Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Звезда 2002, 12

Ответы на анкету "Звезды"

В № 6 “Звезды” этого года мы попросили наших читателей ответить на следующие вопросы:

1. Дают ли современные “толстые” журналы, “Звезда” в частности, адекватное представление о современном состоянии русской культуры?

2. Нужны ли “толстые” журналы как противовес массовой “лоточной” печатной продукции?

3. Какова степень достоверности получаемой Вами информации из “толстых” журналов, “Звезды” в частности, сравнительно с другими источниками: “тонкими” журналами, альманахами, радио, телевидением, Интернетом?

4. Нужно ли “толстым” журналам ориентироваться на более мобильные электронные средства информации?

5. Должны ли “толстые” журналы, “Звезда” в частности, придерживаться отчетливо выраженного политического направления или их роль прежде всего — культурная, способствующая выражению разных точек зрения, их диалогу?

6. Причисляете ли вы “Звезду” к какому-нибудь политическому течению, выражает ли журнал точку зрения какой-то конкретной политической партии?

7. Что в разделах “Звезды” вызывает наибольший интерес?

8. Чем можно (нужно) дополнить разделы “Звезды”?

9. Каковы общие достоинства и недостатки “толстых” журналов, “Звезды” в частности?

10. Какова общая оценка роли “Звезды” в современном культурном процессе?

11. Какую роль играет “Звезда” в Вашей духовной жизни?

Не имея возможности поместить на страницах журнала все ответы, мы сгруппировали их так, чтобы дать представление о наиболее характерных и ярких мыслях, высказанных по поводу роли “толстых” журналов, и “Звезды” в частности, в культурной жизни страны.

1. “Чтобы иметь адекватное представление, достаточно читать два “толстых” журнала, скажем, “Звезду” и “Новый мир” (И. Смирницкая). “Едва ли все вместе взятые “толстые” журналы могут ответить на вопрос редакции” (А. Фридман). “...Я бы скорее ответила отрицательно <...> книжный рынок, повинующийся изгибам моды, растет главным образом за счет спроса на второсортную продукцию. Груды агрессивной журнальной и газетной желтой прессы <...> никак не могут быть скинуты со счетов при оценке уровня современной русской культуры” (Д. Кауфман). “Мне представляется, что современные “толстые” журналы дают достаточно широкое представление о состоянии отечественной, да и мировой культуры <...> Очевидно, что представления о культуре, формируемые “Нашим современником”, отличаются от представлений, формируемых “Звездой”. Мне милее “пища” “Звезды”, но, вероятно, есть и другие вкусы” (С. Коробов).

2. “Толстые” журналы необходимы как прибежище высокой, неординарной, “авторской” литературы — в отличие от зловонной канализации “попсы” (С. Подольский). “Конечно, да, ибо остальное, перечисленное вами в этом вопросе, никакого отношения к культуре не имеет” (И. Назаров). “Толстые” журналы безусловно нужны — как вид печатной продукции, как чтение “всерьез и надолго”. “Звезда” <...> представляет собою издание не вполне массовое, рассчитанное на читателя достаточно образованного или желающего повысить свой духовный уровень. Для себя я не ставлю вопрос: или “Звезда” — или “Домашний очаг”; мне нужно и то, и другое!” (А. Муратова).

3. “В этом вопросе речь, видимо, идет о публицистических материалах, ибо в художественной литературе всегда есть доля вымысла. Безусловно, я более склонна в этом отношении верить “Звезде”, чем “желтой” прессе. Но чтобы определенно судить, насколько достоверна та или иная информация, по-моему, надо видеть все это своими глазами, участвовать в этих событиях, а где-то и самому быть политическим деятелем... Такой возможности у меня нет, и я к этому не стремлюсь. Кроме того, я не хочу верить пессимистическим прогнозам, из какого бы источника они ни исходили” (А. Муратова). “Для литературного журнала главное значение имеет художественный текст. А в публицистическом разделе гораздо важнее, чем собственно информация, ее анализ. Информацию как новость я, разумеется, получаю из других источников, более оперативных. Но выдаваемый “Звездой” анализ меня в целом вполне удовлетворяет, и авторам “Звезды” я, как правило, доверяю” (С. Коробов).

4. “Не нужно” (А. Фридман). “К чему бесплодно спорить с веком?” (С. Коробов). “Просматриваю все “толстые” журналы, выставляемые в “Журнальном зале”. Интересные (для меня) публикации распечатываю. Если их в одном номере много — покупаю номер” (И. Назаров).

