Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Звезда 2004, 1

Прелести лета

Запись водной феерии

1

Солнце позолотило воду, рубку катера, мух. Лосиные мухи необыкновенно размножились и почему-то не покидали нас. Внимательно осматривал их. Как маленькие Пегасики с крыльями. Вдруг раздвигали хитиновый панцирь, вскидывали мутные крылышки, потом неряшливо их складывали - из-под чехла выбивались, как ночная рубашка из-под пальто.

Валялись с Никитой на корме. Дивный вечер. Лето выпускало свои прелести впереди себя. Только еще май кончается, а такая красота! Воду снова пухом закидало. И вдруг!.. Теперь "теплый снег" на воде раздвигала кастрюля! Под парусом к нам плыла! Никита возбужденно схватил подсачник, вытащил ее из канала.

Мачта стояла в густом супе, на парусе было написано: "Эй! Дураки!" - и прилеплены фотографии наших жен. Отыскали нас! Причем без труда. Знали, что далеко не уплывем. Не ошиблись!

В полном молчании съели суп.

- Ну что... сдаемся? - как более мужественный, сказал я.

- Нет! - в отчаянии Никита вскричал. Свалился в каюту, выскочил оттуда с ружьем. Вскинув стволы, выстрелил. "Бурлаки", спящие на берегу, не пошевелились.

Зато мухи все враз затрепетали крылышками - и подняли нас! Катер оторвался с легким чмоканьем от воды, лопнул канат. Сперва мы прямо над пухом летели, потом стали забирать выше, перевалили приземистый амбар с черной надписью "Деготь. Совковъ". Летели по Вознесенскому проспекту, на высоте машин. Оттуда глядели на нас, зевая. Подумаешь - в Петербурге-то! - не такое видали.

Пролетели между Эрмитажем и Адмиралтейством. Самый широкий разлив Невы, за ней - Ростральные колонны с пламенем наверху. Сегодня же День Города! - вспомнил я.

Мухи к солнцу начали поднимать. Туда еще рано нам... на воде охота пожить! Никита выстрелил из второго ствола - и мухи нас отпустили, и мы с размаху шлепнулись в воду, как раз на развилку между Большой и Малой Невой, где спаренные, раскачивающиеся два буя обозначают водоворот, свальное течение. Но нас не замотать! Врубили мотор - и вырулили на фарватер. Ну и ветер тут! Мы подходили к Петропавловке. Волна, просвеченная солнцем, вдарила в грудь Никиту за штурвалом, промочила его насквозь и выскочила за плечами его золотыми крыльями, как у ангела на шпиле. Плывем!

Вот отсюда, от Петропавловки, где стоит ботик Петра, начинаем отсчет! Недавнее - липкие объятья бомжей, вонь винища - больше не волнует нас. Теперь лишь великое нас влечет! Троицкий мост с роскошными "канделябрами" нависал впереди. Влево лукаво манила Кронверка... Хватит! Были уже - Кронверка, Карповка с их лукавыми извивами... Оттуда уже приходила зараза, загубившая нашу предыдущую экспедицию месяц назад. Хватит того, что из-за этой Кронверки мы потеряли друга, нашего любимого Игорька, и теперь вышли в плавание без него. Хотя и до той роковой экспедиции первое облачко набежало уже...

А было хоть когда-то безоблачное время?.. Да! Сколько счастливых дней мы провели в мастерской Игорька в сером конструктивистском доме на Карповке! Игорек, промграфик на нашем предприятии, имел не только свободное расписание, но и свободную мастерскую... Немудрено, что счастье надолго поселилось там! Игорек рисовал, потом травил микросхемы в плоских ванночках с ядовитыми кислотами, напылял электролизом в растворах микроконтакты, рисовал макеты, буклеты - и на этом нежилом этаже (задуманном строителями светлого будущего как солярий, но потом накрытом крышей) Никита тоже любил размешивать свои могучие химизмы, созданные для пальбы ими из пушек по облакам ради чистого неба или, наоборот, проливных дождей по теме "Затруднение наступления сил противника". Великие замыслы реяли там! Но не только великие: иногда там слышался женский смех... как известно - злой враг великих замыслов. Одна из прелестниц, покидая нас на минуту, случайно задела плечиком пальто хозяина, висящее на гвозде, - и этот добротный, многотонный шедевр из настоящей кожи, доставшийся его деду, военному моряку, по американской помощи, называемой ленд-лиз, в благодарность за сопровождение его крейсером американских судов, везущих нам в военное время тушенку и какао... это пальто, символ эпохи, рухнуло в ванну с ядовитым раствором и мгновенно растворилось. Ничего удивительного - состав был создан для "травления" металлов - а тут нежное, хоть и добротное пальто. Ясное дело. Она и сама обомлела, увидев, как исчезло пальто, - лишь легкое облачко повисело в растворе - и тут же он снова сделался абсолютно прозрачным!.. Только что была вещь, и какая! И вот - нет ее. Красотка задергалась. Куда ей теперь идти? И имеет ли вообще она теперь право ходить - может, обязана застыть изваянием, памятником вине и раскаянию? Повисла тишина. Некоторое время еще Игорек улыбался - столько, насколько хватило сил, но когда силы кончились - гаркнул так, что стекла задребезжали:

- Иди!

- К-куда? - прошептала губительница. Мы смотрели на Игорька - неужто эта светлая, добрая личность, тот, кого мы так любим, "потеряет лицо"? Пальто - оно, конечно же... Но - мы? Неужели растворилось и счастье?

- ...Куда шла, - ровным, но безжизненным голосом произнес Игорек, и его остренький носик покраснел, что означало близкие слезы. Она тихо, стараясь не брякать, закрылась там и сидела, сколько могла - но сколько можно выдержать, тем более слыша эту тишину?

- Не закрывай, - так же безжизненно произнес Игорек, когда она вышла. Медленно поднял ванночку (она, кажется, и не стала тяжелей) и, мелко ступая, понес ее в уборную (упаси боже, поверхность заколеблется и выплеснется хлястик или рукав!). Бережно приседая, поставил на кафель... Пот смахнул не только Игорь, но и мы. Все - пальто вроде бы цело... Хотя раствор абсолютно, до отчаяния прозрачен. Игорек вышел и, злобно на нас глянув, задвинул щеколду... Начались муки - когда приходили новые, неопытные гости и рвались туда. Изумленно смотрели на Игоря, ставшего на пути.

- Чего ты?

- Ну... не ходи туда.

- Да никого там нет - я же видел! - Гость нетерпеливо хватался за ручку - и получал толчок в грудь.

- Ты что, а?!

- Но я же сказал... там есть!

- Кто?

- ...Пальто.

Иногда напористый гость дверь все же распахивал - изумленно говорил:

- Да нет там его.

- Есть, - с отчаянием понимая всю неубедительность, говорил Игорь. - Оно... растворенное.

- Где?

- В ванночке.

- ...А зачем?

- Надо! - иногда он объяснял так, а иногда, отчаявшись, говорил: - А! Иди. Только осторожнее, умоляю. Не прожги его.

- Чем?

- А ты не понимаешь, чем?!

И когда настырный гость, застегивая ширинку, оттуда выходил, Игорек шептал страдальчески:

- Небось все прожег!

Главное, что установить это было невозможно. Стоя на страже фактически несуществующего пальто, Игорек извелся, хотя порой на него находили приступы прежнего очаровательного легкомыслия, и он напевал, почесывая носик, своим фальшивым тенорком известный романс:

- Рас-творил я паль-то! Стало душ-но невмочь! О-пустился пред ним на колени!

Потом, видя, что оно и не думает выкристаллизовываться, впадал в мрачность.

Но это было, как мы учили по химии, "первое агрегатное состояние". Не окончательное! Кончилось лето, к огромным окнам мастерской прилипли листья... Тут бы пальто и надеть! Но тут, увы, включили отопление, и... Я увидел вдруг Игорька, заглянувшего проведать вещицу и отшатнувшегося в дверях. Что ещe оно отмочило?

- Оно... там, - пробормотал Игорек.

Ну а где ж, слава богу, ему быть!

- Оно...

Явно еще что-то отчебучило! Я смело пошел - и тоже отшатнулся. Фантом пальто. В связи с отопительным сезоном жидкость перешла в пар. Оно висело под потолком... и сквозь него просвечивал кафель! А была добротная вещь!

Игорек воровато захлопнул дверь. Не вылетишь, птичка!

Надо ли говорить, что после того режим посещения туалета еще более ужесточился. Летучее пальто - это та стадия, после которой наступает уже вера в черта. Но мукам предела нет. И виновата, как всегда, женщина. Минутная слабость этого уже ожесточившегося, в общем-то, человека!

Зашла ненадолго и - шасть в туалет. И тут же вышла.

- Стой! - крикнул он, резко обернувшись, и выдохнул: - Всё!..

Пальто выходило за ней из туалета. Игорек кинулся к нему - и воздушной волной, поднятой телом, выпихнул пальто на балкон. Пропустив через себя перила, оно повисло над бездной. Игорек с криком кинулся туда, в рукава руками вперед, как в смирительную рубашку, - я еле успел ухватить его за полу (пиджак тогда на нем еще был).

Оно кокетливо висело над бездной. Хоть бы исчезло совсем! Можно было постараться забыть о нем и наконец задуматься о строительстве нового пальто... но когда оно тут, рядом!

Муки Акакия Акакиевича, утратившего шинель, ничто по сравнению с этим! Там хоть было понятно - царизм, трудные условия существования мелкого чиновничества... а тут - за что и, главное, кто наказывает? Поздний социализм? Ранний капитализм? Ни хрена не понятно.

Чтоб как-то поддержать силы друга, мы помчались за водкой, и тут сверху на нас рухнул наш друг, кинувшийся все же в объятия пальто, его не удержавшие. Если бы не мы, он ударился бы об асфальт, мы, люди мягкие, сдержали удар... хотя в отношениях, честно сказать, получилась трещинка. Удар об нас произвел какую-то встряску в его мозгу - и он напал на Никиту, как только мы выпили принесенную водку, принесенную, кстати, вместе с его телом - на вес он оказался даже тяжелей водки! И вот...

Никита как раз заваривал в ванночке свой химизм - по теме "Бурные осадки в районе возможного наступления врага".

- Так "осади" хотя бы пальто, чтобы оно наконец выпало в осадок! - пристал к нему Игорек.

- Ну хорошо, - волнуясь, согласился Никита

Светлея лицом (Никита все же верил в свою работу, хотя не понимал еe), он набрал в клизмочку вонючего вещества и, помедлив, нажал на грушу. Вылетел плевок, и призрак пальто как-то скукожился, как после неудачной стирки.

- Что ты, гад, хочешь от меня! - заорал Никитон и, отбросив клизму ярко-красного цвета, выскочил на улицу. Вот так поссорились близкие друзья - из-за того, что слишком всерьез относились к жизни. Снизу Никита глянул: висит! Значит, ни к черту не годна его химия! Значит, он не ученый... а бабий хвост, тянущий с государства деньги, чтобы жена его покупала антиквариат!

- Но я ж не хотел! - спохватился Игорь.

После того целую зиму пальто летало! Слава богу, не превратилось в снег.

И вот! Теперь! Над простором Невы появилось облачко... материализовавшись где-то у золотого ангела... Оно? Никита, чувствовалось, еще не готов был к примирению: глянул и отвернулся. Облачко ширилось.

Неужто летит наш друг в пальто, научившийся-таки в нем летать, и мы снова будем вместе, как раньше? Вопреки всему?

2

Вопреки нашей последней размолвке? Ведь, надо признаться, плюс к пальто мы ещe успели наломать дровишек! Вот тут, свернув влево (чего не следует делать никогда!) у деревянного Иоанновского моста через Кронверку, мы и причалили месяц назад, на свою беду. Она стояла, распластавшись у гранитной стенки, как ящерка, греясь на солнышке, - сюда, за выступ бастиона, ветер не залетал... Зато мы залетели!

Мы и не планировали это плавание абсолютно серьезным, окончательным, последним - всего лишь, как говорят англичане, "трип" - превентивное плавание, подготовительное, разведывательное... Но получилась, увы, "разведка боем"!

- Ишь... распласталась! - Никита проворчал.

Я как джентльмен спрыгнул с высокого носа катера, подошел к ней.

- Привет. Ты кто?

- А Вика! А ты?

- А инженер! А поплыли с нами?

- А давай! А то я уже окоченела - кокетничать тут!

Я познакомил еe с Никитой, помню, даже сфотографировал. Никита, мрачный (уже тогда), проговорил угрюмо:

- Ну давай... скорее снимай! А то я устал уже доброе выражение держать в глазах!

И мы отчалили. С Викторией на борту, постоянно вскрикивающей от проплывающих красот, мы прошли под Троицким (тогда ещe Кировским) мостом, поплыли вдоль тонко сплетенного чугуна решетки Летнего сада... "Где статуи помнят меня молодой. А я их под невскою помню водой", - с волнением прочла Вика. Впрочем, она-то была ещe молода, и сама мало что помнила - только стихи... Но зато теперь-то ей есть что вспомнить!

