Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Звезда 2002, 11

Пришелец

Роман. Перевод с эстонского Александра Томберга

1

Он пунктуально - в один и тот же день недели и в определенный час - приходил в старый второразрядный музей где-то на краю города, да, в жалкий музей естественной истории с непременным медвежьим чучелом - поддельная хитринка карих стеклянных глазок в печальном противоречии с облезлой грудью, свалявшейся шерстью, отдающей нафталином, и залитой киноварью пастью; эта ощеренная при помощи замысловатых стальных распорок пасть с пластмассовыми зубами, по-видимому, долженствовала создать у посетителей впечатление, будто зверь сейчас издаст радостный рык, наткнувшись на улей, кстати, услужливо придвинутый к его стопам, даже вон две-три пчелки на летке, правда, давно почившие. Двинувшись дальше, пожалуй, мы заметили бы волка, задравшего овцу. Однажды морозным утром тощего серого разбойника нашли на гребне сугроба: он лежал, оскалив зубы и протянув ноги. Однако в руках опытного чучельника Canis lupus помаленьку обрел былое достоинство, былую красу, так что даже вот расправился с овечкой.

Да, наш герой выбрал именно такой тихий музей, чтобы в рассеянном верхнем свете, льющемся сквозь матовые колпаки, думать свои думы, по поводу коих нам остается лишь строить догадки. Догадки? Ну, в некотором роде, поскольку молодой человек изредка делал пометки в маленьком блокноте, на обложке какового, хоть и таимой ревностно от посторонних взглядов, одной из музейных смотрительниц все же удалось разобрать каллиграфическую надпись: "Мысли о гармонии мира и ее обеспечении". От подобного словосочетания добросердечная тетушка, конечно же, покачала головой, но ее уважение к загадочному посетителю только возросло.

Кто знает, может быть, молодой природолюб и не очень-то задерживался возле крупных хищников, которых так безобразно опошлили, ибо еще больше его интересовало все живущее. Аквариумы с зеленой водной растительностью, колеблемой серебристыми пузырьками, исторгаемыми из резиновой трубки кислородного аппарата, и привычными маленькими обитателями: кардиналами, барбусами, неонами, нанностомусами, возможно, сильнее приковывали к себе вдумчивый взгляд его серых глаз. Хмуря бровь, разглядывал он какую-нибудь прозрачную рыбку, весьма нежную и кокетливую, сквозь которую даже водоросли просвечивают, не говоря уж о заглоченном корме, отчетливо видном в ее желудке: разглядывал долго и печально, дабы потом что-то записать в свой блокнот и с легким вздохом проследовать дальше.

Останавливался он, наверное, возле стрекоз и бабочек, размышляя о тонюсеньких булавочках, что пронзали их тельца и выстраивали на листах ватмана правильные, научно обоснованные группы некогда порхавших существ. Головки у этих булавочек самые миниатюрные, много меньше обычных портновских, но их все-таки ясно видно - крошечные болевые точечки в волосиках бархатистых спинок: мертвая материя фиксируется в состоянии более стабильном, чем эфемерная живая. И поскольку молодой человек задержал на них свой взгляд, мы не сомневаемся, что под его сорочкой матовой белизны, хотя бы раз, совершенно непроизвольно передернулись лопатки.

Со временем и две тетушки, вечно вяжущие смотрительницы прохладных залов, приметили сострадательный, по их мнению, нрав посетителя, и может статься, в одну из сред (допустим, молодой человек именно этот день недели выбрал для посещения музея) перед самым его приходом, заранее ожидаемым, поднялись со своих стульев с бархатными сиденьями и направились, волоча войлочные шлепанцы, к овечке, чтобы несколько отодвинуть ее от волка. Конечно, поступок недозволенный, но мягкосердечные пожилые дамы все же отважились на него; разумеется, лишь в том случае, если в музее не было экскурсантов, впрочем, нам ничто не мешает предположить такое. Да, может быть, они и в самом деле решились на это, однако, как мы полагаем, благодарности не снискали; по всей вероятности, молодой человек, подойдя к ним, тихо и вежливо сказал, что их прекраснодушный поступок не имеет смысла, поскольку он отлично знает, что волки нападают на овец. Порой одна жизнь должна сокрушать другую ради собственной жизни. Сие ни для кого не секрет, поэтому, мол, в следующий раз не надо, не трогайте... И молодой человек помог ужасно вдруг смутившимся смотрительницам положить овцу на прежнее место, дабы волк, хозяин и властелин, водрузил свою лапу на грудь поверженной жертвы, как все волки на этом свете, к числу которых относился и наш волк до того утра, когда его обнаружили на гребне сугроба с оскаленной пастью и неуклюже подвернутой под себя лапой.

В этом музее, конечно же, было несколько экспонатов в виде макетов - произведения декоратора местного театра: пещерные люди, которые пользовались каменными топорами и изображали на скалах эпизоды охоты на мамонтов. Мать кормит грудью ребенка (между прочим, вырезанного из бутылочной пробки), волосатый старик поддерживает огонь в очаге (красная лампочка от карманного фонаря) и еще двое-трое крупных, крепких мужчин, занятых каким-нибудь ремеслом, относящимся к той давней эпохе. Пещерные люди не знали лени и по ночам, в пустом музее, продолжали усердно заниматься своим делом в темноте. Любознательный молодой человек всегда находил минутку-другую, чтобы понаблюдать за нашими отдаленными предками - людьми каменного века.

Пожилые дамы, музейные смотрительницы, очень уважали постоянного посетителя своих владений и, разумеется, хотели как можно больше знать о странноватом завсегдатае. Спросить? Нет, на это они не решались, боясь рассердить его своими расспросами, к тому же опасались - а вдруг в очередную среду он уже не придет; страх вполне обоснованный, поскольку у городских властей не хватало денег для пополнения экспонатов. За последние три года поступили всего-то две злополучные скопы, да и тех подарил любитель-охотник. Та смотрительница, в обязанности которой входила продажа билетов, с удовольствием принесла бы сюда морскую раковину, стоящую у нее на комоде под изображением Иисуса, - большую розовую раковину, некогда взлелеянную теплыми водами, - но она слишком опасалась, а вдруг юноша вовсе не заметит это чудо природы, глухо рокочущее, когда приложишь к уху. Да, она боялась разочароваться, настолько глубоко разочароваться, что и сама более не испытывала бы прежней радости от своей раковины.

Тут, пожалуй, стоит сказать, что удар (мы имеем в виду неожиданное исчезновение с музейного горизонта постоянного посетителя), который нелегко перенести пожилым женщинам, который добавит горечи к горькому и без того хлебу их старости, - этот удар, право же, был мало вероятен, ибо молодой человек как-то раз подумал об опасениях добрых старушек и, проявив деликатность, не посмел бы их расстроить. Непременно известил бы, если бы ему предстояло ненадолго отлучиться. Более того - сообщил бы о цели поездки и ее продолжительности.

Н-да, но кто же он такой, этот молодой человек? Представляется, что однажды, чуть раньше или чуть позже, любопытство вконец одолело старушек и одна из них после очередного визита юноши тайком проводила его до дома, испытывая стеснение и сердечные муки, это уж несомненно, и тем не менее. Ее рейд завершился у маленького белого коттеджа в пригороде - весьма недурного, с ухоженным садом и беседкой в нем. А почему бы молодому человеку не жить в таком коттедже? Выглядывая из-за дерева, старушка увидела, как закрылась калитка, услышала, как хлопнула входная дверь, однако это ей, разумеется, ничего не дало. Не исключено, что у пожилой дамы появилось желание перелезть через забор и заглянуть в комнату с железной лестницы, ведущей на веранду, но мечты так и остались мечтами - как-никак она служит в солидном учреждении культуры, да и возраст не позволяет лазить по заборам, а кроме того, на окнах плотные занавески. Так что от ворот ей пришлось бы сделать поворот, не узнав почти ничего интересного. Но...

Коль скоро молодой человек, наш герой, в самом деле посещал названный музей, а пожилая смотрительница в самом деле проследовала за ним до дома, и произошло это к тому же зимой, а зима выдалась снежная, и тропинку в саду сильно замело, то любопытная преследовательница оказалась свидетельницей чуда:

- Сугробы несли его на себе! - испуганно сообщила она на следующий день второй заговорщице. - Просто уму непостижимо! И когда я пошла было за ним, то провалилась по колено, вот тебе крест, а он шествовал по рыхлому снегу, точно Иисус по воде, почти следов не оставляя. До чего же, видно, у него легкая поступь. Не знаю, в чем тут дело...

Они и впрямь ничего не могли понять, а та смотрительница, что выслеживала молодого человека, кстати, тетушка весьма дородная, плохо спала в последующие ночи: ей мерещились сугробы, подернутые тонкой синеватой корочкой (гребни у них были оранжевые, так как солнышко уже опускалось за железнодорожную насыпь), и молодой человек ступал по ним, словно невесомый. Н-да, он являлся старушке в ночных видениях обычно большим и странно переступавшим. Именно таких, не то шагающих, не то парящих, мы частенько видим на картинах Марка Шагала, хотя - нет никаких сомнений - старая дама вовсе не подозревала о существовании этого более чем известного художника, появившегося на свет в Витебске. Воздух будто потрескивал от мороза, а небо, на фоне которого четко вырисовывался силуэт молодого человека, казалось суровым, сумеречно-лиловым...

* * *

Дом молодого человека, жилье за непроницаемыми занавесками... Коли мы зашли так далеко, наверное, следует его описать. Обстановка, убранство, картины на стенах и все такое прочее должны кое-что поведать о самом хозяине. Разумеется, в том лишь случае, если последний достаточно обеспечен, чтобы все устроить по своему вкусу, - допущение, каковое и на сей раз ничто не мешает нам сделать.

Прежде всего обои, вещь весьма существенная, ибо с их помощью человек отгораживает себе от общего пространства нашей необъятной ойкумены заповедный пятачок, в котором и намеревается жить. Обои подошли бы светленькие, от одного вида которых жизнь представлялась бы яркой и радостной. Разве лишь чуточку анемичной, несколько слишком стерильной, но их светлая гамма, приятная для глаза, наверняка вселит в сердце наблюдателя покой и чувство уверенности, разумную радость при виде порядка, являющегося предпосылкой всякой свободы. И только обои в спальне отличались большей интимностью, некоторой идиллией; возможно, их розовато-красные тона (ладно хоть не младенчески розовые) вызвали бы ироническую улыбку скептика - ну, не то чтобы совсем уж ироническую, пожалуй, ее лучше назвать недоуменной усмешкой пришедшего в замешательство человека, да, примерно такой, какая появилась бы на устах закаленного жизненными передрягами мужчины, попади он в пансион благородных девиц минувшего века. Вероятно, это ощущение окрепло бы при более внимательном взгляде на узоры, а именно: на повторяющиеся изображения медведей, играющих в мяч, - и все же, отдавая дань истине, следует признать, что обои были весьма милы.

Кровать под покрывалом в синюю клетку воздействовала бы на наблюдателя в том же духе. Застлана она была с отменной педантичностью: стороны квадратов лежали в точности параллельно стене - тут и самому требовательному фельдфебелю придраться было не к чему. Хотя, может быть, именно в этом похвальном порядке было нечто такое, что не позволяло думать о присутствии женщины. Надавив на матрац, неожиданно жесткий среди всего этого зефирного антуража, можно было несомненно решить, что кровать в этом доме служит для здорового отдохновения, а не лености.

Далее. Туалетный столик и бельевой шкаф ничего особенного из себя не представляли. Конечно, мы обнаружили бы в шкафу большие кипы белья тонкой ткани и безукоризненной чистоты (а в каждом ящике еще два-три ароматных яблочка поздних сортов), но чего ради рыться в чужом белье? Гораздо разумнее деликатно удалиться из спальни, продолжив обход в других местах.

В следующей комнате заливались птички: парочка чудесных представителей пернатого царства жила в радостном единодушии в своей клетке, сплетенной из прекрасной лозы, всегда в бодром настроении, подтверждаемом пением. И неудивительно, ибо молодой человек не забывал менять воду и наполнять кормушку. А время от времени подкладывал им нечто существенное, по-видимому, мясо, порезанное на мелкие кусочки. Птички скрашивали вечера звонкими кантиленами, за что молодой человек был искренне им благодарен и каждый день чистил клетку - труд, который, вероятно, следует считать одним из самых антипатичных в распорядке его дня. Да, возле этой пары птиц он часто сидел вечерами, углубившись в основополагающие труды по естествознанию или философии, а порой склонившись над своим небольшим верстаком.

Тут был изумительный станочек. Несмотря на малые размеры, он позволял выполнять самые разные операции: обтачивать, шлифовать, сверлить, точить и так далее и так далее. Поэтому все режущие предметы в доме были идеально заострены. Кстати, и здесь все содержалось в похвальном порядке: молодой человек имел обыкновение хранить множество своих миниатюрных инструментов непонятного для непосвященных назначения в красивом чемоданчике черной кожи. Они поблескивали серебром на темно-красном бархате, точь-в-точь как у конструктора или изобретателя, страстно увлеченного своим делом. И в педантизме может таиться эстетика. Но для чего же юноше все эти приспособления? Уж не занялся ли он созданием чего-то из ряда вон выходящего, остро необходимого человечеству в недалеком будущем, или, напротив, не принадлежит ли он к неистребимому братству изобретателей вечных двигателей, вызывающих легкое сочувствие здравомыслящих людей? Запасемся терпением, узнаем и об этом.

А пока о книжных полках.

На них находились труды на нескольких языках и по разным специальностям. Уже при беглом взгляде можно было определить повышенный интерес хозяина к физическому состоянию человеческого тела. Особенно, кажется, привлекала его внимание наша нервная система: вся эта густая сеть волокон с их пересечениями, нейронами, аксонами, окончаниями - простому смерт-ному не дано знать даже их названий - заполняла мудреные страницы крупноформатных альбомов. А молодой человек, сдается, прекрасно разбирался во всех этих хитросплетениях, напоминающих схемы компьютеров, - некоторые точки были обведены красными кружочками и помечены аббревиатурой NBI. Строение глаза и уха тоже оказалось в сфере интересов исследователя наряду с самыми потаенными местами человеческого тела. Научные труды преподносят нам на холодящей, напоминающей о вечности мелованной бумаге вскрытую и вывернутую наизнанку наготу нашего срамного тела, наготу, в высшей степени неприятную, чуть ли не аморальную, поскольку мы совсем не рассчитываем попасть на бойню или под топор мясника.

Затем шли труды по теософии - вторгшегося сюда они бы сильно удивили, ибо до сих пор в этом уютном доме все говорило о любви молодого человека к логике и ничто не свидетельствовало о его тяге к столь туманной и спорной области философии. Так что, наткнувшись на "Тайную доктрину" Елены Блаватской или на "Христианскую веру" Сведенборга, мы, вероятно, пожали бы плечами с недоумением и некоторой долей презрения. Но словно в противовес теософии вскоре обнаружили бы литературу по точным наукам: трактаты по астрономии, о далеких небесных телах, возможности жизни в космосе и многом другом. Однако к определенному выводу о мировоззрении хозяина так и не пришли бы - одно слишком противоречило другому. Рядом с астрофизикой было отведено место, и немалое, книгам, которые, надо думать, порадовали бы наших музейных тетушек: тут стояли Ветхий Завет, Евангелие, комментарии к ним, глубоко религиозные "Мысли" Паскаля ... Похоже, в коттедже жил идеалист, глубоко верующий человек. Подобное допущение подкрепляли маленький кабинетный орган и пачки нот на нем исключительно из области церковной музыки - хоралы да прелюды анонимных авторов, предшественников Баха, францисканцев и бенедиктинцев.

Да-да, конечно; пока еще трудно судить о чем-либо с полной определенностью: механика и теософия, медицина и теология - не слишком ли? Может быть, разумнее повременить с заключением и оставить этот странноватый дом в покое.

А табличка с именем? Мы ведь должны заметить ее на дверях. Ну, допустим, заметили. Много ли это нам дало? Пускай на ней значится Д. Смит. Или, пожалуй, Л. Франк. Но такие фамилии встречаются на каждой третьей двери в любой англосаксонской или латиноамериканской стране. А то и на каком-нибудь далеком архипелаге.

Итак, нам пришлось бы удалиться из коттеджа несколько обескураженными.

 

2

Эта непритязательная столовка с пивом в розлив могла бы находиться где-нибудь возле товарной станции. Понятно, район не из самых приятных, особенно в ноябрьские сумерки, когда фонари, зажженные слишком рано, расплываются в тумане жалкими желтыми пятнами. Серое, набухшее небо висит над городом, накрывая все вокруг тяжелым металлическим куполом, хрипы простуженных паровозов мечутся под ним туда-сюда и постепенно затухают, не находя выхода. Будка стрелочника под надоедливым дождем, склады и нескончаемые платформы, груженные каменным углем. Да и столовая при станции под стать всему остальному - прогорклый запах вчерашней пищи, подслеповатые окошки, по одному из которых скребет голая надломленная ветка.

Он, наш молодой человек, хоть и был здесь совсем не к месту, все же порой сюда заглядывал. Поодаль от всех, в полном одиночестве сидел он за надтреснутой кружкой пива, время от времени с опаской чуть прикладываясь губами к ее краю; полная тарелка скользких макарон с пережаренной котлетой стояла в ожидании, но уж к ней-то он наверняка не притронулся. С грязным столом никак не вязались пара книжек (по всей вероятности, из области психологии), которые он листал, и блокнот, замеченный нами еще в музее.

Выпивохи-грузчики, спекулянты, сомнительные женщины и не менее сомнительные мужчины - наш молодой человек смотрел на них с тем же доброжелательством, с той же любознательностью, как по средам в музее на пещерных людей из папье-маше (помнится, ребенок был из бутылочной пробки). От одежды завсегдатаев поднимался парок (да и сами они постоянно пребывали под парами), в их хмельных головах возникали смутные, расплывчатые мысли, размытые, туманные, как и все вокруг. Почему они толкутся здесь? Что их привлекает?

Молодой человек сидел, хмуря брови, пытался понять этих людей и их мысли, скорее всего, сам не замечая, что собственная его персона возбуждает интерес в этом далеко не фешенебельном заведении. Например, на него косо поглядывал малый с нервно подергивающейся щекой. Его синий галстук с кораллово-красной обезьянкой совсем не сочетался с изрядно поношенным черным костюмом. Допустим, малый встал, развинченной походкой пересек зал и сел, не спросив позволения, за столик молодого человека. Надо полагать, лицо малого было в оранжевых прыщиках, в одном кармане у него лежал кастет, а в другом зажигалка с обнажающейся девицей. И эту зажигалку он с приторной улыбочкой предложил купить молодому человеку.

- Я не курю. К сожалению, - сказал тот, как бы извиняясь.

- Значит, к сожалению, - усмехнулся владелец зажигалки. Его рука скользнула в карман и стала поглаживать холодный металл кастета. - Значит, к сожалению, - повторил он еще раз и вдруг ощерил в улыбке зубы, сверкнувшие белизной и неожиданно преобразившие его. - Может, еще приохотишься?

