению. Помни: не делая сегодня, у тебя еще есть надежда не быть сделанным завтра. Помни: не все еще уделано. У тебя есть шанс. Дыши глубоко.

У тебя есть шанс, правда небольшой. Точнее, маленький. Скорее мизерный. Честно говоря, ничтожный. Вообще-то шансов у тебя практически нет. И часы, и дни, и месяцы, и годы пролетят мимо, а ты и не заметишь, как начнешь обделываться и делать под себя. И если когда-нибудь ты поймешь, что — подобно всем остальным имперским гражданам вне зависимости от расы, цвета кожи, пола, языка, вероисповедания, происхождения, положения и убеждений — ты все равно уделался по колено, по пояс, по шею и по уши, то у тебя (по крайней мере у тебя) останется чувство глубокого удовлетворения от того, что ты (по крайней мере ты) научился дышать глубоко.

Версия для печати