Радостно мы свернули по широкой дуге, мимо грозной "Авроры", голубого (видно, в цвет волн) Нахимовского училища и вошли в Большую Невку. Как ни странно - тут, в узости, ветер дул гораздо сильней, волны были выше и злей. К чему бы это? Как темное облако, набежало сомнение... Может, мы зря? Немало уже наш друг горя повидал от случайных гостий - взять тот же случай с пальто. Но мысль эта рассеялась... мысли наши легко тогда рассеивались, особенно на ветру, и осталось лишь ликованье - мы часто ликовали тогда. Порадуем внезапным своим появлением, а ещe и!.. Крепкое оказалось "и"!

Мы прошли под простым, но мощным Сампсониевским мостом. Справа пошла Выборгская, слева - Петроградская сторона. Тогда ещe там не сверкали сплошным зеркальным стеклом бизнес-центры - темнели закопченным кирпичом заводы. Вика забеспокоилась.

- Мы куда?

- Туда-а, туда-а! - грозно проговорил капитан.

У неe, как показалось мне, появилось желание спрыгнуть. И она была бы права: доплыть в холодной, отрезвляющей воде до ближайших гранитных ступеней - всего ничего. Зато бы она... но об этом позже. Девичье сердце чует беду!

У совсем невзрачного Гренадерского моста, у обветшалых гренадерских казарм мы ушли на Петроградскую сторону, поплыли по вовсе узкой, мелкой Карповке. "Мелко плаваете!" - как сказал бы Захарыч, наш знакомый мореман. И был бы прав. Совсем близко за нами летело эхо. Справа нависал, наплывал сладостно-гнилостными запахами Ботанический сад.

Опять они - в узкую, зловонную речку!.. Миазмы - их цель?

На левом, простом, покатом берегу в желтых одуванчиках грелись на солнышке вытащенные лодки и катера. Хлюпали о берега волны, поднятые нами. За берегом вставали стройные желтые корпуса Первого медицинского, что вскоре пригодилось... Идиллия!

За Ботаническим садом - северный модерн, суровые, но изысканные дома Аптекарского острова Петроградской стороны, угловые круглые башни с железными флажками-флюгерами наверху, с вырезанными на флажках цифрами - 1901... 1904. А вот и наш плоский урод, серое детище конструктивизма, созданное не для жизни - для воплощения идей. Но - жили и тут, и порой неплохо. Мы, во всяком случае. До поры.

Мы поднялись в лифте. Открыли дверь в мастерскую собственным ключом. Игорек сидел, горевал о пальто... И тут мы! О, радость! Игорек и действительно обрадовался, забегал, потирая ручонки:

- Картошечка? Так... имеется. Лучок... так. Грибочки закатанные... Есть!

Мы вились возле Вики, хвастались видом из окна нашего друга, иногда легко касаясь еe, исключительно с целью привлечь внимание - то к удивительной, перекрученной спиралью, могучей иве на берегу, то к каменному орлу на доме напротив.

Игорек, самый бескорыстный из нас, беззаботно насвистывал, чистил картошечку... То было счастье... внезапно вдруг испарившееся, как его пальто. Посвистывая, Игорек пошел к двери с ведром, выкинуть очистки, сдвинул щеколду. Дверь с грохотом распахнулась, и, как шаровая молния, влетела разъяренная Ирка, жена Никитушки. Меня больше всего взбесило, что она так плохо думает о нас: мы же ясно сказали ей, что идем в суровую Ладогу! Почему же она решила так вдруг, что мы уткнемся в мелководную Карповку? Мы вообще оказались здесь абсолютно случайно! Наши пороки, в которых нас сейчас обвинят, - давно, фактически, дышат на ладан! А злобная Ирка раздувает их! Кто звал еe? Как-нибудь сами бы разобрались в своих пороках. А теперь - всe. Больше всего я боялся за Никиту. Несколько звонких оплеух его даже украсили бы, придали румянца щекам, добавили бы света в глазах. Но я-то знал: произойдет то, что Никиту не красит: всегда он находил наихудший путь и долго потом всех ненавидел - за то, что видели его таким. Будучи уже абсолютно уверена в его предательстве (по отношению к нам), Ирка сняла с ноги тяжеленный туфель и ударила Вичку по голове.

- Ты чего, Ирка? - вставая меж ними, залепетал Игорек. - Это, вообще, мой дом... моя гостья... Ты чего?

Милый Игорек! Чувствуя спиной предательскую Никитушкину поддержку, Ирка, наглея, замахнулась снова. Игорек отпихнул еe.

Никита, шевельнув усами, глубоко вздохнул. Ну вот и погуляли. И всё. Теперь надо отрабатывать "семейное счастье", как оно понималось в их семье.

- Ты коснулся моей жены? - натурально побелел Никита. - Коснулся? Ты?

Казалось бы, что в этом плохого? Но Никита уже летел в жуть, и остановки на этом пути не были обозначены. Может, он сам придумал, что, лишь извалявшись в грязи, может начать ползти к ней просить прощения? Удивительный стиль: я бы такого не выдержал... Не выдержал такого саморазрушения, в конце концов, и Никита. Не знающий его давно и подробно не поверил бы глазам: раздув ноздри, топорща усы, имитируя ярость, Никита "схватил под уздцы" клеенчатую сумку с бутылкой и жахнул Игоря! Кто может долго вынести такую жизнь? Никита не вынес. Игорька спасли только кудри - тем не менее, сразу потемневшие. Он зашатался, стал падать, я подхватил его.

Исполнив долг, смыв вину кровью друга, Никита стал теперь отрабатывать этот грех.

- Ну что... этого ты хотела? Довольна? - оскалился он на Ирку. Сделает плохо всем. Не всех ещe обидел. Но обидит всех. Ирка, сообразив, что он теперь очистился и имеет моральное право еe убить, кинулась бечь. Мы видели с высоты, как Никита по набережной Карповки мчался за ней.

- Одеждой будешь меня попрекать? - орал он. Когда она уже успела его попрекнуть? Видно - на лестнице? Никита, прыгая, стянул джинсы, кинул в Карповку. За ними, как большая птица, полетела рубаха. Вичка смеялась. Но тут внимание еe привлек Игорек, дико побледневший.

- Что стоишь? - уже на правах хозяйки, много здесь пережившей, рявкнула она на меня. - Опупел?

Вот и меня, наконец, обидели.

- Потащили его! - скомандовала Вика.

В последний момент я увидел, что Ирка юркнула в такси. Никита, остановясь, вдруг повернулся и, увидев меня в окне, ощерясь, погрозил кулаком. А я-то волновался, что про меня он забыл! После чего он с треском скрылся в прибрежных зарослях.

Мы с Викой тащили Игорька по деревянному мосту через Карповку, к корпусам Первого медицинского. Там быстро его обрили и сделали "зайчика", с белыми марлевыми ушками на голове. Оттуда, обвинив меня в невмешательстве в драку и соглашательстве, Вика повела Игорька обратно уже одна, пользуясь вполне заработанным правом хозяйки. О, женская загадка! Вначале фактически не замечая его, теперь полюбила всерьез, обритого и с "ушками".

Ну что ж... Досталась-таки ему... как мы, собственно, и планировали это в первые счастливые мгновения нашей встречи... но не таким путем!

Обруганный со всех сторон, я пошатался по Карповке, потом все же взял себя в руки и не ушел. Наоборот - пошел разыскивать Никиту: наверняка тот уже использовал бутыль по прямому назначению и спит где-то тут. Может, огреет ещe и меня, но, надеюсь, уже облегченным сосудом... Да - размялись неплохо.

Нашел я Никитушку в сквере, под памятником моему знаменитому однофамильцу Попову. Голый, лишь в плавках, с удивительно грязными ногами (как он успел так испачкать их?), он мирно дремал на плече у хрупкой маленькой старушки, быстро вязавшей пуховую шапочку. Время от времени она примеряла еe на Никитушкину башку. Я долго смотрел, завидуя. Ему вяжет? Да нет! После всего, что он натворил, - навряд ли. Просто использует его как модель.

- Позвольте забрать у вас своего друга? - чопорно осведомился я.

- Да бяри, черта этага бешанага! - благодушно ответила она.

Я слегка встряхнул "этого черта". Он открыл мутный глаз. В усах его шипела серая пена. Он долго вглядывался в меня.

-... ну чт... плвем? - проговорил он не совсем четко, опуская гласные.

- Куда ж нам плыть?

... И выплыли мы с ним лишь теперь, уже через месяц, поскандалив с женами. И - без Игорька!.. Его я незадолго до этого навещал. Сидит, ни на что не peaгируя, и, не отрываясь, смотрит в окно на свое пальто, повисшее, как назло, как бы в пределах досягаемости - над крышей дома напротив, возле каменного орла. И Вика, так радостно с ним начавшая жизнь, в растерянности была теперь: зудел непрерывно ей, чтобы она пригнала его пальто.

- Иди! У тебя получится. Оно на тебя клюнет - я знаю его!

Вика куксилась, обижалась, что ей такие дают странные задания, гонят на крышу, вместо того чтобы приласкать на дому. Еe вполне можно понять! Но и Игорька тоже: всю душу вложил в реставрацию пальто, и теперь, ясное дело, душа - там... И неужели это теперь она летит к нам, в его летучем пальто?.. Да! Хотя лишь любящему взгляду это открыто. Для всех - это лишь облачко, набухшее водой... Эх! Вспомнил, как мы бодро именовали нашу команду: и млат водяной (Никита), и уродливый скат (Игорь), и ужас морей-однозуб (это я)...

Никита, что-то злобно пробормотав, спрыгнул в каюту и выпрыгнул с ружьем.

- Разлетался тут! - и стал целиться. Все не мог простить обиду, нанесенную им самим. Своей химией (кстати, отвергнутой военными) набил-таки восемь патронов, надеясь реабилитироваться, и собирался теперь выстрелить, пролить летучую душу друга в виде осадков, доказать себе, что он не пустое место и что-то может... В душу друга стрелять?! Я стал выламывать у него берданку.

- Если он друг, конденсируется как миленький! Выпадет в осадок! - хрипел Никитон.

Да - трудные испытания для дружбы придумал он. И вдруг - закапали слезы. Из облака.

-... Чего это он? - Никита пробормотал, хотя этого вроде и добивался. Мы стояли с ним мокрые, заплаканные слезами с небес. Что это? Что-то произошло с Игорем? Или он оплакивает нас? Душа растаяла в небе...

- Ну... на Карповку? - пробормотал я, тронув штурвал.

— Нет!! - весь напрягшись, завопил Никита. И добавил тихо: - Слишком дорого обходится эта Карповка... нам всем. Прямо плывем.

3

Мы молча шли к Литейному мосту, и вдруг Никита, оглянувшись, сбросил ход: ещe какая-то темная тучка в небе догоняла нас... Второе пришествие плачущего пальто? Нет - это двигалось гораздо быстрее, я бы сказал - наглей. Такой стиль прощупывался. "Тучка" по-наглому пикировала на нас. Ясно - это он, наш бомж-бизнесмен Коля-Толя, с которым мы уже столько маялись в наших малых реках и каналах, посланец из рыночного будущего, которое, как мы надеялись, оставили позади. Настигает. Летит верхом - на нашей, то есть лосиной ноге, которую Никита купил в Москве после провала диссертации, чтобы задобрить Ирку, но не задобрил, и которую мы вроде бы продали Коле-Толе, но денег он нам не дал, а потом перепродал ее нам, деньги взял, но ногу оставил себе. Запутались в этой рыночной экономике! Да и нога от всех этих перипетий сошла с ума и летает теперь по воздуху, облепленная лосиными мухами, и возит его! Такой у нас теперь друг вместо Игоря - за наши грехи. Черт какой-то, фактически, который потащит нас в ад. Совсем уже разладился наш мухолет, катает кого попало!

Коля-Толя хлопнул по корме босыми пятками (обувь свою тоже, видимо, пустил в оборот), небрежно отбросил "третью ногу", принадлежащую когда-то лосю, и мухи с этой ноги кинулись бешено общаться с мухами на катере. Зажжужали! Столько надо рассказать! Коля-Толя, наоборот, был ленив и спокоен - словно вышел зa сигаретами и тут же вернулся.

- Ну что? Меркнете? - произнес он, насмешливо посмотрев на нас.

Слово было столь неожиданным, что я сперва не узнал его, принял за иностранное, похоже - туркменское... лишь постепенно додул.

- Сияем! - ответил я.

- Вижу! - усмехнулся гость... Хозяин? Во всяком случае - он глянул на ногу, и она тут же встала перед ним по стойке "смирно".

- Вольно, - процедил он, и нога упала. Натренировал! Нашу ногу!

- Я вообще, как коммерческий директор, маршрут одобряю! - вдруг решил нас морально поддержать Коля-Толя (хотя непонятно, кто назначил его коммерческим директором?). - Места там толковые.

Знает, куда мы плывем? Мы сами пока этого не знаем.

- Так что... нормально, - успокоил он нас почти окончательно. - Надо только тут брата перехватить.

Мы вздрогнули. Про брата его мы слышали только ужасное.

- Где? - вымолвил я.

- Да тут неподалеку. В Крестах.