- Едва ли, - вежливо сказал молодой человек. - К тому же у нас осуждается нелегальная торговля.

- Все-то ты знаешь!..

Малый встал и двинулся к своему столу - обратно он шел с явно подчерк-нутой беспечностью. Затем что-то сказал своим дружкам, и они расхохотались - громко и раскатисто, забавно держась за животики, будто опасаясь надорваться. И вдруг, словно по команде, все разом умолкли и уставились на молодого человека, который, растерянно улыбаясь, имитируя жестами курение и изображая кашель, попытался еще раз подтвердить - никак он не сможет приохотиться к табаку. Парни за дальним столом сделали вид, будто им ни малейшего дела до этого нет: с вызывающим безразличием разглядывали стену над нашим героем, где вполне могла бы висеть дешевенькая ре-продукция батальной сцены из отдаленного прошлого: под крики "ура!" солдаты со штыками наперевес ринулись на приступ, справа редут, слева лошадь со вспоротым картечью брюхом. Парни, наглядевшись на эту потемневшую, покрытую слоем копоти репродукцию, едва ли способную возбудить чей-нибудь аппетит, снова с завидным единодушием зашлись в смехе и, как прежде, схватились за животы.

Молодому человеку показалось, что они позволяют себе лишнее: он не заслужил столь бурного злорадства. Дружелюбная улыбка исчезла с его уст, он нахмурился и явно подумывал об уходе. Но, вероятно, и это намерение учли: к его столику уже подходила подвыпившая девица в слишком длинном плаще, которой обладатель зажигалки в черном костюме успел что-то шепнуть на ухо.

- Я такая несчастная, я такая бедная, - сказала девица с маленьким, как у хорька, личиком и поспешно опустилась на стул рядом с молодым человеком. - Ox, какая я несчастная, ox, какая я бедная, - повторила она жалобно, и даже молодой человек заметил, что она еле сдерживает смех. - И моя старая мамочка тоже несчастная и очень бедная, - объявила она теперь уже совсем громко. Настолько громко, что три парня, наблюдавшие за представлением с другого конца зала, как заведенные схватились за животики. На что девица, обернувшись к ним, показала язык, изобразила на лице обиду и, словно из сочувствия, положила на колено молодому человеку руку - красную, с вросшими в кожу ногтями.

- Может, господин ссудит мне немножко в долг. На некоторое время. А я готова услужить господину... Да хоть сейчас, только господину придется позаботиться о меблированных комнатах, - хихикнула девица, тряхнув патлатой головой и склонившись к молодому человеку. Он ощутил кисловато-терпкий запах неухоженного тела и перехватил ее взгляд, чем-то смахивавший на собачий. И если уж зашел разговор о собачьем взгляде, то это был взгляд той собаки, которую слишком часто по любому поводу и без конца били, пинали, окатывали кипятком из кухонного окна и довели до такого состояния, когда она должна, просто не может иначе, хватать прохожих за лодыжки, выскочив из-под ворот скрытно, без лая, сморщив нос и выкатив потемневшие от злости глаза.

- Проси на две банки! - выкрикнул кто-то из троицы.

- Если можно... на две бутылки... - Тут уж девица рассмеялась громко, не таясь, и дурашливо скосила глаза, очевидно, пытаясь выглядеть еще невзрачней, чем на самом деле.

- Вы знаете ребят, что сидят возле двери? - спросил молодой человек, огорошенный происходящим.

- Тот, с потрясным галстуком, - Станционный Граф. Обычно он бывает в белом фраке.

Впрочем, последнюю фразу она, пожалуй, не произносила, и в таком случае на владельце зажигалки был длинный пиджак из белой тонкошерстной ткани, с разрезом на спине. И, вполне возможно, белые перчатки на руках.

- Хорошо. Я дам вам взаймы, - вымолвил наконец наш молодой человек. Он окинул девицу печальным, весьма задумчивым взглядом, заметив при этом, что она страдает от недоедания. - Вообще-то вам гораздо разумнее потратить эти деньги на еду, - высказал он пожелание, - на еду и витамины. Алкоголь дает совсем не те калории. К тому же он толкает к анархизму и наносит вред нашему процветающему обществу.

- А не пошел бы ты!.. - пронзительно крикнула девица на всю столовку. Долгий, задумчиво-печальный и в то же время холодно-изучающий взгляд молодого человека показался ей невиданным доселе оскорблением. - Ребята, он пристает! Граф, он меня лапает!

Три стула с треском отодвинулись, и трое парней с размеренной медлительностью проследовали через зал. Впереди всех обладатель зажигалки в белом фраке. Возможно, на его лице не было прыщиков, возможно, были белесые усики и прямой, словно ножом прорезанный, пробор. Девица вскочила на ноги, не в силах более сдерживаться:

- Ребята, всыпьте ему! Он шпик! Он педик! Он...

Тут, по всей вероятности, молодому человеку стало не до шуток. Граф подошел к нему совсем близко, настолько близко, что молодой человек разглядел все поры у него на носу: маленькие черные точечки, точно такие, какие мы видим на увеличенных газетных снимках, если смотреть на них вблизи; по-видимому, он также ощутил запах вина, желчи и желудочного сока, поскольку Граф, весь, как есть, в белом, дышал с хрипом прямо ему в лицо. Так они мерили друг друга взглядами, покуда находящийся под нашим пристальным вниманием молодой человек не прервал молчание и не заметил тихо, по-дружески:

- Весьма интересно... Я только что вычитал в трудах по психологии Вильгельма Вундта, что зрачки у сильно рассерженного человека превращаются в точечки. Теперь я вижу - так оно и есть. Не хотите ли удостовериться, взглянув в зеркало? Но, может быть, вы прежде представитесь?

И снова наступило молчание, более продолжительное, чем прежде, - странное, глупое молчание.

- Он же идиот. Чокнутых я не бью, - произнес наконец Граф и как-то нерасчетливо и резко повернулся кругом. Так резко, что каблук правого ботинка прочертил на затоптанном полу самую настоящую, совершеннейшую окружность. Несколько разочарованно за ним последовали другие, причем один из дружков, наголо обритый, прихватил с собой сверкавший белизной шелковый цилиндр Графа, о котором мы забыли упомянуть в своем повествовании и который Граф тоже забыл.

- Ах, да! Вы хотели получить небольшой заем... - снова обратился к девице молодой человек. Он достал бумажник и протянул ей две-три ассигнации. - Ну что такое?.. Вы плачете! - в испуге произнес он.

И в самом деле, эта кисловато пахнущая девушка плакала буквально навзрыд. Слезы, дождь, платформы с каменным углем, с одним лишь углем, будка стрелочника с пеларгонией на подоконнике, под дождем, под дождем.

- Пошел ты в болото! - выпалила девица в ярости (почему бы это?) и, скомкав в кулачке ассигнации, бросилась вон из столовой.

Вскоре и наш молодой человек вышел на улицу. Вышел под частый, мелкий дождик поздней осени. Под станционные огни, гудки паровозов, в мокрые объятия железнодорожного ноября, горько отдающего копотью. Молодой человек поднял воротник - возле платформы всегда так дует - и зашагал к дому.

Он шел мимо товарных складов; в полусумерках они казались приземистыми и бесконечно длинными. Тут и там мерцали фонарики: ими пользовались кладовщики в больших брезентовых фартуках. Они то открывали, то снова закрывали громадные ворота, сквозь которые подавали в авторефрижераторы свиные туши, ящики, бочки, тряпичные тюки - чего только не показывалось в открытые проемы. От свиных рыл веяло блаженным покоем. Тачки, тележки, фуры, катящиеся бочки гремели по каменной мостовой, масляные пятна на лужах переливались в причудливом боковом свете, а отражавшиеся в них огни наводили на мысль о колодезной глубине. Затем пакгаузы остались позади, и вдоль железнодорожных путей, тесня их, потянулись штабеля бревен. На стрелках вздыхал усталый паровоз и выпускал из чрева пар, словно расставаясь с душой.

Все это с не меньшим успехом могло происходить и в февральские холода, под скрип снега, в стужу, вынуждавшую кладовщиков опускать уши на шапках и завязывать их под подбородком. А что, может, в самом деле сегодняшний вечер пришелся на февраль, может, и впрямь трещал мороз, а штабеля, вдоль которых шел молодой человек, завалило снегом, и они напоминали фантастические сугробы. Он шел по краю насыпи (от дыхания воротник заиндевел) и наконец поравнялся с торфяным складом.

Вдруг над его головой что-то просвистело, кажется, даже задело за шапку и покатилось по тропинке. И вовсе не что-то, а кусок кирпича. Молодой человек медленно обернулся. Вокруг стояла ледяная тишина. Далеко позади, там, где огни высвечивали небольшую станцию с крохотной столовкой, со своей батальной сценкой времен войны с янычарами, со своим столиком, на котором нетронутые макароны и подсохшая котлета напрасно ждали едока, н-да, там вдали гуднул маневровый паровоз, собиравший товарный состав. Прогудел жалобно и протяжно, и опять установилась тишина под звездами. А кирпич, очевидно, бросили из торфяного сарая.

Взгляд упал на маленькие следы, отходившие по свежему снегу вбок от тропинки, - слишком маленькие для мужчины. Следуя по ним, молодой человек вошел в большое темное строение. Он зажег карманный фонарик - вполне ведь естественно в такой вечер и в таких местах иметь при себе карманный фонарик, - и сноп света взлетел по торфяной насыпи вверх.

- Не подходи, гад! Еще схлопочешь!

Голос доносился с гребня насыпи, оттуда, где толстая потолочная балка, словно прочерченная черной тушью, разрезала пополам люк на крыше, а вместе с ним, точнее над ним - и еле синеющее ночное небо. Разумеется, на гребне стояла та самая девица, что четверть часа назад получила некоторую сумму в долг. Теперь ее силуэт обозначился явственно, поскольку над головой девицы лила свет полная луна и холодно мерцали зимние звезды. И девица воинственно бросила еще один камень. Девица без перчаток, о ногтях которой уже известно, что они по краям вросли в кожу.

- Зачем вы это сделали? - спросил молодой человек довольно тихо.

- Не подходи, гад! Ты усек?!

И все-таки молодой человек стал взбираться по торфяной насыпи.

- Прибью! - взвизгнула девица. - Простишься с жизнью!

- Зачем вы это сделали? - вновь спросил молодой человек. Его отделяло от девицы всего лишь несколько шагов, он направил луч света ей в лицо. Злобу и крысиный страх различил на нем молодой человек, казалось, будто злость и отчаяние все крепче и сильнее стискивают его буквально до размера ладошки и обнажают зубы. Еще ему почудилось - вполне возможно, от игры света и теней, - словно на ее лбу снизу вверх пробежали странные гневные морщинки, напоминая полоски, что появляются на экране забарахлившего телевизора. На ней, несмотря на мороз, был все тот же самый плащик, хотя сейчас, зимой, под него, конечно, могла поддеть толстый свитер, заметно расширявший ее в плечах, настолько раздавшихся, что она на своих тоненьких ножках-спичках как бы смахивала на огородное пугало.

- Я ведь дал вам денег... Могу еще...

- Мотай отсюда к черту!

И еще один камень полетел в молодого человека. Впрочем, вместо камня вполне мог быть кусок торфа, разумеется, смерзшегося торфа... так что разница невелика. Но тут девица схватилась за потолочную балку и ощупью двинулась к люку. Худенькой и комичной, свирепой - и перепуганной выглядела она в своем полоскавшемся на ветру дождевичке, но в ее тоне была отчаянная решимость, когда она грозила, что может спрыгнуть во двор с крыши, не пожалев своих костей.

- Так я ухожу, - сказал молодой человек и стал спускаться с насыпи. - Не принимайте близко к сердцу того, что произошло... Это не вы сами сделали, а те темные силы, что вселились в вас. Такое может с каждым случиться. Наш мир еще далек от гармонии.

И молодой человек отправился восвояси, продолжил прерванный путь, перебрался через железнодорожную насыпь, открытую всем ветрам, и скрылся из глаз.

Но однажды поздним вечером в доме раздался звонок, и когда он подошел к двери, чтобы сквозь замерзшее окно веранды выглянуть наружу, то увидел на лестнице ту самую девицу.

 

3

- Вы сказали, будто в вас бросала не я, а темные силы, что вселились в меня, - начала девушка, когда села на диван, точнее, на самый краешек, да так робко, словно диван раскаленный, а может быть, просто из опасения осквернить его своим прикосновением.

Однако неопрятной она вовсе не выглядела. Почему бы ей было не надеть черное шерстяное платье, правда, слегка поношенное, потертое на локтях, но вообще-то чистенькое и без заплаток. Вероятно, уцелевшее со школьной поры. Чулки были приличные, разве лишь на одной коленке поднята петля ниточкой в не совсем нужном тоне.

- Вот именно! Иначе зачем вам метить в меня? С какой стати? Да что об этом поминать... - И он налил девушке кофе из термоса.

- Я тоже так думаю... Оно конечно, чего бы мне взбрело в голову убивать доброго господина. Какой-то дурной заскок, только вот... только вот темных сил или Злого Духа не существует.

- Вы вполне уверены?

- Да это же каждый знает.

- Этого никто не знает... - Столь бурную вспышку следовало бы завершить восклицательным знаком, да как ты его поставишь, если фраза произнесена еле слышно. Вероятно, таким же примерно тоном измученный Галилей в свое время бросил в лицо инквизиторам: "А все-таки она вертится", имея в виду Землю. И прозвучало это как символ веры.

- Но вот Злой ли это Дух?.. Хотя такое понятие существует со времен средневековья... - Молодой человек как бы прикидывал про себя и все же пришел к мысли - почему бы и нам не называть так все влекущее в тупик, к провалам и неудачам. - Ну да, конечно, есть такие силы, как и силы, энергично им противоборствующие, - продолжал он. - Темные направляющие, векторы хаоса постоянно стараются нарушить высшую гармонию, к которой стремится природа и во все времена стремились самые светлые умы. И не только борцы-одиночки, но целые государства. И наша страна стоит на страже порядка и гармонии.

При упоминании "нашей страны" девушка наморщила презрительно носик, словно надумав возразить, но вдохновение оратора все же заставило ее промолчать.

И молодой человек заговорил очень сердито, с осуждением, о твердолобых ученых мужах, придерживающихся сугубо материалистических взглядов и не видящих или не желающих видеть априорной тяги всего живого к совершенству. Каким абсурдным и неуютным был бы мир, и впрямь лишенный высшей идеи и божественного предопределения. Стихийное буйство белков, выделение соков, мерзостное заглатывание и переваривание. Низведение жизни к бесхитростному обмену веществ - это же преступление и ересь! Это грех по отношению к высшему разуму!

- Разве не так? - спросил молодой человек в возбуждении и, разумеется, в ответ услышал вежливое и застенчивое "да".

Молодой провозвестник истины вскочил и стал метаться туда-сюда по комнате, заложив руки за спину и как бы совершенно забыв о существовании гостьи. А та слушала его, боязливо сжавшись в комочек, и неотрывно смотрела на носок своей тщательно наваксенной, но все же чуточку облезшей туфельки.

Молодой человек принялся рассказывать о том, как изучал жизнь растений, даже отослал подробное письмо известному ботанику, который на основе фотосинтеза, цитологии и биохимии, доказывает, мол, растениям удается расти. Однако, если вдуматься, какое же это открытие?! Ведь и мы с вами прекрасно знаем, что им действительно удается расти...

Тут девушке представилась возможность вставить словечко - ей очень-очень нравятся цветочки. Особенно подснежники. Но и такое всем ненавистное растение, как одуванчик, ей тоже очень по душе.

Однако молодому человеку было не до того: его все еще волновала проблема роста как таковая; да, возможность какого-либо свершения отнюдь не является автоматически причиной этого фактически свершающегося действия. Не так ли? И молодой человек потребовал в своем письме прямого и недву-смысленного ответа на вопрос, почему все-таки цветы растут? Очень хорошо, что процесс роста возможен, но ведь то же самое следует сказать и об отсутствии роста, оно так же возможно и даже более вероятно! Кто же их побуждает?! А? Никак мы не можем обойтись без старого доброго vis vitalis I или чего-нибудь подобного. Как вы полагаете?

Поставив этот вопрос, кстати сказать, в весьма драматическом тоне, он взял чашечку кофе, но в возбуждении, а иначе его состояние не назовешь, чуть ли не половину выплеснул на себя.

Возникла пауза, во время которой, пока молодой человек неуклюже пытался промокнуть брюки носовым платком, из стенной ниши вполне мог высунуться микрофон, словно серебристая очковая змея, и поводить своим металлическим ухом туда-сюда, дабы удостовериться, что в помещении не происходит ничего такого, что следовало бы зафиксировать. Между прочим, о наличии этого звукоулавливателя молодой человек не имел ни малейшего представления.

Впрочем, пролитый кофе девушку несколько приободрил. Она даже хихикнула про себя, глядя на столь свойственную людям промашку, случившуюся с этим похожим на апостола человеком. Она даже обрела чуточку смелости и собиралась дать совет посыпать брюки солью. Вырастут цветочки или нет, а пятно необходимо удалить!

Н-да, а может быть, стоит нарядить вроде бы осмелевшую девушку в темно-красное платье с декольте и с претензией на элегантность? В подобном случае, разумеется, и чулки должны быть новые да еще модельные туфельки на шпильках. Теперь, расхрабрившись в заметно получшевшем наряде, она могла бы спросить, с какой вообще-то стати первопричины цветочного роста занимают молодого человека до полного самозабвения? С дамской усмешкой на устах онa обронила бы предположение, что цветочкам, небось, самим лучше знать, почему они растут, хотя, что более вероятно, они вообще не испытывают интереса к этому вопросу. Она напрягла память и вдруг изрекла со значением строку из какой-то давным-давно попавшей в руки книги:

- Живи как трава!

- К этому мы давно стремимся, хотя в настоящий момент, право слово, гораздо важнее работа садовника. Да, но это нелегкая работа, потому что сорняки тоже трава, которая хочет жить. Стоя на страже жизни и этики, нам иногда приходится отправляться в поход против сорных форм существования... - Вздохнул молодой господин, стараясь привести в порядок свои мысли, а вместе с тем вытравить кофейное пятно на брюках. Он, по-видимому, даже не слышал презрительного утверждения девушки, дескать, заниматься прополкой ужасно скучно и противно.

- Грань между добром и злом столь призрачна, столь трудно распознаваема... - начал было развивать свою мысль молодой человек, но девушка тут же его прервала:

- Чем больше мы знаем, тем яснее становится, что ничего не знаем! - важно провозгласила она, хотя ее утверждение едва ли было оригинальным.

- Увы, так оно и есть.

Тут молодой человек пристальнее взглянул на девушку, нет, скорее на нагловатую дамочку, в каковом качестве, кстати, она показалась ему гораздо менее интересной. Ведь к нему пришла перепуганная девушка, пожелавшая узнать о скверных проявлениях злых духов. Девушка, нуждающаяся в помощи, была много привлекательнее. Но, кажется, и сама она поняла, что изменение облика пошло не столько на пользу, сколько во вред, поэтому мы снова видим ее в школьном платьице с вытертыми на локтях рукавами. Вот она, как прежде, скромно сидит на краю дивана, положив на колени красные руки со следами царапин, и признается - дескать, и впрямь верит в существование неких скверных сил. Порой она ощущает, прямо-таки отчетливо ощущает, что вот начинается - опять на нее наседает эта нечисть. То же самое было и в тот раз, когда она кидала в господина камни.

