Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Звезда 2005, 4

Стихи


ЛЕС

Тень вековых дубов тяжеловесных,
молниеносную познавших славу
и торжество громов небесных,
скрывает разномастную ораву
деревьев, что помельче, всем наклоном
свет добывающих плодам зеленым.

Кизиловое деревце невзрачно,
но непреклонно: тянется, внимая
лучу, и осеняет так прозрачно
мальтийскими крестами воздух мая.
А позже, как раскаявшийся грешник,
вдруг расцветет в зубах зимы орешник.

И хоть источник света без разбора
далек от всех, кто в нем души не чает,
но и хрупчайший из лесного хора
в себе свой дух таит и приючает.
Все тех же четырех стихий участье
в творении, но нет единой масти.

ПОД  ДЕРЕВОМ

Бог, настигающий нимфу, погоня и страх,
в землю ушедший корнями, повисший в ветвях

лавра, внезапное дерево, чье вещество
силой не взять - недоступная прелесть его.

Это ли не превыше любви? -
Ветви, взрывное цветенье в древесной крови,

или согласный, бегущий блеснувшей листвой
шелест: порывистый ветер принять на постой,

новым цветеньем ответить на этот порыв
и приласкать его, к ласке ответной склонив. 

АПРЕЛЬСКАЯ  НЕПОГОДА

	            Бену

Всем выдохом зимы 
(еще вовсю сильна!)
земля, как Карфаген,
насквозь просолена.

Но нынешний кружит
так неустанно снег,
что, мнится, в этот раз
останется навек.

Он ветвь не тяжелит
плакучей ивы, лишь
всем таяньем секунд
просеивает тишь,

или взлетает вверх
и так блестит вверху,
как летняя листва, -
всем светом на слуху!

И, мнится, белизна
пребудет до поры,
покуда зелень трав
не юркнет во дворы

и буйные в полях не развернет пиры.


Перевод с английского Владимир Гандельсмана

БЕРЕЗА  ЗИМОЙ

Взглянув на дерево, едва ли встретишь
следы былого глянца: только ветошь
коры - ее узлы, заплатки, слезки, 
морщин продолговатые бороздки.  

Фантазия представит не такой ли
мозаику колонн из Ara Coeli,
или найдет, что это древо схоже
с изжеванною долголетьем кожей.    

Не думай, что древесной жизни краткость
в бороздчатость ушла и в узловатость
покровов, в червоточины - подспудность
еще не есть, в конечном счете, мудрость.

А мудрость - в том, что дерево в угоду
законам возрождается природы
и каждой клеткой привыкает к росту
коры, освобожденной от коросты.

Перевод с английского Григория Стариковского

Версия для печати