Мы с Никитой переглянулись. В Крестах, знаменитой питерской тюрьме, я однажды бывал с гуманной (туманной) миссией, с целью дарения книг библиотеке Крестов от "общества содействия"... не помню, чему. Помню библиотеку, переплетчиков в черных робах и шапочках... кстати, выяснилось, что заключенным книг не выдают - порвут на самокрутки. Так что гуманизм нашей миссии поблек. Помню культурный их центр, с маленьким макетом тюрьмы - в качестве поощрения разрешалось поглядеть на свою тюрьму и снаружи... как бы с "птичьего полета"... "Зачем я не сокол?" Похоже, наш друг собирается сделать из своего брата (Толи-Коли?) сокола, с помощью лосиной ноги. Чудовищная композиция: "Сокол с лосиной ногой"... Мысли беспорядочно прыгали в панике. О таком ли oтдыхе мечтали мы с Никитой долгими зимними вечерами? Нeт! И ещe раз нет. И ещe раз нет. Запомнил я также подписку, которую дает каждый поступивший туда: "Уведомлен, что в проволоку, окружающую территорию, подано напряжение, несовместимое с жизнью". Не окажемся ли за проволокой мы, в обмен на "сокола"? Тревожные мысли. Лишь Коля-Толя был спокоен и, захватив штурвал, рулил уверенно.

- А за что он там... у тебя? - Я попытался хотя бы поставить какую-то моральную планку.

- A! Украл не то! - махнув рукой, с горечью произнес Коля-Толя, и в голосе его прозвучало, конечно, могучее осуждение современного общества, в котором если украдешь "то" - станешь сенатором, а если "не то" - бесправным узником. Исправлять это нам и предстоит. Моральная планка, во всяком случае, была поставлена теперь высоко. Можно не волноваться. Однако я почему-то волновался. Вспомнил фото, что видел в тюремном культурном центре (рядом с макетом тюрьмы): освобождение щеголеватого Набокова-старшего из Крестов, восторженные встречающие, в лицах - благородство. Да-а... изменились времена. Впрочем, фотографию освобождения я видел, кажется, в одной книге. В тюрьме же, наоборот (и это естественно), вовсе другая фотография висит: прибытие Набокова-старшего в Кресты - на открытой пролетке, рядом с полицейским. Вот так. Это, пожалуй, вернее... Я окончательно приуныл.

- А были... исторические случаи... побега из Крестов? - вскользь поинтересовался я.

- Не были, так будут! - веско ответил наш друг.

Краснокирпичная громада, с крестами в стене, с высокими трубами, нависала над нами.

- Ну причаливай, что ли! - высокомерно скомандовал Коля-Толя.

... Где ты, Игорек? Уж он бы, с присущим ему высокомерием, поставил бы Колю-Толю на место: извините... господин! Не имею чести! Мне кажется, вы ошиблись палубой!

Сейчас бы его! Помню, как перед первым нашим плаванием, год назад, он сказал алкашу, который стерег наш катер (и заодно, кстати, всю ночь выкачивал воду... ). Снисходительно похлопав его по плечу, Игорек произнес: "Ну спасибо, братец! Ты можешь рассчитывать на рюмочку водки!" Не получить, а только рассчитывать! Такого мастера, как Игорек, больше нет. А мы с Никитушкой (несмотря на свирепый его вид) покорно терпим все унижения. Наказание за наши грехи. Безвольно перепрыгиваем на какой-то грязный, обитый кровельным железом понтон, обматываем трос вокруг кнехтов, вытираем тыльной стороной ладони пот - и смотрим на "главного". На корме понтона - лебедка с намотанным тросом, на носу - маленький подъемный кран, посередине - глухая будка... Обстановка самая деловая. Мы приоткрыли тяжелую дверь. Верстак, тиски (может быть, это пыточная?), на верстаке мятая алюминиевая миска, в ней синяя надкушенная картофелина с воткнутой вилкой - настолько стремительно, по каким-то срочным делам, отбыл этот работник, что не доел картошку и даже вилку вытащить не успел.

- И сегодня работаем, что ли? - раздался вдруг окрик сверху.

У гранитных ступенек стоял "фараон"... так, кажется, раньше их называли... Не милиционер, а как раз охранник, в серой форме, вспомнил - по-тюремному их зовут "контролер". Принял нас за рабочих понтона - как, видно, Коля-Толя и рассчитывал. Надень рванину - и ты вне подозрений, "социально близкий".

- Принеси-ка тот дрын! - указал мне Коля-Толя на кривой лом на носу понтона. Я покорно принес. Коля-Толя уже напялил рабочие рукавицы. Лишь после этого сурово глянул на докучливого гостя. - Да будь она проклята, эта работа! - проговорил, и в голосе его прозвучала истинная надсада, кстати, полностью убедившая охранника.

- Ну ладно, - добродушно произнес он и стал спускаться по деревянному трапу, пружиня им. На ремнях груди его висел, переливаясь, баян... Человек к нам с отдыхом. - Шило есть? - подмигнул он Коле-Толе. Из нашей кораблестроительной практики знали мы, что "шилом" моряки называют спирт. У таких умельцев, как мы, шило обязательно должно быть. Мы с Никитой переглянулись.

- Бери выше! - произнес Коля-Толя и вынул из торбы, висящей на плече, бутылку, заткнутую газетой. - Черт!

- Черт?.. - удивился охранник.

- Ну - с завода безалкогольных напитков. - Коля-Толя сказал и, заметив разочарование в глазах охранника, пояснил: - Ну, фактически тот же спирт, только концентрированный... добавляют по капле в лимонад, чтоб не портился.

- А, - успокоился гость. - Ну... а я как раз сменился.

Сколько смысла было в простой этой фразе: мол, раз я сменился, происхождение "черта" не волнует меня, да и вообще - отдыхать-то нужно? Коля-Толя, в отличие от его брата, украл, похоже, самое "то". Охранник, во всяком случае, одобрил. Он взял у Коли-Толи бутыль, оглядел еe весьма благосклонно и, с чмоканьем вытянув газетный кляп, отхлебнул... На лице его появилась глубокая задумчивость... потом последовал одобрительный кивок. Пошло дело! Коля-Толя верно все рассчитал: с такими людьми можно работать! Охранник долго сидел, сладко зажмурясь, потом открыл глаза, полные счастья. И, нежно склонив голову к баяну, заиграл. Репертуар у него был обширный... хватило почти на час. Чувствовалось - он относится к этому с душой.

- У нас - что, отделение МВД? - нервно спросил у меня Никита.

- Видимо, да.

Не совсем, очевидно, чувствуя аудиторию, наш гость играл ещe и ещe. Перешел на бойкие плясовые. Лосиная нога, до того привольно раскинувшаяся на палубе (видно, проникшись лиризмом), тут сразу вскочила и под лихой наигрыш стала бить чечетку... Просто какой-то праздник у нас!

Коле-Толе, кстати, праздник этот тоже не нравился, он все враждебней поглядывал на расплясавшуюся, с треснутым копытом, ногу: под чью музыку пляшешь? Лишь беззаботный "контролер" ничего не видел, изгибая баян.

Коля-Толя устал уже от ложного гостеприимства.

- Да прекрати ты! - Он ухватил вдруг развеселившуюся ногу и забросил еe за высокую стену в тюрьму. Мы обомлели. Лишь контролер, ничего не замечая, играл... Да - с такими людьми можно жить!

Через секунду нога вылетела обратно: уцепившись за копыто, на ней висел... Коля-Толя Второй, только в робе и в шапочке. Он вяло опустился на катер, хмуро, без всякого энтузиазма, оглядел его. Мы, в свою очередь, глядели на гостя... Да - это не Набоков-старший! И даже не младший. Не джентльмен. Не выразил ни малейшей признательности, наоборот - глядел с недовольством. Не граф Монте-Кристо!

- Ну что? Поплыли? - так же вяло произнес Коля-Толя, освободитель, и мы, отвязав трос, перешли на катер, врубили мотор.

- Э! Э! - в паузе между песнями баянист встрепенулся. - Вы куда?

С баяном на груди он перепрыгнул на катер. Коля-Толя, даже не глянув, пихнул его, и он, помахав руками, упал спиной в расширяющееся пространство между катером и понтоном. Он плыл за нами долго, продолжая играть.

- А без баяна, глядишь, бы утоп, - оглянувшись на него, равнодушно произнес Коля-Толя.

4

Брат его по-прежнему не проявлял энтузиазма.

- Куда плывем-то? - Он хмуро глядел на берега... Будто там у него, за стеной, была Венеция!

- А куда тебе надо? Туда? - враждебно произнес Коля-Толя, кивнув на строгий гранитный куб Большого дома за рекой. - Ну ладно! - Он достал недопитого "черта".

Через двадцать минут, как бревна, все они катались в каюте... и Никита, увы! Не выдержал нервного напряжения... Но кто-то должен рулить!

Мы прошли широкий крутой изгиб у растреллиевского Смольного собора (хоть бы кто вылез глянуть на эту красоту!), нырнули под Охтинский мост с гранитными острыми башенками... Все шире, безлюдней... Запущенные сады больниц... За большим, но скучным мостом - Александро-Невская лавра, богатое мраморно-чугунное кладбище, какого нам не видать... Все просторней - и все пустынней!

Эх, жизнь! Разве так раньше мы отдыхали? Помню, ещe до катера, снимали дом на Вуоксе, выходили рано-рано... Я брал в сарае весла, сачки, удочки, грузил на плечо, догонял этих полиглотов, уходящих в туман, увлеченно говорящих то на французском, то на немецком!.. Из культурных семей!

- Ну ты... черная кость! Не отставай! - насмешливо окликнул меня Игорек из тумана. Я прибавил, догоняя их. Туман рассеивался.

Помню, однажды мы прошли маленькую бесцветную радугу, повисшую над тропинкой. Никита, при всех его знаниях, не смог еe объяснить. Они заговорили с Никитушкой по-испански, обсуждая, видимо, что-то, чего мне не стоило знать.

Вечером я напоминал им:

- Эй! Полиглоты! За молоком!

Они уходили вдаль, пугая иностранной речью окрестность, - и, как правило, увлекшись, возвращались без молока... Да ладно уж!

Однажды я приехал к ним зимой. Сдвинул примерзшую дверь и увидел в прихожей два седых от инея бревна, поваленных крест-накрест... Вглядываясь, я узнал в бревнах моих друзей.

- Сколько полиглотов полегло-то! - воскликнул я.

Верхнее бревно приоткрыло глазик:

-... Это ты хорошо сказал! - прохрипело оно Никитиным голосом.

Я втащил их в избу, разжег печь.

- Что ты поздно? - оттаивая, капризно произнес Игорек. - Мы заждались тебя!

- Я вижу.

- Там мы... оставили тебе! - радостно улыбаясь, указал Игорек... буквально на дне! Но и то - было счастье!

Эх, жизнь!.. А теперь что за "бревна", включая Никиту, я везу? Разве же это то?!

- Э! - выйдя из долгой задумчивости, я оцепенел. Что это перед нами? Крепость на скале. Сколько же я пропадал в счастливом прошлом? Неужто знаменитый Орешек, легендарный Шлиссельбург хочет сообщить мне, что мы прошли всю Неву, от устья до истока, и сейчас подходим к началу еe - светлой Ладоге? Когда же мы прошли всю Неву, всe еe брюхо, свисающее книзу, на юг, и лишь потом закругляющееся к северу... Уткина заводь, Новосаратовка, Дубровка... Теплобетонная? Где они? Неужели я так удачно задумался, что сразу - Шлиссельбург? Похоже, срезая петлю, большую часть дороги мы проделали напрямик, по земле. Состояние позволяло: я тоже пару раз "черта" хлебнул. И вот - о чудо! Чую за крепостью простор, ветер, свободу!

Я закричал.

5

...Что не пробудило, кстати, моих спутников. К счастью для них. Уж лучше пусть всё мне одному - снизу вдруг громко стукнуло, высоко нас подбросило... Ништяк! В экстазе я вылетел аж на Шереметевскую отмель, сплошь усеянную каменными лбами. Лишь у самого берега тесно крадутся корабли да кричат, встав в лодках, размахивая, рыбаки - надо думать, мне, и можно представить, что именно!

Мы снова "взлетели"! Может быть, со времен Петра тут не видали такого? Группа уродов проездом! Восторг все не отпускал меня и даже усилился. Водное родео! Раз в триста лет!

"Бревна", стуча головами, катались в каюте. Ладно уж - пожалеем их. Осторожно стал красться к берегу, угадывая камни по кипению над ними мелких пузырьков. "Конь" подпрыгнул задом. Это уже нечестно - этого камня не было. Катер взбесился? Это не мудрено. Ближе к Ладоге дуло свирепей - ветер возле антенны на рубке свистел, антенна прыгала, как удилище. Наконец-то - фарватер, я вошел в "тень" самоходной баржи - сразу стало тихо и жарко... Фу? Все? Как же! В тихой "тени" баржи я вывел катер в Ладогу, держался, как мог, но тут баржа стала уходить, я остался один - и тут меня вдарило! Вынырнув из огромной, холодной, прозрачной волны (солнце садилось), я обнаружил себя на палубе (а долгое время не было еe) и, что характерно, - вцепившимся в штурвал. Рулим! Я снова в восторге заорал. Но надо соображать, пока для этого есть ещe время. Второй солнечный вал поднимается вдали медленно, не спеша, но будет, пожалуй, покруче первого. Я стал быстро разворачиваться. Не подставить бы борт. "Бревна" гулко перекатились - и, пожалуй, это ускорило поворот. Я засмеялся. И тут меня снова накрыло волной, но уже сзади. Это уже как подарок! Новый восторг. Особенно от того, что я ухожу из Ладоги. Живой! Встречная баржа прикрыла меня... Жара! Мокрая насквозь, до прозрачности, рубаха дымилась.