- Во всех нас много скверного, - заявил молодой человек и добавил, что обычно скверна проявляется от какого-нибудь внешнего побуждения. Не подтолкнул ли ее обладатель белого смокинга, тот самый сомнителный парень по прозвищу Станционный Граф? Может быть, просто что-то наговорил? Лично на него этот самый "граф" произвел неблагоприятное впечатление.

- Нет-нет, ничего подобного! - Девушка поспешила защитить своего знакомого, да так ревностно, возвысив голос, что даже молодой человек не мог этого не заметить. - Правда, Граф сказал, что молодой человек какой-то, ну... - Она запнулась, придя в смущение, но все же закончила фразу: - Скользкий тип, на осведомителя смахивает. Но сразу же поправился, - тут девушка опустила глаза, - дескать, едва ли это так, поскольку он, молодой человек... слишком уж простодушен для подобных занятий. Вы, случаем, не обиделись? - в немалом смущении спросила девушка.

- Ничуть, - улыбнулся молодой человек. И рассказал, что его и раньше принимали за простодушного, поскольку он всегда и везде искал смысл жизни и проявление высшего духа.

Пожалуй, свидетельством тому явились большая Библия и стопка музыкальных пьес в форме хоралов на комнатном органе.

- Вы верующий? - боязливо осведомилась девушка.

- А как же иначе! Бог есть! Есть абсолют, первооснова вселенной! - провозгласил молодой человек. - Я ощущаю это всем своим существом. - Он подошел к окну, торжественно раздвинул шторы и распахнул рамы: - Всмотритесь в этот мир! Он же воистину одухотворенный! Всмотритесь и вслушайтесь, дитя человеческое!

В этом случае как нельзя лучше подошла бы августовская ночь, тихая ночь позднего лета, напоенная запахами тучной зрелости и близкой осени. Молодая луна, такая теплая, ощутимо податливая, отливала оранжевым цветом, казалось, сожми ее в кулаке, и потечет нечто вроде апельсинового сока. Легкий ветерок клонил к окну ветку клена, зелень листьев ярко сверкала в направленном свете лампы.

Молодой человек сорвал листочек и рассматривал жилки, несущие Жизнь. Пальцы покрылись легким клейким слоем, и он понюхал их с жадной нежностью. Тут на подоконник вполне мог опуститься золотисто-желтый жук.

Он принялся ползать туда-сюда, порой останавливался, навастривал свои щупальца-антенны, очевидно, с целью рекогносцировки, чтобы затем поспешить дальше, снова остановиться или закружиться на месте, словно танк с поврежденной гусеницей. Нам не дано было постичь его намерения.

- А если еще закрыть глаза и капельку подождать, то возникнет такое ощущение, словно в тебя что-то вливается. Вы ведь тоже чувствуете, не так ли?..

Склонив голову набок, девушка взглянула на молодого человека. Он стоял возле окна, побледневший, счастливый, и утверждал, будто в него что-то вливается. Просто чокнутый! Господин, конечно, чокнутый, но, признаться, тем он прекрасней. Ежели так вот долго стоять, как он стоит, может, на тебя и впрямь что-то найдет, может, польет из глаз ручьем.

И тут молодого человека слегка повело, впрочем, за подоконник он все же не ухватился.

А уж коли польет, подумала девушка, так хоть ведро подставляй. Она смотрела на молодого человека и предавалась своим мыслям несколько благостно, рассеянно, с затуманенным взором и приоткрытым ртом.

- Я вижу, вы тоже понимаете. Тоже проникаетесь. Вы даже не знаете, насколько у вас одухотворенный вид, - радостно молвил молодой человек.

- Ox, и не знаю уж, даже не знаю...

- Вы такая сдержанная. Но я-то вижу, как вы меняетесь. На вас снизошло, вы станете лучше.

Девушка зарделась как маков цвет.

- Многие считают наш мир просто огромной, булькающей ретортой. Сферический эфир для них не более чем свежий воздух, который вентилирует легкие, возбуждает аппетит и способствует пищеварению. Ну почему люди такие? - спросил он с грустью. - А свой разум они используют для того, чтобы убедить себя и других, будто вокруг ничего необыкновенного нет и не может быть.

Они опять сели, и молодой человек говорил долго, горячо и заумно о высоких материях. Девушка узнала, что по большей части существует трансцендентное или априорное миропонимание, хотя бытует и агностическое. И он настоятельно посоветовал девушке смотреть на мир феноменалистским взглядом, с чем она и согласилась не без замешательства. Дескать, она постарается.

Но далеко не все, что обитает вокруг нас, суть доброе и чистое, предостерег молодой человек. Он мнит себя достаточно осведомленным о той скверне, что толкает нас причинять зло другим, тем не менее ему хотелось бы знать еще больше о ее движущих силах. В теоретическом плане добро и зло полярны (тут девушка наверняка кивнула в знак согласия), без одного невозможно охватить другое, не говоря уже о целом. Ведь не объяв целого, никак не познать мира и населяющих его существ.

А познать надо обязательно. Познать и изменить. Изменить так, чтобы это заметили прочие обитатели вселенной, те наидостойнейшие, кого верования связывают с небесами и божествами. За нами беспрестанно наблюдают, следят за прогрессом нашей науки и техники, радуются достижениям, но и печалятся промахам. И только тогда, когда мы покажем, что достойны, что заслуживаем доверия и милости, они установят с нами связь.

- Это будет великий день! - провозгласил молодой человек в экстазе.

- Неужто он и правда будет? - спросила девушка, сознавая, что и сама уже верит этому.

- Всенепременно будет! И я бы назвал этот день не последним, а первым. Не какой-то там день гнева и расплаты, последней битвы бога и дьявола, ужасный Армагеддон, которого следует ждать с трепетом и страхом, а день долгожданного единения, величайшего триумфа сил добра, гармонического единства небесных сфер!

Молодой человек сел за кабинетный орган, и дивные звуки, светлые и чистые, заполнили комнату. Девушку подмывало пасть на колени перед этим пророком. Внезапно резкий диссонанс оборвал чарующие звуки, и музыкант, мрачный и грозный, встал.

- Этот день еще не пришел! - воскликнул он сурово. - Прежде многое надо сделать. Мы должны срубить и спалить засохшие ветки со своих вино-градных лоз!

И молодой человек повторил, что далеко не все нас окружающее доброе и чистое. Он полагает, что немало знает о той скверне, которая пускает коварные корни в общественное единомыслие, образуя в нем трещины. Мы должны бороться и ждать, как ждал Иоанн Креститель!

- Иоанн Креститель! - пробормотала слушательница, не в силах унять дрожь. - А вы... может, вы и есть?.. - Она прервалась на полуслове.

Молодой человек улыбнулся. Улыбнулся понимающе и подтвердил, что некогда и впрямь принимал себя за такового. Или по крайней мере за кого-то подобного, призванного выполнить весьма близкую миссию.

- Да-а? - отважилась вставить она. Притом с такой вопросительной интонацией, с таким ожиданием ответа, что молодой человек после недолгого раздумья все же решил удовлетворить любопытство девушки, целиком обратившейся в слух:

- Видите ли, никто не знает, откуда я взялся и кто мои родители. Однажды зимой, в морозное утро меня нашли в сугробе.

- В сугробе?

- Вот именно. Меня обнаружили в снегу под окном детского дома.

- Небось, ваши родители скверные люди... - начала было девушка, однако молодой человек прервал ее рассуждения, быстро определив, во что они выльются.

- Видите ли, под окнами того приюта было большое поле - лежал мягкий, рыхлый снег. На его девственно чистой поверхности человеческих следов вообще не обнаружили, хотя на этой огромной "табула раза", если позволите так выразиться (девушка на всякий случай кивнула), сохранились птичьи следы... Нет, нет, свежий снежок тоже не выпадал дня два. Совершенно невозможно, чтобы какое-нибудь человеческое существо принесло меня на руках. Зато по моему положению - ямка оказалась глубже, чем следовало, учитывая мой вес, - напрашивался вывод, что меня осторожно сбросили в снег. Конечно, не с очень большой высоты, но все же.

- Как будто вы упали с неба? - изумилась девушка и забылась настолько, что стала грызть свои и без того обкусанные ногти.

- Похоже на то. И полицейским, которых пригласили для расследования, удалось обнаружить в снегу некоторые изменения: подтаявшее место чуть в стороне и маленькие концентрические круги, которые могли появиться при внезапной остановке неизвестного до сих пор воздушного корабля и кратковременном его зависании над землей... Все говорит о том, что я, ну да, вы, конечно, можете усмехаться (девушка даже такой попытки не сделала), что я пришелец. - Молодой человек встал, направился к окну и устремил свой взгляд в сумеречное небо, к мерцающим звездам.

В комнате повисла тишина. Даже поворачивающаяся на микрофонной консоли головка очковой змеи на миг замерла; при этом сверхчуткое ухо уловило бы еле слышный шелест ползущей пленки.

- И... и откуда ж вы это знаете? Кто вам рассказал?

Молодой человек, возможно позволивший бы называть себя Пришельцем, еще какой-то миг смотрел на мерцающие, манящие звезды с мольбой и надеждой.

- Конечно, мне сказали не сразу. Близилось мое шестнадцатилетие, когда у директора нашего воспитательного дома неожиданно случился инсульт. В числе его последних желаний было увидеть меня у своего смертного одра. - Тут молодой человек осекся. - В моем сознании поразительно четко запечатлелись те скорбные минуты. Доброго старца усадили на кровати с высоким, богато инкрустированным изголовьем, подложив под него подушки, на том самом ложе, где вскоре ему суждено было почить. Возле него стоял доктор, а у окна духовник в черном таларе. В кресле, опустив голову на руки, сидела его взрослая дочь. Маленький ночник казался каким-то сиротливым, бледно-желтым пятном, был предрассветный час, и за занавесками, на востоке, слегка розовело небо. Наступил удивительный, как бы вневременный миг, и все мы чувствовали - вот-вот оборвутся последние нити, близится роковой стоп-кадр. Кстати, у норвежского художника Эдварда Мунка есть картина весьма и весьма близкая по настроению, только там умирает юная девушка. - Молодой человек смахнул со лба крошечные капельки пота. - Затем добрый старец попросил выйти из комнаты свою дочь, а также доктора, который сначала пытался возражать, но потом смирился. Наверное, понял, что эскулапу здесь больше делать нечего. Остался лишь духовник в черном таларе, державший требник в восковых пальцах.

"Я много лет следил за тобой, дорогой мальчик..." - начал глава и душа нашего воспитательного заведения. Слова были едва слышны, потому что односторонний паралич сковал половину его тела и губы плохо слушались, затрудняя артикуляцию. Но я все-таки расслышал все, что нашли нужным мне сказать. То, что я услышал, меня потрясло, перевернуло всю мою жизнь. Впрочем... я как бы внутренне был готов к чему-то подобному. - Молодой человек поднял глаза как бы в минутном раздумье, зачем он все это рассказывает, но под умоляющим взглядом девушки все же решил продолжить.

И она узнала, будто добрый старец пояснил далее, что не может умереть спокойно, не открыв молодому человеку всей правды. Итак, его нашли в сугробе, о чем мы уже слышали. Предохраняя от холода, его положили в миниатюрный спальный мешок на птичьем пуху. А тот, в свою очередь, находился в необыкновенно скроенном чехле из черной чистошерстяной ткани, напоминающей накидку с подбоем, между прочим, винно-красного цвета. У этого диковинного облачения, создающего ритуальное впечатление, был также капюшон, закрывающий почти все лицо. Да, но это еще не все - в пеленках обнаружили письмецо.

- Письмецо? И оно у вас?

- К сожалению, нет, - ответил молодой человек. - Старец, которому суждено было вскоре покинуть нас и душа которого несомненно вознеслась в райские кущи, отлетела белым голубем, хотя, возможно, это наивная фантазия, - тоже сожалел, что сопроводительное письмо сгорело во время последней войны вместе с другими ценными бумагами. Но все-таки он кратко передал содержание. Конечно, в письме содержалась просьба холить и лелеять мальчика, nосвятить в таинства музыки и разных наук, ознакомить по возможности со всем хорошим и плохим в мире, чтобы он об этом знал больше тех, кто столь неожиданным и даже рискованным образом доверил его попечению землян. И да будет мальчик тем сосудом, который мы опускаем в колодец, дабы отведать, какова вода, его наполняющая...

Кажется, нет нужды описывать состояние девушки, которую в данный момент мы точно так же можем сравнить с бадьей, черпающей воду из колодца.

Со скромностью и некоторым чувством неловкости передал молодой человек последнюю похвалу. Старец признался, что его долго одолевали сомнения, но с годами в нем росла уверенность, что молодой человек и впрямь Пришелец. Слишком отличался он от своих сверстников, большинство которых все свободное время, и не только свободное, склонно растрачивать на развлечения, порой никчемные и даже сомнительные, и у большей части которых, увы, не обнаруживается тяги к совершенству. Легкомыслие, стремление к удовольствиям любого свойства вплоть до одурманивания собственного сознания в компаниях с самыми порочными представителями противоположного пола - вот характерные черты многих молодых душ, о формировании которых заботился он в качестве доброго садовника и, конечно, в силу своих возможностей, зато молодой человек, к его радости, был полным их антиподом. В отличие от ровесников, жертв пошлой развлекательной музыки, даже за трапезой не расстающихся с наушниками, он самым похвальным образом добился поразительных успехов за органом в маленькой домашней молельне воспитательного заведения. К тому жe в области музыки наиболее серьезной и глубокой. И разве юноша не ведет усердно дневник, куда заносит свои мысли обо всем увиденном? Молодой человек вынужден был ответить на вопрос утвердительно, хотя, признаться, не думал, что об этом кто-нибудь знает. Тут мудрый старец заметил, что они не только все обо всех знают, но просто обязаны знать. И дневники свидетельствуют о том, что его ученик как бы подсознательно уже приступил к выполнению своей миссии.

- А как же с выпивкой и женщинами?.. - начала было девушка, но тут же прикусила язык, раскаиваясь, что вообще попыталась спросить нечто подобное.

- Я не прибегаю к алкоголю и табаку, не говоря о прочих дурманящих средствах, - смущенно усмехнулся молодой человек. Но быстро справился со смущением и признался, смотря прямо в глаза девушке, что, к сожалению или к счастью, в зависимости от точки зрения, представительницы слабого пола тоже не вызывают у него сладостного возбуждения. Возможно, этот факт связан с его пришельческой природой. Задорно сверкнув сапфировыми глазами, он тихо заметил, что испытывает наслаждение - да, вплоть до эрекции - только когда выполняет свои священные обязанности.

Что такое эрекция, девушка приблизительно догадалась, и мы покривили бы душой, утверждая, будто признание господина сильно ее обрадовало. Однако она сразу же переключилась на "священные обязанности" молодого человека.

- Моя священная обязанность - борьба за гармонию и мирное царствие, - кратко осведомил молодой человек, и девушка поняла, что больше никаких разъяснений не последует.

Ах да... Помимо письма неизвестные обитатели вселенной оставили в мешке младенца золото и драгоценные камни. Между прочим, их хватило на приобретение вот этого скромного домика. При умеренном образе жизни, каковой свойствен молодому человеку, данного состояния должно хватить до конца его дней. Или же до того дня, когда его отсюда... впрочем, кто это знает...

- Так вы и на работу не ходите?

- Хожу. Работа не постоянная, но весьма ответственная. И за мои труды мне щедро платят.

Молодой человек чувствовал себя несколько неуютно, ему претили утайки, но, по-видимому, его связывал обет молчания. Все-таки он нашел возможность кое-что добавить: согласно последней воле директора воспитательного заведения ему надлежало вступить в контакт с известными особами, которым тот полностью доверял и которые могли бы руководить молодым человеком в его дальнейшей жизни.

Но кто же эти особы и выполнил ли молодой человек пожелание умирающего? - проявила естественный интерес девушка. Разумеется, услышала она в ответ, молодой человек поступил так, как повелел его наставник.

- Это важные персоны, духовные отцы нашего государства благоденствия, - сказал он с гордостью. - Конечно, их осведомили о моих особых обстоятельствах, поэтому они спросили, не считаю ли я роль стороннего наблюдателя слишком пассивной? Ведь активная деятельность дает гораздо больше материала для исследования многогранных человеческих характеров. И они, как всегда, были правы!

При упоминании о духовных отцах государства благоденствия девушка брезгливо сморщила носик. На ее взгляд, осмелилась заметить она, среди руководителей государства полным-полно карьеристов, интриганов и бюро-кратов.

Не без того, согласился молодой человек, однако счел необходимым пояснить, что простолюдины не охватывают всей сложной системы руководства государством и скорее склонны видеть плохое, чем хорошее. Дело это серьезное, так к нему относиться нельзя. А если кто-то оказывает на девушку влияние в этом плане, например, тот же самый Станционный Граф, - то ей вовсе не следует принимать его утверждения за чистую монету. О своих вождях скверно отзываются прежде всего люмпены.

Девушка, очевидно, хотела спросить, кто такие люмпены. Насколько она знает, Станционный Граф самый обыкновенный трудяга, работает на лесокомбинате и не имеет прямого отношения к звучному титулу, который ему дали дружки. Но тут вспомнила, что главным образом явилась сюда, дабы вернуть свой долг. И тотчас протянула молодому человеку две скомканные купюры. В ее маленькой сумочке почти ничего не осталось, кроме двух-трех звякнувших медяков.

- Я ведь сказал, что ни малейшей нужды в деньгах не испытываю! - Он попытался чуть ли не силой вернуть купюры, да не тут-то было.

- В нашем роду никто никогда никому ничего не оставался должен, - твердо стояла на своем девушка. Всем своим неожиданно самоуверенным видом, пожалуй даже с налетом оскорбленного достоинства, она давала понять, что останется верна себе, так что молодой человек вынужден был отступиться. Довольно небрежно распахнул он дверцу стенного шкафа и с показным равнодушием, назло девушке пихнул деньги в большую папку с репродукциями. Девушка тут же проявила любопытство к ее содержимому, поскольку успела мельком заметить весьма занятные, а может быть, и непристойные позы. Она просто не смогла удержаться и спросила, что это там за картинки?

Лицо молодого человека прояснилось.

- Вы правы. Я отклонился от основной своей темы. А именно - от категорий добра и зла, не так ли? Хорошо, что я наткнулся на эти репродукции. Они отражают разные эпохи, но мой выбор вполне тенденциозен.

И молодой человек принялся раскладывать на ковре свою изобразительную коллекцию. Она была потрясающей, если не сказать - зловещей, и девушка пугливо поджала к себе коленки. Однако взгляда не отвела, тем более, что наш благонамеренный любитель органной музыки и религиозных сочинений решил пуститься в объяснения.