5. “└Политические направления” — в головах читателей, каковые нужно просвещать. То есть избавлять от политических шор в пользу культурной очеловеченности и терпимости. “Звезда”, с ее призывом к “диалогу” как норме свободы, выполняет эту задачу лучше других “толстых” и прочих журналов” (Ю. Коновалов). “...При отборе литературных материалов критерий должен быть один — их качество, совершенно независимо от пристрастий и взглядов авторов. А что касается публицистики, то, полагаю, либерально-демократическое направление журнала “Звезда” должно быть сохранено. Это у меня такое ощущение, что у “Звезды” либерально-демократическое направление. Возможно, создатели журнала считают иначе” (С. Коробов). “Очевидно, что политика — разъединяет, культура — объединяет. Журналу стоит ориентироваться на высшее качество и многообразие авторской литературы” (С. Подольский).

6. “Журнал “Звезда”, по-моему, является политически независимым изданием”

(А. Муратова). “Естественно, “Звезда” — журнал либерального направления, несколько правее центра” (А. Фридман). “На мой взгляд, “Звезда” <...> не отражает какого-либо строго очерченного политического направления. Желательно, чтобы и в дальнейшем она не придерживалась однобокой партийной ориентации и оставалась выразителем широких гуманистических вкусов и взглядов” (Д. Кауфман). “Разумеется, политической ориентации журнала “Звезда” я не усматриваю, если не говорить о приверженности к демократическим, гуманистическим ценностям, таким как правда, справедливость, разум, честь” (С. Подольский).

7. “Мне “Звезда” интересна полностью. Но больше всего на свете я люблю стихи <...> и я, например, не возражал бы, если бы в каждом номере “Звезды” (а не раз в год) давались развернутые подборки лучшего нашего поэта Александра Кушнера. Но, повторюсь, меня увлекают и другие материалы “Звезды” (С. Коробов). “Довлатов. Наш в любом возрасте” (Ю. Коновалов). “В ваш журнал меня привело знакомство с творчеством Довлатова <...> Я до сих пор считаю Довлатова самым высоким и доброжелательным моралистом <...> и самым значительным прозаиком последней четверти ХХ века”

(Д. Кауфман). “Мне наиболее интересны разделы публицистики, критики, философии, эссеистики, путевые заметки, многие переводы, а также мемуаристика и исторические документы; так, в № 6 меня особо заинтересовали публикации Дины Хапаевой, И. Сухих и С. Яржембовского, в № 7 — Дэвида Бэкстона, Я. Гордина, К. Азадовского, О. Ронена <...> ...Меня привлекает в “Звезде” еще и то, что у вас почти в каждом номере встречаются материалы, посвященные еще двум почитаемым мною авторам — И. Бродскому и В. Набокову” (Д. Кауфман). “В “Звезде” я обращаю внимание прежде всего на поэзию, дневники-мемуары (к примеру, Лидии Гинзбург), эссеистику, литературное наследие, прозу — иногда, научно-культурологические сообщения. Все разделы достойны, если в них присутствует личность и творческая потенция” (С. Подольский).

8. “Как завзятый и безнадежный провинциал, я крайне заинтересован во “всероссийскости” журнала <...> Ну пусть бы в каждом номере был бы раздельчик или уголок какой для “Всей России”!” (С. Подольский). “В целом структура журнала меня устраивает<...> могу только пожелать большей “диалогичности” в журнальной публицистике” (С. Коробов). “...Было бы нелишним давать в каждом номере широкий обзор материалов, размещенных в новых книгах и в других “толстых” литературно-публицистических журналах <...> Я хотела бы обратить ваше внимание на журналиста Дмитрия Соколова-Дмитрича, который с начала текущего года почти еженедельно появляется в “Известиях” (Д. Кауфман). “...Обзоры современной литературы, как публикаций в других “толстых” журналах, так и отдельно изданных книг” (А. Фридман).

9. “Отсутствие хорошей прозы — это общая беда всех “толстых” журналов” (А. Фридман). “Достоинство “Звезды” (и других лучших журналов — “Нового мира” и “Знамени”, может быть, “Континента” <...>) в том, что она знакомит с замечательными произведениями русской и мировой литературы, а также дает глубокий и убедительный анализ происходящих процессов в отечественной и мировой культуре, политике, экономике. Это надо делать и дальше, повышая планку художественной требовательности (все же вздора, особенно поэтического, проскальзывает немало). Что же касается недостатков, то ужасно раздражают грубые фактические ошибки <...> А другой недостаток всех литературных журналов — их дороговизна, причем нарастающая. Уже и я не знаю, смогу ли позволить себе подписку, хоть и на будущий год (и районная библиотека наша практически ничего стоящего не выписывает). Я понимаю, что такая цена — не вина, а беда и для самих журналов, но, учитывая бедность российского интеллигента, вы рискуете в очень недалеком будущем остаться вовсе без читателей. Денег-то нет” (С. Коробов).