А тут и сам катер словно задымился: промокшие мухи, облепившие катер словно чехлом, затрепетали крылышками, отряхиваясь, и вдруг, вместе с лосиной ногою, снялись и, выстраиваясь в облако, напоминающее формой лося с одной реальной ногой, подались к берегу. Рыбаки в лодках, бросив удочки, ошалело смотрели на пролетающего над ними призрачного лося - рядом с баржей мы входили в Неву, и призрак лося плавно отделялся от катера, словно не в силах расстаться с катером, со своей прежней формой, но после стал удаляться все решительней. Загляделись не только праздные рыбаки - я тоже загляделся, даже бросил штурвал... и очнулся в наползающей на меня тени огромного танкера - ещe бы мгновение, и только бы хруст! Навалившись на штурвал, вырулил, но не успел даже перевести дыхание - точно такой же танкер, с девятиэтажный дом, пер навстречу. Ну, плавание! Ну, перекресток! Сюда же сбоку входит Ладожский канал - отгороженная стеной валунов от Ладоги тихая протока - и некоторые (благоразумные?) сворачивают как раз туда, и некоторые выворачивают оттуда... так что мелькание ещe то, и стоять тут негоже - сомнут! Ну? Куда двигаться? Решай! Взвыл: почему опять я? Заглянул в каюту - там угар, тишина, по "бревнам" ползают мухи... какая-то их часть все же осталась. Ну? Куда? В Ладогу? Ну уж нет! Мухи, в основном, правильно сорентировались (лосиный призрак уже скрылся вдали) - если бы они остались на катере и мы бы поплыли в Ладогу, их, вместе со мной, смыло бы волной. Вовремя смылись! Ну? Куда? На мгновение снова стало просторно... Домой? Нет. Никто меня не одобрит. В Ладогу? Нет! Порулим-ка за древней, неуклюжей деревянной лодкой с моторчиком в канал... Вот так! И вроде бы движемся - и жизнь сохраним. Вырулил рядом с наваленной горой валунов, означающей вход в канал, - и сразу наступила другая жизнь. Жара. Стрекот кузнечиков в скошенной траве лишь подчеркивает тишину. И стук мотора. Слева - высокий вал, отгораживающий от ужасов, справа - деревенская улица. Может, остановиться, причалить, на солнышке вздремнуть? Греется на завалинке старик в валенках, перед ним блеют две грязные, заросшие овцы... Идиллия! Одинокое белое облачко в синем небе, солнце пригревает лицо. Счастье! Переведя мотор на малые обороты, в блаженстве даже прикрыл глаза... но недолго длилось это блаженство! Сиплый, настойчивый гудок его перебил. Распахнул очи... Занимая всю узость канала, навстречу двигался плечистый буксир! Разойдемся? Впритир! И то, если набрать скорость - иначе придавит и утащит за собой, снова на тот перекресток - где никаких вариантов уже не останется у меня. Вперед! Врубил скорость. Дико вопя, сошелся с буксиром, борта притерлись. Идем? Или он меня тащит назад? Судя по удаляющемуся от меня старику с овцами - реально второе: сейчас он выволочет нас из канала - один борт зажат крутым берегом, другой - буксиром. Ещe громче заорав, с ужасом и восторгом, я довел ручку скорости до упора. Мотор грохотал, смешиваясь с негромким бухтеньем буксира... Прорвались! Буксир удалялся сзади, спереди надвигался любимый старик с овцами на берегу. С каким счастьем я разглядывал его снова... он как-то не реагировал на разыгравшуюся перед ним титаническую борьбу. Видно, повидал всякого.

О! Вот оно, главное, впереди. Буксир - мелочь. Я-то ещe вскользь подумал - зачем за ним трос? А вот он зачем! На тросе, слегка залезая на оба берега, задевая ромашки, тащился плот. Вот его уж мы не проскочим, и он утащит нас в Петербург, на деревообрабатывающий завод, где из нас настругают досок - с особенным удовольствием из тех "бревен", что валяются в каюте... или перелетим? Мухи нас, к сожалению, покинули, и надежда лишь на тот посконный дизель марки "Чепель", что стоит у нас. Снова - разгонимся. Я завопил. На таран? Не было бы там какого сучка, что вспорет нам днище, и тогда будет у нас одно счастъе - остаться на плоту и плыть туда, куда он нас потащит! Представляю лица моих спутников - я захохотал, - когда они вылезут наконец на палубу! Так и есть - сели на плот! Старик на завалинке теперь уже, кажется, с интересом наблюдал то шоу, которое я перед ним изображал. Второй раз проплываю под его взглядом назад. Будет ли это шоу постоянным? Ну уж нет! Спрыгнул в каюту, раскатал "бревна" (по синеватому лицу Никиты ползли мухи, усы брезгливо дергались), вытащил из-под них багор, вылез наверх - и, размахнувшись, как рогатину в медведя, всадил багор в берег.

А-а-а! Не любишь! С громким шорохом ползем по плоту. С размаху шлепаемся в воду. Потрясаю багром. Богатырь!

Отдых недолгий - дрожит натянутый трос. Второй плот "плечистостью" не уступает первому. Жилистый, однако, этот буксир!.. Но и мы тоже!

Прорвались!.. Но недолго пришлось наслаждаться тишиной, стрекотом кузнечиков, сельской идиллией на берегу. Тут же меня приветствовал бодрым гудком новый встречный буксир - в этот раз с тремя плотами, один за другим. Набрал дикую скорость, прополз по всем трем плотам. Посмотрел на берег... старик сидит с палкой на завалинке - перед ним две заросшие грязные овцы. Но ведь это - другой старик, другие овцы? Или те ж? И время остановилось в этом тесном канале, застряло, никуда не движется, а если и движется, то только назад? Неужто я застрял в этой дурной бесконечности и старик с двумя овцами будет всегда? Посмотрим!

И солнце, кстати, тоже остановилось над горизонтом - давно уже заходит и не может зайти. Да - этот бесконечный день запомнится мне!.. если, конечно, когда-нибудь кончится. После борьбы с пятым, кажется, буксиром с вереницей плотов я вытер запястьем пот, глянул на берег... А-а! Старик вместе с овцами исчез. Значит, я сдвинул время, заставил земной шар повернуться, упираясь в него багром? Солнце, правда, все столь же ярко разливалось по горизонту, но солнце - мелочь! Бывает - задумалось маленько. А я, ликуя, выскочил на широкий разлив - огромная река пересекала канал, по берегам - красивые церкви, с горки спускается зубчатой стеной монастырь. Я замер. Вот оно, счастье. Причем - заслуженное, натруженное. Тело сладко гудело, давно такого не испытывал. На медленной скорости, тихо тарахтя, мы проплывали эту красоту... Неужели это Старая Ладога, древняя столица Руси - и я, практически волоком, добрался до неe?.. Безусловно. Хоть чего-то ты в этой жизни достиг! На далеком берегу воротца - продолжение берегового Ладожского канала, не спеша подруливаем туда - заодно любуемся, наслаждаемся... Лодки с рыбаками там и сям. Есть же люди, которые могут пить это счастье каждый день, с толком и не спеша! И я с ними почти наравне наслаждаюсь чудесным вечером.

Из каюты вдруг высунулась лохматая башка, затем на четвереньках выползло странное существо. Держась за рубку, встало, покачиваясь. Напоминает Никиту. Но сильно пьяного. Нижняя мокрая губа безвольно свисает, мутные зенки блуждают. Весь облеплен лосиными мухами: не все, оказывается, покинули нас - на его долю осталось. Сейчас подтянутся братаны - и сказка кончилась... Те не проснулись, к счастью, но и одного Никиты хватило! Короткопалой своей ручонкой сцапал штурвал, стал выкручиватъ, выруливать назад - я, с трудом выходя из счастливого оцепенения, перехватил штурвал.

- К-куда? - заорал я.

- Т... т... т... тазат! - с трудом двигая распухшим языком, выговорил он... "Назад", надо понимать? Ну нет уж! Я отпихнул его. Устояв на ногах, он изумленно озирался. Красота эта явно не устраивала его. Помню насмешливые стихи Игорька, посвященные одному из наших совместных плаваний: "Белеет парус одинокий в тумане моря голубом. Под ним товарищ кривоногий с разбитым в пьяной драке лбом. Под ним струя, светлей лазури, над ним луч солнца золотой, а он, мятежный, ищет дури, как будто в дури есть покой!"

Похоже! Дико таращаясь, он снова сунулся к штурвалу.

- Куда ты?

- Н-н-назад! П-почему... Игорька там нет? - ткнул пальцем в каюту. Спохватился! Слава богу, что его там нет. - Н-н-назад!

На этот раз он ухватил штурвал весьма крепко, и мы рулили туда-сюда, поочередно друг друга побеждая, выписывая затейливые узоры на солнечной глади перед носом проходящих судов. На фоне такой красоты столь безобразная сцена.

- Н-нельзя плыть без Игорька! - завопил он.

По форме - безобразно, но верно по сути. Игорек давал нашей жизни этакий налет великосветской прогулки. Помню, как однажды во время шторма он подал нам элегантные коктейли и обижался, что мы пьем не через соломинки! "Какие соломинки? Ты посмотри, что творится!" - мрачно, но влюбленно глядя на него, кивнул Никита на волны, огромные, вороненые, время от времени подергивающиеся ещe мелкой рябью от какого-то дополнительного мелкого ветерка. "Действительно, Никита, - что это?" - брезгливо проговорил Игорек, глянув в иллюминатор... и пристыженные волны вскоре утихли. Да, как нам не хватает ero! Без него плавание превращается в какой-то тяжкий крестьянский труд с перерывами на пьянство и драки. Никакого праздника. Теперь лишь суровый расчет может как-то держать нас на плаву. Я отпихнул Никиту - он стоял на корме, бессмысленно раскачиваясь и икая. Сейчас упадет. Но штурвал мне не выпустить - нужно попасть в продолжение канала: от старания я даже высунул язык.

В Ладогу нам не надо - оттуда доносится свист и рев. В прошлый год мы уже побывали в штормовой Ладоге! Черное небо, черные валы с кружевной "пенкой". К тому же пошел вдруг - в июле месяце - снег! Плюс - били нас шаровые молнии, с Иркиным лицом... Такой вот "плач Ярославны"! С Ладогой, так что, повременим. Плыть по Волхову до Ильмень-озера, до батюшки-Новгорода? Превратиться в легендарного Садко, богатого гостя, опуститься на дно и общаться с подводными тварями? Рановато нам еще в эпос - хотелось бы пожить немного в реальности. Хотя и она у нас довольно причудлива. Ликуя, я подходил к каналу - и вдруг оттуда высунулось какое-то мурло, похожее на гигантское земноводное, гибрид жабы со змеей. А окрестные жители, в лодках и огородах, почему-то совершенно не дивятся тому чудищу, даже не смотрят на него - видно, со стародавних времен уже привыкши к битвам со змиями, привычное дело. Лишь новичку боязно... Вылезло наконец. Плоское брюхо летит над водой, под ним дрожит горячий воздух... Судно на воздушной подушке! То, что казалось мне зрачками по всему телу, - всего лишь головы пассажиров за грязным стеклом. Уф! Разгулялись нервы - причем не только у меня. Готовясь к битве со змием, я как-то забыл о друге. А он не только готовился, но - сразился. Когда чудище, ревя, поравнялось с нами, Никита решительно качнулся на корме и - прыгнул. И - свершилось чудо. Мухи, доселе облепляющие Никитушку сплошь, дрогнули и, храня его облик вниз головой, остались в воздухе, и, повисев, двинулись к берегу. В растерянности я бросил штурвал... Душа вылетела из тела? Похоже на то. С ужасом я успел разглядеть, как трепало тело (надеюсь, уже бесчувственное?) в воздушной подушке, растягивая рот, бессмысленно надувая щеки. Оттащит его в город и выкинет там, у Александро-Невской лавры, где находится и наш знаменитый Речной вокзал? Нет. И тело не пригодилось. При входе в канал (в ту часть, которую мы уже прошли) судно выпихнуло Никитушкино тело, его взлохмаченная башка замелькала на глади, словно приглаженной утюгом, но кипящей мелкими пузырьками. Жив? А что же душа? Медленно улетает назад, к Петербургу. "Лишь тело", однако, бойко подплыло к катеру, ухватило сброшенный мною трап, вскарабкалось, оставляя лужи, прошлепало уже босыми почему-то ногами по палубе (ботинки, очевидно, остались в воздушной подушке? Но это, увы, не главная из потерь) и, глянув на меня абсолютными пустым взором (чего ещe от тела-то ждать?), оно сверзилось в каюту и захрапело. Катер-саркофаг...

Теперь все равно, куда это везти... но проще как-то вперед. Это считается почетней. Я устал и, чтобы как-то слиться с коллективом, взял незаконченную ещe бутылку "черта" и пригубил до дна.