- У меня тут несколько вещей Гойи, - начал он. - Это, как вы наверняка знаете (девушка, конечно, кивнула, но не очень уверенно), великий живописец. Не только великий, но и странный был человек этот Франсиско Гойя - иногда ловлю себя на мысли, а вдруг он тоже пришелец, хотя никаких данных на сей счет не существует. Во всяком случае, Гойя обладал особым чутьем на силы зла и отображал их разительно. Реагировал на них как тончайший индикатор. Разве что у Хиеронимуса Босха был подобный дар, хотя он раскрылся в несколько ином направлении. Взгляните на этот лист - "Сон разума рождает чудовищ". Видите - вот бедный, истомленный художник, он нисколько себя не приукрашивает, изображает таким, каким, наверное, был в действительности, - сидит, зажав голову руками, а вокруг него, в воздухе и на земле, кишат самые разные мерзкие создания, причем у всех есть определенные, устойчивые, тысячелетия существующие прототипы. Это фантастические комбинации из крыльев летучих мышей, орлиных клювов, лягушачьих пастей и тигриных когтей. Но все они странным, буквально ошеломляющим образом очеловечены - конечно, в отрицательном значении этого слова. Мы смотрим на них, и будто в нас что-то екает, холодеет. Эти существа как бы результат неких мистических актов гибридизации, до чего ученые дойдут в будущем, а может, и сейчас уже дошли in vitго. II Пока же подобные существа встречаются лишь в дурных сновидениях, и то при чрезвычайных обстоятельствах.

- Да, говорят, когда тик-тилирчик хватит...

- Вы хотите сказать - делирий? III

- Точно, когда порядком перехватишь. А на лесокомбинате, где работает Граф, все набираются, - зло прокомментировала девушка. - И вроде бы видят всякую чертовщину.

- Несомненно. А в обителях умоисступленных, то есть - в психиатрических клиниках, есть пациенты, которые видят подобные вещи даже без всяких дурманов, и они их зарисовывают. В моем собрании такие картинки тоже есть. Так на чем я остановился? Ну да, я хотел обратить ваше внимание на репродукцию, вот тут слева, под названием "Сон разума рождает чудовищ". Следует признать, название весьма и весьма примечательное. Вместо слова "разум" мы вполне можем употребить какое-нибудь иное - нечто вроде всепроникающей доброты или даже ангела-хранителя; да, стоит только нашим добрым наклонностям задремать, и они тут как тут - вампиры, горгоны, химеры и прочие чудовища того же плана - верные слуги Верховного носителя зла. Ой, до чего же они проворны. Поразителен и весьма знаменателен тот факт, что все поборники зла у разных рас и народностей почему-то удивительно похожи. Между прочим, латиноамериканский писатель Борхес составил едва ли не научный определитель представителей нечистой силы. Аргентина и... хотя бы Якутия - столь дальние концы, но и в книге Борхеса, где преимущественно дается испанская нечисть, мы находим таких же ее представителей, какие стращают якутов в их фольклоре. Конечно, у всех оборотней свои виды и подвиды, но, несмотря на это, у них много общих черт. Посмотрим работы Гойи, сравним их со "Страшным судом" немецкого живописца Стефана Лохнера, жившего гораздо раньше, или с много более поздними выродками Отто Дикса, или с творчеством каталонца Сальвадора Дали - вот, видите сами, - или взять графические листы "Ад" художника Вийральта из далекой и маленькой Эстонии, что на севере, о которой вы едва ли слышали. Прямо-таки интернациональный клуб, а какая схожесть! На некоторых картинах присные повелителя дурных инстинктов играют в свои игры открытыми картами, а иной раз нечисть маскируется, так сказать, в рецессивные формы. Но все же доминанту сразу видно. Вот "Уролог" Отто Дикса - прямо-таки жуткая картина, не так ли?

- Жуть! - передернула плечами девушка. - Кажись, более жуткая, чем играющие в открытую, - так вы сказали? А кто такой уролог? Врач, что ли? У него в руках шприц.

- Урологи занимаются нашими почками, мочевыми пузырями и в какой-то степени половыми органами... Господи, вы краснеете, словно благородная девица.

- На подобные темы в моем кругу не говорят, - пробормотала добрая бедная девушка, представительница одной из древнейших профессий, не без гордости за сравнение с благородной девицей. - Фу, ни за какие коврижки не скинула бы трусики перед таким ужасным мужиком. А это еще что такое... к чему оно?..

- Это гинекологическое кресло. На те полукружия дама водружает свои ножки.

- Сейчас же прекратите говорить пакости! - решительно и гневно выпалила девушка. - Не то... - Она запнулась, а немного погодя спросила, успокоившись: - А это что за картинка, вон та, где ведьмы собрались вокруг рогатого?

- "Шабаш ведьм" Гойи, - уточнил молодой человек. - Любопытно, что именно этот лист привлек ваше внимание, - отметил он с удовлетворением. - Эта женщина с грудным младенцем, вот здесь левее, - показал он безымянным пальцем холеной руки на одну из участниц шабаша, показал так, словно опасаясь испачкаться, - разве в ее взгляде нет чего-то весьма характерного? Желания резонировать в унисон, похотливой, патологической страсти? В унисон кому? Разумеется, тому Большому Козлу, что увенчан веником и, если так можно выразиться, дирижирует шабашем. Женщина с младенцем всей душой старается настроиться на волну Большого Козла. Не правда ли? А теперь рассмотрим его, увенчанного венком хозяина веселья. Разве у него не поразительный глаз: большой, по-видимому, карий и влажный глаз, белок которого как будто застыл от необычайного напряжения? О чем говорит этот глаз? Не кажется ли вам, что даже козел старается раскрыть себя, чтобы воспринять нечто идущее сверху (или снизу)? Что именно? Мы не знаем. Наверное, и великий Гойя не знал, но, очевидно, предполагал, что своим мысленным взором козел видит нечто чрезвычайно существенное. Несомненно видит, хотя этот господин еще не само зло, а лишь его рогатое отображение - кстати, весьма традиционное, к тому же глобальное и архетипичное - намекающее на то, что он, дирижер, ближе всех других стоит к главной силе. Он находится в эпицентре, то есть возле, а не в самом центре. Обратите внимание, как женщины ощущают это, как стремятся достичь того же уровня. Они готовы бросить ему своих младенцев, они согласны на что угодно, чтобы предаться оргиастическому содомскому акту. Они словно губки, жаждущие переполниться дыханием и соками великого антипода добра.

Остается лишь порадоваться, что девушка понимала оратора далеко не всегда, иначе нам непременно пришлось бы выслушать ее этические воззрения; очевидно, она сослалась бы на хорошее воспитание, строго воспрещающее беседовать на подобные темы с представителем противоположного пола. Да еще с глазу на глаз.

- Чего ради мы рассматриваем эти репродукции? - прервал молчание молодой человек. И сказал: - Для того, разумеется, чтобы разобраться в самих себе, достичь самопонимания, поскольку, того и жди, в нас тоже возникнет желание, и нет таких, кто бросил бы первый камень в грешника, - того и гляди, возникнет желание уступить злу, двинуться к нему на манер сомнамбулы. Конечно, мы этого не сделаем, однако и у Святого Антония возникало искушение. Именно в подобные моменты nрозорливый глаз, такой, как у Франсиско Гойи, обнаруживает на нашем лице отражение злых сил... Кстати, когда я следил за вами в торфяном сарае, на вашем лице тоже проявилось нечто, вообще вам не свойственное. Но это естественно: вы хотели меня убить...

- Точно, хотела. Какой-то беспросветный гнев закипел во мне, - искренне прошептала девушка, покаянная душа во вретище с вытертыми на локтях рукавами. - Но... но неужто я походила на тех ведьм?.. - Ей бы сейчас рассердиться - о таких ужасных вещах рассказывает странный хозяин дома. Да где уж там сердиться, когда тебе так просто и занятно, дружеским тоном преподносят страшные истории о тебе же самой. - И как... как же я выглядела?

Молодой человек принялся внимательно разглядывать репродукции, разложенные на ковре, а затем сказал, что точно такого изображения здесь, кажется, нет, хотя отдельных компонентов предостаточно:

- Во всяком случае, ваша голова как бы удлинилась, стала похожа на крысиную, по лбу и носу вверх-вниз побежали мелкие морщинки, примерно такие, как по экрану разладившегося телевизора или, если хотите, по палатке, когда она парусит на ветру. - Помолчав, он воскликнул: - Ах да... Волосы! И с ними было что-то не то!.. У вас ведь прелестные волосы, а в торфяном сарае они плотно облепили голову, словно их прилизали. Я так и не разобрал, куда делись ваши пушистые ниспадающие локоны, - они, будто забившись под воротник, потекли вдоль хребта.

Тут девушка совершенно определенно вздрогнула, хотя молодой человек, кажется, этого не заметил, поскольку собирался поведать еще о том, как в разные эпохи художники относились к волосам и вообще к шерстистости, вернее сказать, как они их изображали. Как правило, носители зла обделены волосами на голове, зато могут похвастать тем, что сильно обросли в других местах, порой самых несуразных. Например, густые лохмы бывают у них под коленной чашечкой, а иной раз у ведьм на локтях и лодыжках. Встречаются даже - жутко подумать - волосатые языки. В средние века почти всех людей с ненормальной растительностью волокли на костер, и, пожалуй, нет причин сомневаться, что в большинстве своем они так или иначе были связаны со злыми силами.

- Но что это с вами? Вы плачете? - испугался вдруг специалист по бесовской волосатости. Девушка в самом деле плакала навзрыд, от всего сердца. Сидя на диване, она сгорбилась и съежилась еще больше, что, собственно, представлялось невероятным, поскольку уже до того испуганно подобралась всем телом и походила на жалкий катышек.

- Что с вами вдруг стряслось? - ломал пальцы безутешный молодой человек.

- Шерсть... и ведьмы... и костры... - застонала девушка. И, словно подброшенная пружиной, вскочила на ноги, повернулась спиной к молодому человеку и воскликнула: - Смотрите!

Одним махом рванула она молнию на платье. Обнажилась худая, синюшная спина в прыщиках, показались костлявые лопатки. Н-да, но не это главное: волосы у девушки росли не только на загривке - рыжеватая, примерно в два пальца толщиной полоска спускалась по спине и тянулась дальше, за пределы досягаемости глаза. И росли волосы довольно странно - топорщась, будто коротко подстриженная лошадиная грива.

- Выходит... я тоже... - причитала девушка. - И я ведь хотела вас убить... На костер! - вскричала она. - Вот и весь сказ!

- Это еще вовсе не означает... - пробормотал молодой человек, но не очень уверенно, в некоторой растерянности. И у него дрожал голос, ибо эта удивительная полоска производила ужасное, отталкивающее впечатление, а вместе с тем, пожалуй, действовала влекуще и порочно. Девушка стояла перед диваном, возле ее ног на ковре носились ведьмы на метлах, полуголые фурии танцевали вкруг разверстых могил. Девушка ревела посреди всех этих жабьеликих, трехголовых, хищноклювых тварей, и ее рыжая грива встала дыбом от страха.

- В школе ко мне цеплялись. Я эту противную гриву брила и мазала разными серными мазями, но ничто не помогало. Кожа порой слезала, а эта чертова шерсть оставалась!

- Это... просто какое-то заболевание. А может быть, что-то генетическое, - пытался утешить ее молодой человек, впрочем, без всякого успеха.

- Простое заболевание - как бы не так! Видать, я из ведьминого колена. Моя судьба предрешена. Ведьма и все тут! Теперь-то мне ясно!

- Скажите... только честно, вы когда-нибудь гордились этой шерсткой?

- Сдурел, что ли, дурак бесноватый! - выпалила девушка сквозь слезы. - Разве этим можно гордиться?!

- Еще как можно! Кого бес себе наметил, тех никогда не покидает гордость избранных. Тайная гордость по меньшей мере... Так что вы, - тут в голосе молодого человека появилась некая новая нотка - умоляющая и в то же время властная, сочувственная и в то же время надменная, - никогда такого рода гордости не ощущали? - Да, вопрос был задан в повелительном тоне и требовал безоговорочного признания.

Естественно, девушка молча помотала головой.

- Если так, то это промах. Значит, чертово семя упало на камень. "И, как не имело корня, засохло". IV Мы... - Он подошел к кабинетному органу и взял мажорный, сиятельно-королевский аккорд. - Мы требуем, чтобы он забрал обратно свою шерстку. Пускай берет обратно, и все тут! Нам она не нужна!

- Вы ее сострижете, а она вырастет снова. Я уж знаю.

- Нет, мы не будем ее стричь, гривка сама должна исчезнуть. И исчезнет. Ручаюсь! - Он был преисполнен отчаянной самоуверенности.

Девушка хотела было возразить, но на сей раз уже не осмелилась, поскольку молодой человек как бы успел вырасти; от него шло нечто властное, требующее повиновения, а она никогда не умела противостоять силам подобного рода. И когда он внезапно и бесцеремонно, схватив ее за плечо, вдавил грудью в диван, девушка ощутила сладкую смесь упоения, унижения и страха, полностью парализовавшую ее сопротивление.

"Он говорит как Граф. Так же решительно, но как-то совсем по-другому..." - промелькнула в ее голове мысль.

Она продолжала лежать на животе, полная смирения, с гривкой, по-прежнему торчащей вверх. Ее нос уткнулся в шелковую подушку, голова вроде бы кружилась, и какой-то дивный дурман расслаблял конечности. К тому же от подушки хорошо пахло, уж не сосновой ли хвоей?

- А у твоей матери тоже была ведьмина гривка? - донеслось до нее словно сквозь туман, и она почувствовала, как прохладная рука скользит вверх и вниз по ее спине, скользит нежно, но уверенно.

- Была у мамы, и у бабушки тоже... - Почему-то теперь ее голос звучал непривычно для нее самой: как-то плаксиво, по-видимому, так в былые годы нищие клянчили подаяние на паперти. Но поделать со своим голосом ничего не могла, он сам струился откуда-то из неведомых глубин. - Кажись, голубок, была и у моей прабабушки. Она, упокойница, приехала сюда из далекой Сибири, из студеной таежной глуши... А ты, свет моих очей, - лепетала она, - кажись, не достанешь своими святыми ручками до самых срамных местечек. Я пособлю, я живо... - Она поднялась на колени и принялась непослушными пальцами распускать всевозможные тесемочки и шнурочки.

- Только спину, этого достаточно! - услышала она далекий голос.

Но девушка уже воспламенилась. Одну за другой стаскивала она исподние вещички. И поскольку зашел разговор о бабушке, мы вправе представить, что и на внучке были рубаха и всякое прочее бельишко, какое в свое время носили в Сибири, откуда "из студеной таежной глуши" переселилась в нашу солнечную страну ее прародительница. От белья остро и сладко пахло потом и грязью.

- Я сама, я сама, голубок сизокрылый, живо все скину, и Вельзевул, авось, отступит.

- Да ведь ты обовшивела, и в гривке полно паразитов.

- А как же нам без паразитов. Они заводятся от сердечных страданий, душевных терзаний да всяких напастей.

И тут молодой господин начал что-то читать, ясно и раскатисто. До ее слуха дошло "рах vоbisсum" и "diеsilla" и еще раза два Христово имя. Перед ее глазами засияли церковные канделябры, свет затопил все темные углы, вроде бы где-то запели.

- Ой, как прекрасно, ой как чудесно, - лепетала девушка. - И святые угодники сходят по лестнице. А на них меха собольи, и венцы, и жезлы златые в руках. Ox, я, недостойная, и взглянуть на них не смею. Их огненные взоры ослепят меня... Ой, как сладко твои ручки гладят мой срам! Да отступит Антихрист, да сгинет гадкий труд, чтоб и на нашу долю выпал свет Господен и чтоб нас допустили к Его престолу... О-ох, как горит моя спина, о-ох, какой праведный сладостный огнь...

- Sаnсtus аеtеrnае...

- А жила я на краю бездонной пропасти и смотрела в гляделки адским тварям, и так они меня охмурили, что хотела я убить тебя, свет очей моих. Погубить хотела белое твое тельце. Будет ли мне прощение?

И тут золотые круги возникли перед глазами бедной девицы, и она впала в забытье.

Вновь придя в сознание, она повернулась угодливо на бок, и мы, право, могли бы услышать ее невольный возглас, выражавший страх, почтение и смущение: молодой человек успел облачиться в странное длинное одеяние, напоминавшее талар, кроваво-красная подкладка которого переливалась завораживающе и вместе с тем жутковато. Разве молодой человек не упомянул, что он - пришелец - был закутан в нечто подобное, когда ждал своей судьбы в сугробе? Но что-либо спросить она не решалась, уставившись с открытым ртом на необыкновенного человека, властительного, преподобного, первосвященнического, ибо он так величественно выглядел на светлом фоне стены, белизну которой нарушало одно лишь маленькое изображение загадочно улыбающейся личности в черном облачении. Разумеется, девушке было не до портрета, а если бы она и посмотрела на него, то откуда ей знать, кто там изображен. Едва ли ей также что-нибудь сказала бы подпись под портретом - Томас де Торквемада.

Уф, наконец-то и мы можем позволить себе передышку.

 

4

В фольклоре многих народов мира встречается пословица, в тех или иных вариантах утверждающая: что ты, человече, посеешь, то и пожнешь. Мы же в своем небольшом повествовании, пожалуй, поступим правильнее, если перевернем эту пословицу, как говорится, с ног на голову. До сих пор молодому человеку посеять ничего не удалось (если не считать нескольких философских зернышек из области этики, по поводу которых мы не взяли бы на себя смелость утверждать, будто они упали на благодатную почву), непосредственно он также ничего не пожинал - ножницами не срезал и косой не косил, - но сила его слова, как выяснилось однажды вечером несколько недель спустя, все же дала результаты, превосходившие заурядную жатву. А именно, заговаривая гривку, то есть производя ее условную жатву, он все-таки кое-что посеял. Во всяком случае, в доме яростно, буквально захлебываясь, зазвенел звонок, и, стоило молодому человеку приоткрыть дверь, как, навалившись на нее плечом, в переднюю влетело солидное зернышко - косвенный плод его умственной деятельности - крайне разгневанный пожилой господин сомнительной наружности: засаленный костюм сидел на нем мешком. Он был не один - следом за собой тащил упирающуюся девушку, с которой мы достаточно близко познакомились в предыдущей главе. На сей раз бедняжку трудно было узнать: лицо ее было в синяках и ссадинах. Очевидно, ее молотили по чему попало чугунными кулаками. Не скроем, молодого человека ужаснул не столько ее испуганный вид, сколько взгляд - бегающий и бездумный, истерический и тупой одновременно. Короче говоря, ее вид следует признать характерным для человека тронувшегося рассудком, чуть ли не помешанного.

Нечисто выбритый господин, позже представившийся Себастьяном, уперев руки в бока, остановился посреди передней.

- Так, так... - зашипел он. - Вот он, значит, каков! Этот сладострастник. Соблазнитель. Осквернитель. Ну что ж, м-да... - Он гневно покачал головой, и тут обнаружилось, что его потускневшие рыжеватые волосы (по-видимому, их первоначальный цвет слегка напоминал ту шерстку, вернее гривку, которую заговаривали в этом доме) обладают необыкновенной особенностью исключительно обильно трусить мельчайшую перхоть. Стоило ему повести головой, и уже плечи выгоревшего пиджака оказывались белыми, как у мельника.