10. “Звезда” — интересный, спокойный журнал без визга, воплей и проклятий”

(А. Фридман). “Общая оценка роли “Звезды” в современном культурном процессе, на мой взгляд, чрезвычайно высока, и по пятибалльной системе журналу вполне может быть поставлена пятерка (<...> пусть будет с минусом)” (С. Коробов). “Высока оценка роли “Звезды” в современном возрождении российской культуры, что, кстати сказать, должно отражаться на тираже журнала” (С. Подольский). “...Все в “Звезде” меня устраивает. Спасибо за хорошую работу” (И. Назаров).

11. “Прежде всего — благодаря “Звезде” я открыла для себя такие вещи, как “Дикие пальмы” У. Фолкнера, “Золотые туфельки” В. Баум, “Трагедию Господина Морна” и другие произведения Набокова <...> Они сыграли большую роль в моей духовной жизни, а “Трагедия Господина Морна” сыграла определенную роль в жизни личной...” (А. Муратова). “Звезда” — это единственный и последний из 12-ти “толстых” журналов, который я продолжаю выписывать <...> Отсюда можно с легкостью судить о симпатиях и приоритетах в моей духовной жизни” (Д. Кауфман).

В заключение мы полностью приведем одно письмо, являющееся развернутым ответом на наш последний вопрос.

“Здравствуйте, уважаемая редакция журнала “Звезда”.

В № 6 за этот год были предложены вопросы читателям, из которых я выбрала для ответа только один, последний. Для того чтобы ответить на остальные, надо знать жизнь “толстых” журналов. Мне же из всех доступна только “Звезда”, точнее, я выбрала “Звезду”. Причины просты: живу в очень отдаленной деревне Алтайского края, местная библиотека последний раз подписывалась на “толстые” журналы лет 10 назад, районная библиотека почти недоступна. Знать о том, что и как происходит сейчас в общественно-культурной жизни страны, о чем пишут и говорят, хочется не только из собственного любопытства — к этому обязывает профессия. Я преподаю литературу. Общаясь с коллегами из сельских школ, поняла, что многие уже отказались от “толстых” журналов: подписка на них слишком дорога для школьного учителя, даже специальная, методическая, литература порой не по карману.

Начиная работу в школе (это было в 94 г.), я все же выкраивала деньги на подписку хотя бы одного журнала. Из всех предпочла “Звезду”. Ваш журнал покорил прежде всего своей интеллигентностью, которая осталась, как мне кажется, только в петербург-ском культурном слое. Понимаю, что петербургскую культуру и корежило, и выворачивало, и закручивало в вихре событий, которыми жила вся Россия, но в Петербурге сумели сохранить все лучшее, что присуще русской культурной традиции: уважение к чужому мнению, широчайший кругозор, умение вести беседу и полемику... Можно еще перечислять качества Вашего журнала, которые мне близки. Я никогда не была в Петербурге. Могу восхищаться этим городом на расстоянии, но одной фантазии, конечно, маловато. Петербург присутствует на школьных уроках литературы. Его культура, география, топонимика, бытийность, со-бытийность и над-бытийность — основа литературы ХIХ века, а на этой литературе пока еще держится вся школьная программа. “Прикоснуться” к Петербургу помогает Ваш журнал; можно сказать, и в прямом смысле. Беру свежий номер и чувствую — вот часть моего Петербурга. Мой Петербург — это Д. С. Лихачев, А. Ахматова, О. Мандельштам, Л. Гинзбург, Е. Шварц,

И. Бродский... “Звезда” — связь с этими именами.

Из всех разделов журнала в первую очередь просматриваю мемуарные публикации, письма и разборы классических авторов и книг. Это вызывает наибольший интерес и, надеюсь, всегда будет в журнале. Хотелось бы увидеть в прозаическом и поэтическом разделе имена начинающих питерских авторов. Это пожелание.

Так получилось, что во втором полугодии не смогла подписаться на “Звезду”: собирала деньги на поездку в Питер. Поездка не получилась, и без журнала осталась, о чем жалею. На уроках по Петербургу будут фантазии о Петербурге, а к следующему году постараюсь подписку возобновить.

С уважением

Ваша постоянная читательница Волынчикова Татьяна”.

Редакция сердечно благодарит всех наших читателей за ответы на существенно важные, на наш взгляд, вопросы, касающиеся состояния нашей литературной культуры в целом и “Звезды” в частности. Ответы наших читателей будут с благодарностью учтены при составлении дальнейших планов и литературной стратегии журнала.

С наилучшими пожеланиями на новый год!

Редакция “Звезды”

Версия для печати