Зарулил в продолжение канала - и тут меня развезло. Сильный, ч-черт, оказался! Блаженство спустилось на меня. То ли из-за высоких берегов канала, то ли - уже пора - сильно стемнело. А раз не видно ни черта, так незачем и рулить - катер, как лошадь, отыщет стойло. Я привольно раскинулся на корме. Канал узкий, как коридор, и из него мы никуда не денемся - куда-нибудь приплывем. Довольно долго я любовался звездами, мотор мерно стучал. Никакого тебе встречного движения. Видно - в полной тьме по каналу плавают лишь такие романтики, как я. Несколько раз я задремывал, потом просыпался... звезды все те же... значит, все хорошо. В очередной раз приподняв голову, вместо уютных огоньков избушек во тьме я увидел тьму полную. Стук мотора перестал двоиться в берегах, звучал как-то робко и неуверенно. Куда тут нам? А неважно! Везде наши люди - других тут нет. Мысль эта потрясла меня своей глубиной. Я гулко захохотал - и эхо откликнулось, правда, нескоро. Значит, где-то есть берега. Чего волноваться? Счастье, уютность той ночи я помню до сих пор. Находился в полной тьме - но в тишине нашей, в нашей темноте! Какое блаженство. Несколько раз звук менялся... А-а, понятно: сели на мель. Ни секунды не раздумывая, я уверенно спрыгнул с кормы, уперся ладошками по бокам работающего винта, напрягся, и катер ушел во тьму - что почему-то вовсе меня не встревожило. Черт гулял во мне. Куда, собственно, катер денется - это наша тьма, наша вода. Точно: вон он белеет, совсем недалеко - к счастью, сел снова на мель. Я не спеша плыл к нему в полной тьме, в такой теплой черной воде. Давно я не был так счастлив. Словно специально подчеркивая торжественность ночи, мотор вдруг икнул и затих. Кончилась солярка? Ну а зачем нам она, когда все тут и так родное? Я вдруг увидел сбоку от носа блеснувший в воде настил из бревен, спрыгнул на него с чалкой, обмотал еe вокруг крайнего щербатого бревна, потом привольно раскинулся на корме и уснул. Какая разница - где мы? Везде будет хорошо. Может, подумал я, засыпая, то лучший день моей жизни был...

6

Снился мне ещe один день нашей жизни. Тоже счастливый. Точней - раннее утро. Давно. Ещe не имея катера, мы снимали избушку. И вот сейчас, в моем сне, мы вышли в сплошной туман. Игорь и Никита, полиглоты и эрудиты, сразу же вдарились в незаконченный накануне спор и, рассыпая вокруг цитаты и научные термины, пошли к реке. Зато мне, не обремененному такой эрудицией, досталась честь заглянуть в сарай, взвалить на плечо кипу удочек, мерно покачивающихся при ходьбе (даже сейчас, во сне, я с наслаждением ощущал это покачивание). Я догонял моих друзей, уходящих в туман, по дороге через широкий луг.

Посреди луга они остановились.

- Эй ты! Черная кость! Не отставай! - обернувшись, насмешливо сказал Игорек.

- Слушаюсь! - откликнулся я.

Голоса звучали в тумане глухо, таинственно. Мокрая трава по краям дороги согнулась, серебрилась каплями.

Я догнал друзей - тем более что они остановились и вдруг умолкли. Над дорогой стояла невысокая серебряная арка, сотканная из капель. Маленькая одноцветная радуга. Потом Никита долго, сбивчиво яростно объяснял еe. Честно говоря, ученым мой друг не был, хотя и защитил все, что положено... но, сам все понимая, дико психовал. Не раз признавался нам, что если бы не Ирка, поселился бы на реке, рыбачил, ходил бы с грязью под ногтями и был бы счастлив. Но - Ирка! И счастье его, и гибель. Но сначала, стоя перед прозрачной аркой, пока Никита ещe не швырнул яростно сам себя в водоворот математических формул и физических гипотез, мы просто смотрели - и того было достаточно. Суть той арки была понятна без всяких формул: мы просто входим в самый счастливый день.

И, как это бывает после сладкого сна, размылась граница сна и яви, блаженство перетекло в реальность - тем более, они мало отличались: такое же тихое, туманное утро. Я слышал это, не открывая глаз, чувствуя кожей. Рубаха моя расстегнулась на животе, но я не хотел шевелиться, застегивать еe, зная, что мой теперешний полусон, сладкое оцепенение на корме важнее всего... вот бы не кончалось!

Звуки реальности пока удавалось ощущать продолжением сна. Вот вылез Никита на палубу. Игорька с нами нет... но, может быть, настрой того утра с радугой удастся сохранить, протянуть сюда? Стараясь не улыбаться (улыбка выдаст, что я не сплю), я представлял себе (фактически видел, не открывая глаз), как всклокоченный Никита изумленно озирается, пытаясь понять, где же мы оказались-то? Вопросик для капитана немаловажный! - тихо ликовал я. Что ж: надо было меньше пить. Неплохой сюрпризец я ему подготовил! Ликование душило меня - хотелось вскочить, заорать, схватить Никиту и сверзиться вместе с ним в воду... но я сдерживался. Пусть каждый этап этой истории будет нетороплив. Тем более, тихо улыбнулся я, мне и самому неизвестно, где мы.

Никита забегал босыми ножками по палубе. Да, - я смаковал каждую подробность, - при его богатырской внешности - кудри, усы, лихой взгляд, ножки и ручки у него довольно короткие, маленькие (еще один большой источник переживаний для него... а он вспыхивает порой и от меньшего).

Дальше последовал неожиданный ход (характерный, впрочем, для Никитушкиного темперамента): так и не сумев ничего вспомнить и понять, он с размаху бухнулся в воду (надеюсь, хоть часть одежды он успел снять?). Волной пришла бодрая прохлада из взбаламученной глубины, потом как дополнительная награда шлепнулась холодная капля на мой голый живот, и кожа сладко дрогнула. Блаженство длилось. Куда он пропал? Потом послышалось сиплое дыхание в самое ухо - он выпрыгнул на палубу совсем рядом с моей головой и сейчас судорожно пытался вскарабкаться (ручки и ножки-то у него не того!). Я не двигался, тихо улыбаясь. Пусть помучается, как мучился я, когда вел катер по каналу через плоты, - может, оценит. Не оценил! Тяжело вскарабкавшись, пошлепал босыми ногами туда-сюда (ботиночек-то нет! Ботиночки-то, в воздушной подушке, с бешеной скоростью мчатся к Питеру!). Наконец, выбрав меня в жертвы, за неимением других, остановился. Открыв один глаз, я увидел его миниатюрные ступни, нетерпеливо переминающиеся... все же не решался будить. Но, заметив открывшийся глаз (лукаво открывшийся, как он сразу решил), бешено заорал:

- А где ботинки мои?!

Что я ему? Мажордом? Холодный сапожник? Не спеша, с наслаждением я перекатился на бок и, подперев голову, улыбаясь, смотрел... что привело его в окончательное бешенство.

- Я спрашиваю - где ботинки мои?! - Ножки его затанцевали нетерпеливо невдалеке от моего лица... Вдарит?

Носков, кстати, у него тоже нет - видно, летят вместе с ботинками. Хотелось мне, конечно, сказать - где... Но боюсь, что реальность его испугает больше, чем страшная сказка.

Поэтому я таинственно молчал, что, конечно, он трактовал как издевательство. Но издевательством было бы, если бы я ему сказал! Стал бы орать, хотя б, конечно, понял, что это правда, происшествие в его стиле. Поэтому - сайленс! Блаженное состояние ещe не покидало меня.

- А где... Ладога?! - уже менее уверенно произнес он.

Теперь я молчал уже многозначительно... пусть сам почувствует (уже начинает!), что за свои ботинки, так же как за Ладогу, скорее, должен отвечать он. Ножки топтались в нерешительности... Ну все. Хватит издеваться над другом! Я встал. Вот так туманище! Невольно наваливался вопрос - где мы? Не видно ни берега, ни воды, ни причала... лишь крайнее выщербленное бревно, обмотанное нашим тросом.

- Да, я думаю, тут что-то хорошее вокруг, - ласково произнес я.

Никита снова забегал. "Твой оптимизм меня бесит!" - не раз кричал мне он. И я его понимал. Действительно - какие основания? Тем более, в трюме у нас валяется невесть кто... Так что - если взглянуть в глаза реальности... Но не за тем мы плывем. В реальность устали ужe вглядываться... и ещe наглядимся. А сейчас... Сладко вздохнув, огляделся.

Туман постепенно наливался оранжевым светом. И вот - уже высоко, сперва смутно, потом все яснее и яснее, появилось солнце. От него к нам шла золотая лестница. С реальностью картину эту соединяло лишь то, что ступеньки были мокрые и от них шел пар. Храм солнца! Никитушка нервно забегал. Не мог, видимо, примириться с тем, что мы прибыли сюда не под его руководством... скорее - вопреки ему, несмотря на все его выкрутасы, которые, конечно же, смутно им вспоминаются и пугают его. С ужасом, например (не помутился ли разум?), глядел на вылезающих на четвереньках Колю-Толю и его точную копию - брата-близнеца, которых он, видимо, совершенно не помнил, хотя что-то ему мерещилось... что-то, что он сам натворил... Более подходящих лиц, чем у Коли-Толи и его братана, для подобной ситуации, для мук памяти и совести, было не найти. Оба они выглядели будто их только что после недельного там пребывания вырыли из земли... или, в лучшем случае, хотя трудно этот вариант назвать лучшим - через неделю вынули из воды. К ситуации они, однако, отнеслись более адекватно и, я бы сказал, более оптимистично. Хотя выглядели - я это подчеркиваю ради объективности - даже хуже Никиты. Но!

- Ни фига себе! - произнес Коля-Толя (или его брат), восхищенно оглядывая "золотую лестницу". Что значит - люди хлебнули жизни и теперь ценят еe прелести! И тем самым, косвенно, и мои заслуги - ведь я же сюда их привез.

- Ну... пошли? - торжественно произнес я.

Пойдем все - мне не жалко. Напротив - я рад.

- Ну пойдем... разберемся! - мрачно сказал Никита и демонстративно взял из рубки карту. Мол, поглядим, куда этот тип нас завез. Вот она, благодарность! Удача, похоже, существует лишь в моей голове. Поддержку, возможно, я найду лишь у наших спутников, беглых каторжников... Никита, наоборот, хочет принизить мой успех. Ибо не он стоял за штурвалом... будто бы он мог за штурвалом стоять!

Мы стали подниматься по солнечной лестнице. Нет - все равно - колоссально, что бы Никитушка там ни бубнил. Наверху лестницы мы остановились перед огромным солнцем. Оно уже ощутимо грело.

Повернувшись (спины раскалились, от них пошел пар), мы стали с высоты озирать окрестности. Слияние золотых речек и ручейков. Прямо под нами - раздвоение потоков. Вот это, надо понимать, канал, по которому мы сюда приплыли, а эта вот могучая река - Свирь, вытекающая из Онежского озера, и вот тут, растекшись, она впадает в Свирскую губу Ладоги. С гордостью глядел я на карту: это сколько же я отмахал, не выпуская штурвала! Можно меня поставить в ряд со знаменитым мореплавателем Дежневым, теми же братанами Лаптевыми... Гордость переполняла меня. Сейчас взлечу! Друг, однако, поспешил "приземлить" меня - не мог без темных очков наблюдать сияние моей славы.

- Но здесь не указано никакого поселения! - прохрипел он, тыкая грязным пальчиком в карту.

Нашел-таки слабину! Действительно - какие-то уютные палисадники проступают сквозь туман, но, видимо, на самом деле никакого поселения нет.

- Ну что ж, - скромно сказал я, - значит, это так... видение. Фата-моргана.

Против такой формулировки бурно восстали братаны.

- Это ещe как? Столько корячились - считай, все зазря?

Я скромно пожал плечом. Воля капитана: считать это поселение открытым... или закрыть его. Пожалуйста. Я готов. Но вот как (опытный я демагог) трудовые массы? Массы повели себя традиционно - гомоня, направились в "Буфет" - избушка с таким названием стояла непосредственно у диска солнца.

- Фата-моргана, - развел руками я. Можно, конечно, проигнорировать... можно поинтересоваться. Лениво, вразвалочку мы направились к буфету, несуществующему в реальности. Братаны уже вошли (и при этом, что удивительно, полностью исчезли из нашего поля зрения). Мы вошли в этот храм солнца. В косых лучах слоился табачный дым. Запах водки, мокрой одежды. Веселый гвалт.

- Эти фата-морганщики... крепко, однако, фата-морганят! Причем - с самого утра! - не удержавшись, сказал я Никите.

Тот лишь дернул плечом... Ну конечно, конечно! Все это лишь видение... дурной сон... пригрезившийся с похмелюги! Не более того. Но с похмелюги, замечу вскользь, весьма кстати - вот того бы пивка. Шумно сглотнул слюну. Никита в ответ захрустел развернутой картой - отстаивая свою несуществующую правоту, и сюда карту принес! Посетители несколько враждебно оглядели клиента, который и в кабаке ориентируется по карте - доказательства, видишь ли, нужны ему!

- Видишь, - он снова ткнул пальцем, - нет тут никакого села. Ближайшее вот... далеко от развилки.

Я огляделся. Судя по всему, эти несуществующие люди сейчас будут нас бить, причем вполне ощутимо!