Молодому человеку, по натуре воспитанному, не оставалось ничего другого, как пригласить нежданных гостей в апартаменты.

Пожилой господин ворвался в комнату как ураган, переполошив птичек, которые стали биться о стенки клетки. Он и девушку притащил за собой, пихнув ее на стул в уголке, и зашагал в раздражении туда-сюда по диагонали.

- Может быть, желаете кофе? - спросил молодой человек, наверное, чувствовавший себя далеко не в своей тарелке.

- Еще чего! - взвился Себастьян. - Ни единого глоточка не сделаю в доме, где честь моей дочери... - Подняв руку к глазам, он прервал фразу сухим натужным всхлипом, точно таким, какой возникает, когда открывают плотно закупоренную бутылку. На какой-то миг он застыл посреди комнаты, будто воплощенное несчастье, будто библейский Иов, строго наказанный Господом нашим Саваофом. Затем рука его безвольно упала. - Ну, да ладно... Тащи! И не худо было бы добавить туда капельку рома или коньяка - довели меня до крайности...

У молодого человека был заварен полный термос кофе, однако желание раздраженного гостя получить добавку в виде коньяка или рома поставило его в несколько затруднительное положение. После недолгих размышлений он робко признался, что сам указанных напитков не употребляет, а потому и предложить их не в состоянии. Но, может быть, годится спирт, чистый спирт, в достатке имеющийся для нужд дезинфекции?

- Сойдет... Кнорр тоже сойдет.

- Кнорр? - не понял молодой человек, и несколько угомонившийся Себастьян объяснил, что в респектабельных кругах кофе с добавкой спирта называют кнорром.

Когда же Себастьян увидел бутылку - по меньшей мере четверть литра чистого медицинского спирта, - то отреагировал с явно радостной ноткой:

- А что, кнорр - респектабельный напиток. - Однако тут же счел нужным принять серьезную мину: - Терпеть не могу алкоголь! Но ежели ты вынужден слышать, хуже того - видеть, что с твоей дорогой дочкой... - Он долил в кофе порядочную порцию чистого продукта и осушил чашку залпом. Тотчас приготовил себе новую смесь в прежней пропорции. Перехватив вопросительный взгляд молодого человека, адресованный девушке, Себастьян заметил, что никогда не позволит спаивать дочь. Она и без того не в меру нахлебалась в этом доме вредоносного пойла.

- Ни единой капли! - бурно запротестовал молодой человек, но на его утверждение, вообще-то всецело соответствовавшее истине, Себастьян ответил презрительной усмешкой. Кстати, уголки его рта вполне могли быть усыпаны мелкими красными прыщиками, и, когда его губы искривились в усмешке, скорее походившей на мучительную презрительно-недоверчивую гримасу, молодому человеку представилось, будто на пожилом господине маска из папье-маше, и она вот-вот пойдет трещинами.

- Которую заманили сюда и...

- Вашу дочь? Отнюдь, она пришла сама, - поспешил внести ясность молодой человек. - В первый раз я встретил ее в столовой возле станции...

- Грязная дыра, - прокомментировал Себастьян.

- ...а затем между нами произошел пустячный инцидент в торфяном сарае.

- Инцидент... - простонал пожилой господин. - Как сухо это звучит! Значит, нынешняя молодежь называет определенные отношения "инцидентом"! М-да... И к тому же "пустячным"... Чего только не приходится слышать седому отцу.

Весь вспыхнув, молодой человек пытался заверить, что инцидент, имевший место между ним и девушкой, в самом деле был чепуховый и вообще слово "инцидент", если коснуться этимологии, пришло к нам из латинского языка, где оно имеет строго определенное значение, и не стоит толковать его расширительно.

- Хватит забивать баки, государь мой! - рявкнул пегий папаша, обильно посыпая пиджак белой трухой. - Мы прекрасно понимаем, что знание латыни никого еще не спасало от французской болезни!

Бурное словоизлияние несколько утомило его, и, переведя дух, он продолжал уже плаксивым тоном:

- Сколько я затратил трудов на обучение своей дочери! Она два года провела в привилегированном пансионе: языки, литература, вышивание, кулинария и bеl саntо. Вы представить не можете, во что мне это влетело. А теперь... теперь она почти каждый месяц подхватывает триппер! Что вы знаете о стоимости лекарств?! Бесконечные расходы. Вы и вам подобные погубили мою дочь. А каким она была великолепным ребенком: в пять лет научилась читать, в шесть бойко тараторила по-английски. У меня слезы подступают к горлу, когда вспоминаю, как она с розовым бантом в волосах пела эту чудесную песенку:

Аrе yоu slеерing,

Аrе yоu slеерing,

Вrоthеr Jоhn,

Вгоthеr Jоhn? -

затянул Себастьян, причем молодому человеку волей-неволей пришлось отстраниться, ибо его музыкально искушенное ухо ощутило буквально физическую боль от чудовищной фальши. Но тут к отцу присоединилась девушка и продолжила тонким серебристым голоском:

Моrning bеlls аrе ringing,

Моrning bеlls аrе гinging,

Ding-dоng-ding,

Sе-bаs-tian... V

На глазах Себастьяна при упоминании его имени вместо имени Джона выступили слезы умиления, и он попросил разрешения плеснуть себе еще капельку тонизирующего напитка.

- Да, а теперь вот одна гонорея за другой... - вздохнул он, вытирая губы и некоторым образом повторяясь.

При упоминании дурной болезни молодой человек заерзал от смущения.

- Наверное, ваша дочь слишком часто влюбляется. И не всегда в достойных людей, - попытался он оправдать девушку.

- А где нынче достойные-то? Где они? Кто они? Вы, что ли? - И мучительная гримаса вновь исказила потрескавшиеся губы Себастьяна. - А наше правительство... - Тут несчастный отец счел необходимым сделать паузу, дабы перестроиться на почтительный тон. - Наше милое правительство, которое я слишком уважаю, платит мне за каждый триппер, увы, так мало, так ничтожно мало. Почему же не считаются с моими страданиями?

Молодой человек не очень-то понял, о чем тут речь и кто больше пострадал - дочь или папаша? - вынужден был признаться, что за ходом мысли собеседника трудно уследить.

- Передо мной ужасная дилемма, - тяжело вздохнул удрученный Себастьян. - Я ведь обязан информировать власти о каждом заболевании - я имею в виду нашу уважаемую санитарно-эпидемиологическую службу. И в том случае, конечно, если зараза исходит от моей кровной дочери... За это мне немножко платят, но я ведь понимаю, что это Иудины сребреники... Правда, иногда я вступаю в сделку с заразными господами и не сообщаю властям о их болезни, застарелой или вновь приобретенной. Подобные сделки для меня, честного гражданина, особенно мучительны, прямо-таки невыносимы, поскольку приходится наступать на горло собственной совести, хотя порой господа, опасающиеся скомпрометировать себя, сулят мне, разумеется совершенно добровольно, такую плату за молчание, которая приглушает мои страдания. Несколько золотых - ну что это по сравнению с моими душевными муками?!. Да, а как вы на это смотрите? - закончил он и, склонив голову набок, злосчастный и лукавый одновременно, стал ждать ответа.

Молодой человек, неискушенный в подобных делах, все еще не раскусивший скрытой угрозы Себастьяна, наивно заметил, что такие промашки, нет, вернее сказать, оплошности не следует скрывать. Сокрытие преступления ведет к соучастию.

- Вот как? Так-так-так! - с напором выпалил внештатный информатор государственной санитарно-эпидемиологической службы. - Гляди, куда хитрюга клонит! С парой паршивых золотых не желает расстаться. А сам, - он красноречивым взглядом окинул убранство комнаты, - живет весьма завидной жизнью. Оскорбительной для простого человека! Откуда появились все эти ценности? А?! - И он обозвал молодого человека гнусной жадиной, с чем едва ли согласится непредвзятый читатель, не имевший ни единого на то намека.

- Это я-то?! - искренне удивился тот. - Вы правда считаете, что я вступил в интимные отношения с вашей дочерью?! - И в его голосе уже появились свирепые нотки. - Между нами ничего подобного не было!

- Мхх... Так-так... Да-да... Уж не собираетесь ли вы меня уверить, будто говорили о бессмертии душ? - спросил папаша не без иронии.

- Вы угадали. В какой-то степени и о бессмертии душ, - подтвердил молодой человек и обратил свой ясный уязвленный взгляд на Себастьяна, старавшегося изобразить обиду.

- Да, это святой господин, он говорил мне о душе и о чертях с ведьмами, у которых под коленками мохнато, - донеслось из угла и было подкреплено утверждением: "Это человек благородный!"

- Шерстинки, мохнатки! Ну конечно! - возликовал верноподданный гражданин, страдающий раздвоением личности, и пошел чеканить прокурорским тоном: пригревшийся здесь подозрительно богатый субъект с явными извращениями психики, субъект, с которым ему рядом стоять неприятно, одним воздухом дышать противно, этот субъект не только сам ударился в разврат, но и своими предумышленными действиями нанес ущерб объекту - милой девушке, лишив ее состоятельных клиентов, а вместе с тем части доходов, хоть и добываемых несколько сомнительным образом, но, как ни печально, являвшихся основным источником семейного бюджета. Неужто молодой человек еще не понял, что натворил: некоторые высокопоставленные представители власти, в том числе один уважаемый юрист, личный советник Его Величества Моноцетти по борьбе с проституцией, после известного "инцидента" (ox, с каким отвращением он произнес это слово!) напрочь отказались от услуг его дочери.

- Что вы на это скажете, а?!

Действительно, что было сказать молодому человеку? Разве только от внимательного наблюдателя не укрылась зловеще пульсирующая жилка на его лбу.

"Объект амор-ти-зи-ро-ван, - будто бы холодно заявил Себастьяну тот достославный господин. - Мне это больше не нужно!" И бедный папаша объяснил молодому человеку, что именно пышная растительность на спине его дочери вызывала особый интерес достопочтенного юриста.

- Да, он ее поскребывал. Дальше-то он не заходил, - уточнила девица. - А его друг, толстобрюхий нотариус, эти волосики выщипывал. И он тоже послал меня куда подальше. А все из-за того, что спина теперь гладкая, гривки больше нет.

- Какой удар! - тяжело вздохнул Себастьян. - Но ты, дочка, преувеличиваешь, ты же сама говорила, что хоть выщипывал волосики, да не усердствовал... И что главное - всегда вырастали новые. А теперь?! Теперь никакой надежды не осталось, теперь спина голая, да, беспросветно голая, безвыходно голая... Вы должны нам выплатить компенсацию, государь мой! Тем более, что в тот отныне и на веки веков проклятый день, когда вы докатились до такого свинства, моей дочери ломаного гроша не перепало. И у нее возникли большие неприятности. С ее поклонником, Станционным Графом, который обычно получал свою долю - между прочим, на устройство их будущего дома - и никак не мог поверить, будто новый клиент такой бессовестный и жадный... Он изволтузил мою дочь! - И, набрав полные легкие воздуха (того самого, которым ему противно было дышать), он выпалил в лицо молодому человеку: - Сто золотых монет! И без промедления!

- Граф сказал, что между нами все кончено, - тихонько всхлипнула девушка. - Кажись, ничего мне другого не остается, как сунуть голову в петлю. Всему конец и баста! - Однако, едва произнеся роковой вердикт, она остановила взгляд на стеклянной полусфере, служившей прессом для бумаг, когда проветривали комнату. - Ой, какое прелестное яичко! - воскликнула она в восхищении. - Вот бы мне такое...

- Заткнись! - напустился Себастьян. И девушка опять сникла, впрочем, не в силах отвести взгляд от усеченного яичка, которое отбрасывало на письменный стол переливающиеся концентрические круги.

- Этот самый Граф - а я с трудом его терплю, поскольку он без достаточного почтения относится к нашим правителям, - измордовал девочку. После этого Магдалина скрылась в кустах за железнодорожной станцией. Прихватила с собой пять бутылок авиационного бензина и дышала им под большим платком. Целых три штуки опорожнила, когда ее нашли.

- Бензин клевый, кайф дает, - радостно хихикнула девушка.

- Ну да, ее нашли еле живой. И один уважаемый доктор сказал, что у Магдалины, судя по всему, размягчение мозгов... Еще пяток, нет, десяток золотых придется накинуть! Прежде мы шагу отсюда не сделаем! И вся недолга!

По всей вероятности, молодой человек немало удивился тому, что разжижение мозгов котируется гораздо ниже венерических напастей, только едва ли он поделился с присутствующими своим открытием - был слишком потрясен: выходит, в их благословенном государстве есть семьи, где источником дохода служит проституция и даже непристойные болезни. Возмутительно! До чего же гнусен мир, в который его подкинули, закутав в талар!

Во тьму обратил свой взор молодой человек, стоя на своем любимом месте возле окна, и, конечно, Себастьян не упустил благоприятной возможности - сунул в карман ножик с перламутровой ручкой.

Мрак. Мрак.

За маленькими сосенками проступали контуры нового городского района. В домах еще светились окна, хотя, наверное, далеко не все. И молодому человеку почудилось, будто там обозначились два ряда зубов - желтых, редких, с пробелами. Окна лестничных пролетов как длинные, острые клыки, витрины магазинов - тупые и широкие коренные зубы. А из темного провала, между двух рядов, вероятно, шибало солоноватым тошнотворным мраком. И внезапно в вышине над домами ему померещились черные дыры - глубокие глазницы воображаемого желтозубого черепа и в них злой, все всасывающий в себя вакуум.

- Эта булава, удивительная индейская булава, что висит у вас на стене... - донесся до молодого человека вдруг заметно сникший голос Себастьяна, - могу я на нее взглянуть?

Молодой человек кивнул, продолжая смотреть в ночь.

- Она... ого, черт возьми! - какая тяжелая. Уж не золотая ли?.. Конечно, золотая! - воскликнул потрясенный Себастьян.

И молодой человек опять кивнул, ибо булава, которую мы не заметили при первом (разумеется, умозрительном), да и при втором визите в этот дом, в самом деле вполне могла быть золотой.

Открыв рот, Себастьян восхищался сувенирной, хотя притом весьма порядочной и увесистой булавой.

- А три камушка на ручке... это же настоящие брильянты... Меня не проведешь! Иначе эти чертовы ювелиры быстро вкрутят тебе баки. Особенно в том случае, ежели догадаются, что ты товарец где-то...

- ...стибрил, - докончила за него дочь.

- Попала в точку! - подтвердил Себастьян, но, спохватившись, тут же добавил с упреком: - Что у тебя за выражения! - Вообще же несчастный отец заметно приободрился: для человека, имеющего такую золотую булавку, выложить сто или сто десять, а может, и сто пятнадцать монет, право, ничего не стоит. - Кхм... я нисколько не сомневаюсь, что мы прекрасно договоримся, - промолвил он мягко, многозначительно прищелкнув языком: - Паренек вы утонченный, что и говорить, да и со вкусом к тому же... Да, но вот не могу я понять, на кой черт вы лишили девицу привлекательности? Мне и самому ее шерстка нравилась. Конечно, в былые годы, когда я был в полной силе...

- Что?! - задохнулся молодой человек. - Не хотите ли вы сказать... - и он не докончил, столь ошеломляющая картина возникла в его воображении.

- Должны же дети уступать родительским прихотям. Как же иначе, государь мой хороший. К тому же бывает обоюдное влечение...

- Это правда? - обратился к Магдалине потрясенный молодой человек - искатель мировой гармонии, любитель музыки и птичек.

- А то нет. Себашка раньше-то жуть какой заводной был. Тот еще жеребец! Да и сейчас норовит полапать, хотя у самого не маячит...

Нечто вроде сдавленного стона исторгла грудь легко ранимого молодого человека. Он побледнел, и та самая жилка на лбу стала уже толщиною в палец.

- Инцест! Кровосмешение! Карается смертью... - бормотал он.

- Хе-хе-е... Нет состава преступления. Кто посмеет утверждать, что активной стороной выступал я, а не эта молодая дама с такой отныне гладенькой спинкой. Даже в Библии говорится о старом Лоте и двух дочерях, переспавших с ним. Так что...

- Булаву! - требовательно гаркнул молодой человек, белый, как мел.

- Прежде деньги! - не менее запальчиво грохнул в ответ Себастьян. - И доплату за молчание, так как... - Но тут фраза прервалась, и ей не суждено было возобновиться, ибо молодой человек - нам трудно поверить своим глазам! - взял, вернее, вырвал из рук гостя золотую булаву, с легким вздохом замахнулся, и в тот же миг кумпол Себастьяна лопнул с сухим треском, снова напугав и без того потревоженных птичек.

- Приговор приведен в исполнение, - спокойно молвил молодой человек и повесил булаву за маленькую петельку на старое место. - Потом я отвезу этого человека на свалку. А пока... - он ненадолго задумался. - Наверное, самое разумное перетащить его в большой холодильник на кухне. Он должен поместиться, если вытащить полочки. Ничего, запихнем, - хозяин проявил неожиданную деловитость.

- Заморозим Себашку, и баста! - пронзительно взвизгнула девица, в поведении которой, пожалуй, и впрямь обнаружились признаки размягчения мозга. Она запела звонким голосом, можно даже сказать, залилась серебристым колокольчиком и ткнула туфелькой своего посыпанного перхотью папашку.

Они запихнули труп в холодильник, большого труда это не составило - мужичишко был худенький, а вынимать из шкафа почти ничего не пришлось, разве немного хлеба и увесистый шматок свежей печенки, которую молодой человек, как он объяснил девушке, режет на кусочки для своих невесомых, но весьма прожорливых пернатых, а те обычно самым несносным образом прячут их, насаживая на специально предусмотренные проволочки. Про запас. Он признался, что сие не очень ему нравится, но ничего не поделаешь - у птичек этого вида глубоко укоренившиеся привычки, выработанные в процессе эволюции.

Магдалину не слишком интересовали вопросы, связанные с эволюционным процессом, ее занимало другое.

- А что... со мной теперь станет? - спросила она с несколько неожиданной логичностью, во всяком случае, явно недобирая на кандидата в дом умалишенных. - На что я буду жить? - Вместе с тем она подумала и о молодом человеке. - А вы? Вас ведь посадят в тюрьму, шпики Монока...

- Полицейские Моноцетти, - сурово поправил молодой человек и попросил не коверкать в его доме имя великого вождя.

- Ведь полицейские Моноцетти все вынюхают, - послушно договорила девушка. Затем, немного подумав, подсказала выход: - Вы должны сказать, что убили его при самообороне. Я могу подтвердить. А если потребуется, Граф тоже засвидетельствует...

- Предоставьте это мне! Я не намерен лгать. Наш кодекс предусматривает смертную казнь за некоторые нарушения закона, совершенные при особо отягчающих обстоятельствах. И отцу, который не смущается... собственную дочь... - молодой человек подыскивал слова.

- ...поставить раком, - невинно улыбнувшись, помогла ему Магдалина.

