Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Звезда 2002, 3

Стихи


        * * *
О, до чего же наша жизнь грустна!
Бывает счастье. Но оно уходит.
Звезда высокая передо мной - блесна,
Как будто в небе спиннинг кто-то водит.

О, до чего же наша жизнь темна!
Бывает солнце. Но опять ненастье.
И что такое сон? Быть может, счастье?
А пробужденье? Краткая весна?

Когда же будет плодоносный свет?
Ужели не дано его при жизни
Душе увидеть? Сердцу где ответ?
Ведь дорог он при общей дешевизне.

Все дешево при жизни было мне.
И сердцу не ответила судьбина.
Уж большая известна половина
Судьбы - потери грустные одне.

И если что осталось на душе,
То разве грусть о том, что жизнь проходит,
Как будто в небе спиннинг кто-то водит.
Иль я как окунь на блесне уже?

        * * *
Душа отстрадала. Стоит, как поденщик ненужный.
Куда и кому это все предложить?
Когда-то я был богатырь. А теперь вот недужный.
И годы - свое. А все хочется жить.

Зеваешь с утра. Надо чаю попить, накуриться - 
Бывалое сердце на день разогнать.
И как там в Писанье - умножит сторицей
Господь упованья твои. О, когда бы их знать!

Душа отстрадала. Глядит пред собой одиноко.
А с кем по душам? И на что уповать?
Звезда чуть мигает выс?ко, и боком, и боком
Мне вышло - последний свой чай по утрам допивать.

        * * *
Душа глубокая не знает
Порой, как выразить себя.
Сквозною раной в ней зияет
Вся жизнь, рыдая и скорбя.

А что и остается в сердце - 
Невыразимо потому,
Что нет названья боли смерти.
В предположениях тому - 

Что деется в душе, покамест
Витийствует поэта стих?
Какой расскажет мне акафист
О нисхождениях моих?

Такого в них, поди, не пишут.
Да и акафисту ли знать,
Как скорбь на скорбь, как бисер, нижут,
А тела смерть все ближе, ближе.
И вот уж нечего спивать.

Хохлацкая, вторгаясь, мова
Заменит русское словцо.
В душе молчит о жизни слово
Оставшееся остального.
И грустен человек лицом.

        * * *
Загадочна грехопаденья
Природа. Сколько ни живи - 
Найдутся в жизни совпаденья - 
Вот миг, и всё продешеви - 

Все твои скудные богатства - 
Всё, что накоплено в трудах.
И что там было - святотатство - 
Иль что страшней - увы и ах!

Уж поздно. Каяться пристало.
И что о жизни вспоминать?
Была вся жизнь, и вот не стало.
А что в остатке? - Благодать.

        * * *
Что-то тайное в небе вершится.
Слышно: дальний летит самолет.
Снег на крыши попоной ложится,
Ангел тайно о Боге поет.

Кто-то свет в темноте выключает
И уходит в объятья любви.
И душа в тишине замечает - 
Парки вяжут обрывки судьбы.

Сердце слушает Ангела тайну - 
Что поет он в ночной тишине.
С неба брызжется свет неслучайный.
Муж в соитье прижался к жене.

В небе - тайны любви и наитья.
Час ночной тишиною нашел.
Днем объявят планеты событья,
А пока на душе хорошо.

В небе Ангел свободный летает.
Видит он - ты задумчив и тих.
В небе вечная тайна святая,
И приходит таинственный стих

Прямо в сердце ночному поэту.
Ангел тайно о Боге поет.
Жизнь вращает живую планету.
Тишь сознанью уснуть не дает.

И творится наитие в сердце:
Бога слышит в природе оно.
И далёко, далёко до смерти
Парки шепчущей веретено.

Версия для печати