- Ладно, разберемся! - Я дружески хлопнул его по плечу. Не терять же друга из-за какой-то фата-морганы.... но отношения с ней все же надо наладить. Я нырнул в неe. Причем с наслаждением!

За ближним столом сидел маленький человек в тулупе и треухе (ведь лето же как-никак).

- Я король плотников! Понял? Король! - гордо говорил он, но сидящий напротив него глядел почему-то страдальческими, слезящимися глазами и время от времени отрицательно мотал головой. Чем кончится этот разговор? Кончился весьма убедительно: маленький, обидясь, снял треух - под ним сияла корона.

- Ну, так видал? - сказал он своему оппоненту. Тот закрылся рукой.

- Ну, чем не настоящие? - бодро произнес Коля-Толя (или его брат?), с двумя кружками пива появляясь рядом.

Я одобрительно кивнул. Никитушка дернулся. Нипочем всё ему!

- Тут один мудачок потолковать хочет с тобой, - доверительно сказал ему Коля-Толя, но Никита, снедаемый гордыней, отказался от столь блестящей возможности. Он мой друг... но столбами стоять, среди жизни?

- Все! Я нырнул, - сказал ему я. Он презрительно усмехнулся.

- Иди за мной, - сразу же сказал мне заросший человек лет сорока-семидесяти. На каждом пальце его было дивное украшение - кружка пива.

Мы сели в углу. Он поставил кружки.

- Лакай! - произнес он.

Другой бы обиделся... но не я! Я все смотрел на Никиту. Так и стоял, обтекаемый массами, как семафор, - всегда одного лишь красного цвета.

- Чего встал тут, - сказал кто-то ему, уже враждебно.

А ведь Никитушка добрый человек! Взял в матросы на судно беглых каторжников, которые (я глянул на них) в первом же порту с наслаждением бросили его! Какой же он гордый?.. босой стоит. Просто заколдобило его. Но ему не докажешь! Пусть постоит.

Я жадно пил пиво.

- Ты Боря-Колесо! - проницательно сказал угощавший. - Скажешь - нет?

... Не скажу. Зачем я должен это сказать, огорчив человека, доброго и проницательного? Испуганно оглянувшись, я кивнул.

- Понял тебя, - усмехнулся мой новый друг. - Ну... рассказывай!

Держался я молодцом. Пива не пролил, чести Бори не уронил. Хотя мелькали провалы, кой-какие детали биографии Боба я не угадал, но и это вызвало одобрение.

- Ты как всегда - прикидываешься шлангом! - Он ласково потрепал меня по плечу, уходя. В целом я выдюжил.

Тут же за моим столом оказалась женщина - неплохая, хотя и несколько беззубая.

- Дарья Лепесткова, - представилась она.

Я тоже представился.

- Ты кто?

- А инженер. А ты?

- Зверовщица, - просто сказала она и, заметив, что я слегка вздрогнул, торопливо добавила: - Да тут всякие есть! Форельщицы... змеевщицы!

- Кто?..

- Змеевщицы. Тут раньше знатный змеесовхоз был - "Заветы Ильича". Поразбежались ныне.

- Кто поразбежался?

- И те, и те, - просто ответила она.

Я задумался... ну что ж... В раю и должны быть змеи?

- Рыбачить приехали? Пр-равильно! Тут такие черви! - сказала она, изобразив их пальцами рук... довольно художественно.

Опять я вздрогнул... Ну что ж. Привыкай!

- Вот это по-нашему, по-водолазному! - неслось от стола с какими-то гигантами (видимо, водолазами?), сидевшими с водкой.

Тут Лепесткова просто и безыскусно пригласила меня к себе, на дальнюю звероферму, при этом честно предупредив, что автобус туда (а значит, обратно?) ходит лишь по вторникам. То есть сегодня. Я стал обдумывать это предложение, но тут между нами возник Никита, красный, всклокоченный, в последнем градусе гордости и обиды.

- Ну, мы плывем или нет? - произнес он, надменно выставив вперед ногу (босую).

- Погоди... сейчас!

Прервал мои напряженнейшие раздумья!

- Тогда я один. - Он двинулся к выходу.

- Погоди! - Я догнал его. Он остановился. Кинул взгляд на Колю-Толю и Толю-Колю, братающихся с водолазами.

- Позови их, - холодно Никита сказал.

- Нет уж! - вспылил тут и я. - Это... чисто твои фантомы. Ты их и зови!

Вздернув голову, он пошел. Я тоже и на пороге остановился. Оглянулся. Гвалт, запах прелой одежды, кислого пива, табака!.. Потерянный рай! Я вышел.

У лестницы догнала нас Дарья Лепесткова, заманчиво показав пальцами червей. Мы встали в нерешительности... особенно нерешительно, надо сказать, выглядел Никита.

- Но черви-то нам всяко нужны! - сказал я. Не хотелось расставаться с этой жизнью. Никите, я чувствовал, тоже...

- Ну давай, - добродушно произнес Никита.

Пройдя по улице далее, по указаниям Лепестковой, мы полезли в овраг. Спускаться было довольно склизко. Навоз. Слежавшаяся, обильно "удобренная" и от того особенно скользкая солома.

Никита весь был во власти страданий, которые сам же и учредил.

- Предатели! - бормотал он, имея в виду, очевидно, братанов.

- Ну, ты, как всегда, не прав! - утешал его я. Они ж и союзниками нашими никогда не были... почему же предателями их считать?

- А... тебе все нравится! - Он махнул короткопалой рукой.

Ну... почти всe. Овраг, во всяком случае, нравился мне: много полезных вещей - прочно скрученные пружины от матраца, рядом - почти целый зипун, впрессованный в землю, местами проросший голубыми цветочками и травой. А черви - вообще отменные. С руку! Тихо парил навоз.

- Ат-тличные черви! - вскричал я.

На обрыв взошла чудесная девушка в короткой юбке и, лихо махнув двумя руками, выплеснула ведро с помоями - картофельные очистки повисли у нас на ушах, как ряд сцепившихся "восьмерок", считающихся, как я где-то слыхал, символом совершенства.

- Все! Хватит! - Никита заорал и стал карабкаться из оврага.

У катера я задержался чуть-чуть: Лепесткова чертила мне на папиросной пачке, как можно достичь зверосовхоза водным путем.

- Скоро ты? - Никита метался по палубе.

- Отстань, зудень! - сказала Лепесткова, глянув на него.

Никита вздрогнул, поняв, что это слово прилипло к нему уже навсегда.

7

- Ногу у нас украли! - снова запричитал Никита, выруливая за буй.

- Нет, - опять внес я поправку. - Улетела она.

- Как улетела?

Я лишь вздохнул. Никита встряхнул перед собой карту, показывая, что отныне намерен доверять только ей... всяческие фата-морганы должны уйти, как туман. Лишь строгие научные данные...

- Вот! - Он уставился в карту. - Примерно... через десять миль будет Погост... В смысле, - спохватившись, добавил, - большое рыбацкое село. Там, - блаженно потянулся он, - в баньке помоемся... выпьем! - Он сладко зажмурился.

- Было, - меланхолично произнес я.

- Что было? - вскричал он.

- Село. Большое, рыбацкое, - ещe более кротко добавил я.

- Когда? - он заходился яростью.

- Только что.

- Это!.. - Он не находил слов, чтобы заклеймить то, что мы только что с ним покинули... Уж во всяком случае - не село.

А где "то" село? Вокруг было тихо, пусто.

- Смотри ты в карту, - миролюбиво произнес он.

Я глянул. Мы с ним вздохнули. Работая на наших верфях с первым допуском секретности, мы знали (как, впрочем, и все), что населенные пункты на наших картах, с целью конспирации, всегда ставятся со сдвигом - чтобы враг в них не попал. Враг в них и не попадет. Зато мы - попали, но уходим, не поверив реальности... предпочтя заведомо ложную карту. Ярость Никиты грызла теперь пустоту. Ни домика, ни даже лодки! Берега загажены проходящими тут иногда плотами с лесом - прокисшие сучья в застое у берегов, кора, топляки - черные, полузатонувшие, похожие на крокодилов.

Мы шли по карте. Но, увы, не по жизни!

Помню, как грустно шутил наш Игорек, стоя с нами у штурвала:

- Береги, Валерик, берег реки!

Да. Этот берег стоило бы поберечь!

Грустный пейзаж! Поругана не только природа, но уже и та техника, что порушила природу. Вмешались, изгадили и бросили. Ржавая узкоколейка вдоль берега разломана, торчат рельсы, лежит опрокинутая платформа. Погуляли!

Разруха смотрела на нас мрачно: приехали тут! Все вокруг сломано, а эти вдруг ездят! И наше железо поддалось - послышался гулкий стук, заколотило в трюме. Мы кинулись туда. Игольчатый подшипник, поставленный Колей-Толей, взорвался изнутри блестящими иглами, рассыпавшимися по трюму. Вал, освободившись, стучал в дно. Горячий привет от Коли-Толи: "Что - далеко уехали без меня?" Ещe один укор Никите, что ради карты бросил живую жизнь... при всей еe омерзительности. Мы прошли немножко по инерции и встали. И главное - выехали на широкий мрачный разлив, где и течения не ощущалось. Я робко надеялся, что течением нас отнесет понемногу обратно, но, кажется, и течение здесь умерло.

Только торчали из воды голые черные стволы... затопленный лес, погубленный водой... да и вода с торчащими пиками гляделась скорбно.

Между тем уверенно вечерело. Не только пространство, но и время тут убито? Что за обрезок дня? Похоже, что для нас начался он не рано... и "солнечная лестница" знаменовала собой не начало, а середину, а может быть, и конец дня. Неспокойно было - словно бы это лично мы повредили и пространство, и время. Не все, может, именно мы, но в принципе - мы, люди, покурочили всe. Катер остановился. Всё... Полная безжизненность! Приплыли.

Я огляделся. Даже птица досюда не долетит!

- Все-таки мое село было лучше, чем твое село! - не удержался я.

- Ну конечно, я бездарь! Что я могу создать! - усмехнулся Никита.

- Нет... ну что-то в этом есть! - Со всем доступным мне энтузиазмом я оглядел этот вакуум. Да-а... Кроме скомканной карты в рубке, никаких других радостей не видать.

- Нет - ну села тут вообще есть, - кивая на карту, произнес я. - Вот Мошкино. Крупное село. Шамокша! А дальше - вообще: Лодейное Поле, Свирьстрой!

Я надеялся, что названия эти здесь, в тиши, прозвучали достаточно звонко. Но Никита не оживал.

- Ясно, - проговорил он глухо. - Только мне их никогда не достичь.

- Ну почему? Почему?! - взбадривал его я.

- Потому... Сам знаешь! - убито произнес он. - Даже лосиные мухи нас покинули!

- Да! - Я попытался рассказать об этом радостно: как, хлебнув Ладоги, мухи переполошились и улетели, в форме лося, прихватив, кстати, вполне реальную ногу... последнее, кстати, средство передвижения, на котором мы могли бы спастись... Истратив последнюю бодрость, и я приуныл.

- Ну-ну... давай! - грустно усмехнулся Никита. Мол, давай, плети свое, у тебя хотя б это есть!

Обрушилась тьма. И тишина. Бесполезность любого разговора, да и любого действия тут были как-то особенно очевидны. Невозможно вычерпать наперстком всю тьму Вселенной, которая тут навалилась на нас. Даже звезды она поглотила: ни огонька. Тут даже бессмысленно разговаривать: жалкий лепет. Но и во всем этом что-то было. Величие тьмы. Я хотел было поделиться с Никитой этой мыслью, но промолчал... Не стоит разрушать это мелким трепыханием! Мы стояли на корме молча и неподвижно. Даже течение, которое должно бы нести нас назад - от Онежского озера обратно к Ладожскому, отсутствовало тут. Мы стояли в полной темноте, тишине и неподвижности. Абсолют.

- Смотри! - вдруг прохрипел Никита. Лицо его смутно белело передо мной. Мне показалось, что оно осветилось. Я обернулся. Застыл.

Холм на горизонте, чернеющий во тьме (при желании его можно было принять за неподвижную тучу), вдруг вспыхнул тысячью огней!

Что это? То самое "село", в которое так стремился Никита? Но это, судя по огням, целый город! Обалдев, Никита счастливыми глазами глядел на меня. Значит - и моe иногда сбывается? - говорил его взгляд.

- Да... - после долгой паузы произнес я.

Говорил Никита, что надо плыть дальше... и был прав. Но мы-то не плывем, а стоим. Более того, наверняка нас тихо, незаметно, но все же сносит течением назад. Значит, мы не приближаемся к этой... фата-моргане, а удаляемся!.. Нет! Приближаемся! Сперва я убеждал себя, что это мерещится. Как? Двигатель-то не работает. Но - неоспоримый уже факт: приближаемся! Как?

Никита глядел на меня потрясенный, счастливый... И он может творить чудеса, делать самые дикие мечты явью! Огни приближались, становились все выше и ярче! Это не село! Дом! Огромный! В двенадцать сияющих этажей. Откуда он здесь, в этой дикой местности, где и берегов-то нет? И вот он навис уже рядом, озарил нас. С отчаянием мы с Никитой переглянулись: рейсовый теплоход! К тому же - на нашей убогой лодчонке нам надо бешено отгребать в сторону, пока эта фата-моргана не расплющила нас! Когда это ложное зарево растаяло, тьма показалась особенно темной и бесконечной. Всe! Больше ждать нечего. Мы с Никитой спустились и молча улеглись в наш саркофаг.