- О небеса! - тяжело вздохнул молодой человек. - Право же, как вы, Магдалина, выражаетесь!

- Я придерживаюсь свободных взглядов! - сообщила девушка. - Я сочувствую движению, которое рекомендует все называть своими именами. Долой ложный стыд! Да здравствует простонародный язык! Фокс попули - фокс по полу! - лихо провозгласила она.

Молодому человеку показалось, что он уже где-то слышал эти лозунги. В том числе и "фокс по полу", то есть, конечно, "Vох рорuli - vох Dеi!", что означает: "Глас народа - глас Божий". Уж не Его ли Величество провозглашало их?

- Отец, насилующий собственную дочь, не достоин жить в нашем обществе. И я уверен, что он втихомолку презирал это общество.

- А вот об этом лучше не распространяться!.. Ну, о презрении к обществу. Себашка сам был на жалованье у людей Моно...цетти. Он даже был старшим стукачом в чине подполковника. Ведь мы жили не только на гонорары от моих гонорей.

- Вот как... - нахмурился молодой человек. - Значит, старший стукач... Ну, и это еще не велика шишка...

Однако мы вынуждены констатировать, что он все-таки встревожился.

- Но у нас есть еще один козырь! - улыбнулась Магдалина. - Несмотря на все это, Себастьян изменял родине. Он работал еще на одно государство. Так-то вот!.. Он составлял картотеку на тех, кого выдавал, и сообщал за рубеж, будто они борцы за свободу. Ну, оттуда ему опять же поступали деньги как защитнику борцов за свободу и распорядителю некоего фонда. Какую-то часть он, конечно, отдавал нашему государству, но и себя не обижал - кое-что утаивал. Кстати, он на Графа тоже настучал, чего я ему никогда не прощу! - и тут Магдалина вновь напомнила готового к прыжку хищного зверька, как некогда в торфяном сарае.

- Ах, и этого тоже выдал? - изумился молодой человек, однако добавил затем с презрением: - Ну, знаете... какой же он борец за свободу...

- Он-то как раз и борется за свободу! - горячо заступилась Магдалина и заявила, что если Моноку, то есть Его Величеству, и подложат когда-нибудь бомбу под зад, то она, Магдалина, точно будет знать, кого за это благодарить.

- Ну что вы несете! - рассердился молодой человек. - У вас и впрямь ум за разум зашел от трех бутылок бензина.

- Кто его знает. Может, и так, - не стала возражать Магдалина.

- А как мы докажем, что Себастьян поставлял сведения за границу, - это ведь надо чем-то подкрепить, нельзя голословно...

- Эка! Нет ничего проще. Надо только в нужник заглянуть. У него списки в жестяной коробке в выгребной яме. Я могу их когда угодно из дерьма выудить, - весело выложила девушка. Но тут же поинтересовалась, чего это молодой человек сбледнул: - Никак замутило?

- Обойдется... - пробормотал наш чувствительный герой, но его и правда подташнивало: венерические болезни, стукачи, кровосмешение да еще выгребная яма с жестяной коробкой - явный перебор... Он попросил прощения, сказав, что должен сменить воду у птичек, и отправился в аналогичное помянутому выше местечко, разумеется, выложенное чистым кафелем и опрыснутое дезодорантом. Конечно, мы не знаем, о чем он думал, освежая лицо холодной водой, но когда вернулся обратно, внес предложение почтить павшего минутой молчания.

Затем он сел за орган, и в его чистом, аккуратно убранном доме после траурного хорала прозвучал бравурный государственный гимн.

Когда молодой человек поднялся от инструмента, твердое решение озарило его чело.

- Отныне вы с Графом будете жить под моей крышей. Я обязан позаботиться о том, чтобы ваша жизнь снова наладилась!

Он сказал, что в другом крыле дома есть две маленькие комнаты, правда, одна из них кладовка, но ее можно освободить и привести в порядок. Если девушка пожелает, то на следующей неделе - на этой он уезжает в служебную командировку - они могут вселиться в свои покои. Только бражничать в этом доме он не позволит. И вести антиправительственные разговоры тоже. И еще одно предварительное условие: Магдалина должна вступить в христианский брак с человеком, к которому он, правда, особого уважения не питает, н-да, заключить брак с так называемым Станционным Графом. Может быть, это в конце концов приведет их на путь благоразумия.

Ox, как засияли радостью глаза девушки! Даже кровоподтеки на ее лице как бы несколько стушевались, уступив место самому натуральному румянцу, выступившему от счастья и весьма ее преобразившему.

- А у вас много мебели и прочего имущества? - проявил интерес молодой человек.

- Какое там имущество... - ответила Магдалина, не удержавшись от смеха. - Разве три пары трусишек, шприцы для лечения моих недугов да всякие разные щеточки... на потеху особливо привередливым клиентам.

Тут молодой человек опять вздохнул и подчеркнул, что отныне у Магдалины должен начаться новый период в жизни. Никогда не поздно встать на правильный путь. Бесконечно велика милость творца высшей гармонии, которого мы называем Господом.

Магдалина собралась уходить.

Они прошли через кухню и на миг задержались возле холодильника, работавшего с тихим дребезжанием.

- Все-таки он был моим отцом... - вздохнула Магдалина. - После того, как он меня в первый раз... - Она запнулась, и на глазах ее выступили слезы умиления. - Он мне подарил тряпичную куколку. Я назвала ее Лолитой.

Но Магдалина, тезка той библейской девы, что в Святом Писании умывала ноги нашему Спасителю, быстро справилась с собой и деловито добавила:

- Да, с деньгами будут трудности. Пришел конец нашей лавочке. Я стану домовитой хозяйкой. Люди всегда хвалили мою лапшичку... Да, лавочке конец, потому что я ведь здорова, и от кого бы мне теперь... - Она смутилась, но молодой человек все же логически разгадал ход ее мыслей: как ни печально, как ни тягостно, но рассадником гонококков был несчастный папаша, от которого поступали все новые заражения, а вместе с ними и новые денежки. И тут вдруг молодому человеку явилась мысль, которую он живо прогнал, - она касалась великого Моноцетти и его государства, где самым странным образом еще возможны столь драматические истории... Но он скрестил руки на груди и заметил:

- Все меняется. Все идет к лучшему, любезная Магдалина. Надо лишь самим стараться жить достойно.

- В спальню я куплю розовые занавески, - сказала Магдалина, в которой уже пробудилась деятельная хозяйка. - И большие часы. С кукушкой. И цветочек в горшке, хотя бы пеларгония, должен стоять у нас на окне.

- Право же, право, все так и будет, - изрек молодой человек столь уверенно, что и сам в это поверил.

 

5

Допустим, в то утро, когда молодой человек возвращался из служебной поездки, о которой помянул в предыдущей главе, солнышко сияет уже по-весеннему. Положим, он поддевает носком штиблеты льдинку, сколотую с тротуара ломом рачительного домохозяина, положим, жмурится на солнце, открывая красивую пластмассовую коробочку для бутербродов, которые берет с собой в дорогу, и крошит голубям белый хлеб.

Миновали холода, вновь идет весна-красна!

Но радость и удовлетворение от работы, надо полагать, благополучно завершенной, а иначе чего бы ему так беззаботно улыбаться, увы, длились недолго, ибо, едва переступив порог своего любимого дома, он невольно сморщил нос: это еще что такое - вроде бы трупный запах в передней?! От Себастьяна несет? Совершенно невероятно, поскольку его телесная оболочка покоится в холодильнике, а та красная ручка, что регулирует температуру, повернута в крайнее положение, благодаря чему жидкость, таинственно циркулирующая в трубках и удивительным образом нагнетающая холод, должна бы гарантировать по крайней мере вечную мерзлоту, так что в соответствии с законами физики господин, некогда обильно посыпанный перхотью, ныне, словно Дед Мороз, не менее щедро опушен инеем и ледяными кристалликами. К тому же холодильный шкаф абсолютно герметичен! Откуда тогда вонь?

Этого мертвеца, в сердцах подумал молодой человек, провонявшего все вокруг наперекор здравому смыслу, мертвеца, от которого по совершенно непонятным причинам одни лишь неприятности, надо сегодня же ночью свезти на свалку.

...О голубка моя...

Что за напасть? Словно где-то пластинку крутят. Да ведь это "Ла Палома".

Желая все выяснить, молодой человек поспешил дальше. Он толкнул с размаху дверь и был потрясен открывшимся зрелищем: почивший Себастьян развалился в его любимом кресле, курил сигару, закинув ногу на ногу, и наслаждался, слегка прижмуриваясь, одной из любимых пластинок хозяина.

- Это что такое?! - воскликнул молодой человек в раздражении.

Окрик возымел действие: Себастьян проворно вскочил на ноги и застыл по стойке "смирно", отдавая честь поднятой рукой.

- Я... великодушно прошу прощения, - запинаясь, начал он. - Но я, учтите, в некотором отношении невиновен, ведь я... да, я уже не совсем я, а, по всей вероятности, астральное тело или, проще говоря, выходец с того света. Странно, конечно, что от меня, извините за выражение, воняет... На мой взгляд, астральным телам не пристало поступать столь предосудительно. Но нет ни малейших сомнений - я умер, так как господин изволил раскокать мой кумпол, как кокосовый орех.

Молодой человек пребывал в смятении, а что ему, собственно, оставалось? Себастьян совершенно определенно испустил дух, он уже остывал, когда они с Магдалиной запихивали его в холодильник. В существовании астральных тел наш молодой человек, имея спиритические наклонности, естественно, не сомневался, но чтоб они воняли?.. Об этом в специальной литературе упоминаний не было. Отнюдь! Пусть Себастьян тут же докладывает о своих переживаниях post mortem. И ничего не утаивая!

- Э-э, да чего тут много говорить-то... Разве лишь одно чудно - я все очень ясно помню. Ну, перво-наперво молодой господин раскроил мне башку. И она лопнула с резким треском, я его сам хорошо слышал. Потом как бы опустилась темнота, но длилась недолго. И я вдруг оказался в роли наблюдателя. Видел все, что тут делалось...

- Откуда видели? - спросил молодой человек весьма настоятельно.

- Откуда?.. Вроде бы сверху. Сверху и слева.

- Определенно слева? - Молодой человек был по-прежнему требователен, точно судебный следователь.

- Ну да. Совершенно определенно. Как бы с потолка и слева.

- Это согласуется с литературными данными, - успокоился наконец молодой человек. - А дальше?

- Я был наверху и знал, что меня еще можно спасти. Наступила клиническая смерть, или как ее там называют? Одним словом, полусмерть. Надо было позвонить доктору Дубельману по телефону 666-439. Не пойму только - откуда я это знал, никогда прежде не слышал о таком докторе. Но вам-то, конечно, я ничего передать не мог, да и какой был резон: вы ведь меньше всего хотели вернуть меня к жизни. Потом вы изволили немножко поразмышлять и стали бедного Себастьяна силой заталкивать в холодильник. Потом... потом я надолго отключился. Но со временем появилось некое чувство туннеля, будто меня куда-то всасывает, аж в ушах свистит... В конце туннеля меня ждал человек, совершенно на меня похожий, как бы моя копия, он шагнул ко мне и поманил, дескать, иди за мной. Жутковато было, что и говорить... Он оставил меня возле каких-то ворот. Я видел за ними людей, людей в белых одеждах, вроде бы совсем живых. Один - извините за выражение - смачно харкнул, что, на мой взгляд, уж вовсе некультурно! Особенно в таком святом месте. Немного погодя похожий на меня человек вернулся и произнес одно лишь слово. Но я его не понял.

- Какое слово?

- Пур-га-ториум!

Молодой человек задумчиво кивнул.

- А что оно значит? - несколько испуганно спросил Себастьян.

- Пургаториум означает очистительный огонь. Так что вас, Себастьян, ждет чистилище.

- Это ужасно, да? - спросил Себастьян, передернув плечами.

- Я не знаю, - усмехнулся молодой человек. - Во всяком случае, многие прошли через него. Между прочим, удивительно, почему они вас не спустили прямой дорогой в ад.

- Выходит, я не попаду в ад? - в свою очередь чистосердечно удивился Себастьян. - В аду ведь, кажется, вечный огонь, а этот пургаториум, надо полагать, короче. Уж не знаете ли вы, насколько?

- Писали о сорока днях, видимо, так oно и есть, потому что в подобных вещах весьма консервативны.

- Ну, стало быть, этот пургаториум продолжается столько же, сколько приличный санаториум. Как-то раз я получил путевку точно на сорок дней.

Молодой человек нахмурил брови: с такими вещами не шутят, но Себастьян представлялся ему столь комичным, что на него и обижаться-то не стоило. К тому же он не шутил.

- Но сейчас я определенно не в пургаториуме. Может, и там своя очередь, - размышлял Себастьян совершенно серьезно, и наш молодой человек опять усмехнулся. Раз уж такого подлеца, что и представить трудно, уберегли от ада, подумал он, то, наверное, учли его умственную отсталость, ибо это покусывающее сигарету, посыпанное пеплом и перхотью существо было в высшей степени недоразвитым. Как бы даже невменяемым.

- Откройте окно, Себастьян! От вас ужасно воняет!

Себастьян немедленно исполнил приказ и признался, что даже сам чует свой запах, а что уж тут говорить о хозяине.

- Ведь вы по натуре куда чувствительнее.

- Ну, зловонный Себастьян Семимортуус, что же мне с вами делать? Чтоб вам пусто было... - размышлял вслух чувствительнейшая натура.

- Как вы сказали? Себастьян Семимортуус? Звучит здорово!.. Себастьян Семимортуус Первый. Я требую называть меня отныне только так! А... что это значит?

- "Мортуус" по-латыни значит "мертвый". А "семи" - "наполовину". Конечно, "полумертвый" не совсем корректное словосочетание, потому что вы мертвы окончательно и бесповоротно, однако, с другой стороны, пока вы находитесь в фазе ожидания, так сказать, в предвариловке, представляете собой предпургаториумного, - пояснил молодой человек, которому эта странная ситуация, если не брать в расчет запаха, пожалуй, даже нравилась.

- Мне очень-очень мила ваша песенка про голубку... Молодость вспоминается. И моя первая жена, между прочим, известнейшая в свое время карманная воровка. Сто очков вперед давала большинству коллег мужского пола. Ox, какие у нее были ловкие, нежные ручки. Ее прикосновение было совершенно воздушным, будто легкий ветерок. Всякий раз, когда я ее целовал, ну, в первую пору нашей любви, она обчищала мои карманы. Внутренние тоже, - с умилением вспоминал Себастьян. - Да-а, может, позволите мне еще разок послушать вашу песенку? - чуть не клянчил он.

Молодой человек кивнул. Правда, эта идея - наслаждаться пением в компании со зловонным астральным существом - показалась ему несколько сюрреалистической, но ведь принято удовлетворять последнюю просьбу присужденного к смерти, а раньше, как известно, Себастьян с такой просьбой обратиться не успел.

Вновь зазвучала песенка о синем море, надо полагать, Средиземном, и о голубке, которая так красиво парила над волнами, что кто-нибудь неизбежно сочинил бы о ней стишок...

- Позвольте заметить, я весьма счастлив, что вы меня кокнули. Таким образом, я не нарушил извечной традиции нашего рода, - пустился в объяснения Себастьян. И поведал, что почти все мужчины в роду умерли насильственной смертью. Одного из дальних предков Александр Македонский лично отправил на тот свет, трахнув своим святым кавалерийским сапогом, и тоже, видать, по голове. Во всяком случае, Себастьян считает это большой честью. Основанием послужили мерзкие рассказы и похабные выдумки предка, столь непотребные, что даже видавший виды вояка не смог их вынести. Вообще генеалогическое древо Себастьяна повидало целый ряд казней. Предков вешали, четвертовали, топили в бочке с дерьмом и так далее. За самые разные преступления - насилия, ограбление церквей, осквернение святых мощей, убийства, предательства, не говоря уж о лжесвидетельствах. Но никого не сражали столь драгоценной реликвией. Подумать только - золото и брильянты! Предшественникам Себастьяна приходилось довольствоваться камнями и дубинками.

Между тем разглагольствования Себастьяна, его душевный эксгибиционизм, сладострастный и в то же время раболепный, поднадоели молодому человеку.

- Придержите-ка язык до вечера! - вмешался он. - Неровен час, вернется жизненная сила, потому что я еще не слышал о трупах, наслаждающихся "Ла Паломой"!

- Да я уж пятнами пошел, - запальчиво возразил Себастьян. - Государь мой хороший, я же разлагаюсь по мере возможности и сверх того! - И правда, на левом его виске, по которому пришелся удар булавой, зеленело и смердило трупное пятно. А вокруг него расползались паутинки плесени, наполовину покрывая хитро прищуренный глаз. - Один запах чего стоит! За свою долгую жизнь мне пришлось выслушать немало нареканий по поводу вони от ног, да только та вонь не чета этой. Так, пустячок, цветочки!

- А может быть, это всего лишь сильнейшее самовнушение? - Молодой человек продолжал поддразнивать полумертвого Себастьяна, отстаивавшего свое право на смерть. - Если в душе человек очень-очень во что-то поверит, то вера и его бренному телу может передаться. Такое и раньше случалось.

Ни он сам и никто из его многочисленной родни никогда не имели дела с какой-то там аутосуггестией - он даже не знает, что это за штука такая. Аутодафе - да, совсем другой коленкор, его прапрадед в шестом колене, а может, в шестнадцатом, однажды в Мадриде полыхал смоляным факелом, если так можно сказать, доставив народу большую радость. Это еще во времена приснопамятного Томаса де Торквемадо.

- Вот на память от него осталась цепочка от часов, - вздохнул Себастьян, потрясая серебряным сувениром, свисающим из жилетного кармашка. Он вынул часы, и лицо его вытянулось. А когда проверил завод, недоумение сменилось мучительной гримасой.

- Накрылись часики! - застонал он. И поведал молодому человеку, что они были ему особенно милы, тaк кaк иx удалось стибрить у брата уважаемого главы нашего государства.

- Они даже лунные фазы показывали... Какого черта вы так небрежно запихивали меня в холодильник, государь мой? Я требую возмещения убытков!

- Мертвые не могут требовать возмещения убытков! - сурово отрезал молодой человек. - Да и на что вам часы в подземном царстве?! Есть основания полагать, что в загробном мире господствует совсем другое, отличное от земного исчисление времени. - И он вполне справедливо заметил, что достаточно хорошо знаком с живописью старых мастеров. В ней великое множество сцен в аду, в пургаториуме, а также самых разных dаnsе maсаbrе, по-нашему говоря, плясок смерти, но нигде, ни у одного персонажа нет карманных часов. А вот песочные часы - совсем другое дело...

Однако никакие аргументы не возымели действия - Себастьян Семимортуус Первый был безутешен.

Возникла пауза. Молодой человек смотрел в окно.

По небу безмятежно плыли облака, в спокойной самоуверенности лило свой свет солнце, а на равнодушных деревьях, пребывающих в счастливом неведении, набухали почки. Почки набухали, и их нисколько не интересовало, зачем они это делают.

Весна зевоту навевает. Но сколько можно зевать: с этим Семимортуусом надо предпринять что-то радикальное. Избавиться от него. Прикончить еще раз? Астральное тело прикончить?.. Нет, это уже полный абсурд!

Между тем Себастьян тоже подошел к окну. Здесь от него не так сильно пахло. Они помолчали. За окном на железный скат капала талая вода, ветерок шевелил занавески, и Земля вращалась вокруг своей оси с таким уклоном, что они медленно, но верно продвигались к весне.

И тут вдруг молодой человек заметил, что Себастьян плачет. В полном смятении он поинтересовался причиной.

- Ox, я так несчастен, - всхлипнул Себастьян, и из его левого глаза, подернутого паутинообразной патиной, покатились крупные слезинки, они текли по щеке и исчезали в реденьких усиках. - Я жил как свинья, как грязный шакал, ой - на всей нашей земле, кажется, нет твари, с которой я мог бы себя сравнить. Я доносил на людей, я торговал своей кровной дочерью, которая так прелестно поет "Are you sleeping?", подставлял ее, чтобы заработать на триппере. Ну почему я был такой скотиной? И вот я мертв, но даже душа моя смердит. Меня ждет пургаториум. Я уже не смогу исправиться. Поздно! Какая невозместимая потеря! В этом прекрасном мире мне следовало вести более достойную человека жизнь! - Себастьян оперся о подоконник, его голос креп: - Всмотритесь в этот мир! Он же одухотворен! Всмотритесь и вслушайтесь!

По такому случаю вместо навевающей дрему весны как нельзя лучше подошла бы августовская ночь, что уже было однажды, тихая ночь позднего лета, напоенная запахами тучной зрелости и близкой осени. Молодая луна, такая теплая, ощутимо податливая, отливала оранжевым цветом, казалось, сожми ее в кулаке, и потечет нечто вроде апельсинового сока. Легкий ветерок клонил к окну ветку клена, зелень листьев ярко сверкала в направленном свете лампы. Себастьян сорвал листочек и рассматривал жилки, несущие Жизнь. Пальцы покрылись легким клейким слоем, и он понюхал их с жадной нежностью. Тут на подоконник вполне мог опуститься золотисто-желтый жук. Его крошечные щупальца напоминали проволочные прутики на метле трубочиста - непременном атрибуте всех старых бородачей, жизнерадостных борцов с сажей, какими их изображали на рождественских открытках былых лет.

Порой жук останавливался, навастривал свои щупальца-антенны, очевидно, с целью рекогносцировки, чтобы затем поспешить дальше, снова остановиться или закрутиться на месте, словно танк с подбитой гусеницей. Нам не дано было постичь его намерения, хотя едва ли стоило начисто их отрицать.

- А если еще закрыть глаза и капельку подождать, то возникнет ощущение, словно в тебя что-то вливается. Вы ведь тоже чувствуете, не так ли?

Склонив голову набок, молодой человек взглянул на Себастьяна Семимортууса Первого, который стоял возле окна побелевший и счастливый.

И тут пожилого господина слегка повело, впрочем, за подоконник он все же не ухватился. Уж коли дойдет до излияний, так хоть ведро подставляй. И нашего молодого человека подхватил прилив сочувствия, умиления.

- С радостью отмечаю, господин Себастьян, что удар булавой пошел на пользу - вроде бы что-то встало на место. И вы теперь чувствуете одухотворенность мира. У вас вид ребенка, попавшего в волшебное царство. Вы вдруг начали воспринимать красоту.

- Ox, я и без того всю свою жизнь кое-что воспринимал. Только я задавил в себе лучшие чуства. Как же хорошо, что я уже мертв, - по крайней мере уже никому не смогу подложить мину. И, надо полагать, у меня теперь хватит времени подумать о жизненной философии. Я буду стремиться к духовному совершенству на том свете, - с глубоким убеждением изрек Себастьян.

- Дорогой перерождающийся или уже переродившийся Себастьян, как отрадно видеть в вас перемены. Не позволите ли... угостить вас чашечкой кофе? И мы могли бы еще раз послушать "Ла Палома".

- Не имею возражений, Ваша Высокочтимость. Только... только я не знаю, как в моем положении насчет пожрать...

- Не называйте меня Высокочтимым! Мы с вами оба самые простые люди, обыкновенные жуки в том чудо-творении, которое именуют природой и которое, по существу, не что иное, как одна из форм выражения абсолюта.

Они сели за стол, у обоих голос дрожал от волнения.

Молодой человек позвонил в колокольчик.

- Ноrs d'oeuvre, VI соки, ананас и кофе по-бразильски!

Себастьян осмелился заказать еще сыра. Вообще-то сыр и без того входит в первую перемену hors d'oeuvre, но Себастьян признался, что питает особую слабость к сорту "Вlеu Dаnоis", в переводе означающем "Синий датчанин". Разумеется, его пожелание было учтено.

Стол накрыли удивительно быстро. Двое представителей "одной из форм выражения абсолюта" молитвенно сложили руки перед трапезой, между прочим, в полном молчании, после чего посланец высших сил, созидатель гармонии и порядка в мире и жертва созидаемой гармонии приступили к завтраку.

Чуть погодя Себастьян рискнул поинтересоваться, не владеет ли молодой человек таитянским языком. Последний вынужден был огорчить его отрицательным ответом.

- Я человек простой, но малость кумекаю по-таитянски, так как... - Себастьян стыдливо опустил очи долу, - целый год своей непотребной жизни провел на острове, занимаясь организацией проституционного сервиса. Ox, как худо вспоминать об этом!.. Да, зато я поднаторел в таитянском языке. Кстати, весьма поэтичном. Особенно хороши названия застольных ритуалов, а их там великое множество. Я знал около двух дюжин. Видите ли, природные условия благоприятные, таитяне не надрываются сверх меры - растянутся под деревцем, и плод падает им в рот, поэтому они куда больше времени посвящают гастрономическим церемониям, чем мы, прилежные трудяги-мураши... - Молодой человек кашлянул после "трудяг-мурашей", но Себастьян даже не заметил этого. - Жаль, посетовал Себастьян, он никак не вспомнит названия этой трапезы. Чрезвычайно своеобразное, лакомосочное словцо со многими гласными, звучащее будто вздох. - Я имею в виду застольный ритуал, который следует передать примерно так: "Таинственная трапеза не слишком жаркой ночью, когда луна что спелая дыня, лианы пошевеливаются, лотос дышит и в отдалении подает голос ночная птица". А на таитянском языке выражается одним словом.

И тут где-то за чертой города могла бы подать голос ночная птица, после чего Себастьян блаженно улыбнулся бы и полакомился своим "Bleu Danois".

Затем отведал ананаса. Он оказался очень сочным. И наверняка напомнил Себастьяну его милое Таити. Трапеза складывалась и впрямь восхитительно, так что молодому человеку неловко было касаться серьезных тем. Конечно, он извинился, прежде чем перейти к разговору о Магдалине, а перейти следовало по вполне понятной причине - кто знает, когда они встретятся вновь, ведь Себастьяна ждет облагораживающий пургаториум. И кроме разговора о Магдалине есть другие, например, о похоронах Себастьяна Семимортууса... ("Себастьяна Семимортууса Первого", - уточнил любитель сыра с душком.) Теперь, после перерождения, естественно, и речи не может быть о свалке. Похороны должны остаться в памяти всех, кто примет в них участие. Но прежде, так сказать, во имя достижения окончательного взаимопонимания хотелось бы немного порассуждать на тему прожитой Себастьяном Семимортуусом Первым жизни.

- Да чего тут судить-рядить... Дерьмо оно и есть дерьмо. В самом чистом виде. А сколько я еще наворотил дерьма другим людям, - тяжело вздохнул Себастьян. Oн приканчивал свой сыр, тщательно выскребывая упаковку. Молодой человек следил за ним с некоторой брезгливостью, поскольку тот пустил в ход длинный ноготь безымянного пальца правой руки, ловко действуя им как лопаточкой, - кто его знает, зачем он отрастил такой длинный ноготь? И плесневелый сыр "Синий датчанин" со своими отталкивающими ядовито-синими мрамороподобными разводами вызывал некоторое отвращение, которое он, разумеется, старался заглушить: идеалисты не вправе поддаваться несущественным мелочам быта. А все-таки молодой человек предпочел бы, чтобы сотрапезник вместо этого сыра, по запаху напоминающего danse macabre, наслаждался каким-нибудь иным - хотя бы столь высоко ценимым в англосаксонском мире девственно-свежим чеддером, где молочный жир сохраняется в целости и не подвержен никаким темным силам... Но хватит о сырах. Последуем дальше. Что и будет незамедлительно сделано.

Конечно, в жизни Себастьяна были ужасающие оплошности, прегрешения против этики, начал молодой человек, конечно, были, но он не намерен подробно на них останавливаться, к тому же, несмотря на все это, в сurriсulum vitае, то есть в биографии его сотрапезника, есть грани, которые он, сотрапезник, осуждает напрасно.

- Да неужели? - Себастьян был так удивлен, что чуть не подавился долькой ананаса, вполне возможного пришельца с острова Таити. И весьма решительно заявил протест молодому человеку, пытающемуся идеализировать милую его сердцу биографию, пакостнее которой едва ли вообще сыщешь.

Молодой человек напомнил Себастьяну о его недавних сетованиях по поводу рапортов, поданных на некоторых лиц в полицейское управление, которое стоит на страже порядка в нашем государстве, а при необходимости поднимает карающий меч. Подобные действия, обеспечивающие сохранение гармонии и не дающие плесневым бактериям - конечно, говоря образно, - разлагать наше общество, следует только приветствовать. Что бы не болтали об этом плебеи, всякие там Станционные Графы! Отцам отечества необходима точная информация, причем ее далеко не всегда используют для непосредственного наказания виновных - к этому прибегают лишь в отношении особо опасных преступников, совершивших тяжкие антигосударственные действия. Что вполне естественно! Вообще же каждодневный кропотливый труд многих прилежных осведомителей рисует истинное положение в нашей священной отчизне. А ведь такая информация чрезвычайно нужна! Она необходима для будущих реформ, она необходима для преобразований, порой, ничего не поделаешь, она и впрямь необходима для прополки злостных сорняков в изобильном саду нашего государства. Если Себастьян эту сторону своей деятельности считает достойной осуждения, то он на ложном пути. Абсолютно ложном! Важнейшую информационную работу только тот может счесть скверной, кто и само наше государство считает скверным.

Переживания человека, его душа - потемки, и порой тут очень трудно прийти к определенному решению. Внимательно ли слушает его Себастьян? Хорошо! Когда-то он лично знал человека, прилежно возделывавшего наш общий виноградник, но столь любвеобильного, что в сердце его закралась искренняя симпатия к соседнему государству. Он знал о тамошних прогрессивных проявлениях и всеобщем стремлении граждан к светлому будущему. Он полюбил соседнюю страну почти так же сильно, как свою, и переправлял туда, надо полагать, не без укоров совести, собранные крохи информации.

- Это же тяжкое преступление! - воскликнул Себастьян, не спуская с молодого человека настороженного взгляда, а что если... Но нет, честный взгляд хозяина был лишь слегка задумчив. - Это измена родине! - с жаром добавил Себастьян и высказал уверенность, что молодой человек незамедлительно сообщил о ренегате куда следует.

- Нет, я этого не делал, - мягко промолвил тот. - Сам я в своих политических воззрениях моногам, но не настолько зашоренный, чтобы требовать того же от других. Тем более, что если бы я в самом деле "сообщил куда следует", судьба того симпатичного человека сложилась бы весьма печально; н-да, государства весьма ревниво относятся к своим подданным. И уж конечно, тут нечего обижаться, потому что ревность всегда производное от любви. Пожалуй, государство можно сравнить с замужней женщиной, которая любит своего супруга, любит всей душой, и ни в коем случае не позволяет ему баловать своим вниманием прочих особ.

Итак, после долгих колебаний - молодой человек не отрицает, что весьма серьезных, - он оставил все эти факты при себе. Принимая решение, он опирался на античную мифологию: ведь древние римляне очень чтили своего бога Януса. Ах, кто он такой? Янус - божество дверей, ворот и всяких начал, между прочим, в его честь первый месяц года называют январем. У него два лица - одно обращено вперед, в будущее, другое назад, в прошлое. Однако, несмотря на двуликость, Янус котировался высоко.

Тут Себастьян счел уместным вежливо подивиться обширным знаниям собеседника. Он сделал это, слизывая с рук липкий ананасный сок, причем молодого человека вновь покоробил чрезмерно длинный ноготь на его безымянном пальце.

- Янус... божество о двух лицах, - размышлял молодой человек, пропуская мимо ушей похвалу Себастьяна. - Но еще ведь в брахманизме и индуизме есть всемогущий Шива. На санскрите это означает "милосердный". По существу это еще более путаное, еще более полифоническое божество, но только на первый, поверхностный взгляд. В его задачи входит уничтожение и разрушение, но вместе с тем - оздоровление и созидание. Если посмотреть на вещи "филохсофски" - а у Себастьяна Семимортууса Первого, как видно, есть для того все предпосылки, - то в сокрушении и созидании воистину много общего. Дабы что-нибудь создать, надо что-то сокрушить, одному лишь Господу удавалось что-то создавать из ничего. Во всяком случае, единство сокрушения и созидания - это тема, над которой Себастьяну следует задуматься в загробной жизни.

- Признайтесь уж, девчонка проболталась о жестяной коробочке! - не выдержал больше Себастьян.

- Ну конечно, - последовал спокойный ответ.

- И теперь вы пойдете и доложите, - его голос дрогнул.

- Дорогой Себастьян, во-первых, вы умерли, во-вторых, на мой взгляд, я достаточно ясно объяснил, как уже поступил в аналогичном случае, - весьма холодно заметил молодой человек и добавил, что Себастьяну разумнее всего держать язык за зубами и слушать дальше.

- Дело в тех людях, которые хотят только крушить. Дело в анархистах и террористах. По моим сведениям, тот самый Станционный Граф - один из них. - Вообще-то упоминать об этом типе не хочется, но ведь для Себастьяна тут целая проблема, поскольку его потенциальным зятем стал заурядный убийца. И довольно скоро из потенциального превратится в законного, ибо, судя по всему, Магдалина увлеклась им до полного ослепления. Лично он не возражал против желания Магдалины выйти замуж, ибо нынешняя ее порочная жизнь представляется во много раз хуже. И все же ему кажется, что они обязаны каким-нибудь образом повлиять на Графа. Не возьмет ли Себастьян на себя этот труд, так как есть основания полагать, что Граф кое-что знает о связях Себастьяна и в какой-то степени его побаивается.

- Я предоставляю им пpистанище, - сказал молодой человек тихо, без патетики, и взгляд его стал мягким и добрым, - а вы позаботьтесь о том, чтобы в сердце потенциального ниспровергателя нашли пристанище лучшие чувства. Судьба вашей дочери в опасности, поверьте мне.

И тут молодой человек вдруг признался, что сам вознамерился было просить руки Магдалины - эта испорченная девушка показалась ему простой и красивой.

- Государь мой! Что за сумасбродство! - воскликнул Себастьян, хватая ртом воздух, но молодой человек успокоил его многозначительным жестом, и тот послушно умолк.

Да, были такие намерения, но по зрелому размышлению он пришел к выводу, что обязан сохранить чистоту и подчиниться, так сказать, правилам целибата. Он должен целиком посвятить себя идее гармонии. (Между прочим, целибат, или обет безбрачия, требует одиночества до конца дней своих, объяснил он Себастьяну.) Зачем оставаться в одиночестве? Ну, история показала, что супружество вредит инспирации не в смысле наущения, подстрекательства, как произвольно трактуется это латинское слово в некоторых языках, а в первоначальном смысле - не способствует свободному вдоху, ясности ума, творческому вдохновению, одним словом, озарению: он же ощущает на себе бремя некоторых обязанностей почти религиозного свойства.

Себастьян сочувственно кивнул головой, однако молодой человек попросил не проявлять к нему снисхождения: отказ от физических радостей возмещается духовными радостями, о которых простые люди даже представления не имеют. Ощущать себя посвященным, отмеченным свыше - это нечто никак несопоставимое с мимолетными постельными утехами. Правда, он понятия о них не имеет, но находит поддержку своей позиции в трудах Фомы Аквинского.

Да, беспокойство о судьбе Магдалины воистину велико, тем более что у молодого человека сложилось впечатление - Станционный Граф от безумных слов вскоре может перейти к безумным действиям. Даже попытку государственного переворота нельзя сбросить со счетов. А ведь она поведет к гражданской войне - ужасной при нынешнем состоянии вооружения, к войне, которую не только наше правительство не допустит, но и другие обитатели необъятной вселенной, как известно, время от времени наблюдающие за нами с весьма необычных летающих экипажей.

Себастьян подтвердил: попытка мятежа не исключается. Во всяком случае, распространяются какие-то листовки, и, кроме того, есть сведения, будто некоторые люди планируют сорвать традиционный праздник по случаю годовщины нашего государства.

- Неужели? Неужели можно пасть так низко? - Возмущение молодого человека было неподдельным. - Они решили плюнуть в свой же колодец...

И он попытался узнать кое-какие подробности. Однако Себастьян на уговоры не поддавался. Возможно, ничего больше не знал, и все же у молодого человека сложилось впечатление, будто от него что-то скрывают.

- Смею надеяться, вы сообщили о своих подозрениях куда следует?

- Разные бывают обстоятельства... - начал Себастьян, но так и не закончил, из чего молодой человек заключил - на сей раз усердному старшему стукачу что-то помешало выполнить свои обязанности.

- Я вижу, вы что-то утаиваете! - возмутился он. - Неужели тот мерзкий венерологический промысел связывает вас по рукам и ногам? Теперь-то он никак не может вам повредить!

Себастьян молчал. Себастьян беспокойно ерзал на стуле.

- Неужели вы, человек практического склада, полагаете, что подобным типам удастся нарушить гармонию в нашем государстве?

И молодой человек пояснил - весьма горячо и возбужденно: разумеется, в некоторых странах так-таки удалось осуществить захват власти. Но для этого должен быть целый ряд объективных и субъективных предпосылок: например, нерушимый союз рабочего класса и крестьянства, при котором существенное значение имеет руководящая роль пролетариата да еще наличие закаленного и идейно убежденного авангарда.

- Разве Граф и его дружки принадлежат к закаленному и идейно убежденному авангарду? - Молодой человек усмехнулся. - Позвольте глубоко усомниться. Жалкий пьяный сброд, не более того!.. Конечно, в мире существует возможность других гармонических систем, если привести пример из области музыки, в которой я считаю себя некоторым образом компетентным, то там и впрямь известно обращение аккордов. Мы можем любой аккорд, так сказать, перевернуть вверх ногами, и в новом виде он зазвучит по-другому и все же весьма мелодично. Если удается безболезненно создавать подобные варианты гармонии, то, может быть, не следует так уж противиться таким попыткам, да только несомненно одно - глупые потуги несведущих людей поведут к жуткой дисгармонии. Может быть, прольется кровь стариков и малых детей. - Он вздохнул. - И в большинстве случаев подобные метаморфозы ведут к зарождению вульгарно материалистических форм жизни, духовный приоритет уступит место материальному. А этому следует противодействовать!