Сон плотно прилегал к той яви, которая окружила нас тьмой... в которую мы зачем-то так усиленно забирались... Наверное, не ощутив тьмы, не оценишь и света. Но где - свет? Мало его на земле. Кругом ночь, долгая, беспросветная, глухая! И вот сон.

...Мы с Никитой сидим в какой-то абсолютно темной комнате и молчим. Если абсолютная тьма и тишина, то откуда я знаю, что в комнате, что с Никитой? Но так бывает во сне. Мы тяжело, долго молчим, потом Никита глухо произносит: "Ну что ты ко мне все цепляешься? Ты ведь знаешь, что меня давно нет?"

В каком это мы году? Упираясь во что-то ладонями, я пытаюсь вылезти - и просыпаюсь. Но "просыпаюсь" в другой сон. Счастливый... Это, надо понимать, рай. Какой-то город с мраморными мостовыми... или такой дворец? Гладкий, с узорами пол покрыт по щиколотку прозрачной водой, просвеченной солнцем. И мы с Никитой, босые, голые, идем по этому городу, временами оскальзываясь в воде, на камне - смеясь, хватаемся за руки, поддерживаем друг друга. И идем дальше. По краям, чуть приподнятым над водой, - колонны, высокие арки, за ними - новые залы с тонкой светлой водой. Это, надо понимать, уже сон к рассвету. Сон рассеивается, тает... но он все ещe есть. Ещe поддержать, не отпускать это счастье!

Всё! Открыл очи - до бесконечности выжимать этот счастливый сон невозможно. В катере уже можно что-то видеть... Но Никиты на полке нет! Я резко сажусь, стукаюсь о переборку. И - снова тишина. Неужели сбылось страшное? И тут сверху доносится сладостный звук! Можно подробно и четко видеть глазами, но и ушами тоже, но это лишь тогда, когда хорошо знаешь объект. И тут - по короткому энергичному бряканью я сразу представил всe - и задрожал от радости, все мгновенно увидев. Никита уютно, по-турецки сидит на корме, скрестив босые грязные ноги, и вяжет к спиннингу нашу любимую, радужного отлива, блесну, иногда тихо брякая ею по палубе. "При... стая" - так мы ласково, но не совсем прилично называем еe за то, что, только стоит вынуть еe из сумки, она сразу же пристает и цепляется ко всему вокруг. Жизнь продолжается? Я вылез на палубу. Бр-р-р! Суровое пространство вокруг словно слегка припудрилось, посветлело. Никита, подняв башку, грустно и как-то отчаянно улыбнулся мне. Слайд лета. Ложная заря? В этом пространстве верить ничему нельзя.

Потом Никитушка встал на свои изящные, миниатюрные ножки и с легким вздохом закинул блесну. Жива ещe надежда!.. чуть-чуть жива.

Стал выматывать - леска резала темную, мертвую воду - и вдруг встала. Тормоз на катушке спиннинга затрещал резко в глухой тишине.

Мы переглянулись.

- А-а! Топляк! - на всякий случай мрачно произнес Никитон, продолжая, однако, наматывать.

Топляк? Полусгнившее, полузатонувшее бревно, которых тут множество? Похоже на то. "Добыча" шла туго, но мертво, ни разу не трепыхнувшись.

- ...Дохляк, - бормотал он, не спуская, однако, глаз с конца лесы, напряженно режущей воду.

- Подсачник! - вдруг дико заорал он, с привычной уже мне яростью глянув на меня. Да - на бревно не похоже, хотя размерами... - Подсачник! - прохрипел он. С грохотом я свалился в трюм, стараясь забыть о боли в ушибленном колене, отмотал сетку подсачника от разного хлама в трюме, вылетел наверх. Да-а-а. Вдвоем с Никитушкой мы с трудом подняли на палубу нечто. Действительно: полущука, полутопляк. Черная, с зеленой накипью плесени. Сколько лет, а может, столетий, она нас тут дожидалась? Одна голова еe с трудом помещалась в подсачник. Было четкое ощущение, что это не мы ее поймали, а она нас. "Щука с руку" - мечтали мы в детстве. Нет. Эта, скорее, с ногу! И что более всего поражало - полное еe безразличие к судьбе. С трудом вытащенная нами, она так и лежала, как бревно, мордой в сетке, не делая никаких попыток изменить обстоятельства, и только ощеривщаяся черная пасть с белыми загнутыми зубками да глаза-буравчики позволяли надеяться на то, что она все же питает к нам некоторые чувства. Да. Щука сказочная. Но у такой язык не повернется просить об исполнении каких-то желаний. Одно лишь желание - расстаться. Но не вспылит ли она и не устроит тут бучу? Ась?.. Удивительно молчаливая щука. Особенно страшно представить уху из неe. Мы с Никитой молчали. Да - представить себе более красноречивое послание судьбы невозможно. Ясно всe. Не стоит больше дергаться. Бери со щуки пример. Лечь, что ли, спать, вечным сном? Мы с Никитой переглянулись. Солнце привстало - и тут же бессильно упало. Сумеречная зона, где нам теперь жить... после жизни... Всё!

- Смотри! - вдруг прошептал Никита.

Я посмотрел. Но лучше бы я этого не видел! Хорошо тут встречают нас. Чуть слышно тарахтя, почти беззвучно, бесконечную эту плоскость резала большая деревянная лодка. На корме ее понурилась фигура, вызывающая самые зловещие ассоциации - в плаще с глубоко надвинутым капюшоном, согнутая, неподвижная. Бр-р! И - груз соответствовал. Первая лодка тянула за собой вторую, и наклонно лежащий в ней длинный прямоугольный ящик не вызывал никаких сомнений в своем содержимом... Гроб!

Да-а-а. Хорошее место. Следующими, видимо, отбуксируют нас. Впрочем, чего нам ждать? Любое движение лучше этой застылости!

- Давай! Цепляйся! - заорал я. - Кидай эту... "При... стую"!

Никита с отчаянием глянул на меня: а другого ничего не будет?

Нет. Другого не будет ничего.

- Так отцепи же! - заорал он.

Самое приятственное, конечно же, мне. Знакомство с пастью зловещей щуки... которая никак, впрочем, не прореагировала на извлечение блесны из костистой губы. После чего я спихнул это сказочное бревно ногой с палубы. Щука пошла вглубь, не шевельнув ни листочком. Уф! Эта подруга тьмы наконец исчезла.

- Кидай же! - брякнув, я кинул блесну на палубу. Никита замахнулся спиннингом. Есть! "Приемистая", так назовем еe, зацепилась за вторую лодку. Удачно, что не за гроб! Фигура впереди, к счастью, не обернулась. Не хотелось бы раньше времени видеть этот оскал! Никита, упершись грудью в рубку, ухватив спиннинг, ждал... Потащило! Фигура не оборачивалась. Это понятно. При еe масштабах работы пара лишних клиентов - пустяк. Тянулась сумеречная зона... потом жизнь стала вдруг расцветать. Как ни странно, нас тащили назад, к похеренному нами селу. На обрывах реки - красивые избы в высоких цветах, окна припорошены белыми ветками яблонь... Из каких-то сладких воспоминаний фраза приплыла: "... На пороге нашего дома лежит дым и корова... ".

"Наш рулевой" свернул к берегу, к покинутой нами "солнечной лестнице", к бревенчатому причалу. Возвращенный рай? Фигура в капюшоне, причалив, как-то гибко и бодро перебралась к "ящику", скинула его в воду и, приподняв снизу балахон (открыв прекрасные белые девичьи ноги!), вытащила ящик на берег. Некоторое время волоком тащила его к оврагу (тому самому, где недавно нам вешали на уши кожуру). Как дивно этот овраг гляделся после прожитой нами зловещей тьмы!

Фигура, опустив подол (дивные ножки в последний раз мелькнули), сбросила крышку ящика, стала нагибать его. Оттуда с веселым писком стали вываливаться ярко-желтые цыплята. Вразвалочку они бежали к оврагу, рылись клювом и лапками, отважно карабкались по скользким, дымящимся навозом, покатым склонам, срывались и снова карабкались!

Фигура, постояв неподвижно, вдруг привольным и гибким движением откинула капюшон - и открылась чудная девичья головка с буйными рыжими кудрями. Вот так!

8

Завороженные, мы двинулись к ней. Гладкая поверхность воды, просвеченной солнцем. С дальнего, еле видного берега долетает голос, как будто он совсем рядом:

- Алена-а-а! На инкуба-аторе была-а-а?

Мы высадились на берег. Будем тут жить, пока хватит наших сил, а не хватит - тут и умрем.

Так-так-так... Черви! Вот что нужно нам для успеха! Мы полезли в овраг.

Отодрали какой-то присохший к земле зипун - вот где влажность и настоящее богатство. Ат-личные черви! Только хватай.

- Тащи его! Уйдет!

Пока что мы червей перетягиваем, а не они нас!

Сверху на нас выплескивали лапшу и кожуру, но это не могло помешать нашему счастью, наоборот - где-то его подчеркивало.

Ласковые крестьянские дети сверху кидали в нас мелкими камешками, правда, довольно метко - и радостно вскрикивали в ответ на наши вскрики. Пришлось таз, подаренный нам Колей-Толей и предназначенный для червей, надеть нам на головы - сразу на две головы. Под меткими ударами таз громко звенел, но мы с Никитой, соединенные тазом, только смеялись. Ого! С трудом устояли на ногах. Тяжелая артиллерия! Кто бы это мог поступить таким образом? Наверняка только близкий человек. Мы глянули из-под таза... Именно! Коля-Толя. Своего таза не пожалел, лишь бы к нам достучаться!

- Давай ты! - сказал Никита.

И я, как опытный дипломат, стал карабкаться вверх для переговоров.

- Что за бардак в форме одежды? - сурово встретил меня наш друг.

Действительно: для тепла надел короткий свитер на длинную рубаху. Торчит. Непорядок! Поправим.

- Ну... как ты тут? - слегка виновато спросил я. Бросили друга.

- Нормалек! - ответил он. - Тут отлично, вообще. О...вающее строительство!

Действительно, скелеты каких-то огромных сооружений маячили вокруг.

- По-простому... - начал он фразу.

Действительно - куда уж мне сложности?

-... одно только тебе скажу: тут мазут перекачивают из танкеров в цистерны! Понял? Ну как это тебе? Остаешься?

Сказочное местечко!

А мы-то хотели позаимствовать тут чистоты, прильнуть к истокам... Но реальная жизнь!.. Мазут как форма существования.

- Ладно уж! Пошли, - снисходительно произнес Коля-Толя.

- А... где твой брат? - Я искал хоть какую-то заминку. Не так сразу! Глядел вниз на Никиту.

- Что-то ты стал тупеть в разговоре! - вспылил Коля-Толя. - При чем тут мой брат? Нашел тут себе красулю, о`кей... Ну - идешь-нет?.. А, Телефон Тарасыч! Салют! - так встретил он карабкающегося Никиту.

От такого приветствия Никита, настроенный решительно, слегка обалдел, открывал-закрывал рот, не в силах ничего вымолвить.

- Друг твой совсем стал тупой - ничего не соображает. Не просыхал, что ли? - спросил Коля-Толя у него.

- Э... - произнес Никита.

- Да и ты, я вижу, бухой. Кто трудится, а кто не просыхает. Ну ладно, пошли.

Мы с Никитой безвольно последовали за нашим Вергилием... У каждого человека свой пейзаж. С ним мы сразу оказались в бескрайнем сплетенье путей, составов цистерн и платформ, свалками по краям, на первый взгляд, хаотичными, но полными смысла для него. Шпалы черные, просмоленные...

- Что делают, а? - сказал он Никите, кивая на темную цистерну с надписью "Светлые нефтепродукты".

Тут же и жили люди. Настоящий бедонвиль... бедно-виль, сложенный из похищенного прямо тут, на станции. Коля-Толя тут свой - хотя лишь утром появился. Но... Что кому дано! А нам трудно в это войти.

- Видал? - кивнул на огромный обугленный скелет гигантского сооружения. - Нефтяная фирмочка тут одна была - зарядила все заправки бензином пополам с соляром. Умники! Полгороду карбюраторы забило - прочихаться не могли. Вот - маленький пожар!

Все тут - его. Быстро вошел. Луч света в темном царстве!

-... я тут тисо-самшитовую рощу насажу, - донесся до меня говорок Коли-Толи, - тогда они меня только через "ЮНЕСКО" достанут!

Не успеваю следить за полетом его мысли.

- Пить будешь? - вдруг обратился он ко мне неожиданно демократично.

- На свои - нет! - собрав всю волю в кулак, ответил я твердо. Потом эта формула, найденная там, не раз спасала меня.

- Ну?.. А на общие? - ласково спросил он. От удивления я даже остановился. Что это с ним? Заговорила совесть?

- А... где они? - заинтересовался Никита.

- А заработать надо! - сурово произнес он. А мы-то было расслабились. - Ладно, - снова смягчаясь, произнес он. - Я тут одним полкузова поддонов накидал - надо закончить.

Видимо, будем теперь жить тут, зарабатывая мелкими погрузочно-разгрузочными работами и тут же тратя, по указаниям Коли-Толи, на вино.

Платформа, идущая по инерции, остановилась рядом, привезла нам ржавый натюрморт... Бери, строй, живи!

- Тут на четвертом пути две мехсекции вина - пока хватит нам, - решил нашу судьбу Коля-Толя. - Надо выпить, перед дракой-то, - мягко добавил он.

Заманчивые перспективы!

- Какая драка-то? - поинтересовался я. Мы с Никитой тормознули, пытаясь устоять над пропастью народной жизни, в которую падали.

- Так с местными, - терпеливо, как несмышленышам, пояснил наш гид. - Ты что думаешь - они за так это отдадут? - Он обвел рукой окружающее нас богатство.

- Да. Конечно, - интеллигентно согласился Никита. Ждет нас неправый бой. Нет у нас четкого классового чутья, умения провести границу... Помню, как Никита, причесанный, а-тю-тю-женный, с чертежами в руке на защиту своей диссертации шел - как вдруг его ханыга остановил: "Пошли!" - "Да я тут, - забормотал Никита, разворачивая зачем-то чертеж, показывая, - вообще-то диссертацию иду защищать... " - "Ладно. Брось. Скажи лучше - зачем ты вчера ушел? Не делай больше так!" Под этим неумолимым нажимом Никита последовал было по указанному пути - лишь Ирка, увидев все в форточку, кинулась и сумела его отбить. А так бы!.. И тут Никита боялся этого, потому и бежал. Но не скрылся.

- Вон поддоны хватай! - Коля-Толя указал нам путь в сумрак склада.

Все? Прежде чем утонуть в этой жизни навсегда, мы оглянулись на прежнюю. Виднелась река, наш катер у пирса. Единственный, кто мог изменить нашу судьбу, - это Игорек с его высокомерием: "Простите. Не имею чести. Пардон... " Но где он? Мы с Никитой переглянулись. Заслуженный ад!

- Нет... мы, пожалуй, поплывем, - пролепетал Никита, чуть качнувшись к обрыву.

- А у вас что - подшипник цел? - проницательно усмехнулся Коля-Толя.

Знал свой товар.

По зеркальной водяной глади доносилось сюда:

- Ален!.. Ты куда собралась?

- А на свидание! У меня же свидание есть!

Не с Толей ли Колей, беглым каторжником?

Вздохнув, мы двинулись к складу.

9

- Постой! - заорал вдруг Никита.

На далеком речном горизонте встал вдруг серебряный паук.

- Оно! - Никита произнес. - Судно. На воздушной подушке!

Тогда вблизи оно казалось огромным, а с высоты и издали - так... паучок-с!

- Там же... ботинки мои! - обрадовался Никита и, прыгнув, стал съезжать по наклонному скату с острыми камешками... говорю об этом ответственно, потому что сам поехал за ним. Какое счастье, что Никита вспомнил свое купание, когда нырнул в воздушную подушку, а вынырнул босой. Помнит! Значит, не пропил ещe свой мозг.

Судно поднималось из воды на дрожащих призрачных лапах... потом стало оседать, выруливая к берегу. Уже можно было разглядеть пассажиров. Один из них махал нам ладошкой, лениво-грациозно... Игорек! Спаситель наш! Только он так может махать!

- Игорек! - воскликнул я радостно. Никита окаменел. Ах, да. Они же в ссоре - после того происшествия у Игорька в мастерской, куда мы прибыли к нему с, кажется, Викой? Да. И кончилось это, с явлением Ирки, не лучшим образом... Но сейчас-то, сейчас! - я ел глазами Никиту. Судно оседало, причаливало. Никита сделал было рывок, чтобы кинуться головой в воздушную подушку, но опоздал. Неужели появление друга не заменит ему ботинки? А? - я по очереди глядел то на Игоря, то на Никиту. Игорь сошел последним, не спеша... Точней - предпоследним: за ним следовала на тоненьких каблучках пышная молодая особа.

- Это ж... Вика! - радостно заорал Никита и кинулся жадно еe целовать.

Игорек насмешливо наблюдал эту сцену, поблескивая очечками. Наконец он обратился ко мне:

- Объясни мне, пожалуйста, кто этот человек, который так жадно целует мою девушку?

- Но это же... Вика! - пояснил ему счастливый Никита. - Помнишь, с которой тогда вышло... не очень хорошо? Приехала! Значит, простила? - Взяв девушку за плечи, любовался ею. - Теперь - мир?

Да. Стоило умчаться в такую даль, чтобы Никита почувствовал себя наконец свободным и, значит, счастливым. И мы - снова друзья, и нет между нами злобы.

- Это-то Виолетта, - холодно произнес Игорек. - С Викою мы давно расстались. Ты, Никитушка, как всегда, пьян.

Никита, понурясь, отступал, скукоживался, гас на глазах... и упал бы с причала в воду, если бы я его не удержал.

- А зачем ты вообще притащился сюда? - уже воинственно произнес Никита. - Я тебя не звал.

- Точно? - насмешливо спросил Игорек - А как же это... Я сижу у себя в мастерской, элеган-т-но работаю... И вдруг влетает твоя душа, вся облепленная мухами, - Игорек поморщился, - и кидается ко мне! Причем вся какая-то растерзанная, растрепанная... Вверх ногами!

- Так вот... где она! - вздохнул Никита.

- Это когда ты прыгнул в воздушную подушку! - Я кивнул в сторону судна: воздух как раз вздувался под ним. - Душа, с испугу, и покинула тебя.

- И почему-то ко мне прилетела, - добавил Игорек.

- Да потому что он любит тебя, дурака! - вскричал я.

- А... ботинки были на ней?! - страстно вскричал Никита.

- На ком? На душе? - Игорек удивленно поднял бровь. - Не помню!

Судно отходило, поднималось. Горячее пространство дрожало под ним. Никита, вдруг взревев, кинулся вниз головой с причала, туда. Сколько сил бурлило в этом, почти прозрачном объеме, где вроде бы ничего нет: Никиту трепало, надувало, переворачивало. Судно ещe громче взревело, приподнялось - и вышвырнуло Никиту из-под себя. Сперва мелькнули над водой его ноги, потом запрыгала его голова, судорожно распахнутый рот, вытаращенные зенки. Потом он вдруг победно выбросил вверх кулаки... на них красовались его ботинки! В лишениях они, конечно, скукожились, еле-еле налезали на кулачок, но - вернулись. Значит, и жизнь возвращается! Со второй попытки Никита выбрался на помост, стоял, счастливо раскачиваясь. С кормы отходящего судна вдруг слетел бледный призрак Никиты - его душа, сияющая сотней радужных крылышек... Она приблизилась к оцепеневшему Никите и, как влитая, вошла в него... а мухи улетели.

10

Душа Никиты на месте! Мы, улыбаясь, смотрели друг на друга. И тут вдруг с обрыва скатилась огромная железная бочка и, свалив всех нас с ног, прокатилась по нам, расплющив. Вскочили, встряхнулись. Да-а-а... Лишь Виолетта сделалась ещe краше! Бочка, тем временем, кувырнувшись ещe пару раз, грохнулась на нос нашего катера, едва его не утопив, и прочно встала. "Как изваяние на носу галеры", - сказал классик про красивую женщину... Но здесь это сравнение не подходит. С обрыва ссыпался Коля-Толя.

- Вдруг откуда ни возьмись... - нагло произнес он, любуясь бочкой - Вот - дегтя достал!

Опять, видимо, на наши деньги! Сколько же можно их трепать?

- Отличный тут деготь делают... в смысле - томят. - Коля-Толя по-хозяйски взошел на нос, поглаживал бочку. - В смысле - кладут бревна в землю, поджигают, закапывают. И вот! - Снова залюбовался. Видно, решил с нашей помощью возродить забытые купеческие традиции своей династии "Совковъ. Деготь. Дедушка и внучок". Но, надеюсь - теперь это наше всe? Вложились в деготь?

- Так что... на рюмку дегтя всегда можете рассчитывать! - подмигнул он. Все молчали, ещe толком не опомнясь.

- Кто это? - холодно спросил Игорек.

- Это наш друг... и партнер, - ответил я осторожно.

- Странно... - обронил Игорек. Вот кто вернет нам нашу честь, нашу этику и эстетику! - Вижу - вы, с вашей слоновьей грацией, вляпались в очередную лабуду. Голубчик, чего тебе? - с ледяной вежливостью спросил Игорек и даже элегантно запустил два пальца в нагрудный карманчик, словно собираясь дать расчет этому типу. Но все, кто знал Игорька, прекрасно понимали, что денег он не даст никогда. "Чудовищная бедность!" - любил повторять он, призакрыв глазки, нашлепнув нижнюю губу на верхнюю, скорбно покачивая головой. На самом деле - в восторге от своей жадности. Денег он не вытаскивал никогда. То есть движение это должно было поразить врага лишь своей элегантностью. Высокомерие его могло показаться шокирующим - только что сплющенный, уже надулся, как индюк... высокомерие его могло бы показаться даже излишним, если бы не большие пальцы ног, торчащие из рваных тапок. В этом весь Игорек.

- Так что, собственно, у вас за дела? - Он надменно глянул на Колю-Толю, потом, вопросительно, - на меня... Нашел толмача. Летописца!

Я как мог обстоятельно рассказал ему всe: как Никита в Москве купил лосиную ногу у некоего Гурама Исаакыча, с целью ублажить Ирку после провала своей диссертации, но Ирку не ублажил, а нога кровью слепила страницы его диссертации, после чего диссертацию пришлось выкинуть в Неву, а нога осталась. И как тут вклинился Коля-Толя, и не раз уже обогатился на нашей ноге, и как развелись на ней лосиные мухи в таком количестве, что подняли и понесли наш катер, да и сама нога на мухах летала теперь, куда хотела... Умолк, чувствуя неубедительность. Потом все же добавил, что в конце концов нога, это наше всё, наше главное и единственное вложение (кроме бочки дегтя?), теперь покинула нас, обидясь на наше безобразное поведение...

- И ты думаешь - в это можно поверить? - усмехнулся Игорек.

Мы молчали.

- Спроси у него! - Я указал на Колю-Толю, человека из народа.

- Мне кажется, он... э-э-э... пьян, - надменно произнес Игорек.

- Кто пьян? Я? - обиделся Коля-Толя. - Да дай мне волю - я вообще перестану пить!

- Вон она! - заорал вдруг Никита.

По крутому берегу за протокой, сквозь чащу и бурелом, лосиная наша нога скакала за лосем, который улепетывал на всех своих четырех от такого ужаса!

11

Сперва мы успешно гнались за ней. Коля-Толя, наш лиходей, золотые руки, серебряная душа, глаз-алмаз, все мгновенно наладил, обмотал сломанный вал какой-то портянкой и винтом поднял сзади бурун. Игорек из последних сил пытался быть снисходительным, но азарт захлестывал и его.

- А скажи-ка, дружо-ок, - обращался он к Коле-Толе, - сколько, как ты думаешь, срок действия твоей... э-э-э... портянки?

- А... еe знает! - азартно отвечал Коля-Толя, глядя вперед.

- Как утверждает... э-э-э... наш пьяный друг, некоторый запас прочности имеется, - перевел Игорек речь Коли-Толи для нас, культурных людей. Все-таки мы, трое, близки. Сколько мучились, много думали: "Жили не по лжи ли?"

Лось скрылся, и теперь нога уматывала исключительно от нас: крепко мы еe запугали! Но настигали-таки... И тут! Как раз возле омута зловещей щуки - послышался треск, потом грохот: срок действия нашей портянки вышел, и она разлетелась... До сих пор носим обрывки еe на груди как память о нашем героизме!

- Ну... всe! - побледнел Никита.

Мы тонули. Тот "дребадан", когда мы влетели на камни Шереметевской отмели, даром не прошел... воды в каюте было до пояса. Понятно. К тому же - пополнился экипаж. И бочка дегтя, образно говоря, оказалась последней каплей.

- Кто хочет - может уплыть! - произнес Никита. Но никто не покинул борт. Даже Виолетта.

- Отлично... тонем вместе! - заорал Коля-Толя.

Мы погружались. В гости к щуке... Надеюсь, она помнит нашу доброту?

Вокруг уже было абсолютно темно! Чистый деготь. Так что уже и непонятно: на воде мы или уже под водой?

- Смотри!.. - прошептал Никита.

Тихо мерцая, мимо нас с робким шорохом пролетал клин лосиных мух... вытянувшийся в форме нашего катера! Чуть замедлясь, пролетел мимо нас и стал удаляться... как красивая мечта, порвавшая с тяжелой реальностью! Мы убито молчали.

- Нехорошо, - капризно произнес Игорек, - когда форма опережает содержание!

Форма застыла (видно, обидевшись?). Потом вернулась, попятясь, - и села на катер, как чехол. С тихим чмоканьем нас вынули из воды. Мы полуплыли-полулетели. Мухи справлялись уже с трудом. Впереди, если верить карте, нас ждали Важины, Козоручей, Хевроньино, Пидьма, Плотнично, Ровский Карьер и наконец - Вознесенье.

Мы тихо двигались в абсолютной тьме. Лишь наш чехол сиял множеством крылышек.

- А чe? Гордо идем! - произнес Коля-Толя.

Версия для печати