Во всяком случае, молодой человек считает, что святая обязанность Себастьяна попытаться обуздать Станционного Графа и только после этого отдать ему руку милой Магдалины, нежной, но такой беспомощной и сбитой с толку, или... еще лучше, прежде все-таки предупредить власти. Ведь сообщение можно сделать в письменной форме. Даже анонимно, тем более что Себастьян Семимортуус Первый и сам, находясь в предпургаторном периоде, представляет собой нечто вполне анонимное.

- Дело в том, Высокочтимость, что я давно уже все изложил нашим правителям, да, правителям Божией милостью...

- И что же?

- Станционный Граф - одна из немногих опор моей тяжкой старости...

В замешательстве Себастьян начал перебирать свои редкие пряди, вновь подняв облака перхоти. У мертвых растут ногти и волосы, подумал молодой человек, как видно, и перхоть мелется, что мука на мельнице.

- Какая еще опора? Что вы плетете, астральный пустозвон? - Молодой человек не на шутку разозлился.

- Видите ли, я должен был держать его в поле зрения. Сперва они хотели сразу его засадить, а у меня был иной план и свои соображения: понаблюдаем за голубчиком, посмотрим, с кем он общается, прихватить всегда успеем... Ну, и мое предложение одобрили. Теперь я не спускаю с него глаз, регистрирую контакты и... получаю за это вознаграждение, плевое, конечно.

- Вознаграждение!.. Высшая степень подлости! - непроизвольно воскликнул молодой человек, даже бросил взгляд на знакомую нам индейскую булаву, хотя подобное поведение как будто бы находилось в противоречии с логикой после рассуждений о двуличности богов Древнего Рима и Индии.

- Конечно, подлость! - неожиданная поддержка пришла с порога.

От кого же? Разумеется, от Магдалины, дорогой дочери Себастьяна.

- Какая... еще... подлость? - стал запинаться тот.

- А та, что ты еще не помер!

Подобный упрек мог бы прозвучать комично, если бы дело не обстояло столь серьезно.

- Я умер, - покаянно признался Себастьян. - Я не совсем я, а астральный Себастьян Семимортуус Первый...

- Какой еще там астральный?! Может, вроде того Вечного Жида, который и после смерти не находил покоя?

- Да кто ж его знает, - в смятении молвил Себастьян. - А вдруг и правда... Но это ужасно! Хотя... - Его неуверенное "хотя", по-видимому, свидетельствовало о возникшей надежде - а вдруг и впредь удастся продолжать свой бизнес, оказавшись на положении Вечного Жида. И тогда все не так уж скверно...

- У того, кто намерен бродить по свету в виде духа, должна быть душа. А у тебя, паразита, и намека на нее нет! - очень сердито выпалила Магдалина.

- А тут полагали, что вроде бы есть. Я, так сказать, изменился и довольно хорошо стал разбираться во всей этой гармонии. Ну, в равновесии, что существует в мире, - я уж кумекаю в нем. - И Себастьян торжественно провозгласил: - Мир, дорогая моя дочь, весьма даже прекрасная штука! Ты и не подозреваешь, какая прекрасная!

- Ни хрена ты не изменился! Такие, как ты, не меняются. Никакой ты не астральный, просто ты живуч, как угорь, и снова вернулся к жизни, вот и все тут! Хотя ты еще недавно откинул копыта и был мертв, как чурка.

- Магдалина, как ты выражаешься?! Кто ж так говорит о своем отце, о своем единственном отце?

- Отец у всех единственный. А мне вот выпал кощунственный. Постойте! Я загляну в холодильник! - Девушка бросилась на кухню.

После долгих раздумий, раз-другой обменявшись с Себастьяном взглядами, в которых сквозили как надежда, так и недоверие, молодой человек вышел вслед за Магдалиной. Печально вздохнув, с опаской и неохотой Себастьян последовал за ними. Холодильник был пуст!

Пуст, и все тут. Магдалина и молодой человек застыли в недоумении перед безучастным шкафом, который брюзгливо заурчал всем своим нутром.

- Ну, что ты теперь скажешь, порожденье сатаны?!

- Нету... Нет как нет, - запыхтел Себастьян, чей титул - Семимортуус - оказался под серьезной угрозой. - А вы его, старого стервеца, еще куда-нибудь не запихнули? - И злобно прокаркал: - Я обвиняю вас в преступном хищении моего трупа!

Однако достаточно было взглянуть на Магдалину и молодого человека, как эти подозрения сами собой отпали. И у Себастьяна опять навернулись на глаза слезы. Голос его зазвучал весьма жалобно и плаксиво, когда он был вынужден констатировать:

- Выходит, все то, что имело место - мое приобщение к красотам мира и поворот к лучшему в ожидании пургаториума, - все это сплошная чушь... Нет! - вскричал он. - Мое бедное сердце этого не вынесет! Ни за что! Никоим образом! - Он и вправду схватился рукой за сердце. А потом обеими руками за голову. Тут он пошатнулся... пошатнулся и упал.

Он был мертв. Мертв окончательно и бесповоротно.

Бедный Себастьян лежал плашмя на кухонном полу, раскинув ноги врозь и напоминая двадцатую букву греческого алфавита, которую мы называем то игреком, то ипсилоном.

Молодой человек наклонился и закрыл ему глаза. Он что-то тихо бормотал себе под нос.

- А теперь что? Снова запихнем его в шкаф? - спросила Магдалина.

- Нет, я полагаю, надо вызвать судебного врачa и машину из морга, - решил молодой человек.

 

6

- Разве здесь все не преобразилось? - полюбопытствовала Магдалина через несколько недель, уперев руки в бока, как настоящая матрона, в белом передничке с кружевами и в подобии чепца, несколько смахивавшего на старомодный колпак для кофейникa. Она пригласила молодого человека взглянуть на их "очаг, собственное гнездышко".

Маленький фургон и правда два раза подъезжал к задней двери дома, и Магдалина со Станционным Графом что-то втаскивала по лестнице. Что именно? Этого молодой человек не знал, так как слышал только шум. Он собрался предложить свою помощь, но определил по голосам, что у мужа Магдалины нет недостатка в подручных. Муж Магдалины - да, отныне лучше так называть бывшего Станционного Графа или, пожалуй, просто Роберт, что вполне могло соответствовать данному при крещении имени. Перемена вообще-то закономерная, если завсегдатай станционного буфета становится добропорядочным главой семейства. По крайней мере, мы вправе питать такую надежду. К тому же благородный титул в связи с железнодорожным определением отдает копотью и иронией, а Роберт - мужественное имя мужественного мужчины.

- Правда, здесь стало красиво? - повторила свой вопрос Магдалина, и тут уж стоявшему в дверях молодому человеку волей-неволей пришлось похвалить преобразования.

Сперва количество привезенных пожитков его удивило: откуда у девушки, просим прощения, у госпожи Магдалины столько имущества, разве что... ox, оставим это. О Роберте тоже сложилось впечатление как о парне относительно бедном, который зажигалками или шариковыми ручками пытается обеспечить дополнительный доход к заработку. Но тут молодой человек вспомнил, что еще недавно разгуливал по земле некий Себастьян, ныне продолжающий свое существование в пургаториуме, если не в преисподней. Сей мужичишка, по всей вероятности, успел кое-что отложить в кубышку, посыпанную перхотью. А дочь его наследница.

На стене висели в ряд самые ценные экземпляры из Себастьяновой коллекции трубок. Их набралось дюжины две - начиная с солидной из козлиного рога и напоминающей грузинский кубок и кончая носогрейкой с мизинец, в которую зелья-то поместится не больше наперстка.

Также были представлены изящные трубки из фарфора с росписью и крышечками, навевающие мысль о круглобрюхих тирольцах, поющих фальцетом с переливами на террасе своего питейного заведения, конечно, ради такого случая положив трубки на стол возле пивных кружек.

У каждой трубки была своя неповторимая история, но Магдалина обещала поведать их как-нибудь в другой раз. Разумеется, в том объеме, который сохранила память из рассказов незабвенного упокойника. Между прочим, за последнее время Себастьян весьма возвысился в ее глазах, что нужно только приветствовать, ибо мертвых следует поминать добрым словом. Во всяком разе она уже не говорила о Себастьяне как о шпике и наушнике, но лишь как о высокопоставленном государственном служащем в чине подполковника.

Однажды Магдалина упомянула о розовых занавесках. Теперь они - широкие и с оборками - в самом деле висели на асимметрично спроектированных окнах бывшей кладовки. На подоконнике красовался жезлообразный цветок: чей же это жезл - Моисеев или Ааронов? Но больше всего здесь было салфеточек, надо думать, вышитых самой Магдалиной, - они находились во всех мыслимых и немыслимых местах, будто над треугольной комнатой Роберта и Магдалины пролетел самолет и разбросал листовки.

Почти треть помещения занимала широкая супружеская кровать, изголовье которой украшал барельеф с ангелами, вырезанный старательно, хотя и не очень искусно. Ангелы умилили молодого человека. Ложе в своей средней части было заметно продавлено, но разве это столь существенно? Теперь сей символ отдохновения и супружеского счастья вполне здесь уместен. Хотя молодой человек, по натуре благонравный и стеснительный, едва скользнул по ложу взглядом, он все же заметил жирного клопа, что его покоробило. О клопах он непременно заведет разговор - они ведь и на его половину могут перебраться, - но сегодня, сегодня он этой темы касаться не станет.

На потолке висела большая люстра, настоящая хрустальная люстра, на которую Магдалина обратила внимание молодого человека с особой гордостью. Конечно, для маленькой комнатки люстра была слишком велика - человеку среднего роста пришлось бы пригнуться, проходя под ней. Ну и что ж такого, говорят ведь: у себя что хочу, то и ворочу.

Один странный предмет, вернее его странное положение, особенно заинтересовал молодого человека. А именно комод, кажется, предназначенный для белья. Возле двери его поставить не удалось, в задней части комнаты, как сказано, почти треугольной, тем более. И тогда пришли к простой, но гениальной мысли: водрузили его на один бок. Как видно, Магдалину это нимало не трогало. А когда молодой человек заметил, что такая постановка представляется весьма модерновой и даже сюрреалистической, то его утверждение, к тому же, по-видимому, не совсем понятное, приняли с радостью.

- А чего бы комоду не стоять на боку? Ящики открываются, и вообще это о-ри-ги-наль, - заключила новобрачная и сочла нужным добавить: - Ведь мы живем в свободной стране.

Вообще молодой человек заметил, что Магдалина учла его предупреждение насчет антигосударственных высказываний. Похоже, и супругу наказала вести себя здесь лояльно. Еще молодой человек подумал, что в своем доме, каков бы он ни был, люди становятся гораздо благонадежнее. У тебя самого должно что-то быть, только тогда ты не будешь крушить чужое имущество.

- А кухня? А плита? - решился он спросить. Где собирается Магдалина варить свою лапшичку, по части которой она большая мастерица?

- Прошу, государь мой! Извольте сделать несколько шагов вверх по лест-нице!

"Куда она меня ведет?" - подивился он. И дивился до тех пор, пока не очутился в заброшенной голубятне, о существовании которой почти совсем забыл.

Там был наведен порядок, установлена маленькая плита и даже водружена труба. Однако невольная усмешка появилась на губах молодого человека, когда он представил себе хозяйку, хлопочущую на кухне. Видную с улицы как на ладони. Не соберутся ли прохожие смотреть, разинув рот, как усердная особа варит супчик на крыше, поводя поварешкой и снимая накипь. А если кто-нибудь прихватит подзорную трубу, пожалуй, даже разглядит, каким ингредиентам тут отдают предпочтение. На запах слетятся полчища мух, и бедной Магдалине придется от них отбиваться.

Да, веселая картинка в натуральную величину: клочья белой пены разлетаются по сторонам, черный дым валит столбом, словно выведенный на бумаге детской рукой. Мама, смотри, что я нарисовал!

Н-да, доведись увидеть такое уважаемым дамам из музея естественной истории, они пожали бы в недоумении плечами и приняли бы это за площадное представление или за восьмое чудо света. А может быть, за намек о приближении Судного дня. Ладно, Бог с ними!

Вслед за Магдалиной молодой человек спустился из-под небес. В своем роде милая комнатка - забавно асимметричная. Никак не подумаешь, будто здесь станут проводить тайные сборища противники государства. Для них больше подходят полутемные сырые подвалы.

Молодой человек пристально осмотрелся, и ему представилось, что эту двухместную каюту недавно спущенного на воду супружеского баркаса следует украсить картиной или изящной безделушкой. Ведь он до сих пор ничего молодым не подарил, разве лишь приютил их. Так вот - может ли он что-нибудь предложить? И пусть Магдалина не опасается - речь не о Гойе, Босхе или Диксе.

Ну, как женщине отказаться от такого предложения? Раскрасневшаяся Магдалина тут же очутилась на половине хозяина и взглядом любопытной сороки уже обводила стены и столы. Эта птица помянута не в обиду, а исключительно потому, что очень любит яркие, блестящие вещицы. К сожалению, у хозяина таковых не оказалось - мы ведь помним его аскетические, чуть ли не стерильные покои.

Но тут взгляд Магдалины упал, а упав, пристыл к красному стеклянному ядрышку, тому самому, о котором уже говорилось и которое молодой человек использовал в качестве тяжести, чтобы бумаги не разлетались на сквозняке.

- Я вижу, вам нравится это рубиновое яйцо... Раз так, пожалуйста, возьмите его себе! Мне оно вовсе не нужно. Я могу придавить бумаги мраморным пресс-папье.

И прежде чем Магдалина открыла рот, дабы отказаться, что было совсем не легко, но необходимо из приличия, молодой человек вложил красный шарик в руку раскрасневшейся молодки.

- Магдалина, что ты здесь ошиваешься? - Вопрос прозвучал с вызовом и осуждением. - У господина свои занятия. А ты лучше иди и приготовь мне поесть!

- Ox, присядьте, пожалуйста! Хоть на минутку. Вы, кажется, еще не бывали у меня. Магдалина показала мне сейчас вашу комнату, и мы обменивались суждениями по части устройства.

Роберт, да, теперь уже Роберт, присел-таки, но как бы из одолжения. Если Магдалина чувствовала себя здесь несколько неуверенно, то муж - совершенно непринужденно и вольно. А она неожиданно, как бы в противовес ему, стала еще скованнее.

- От них не воняет? - спросил Роберт, показав на птичек.

- Да нет! Клетку следует время от времени чистить.

- Мне бы этот щебет-лепет был не по нутру.

- Когда они надоедают, я накрываю клетку одеялом, они думают, что наступила ночь, и умолкают.

Однако молчание, н-да, чуточку тягостное, гнетущее, воцарилось и здесь, для чего даже покрывала не потребовалось.

- А вы... на своем лесокомбинате только пилите или применяете иные способы переработки древесных материалов? - спросил молодой человек погодя, дабы прервать молчание, и попытался изобразить на лице заинтересованность. Вопрос, вернее, форма, в которую он был облечен, вызвал у Роберта усмешку, впрочем, кажется, вполне снисходительную.

- Мы на своем лесокомбинате пилим и применяем иные способы переработки древесных материалов, - важно ответствовал Роберт и повторил эту фразу еще раз с явным удовольствием.

- Не столько пилят... сколько попивают, - ухитрилась подколоть Магдалина, но Роберт устремил на нее долгий взгляд, под которым она съежилась. Съежилась, но не замолчала. Совсем не по-дамски (до чего же хрупок налет нашей вежливости! - отметил про себя молодой человек) она изрекла: - И политуру перерабатывают! От нее и окочурятся!

Роберт лишь улыбнулся; вообще он склонен был видеть в Магдалине малое дитятко, что в некотором смысле вполне оправдано. Он реагировал несколько необычно по форме, но весьма доброжелательным тоном:

- Не всякой шавке тявкать положено!

- С дамой так не разговаривают! - фыркнула мастерица варить лапшичку.

- Кажись, мозги набекрень съехали, когда она бензину нанюхалась. Послушай-ка, Магдалина, что за красный шарик у тебя в руках? У господина взяла? Положи сейчас же на место!

- Мне его подарили. Господин подарил. У тебя на него никаких прав нету.

- Действительно, подарил, - заверил молодой человек. - Магдалине шарик понравился. Он разве для того годен, чтобы придавить какие-нибудь бумаги.

- Ну какие у Магды бумаги!.. - В этом восклицании опять же слились нотки превосходства и доброжелательности - иногда таким тоном охотник говорит со своей собакой, что вовсе не значит, будто он за ней не ухаживает.

Магдалина приложила шарик ко рту, словно пытаясь его уберечь, и тут с ней случилось несчастье. Неожиданно хлопнула оконная рама, и Магдалина, испугавшись, втянула шарик в рот. И он чертовски прочно там застрял. Нет-нет, опасности задохнуться не было - Магдалина вполне могла дышать носом.

- Вот видишь, что случилось, - еще окочурится от твоего подарка, - проворчал Роберт.

Oни смотрели на Магдалину в некоторой растерянности. У нее в глазах стояли слезы, она бурчала что-то нечленораздельное, пыталась пальцами развести челюсти, но толку было чуть. Точь-в-точь бильярдный шар в лузе - поразительное совпадение. Положение Магдалины оказалось не столь серьезным, сколь комичным, так что спутник ее жизни неудержимо расхохотался. И именно спонтанный взрыв смеха подействовал благотворно - Магдалина тоже хмыкнула, и шар вдруг выпал изо рта.

- Какие же вы дурные! Подтруниваете над дамой! - Магдалина уже не смеялась, она была в ярости. Ее чепец, отдаленное подобие колпака для кофейника, съехал на один глаз. - Не забывайтесь, я по происхождению выше вас, вместе взятых. Мой отец был подполковником!

- Знаем мы, что за подполковник, - хмыкнул Роберт. Затем повернулся к молодому человеку и взглянул на него вопросительно. - Кстати, о происхождении, раз уж Магдалина его затронула. Она рассказывала, будто ты с неба свалился. Что еще за байка такая?

- Я и правда ничего не знаю о своих родителях. Возможно, я и впрямь пришелец, но это не повод для усмешек! - Молодой человек посуровел и как бы замкнулся в капсуле.

- Да я не со зла, - извинился Роберт. - Только когда такую туфту слышишь, тянет еще кое-что узнать. А посмотришь на тебя (переход на "ты" произошел у него совершенно естественно), и сразу поверишь. Точно Христос: имущество свое раздаешь и на квартиру безо всякой платы пускаешь. Никогда с подобным не сталкивался! - покачал он головой. - Ну да ладно, замнем для ясности! Магдалина, отдай шарик мне, а то еще что-нибудь приключится...

- Не отдам! Ты его зажилишь! - живо выпалила она.

- Домой-то ты его все равно принесешь. Это наше общее достояние.

- Да, общее достояние, - блаженно повторила Магдалина, но шар таки не отдала, а пихнула его за пазуху. - Там будет видно!

Роберт пожал плечами - что ты с этакой будешь делать!

Но тут по лицу Магдалины пробежала тень:

- Он уже не холодный. А сперва приятная дрожь пробирала от холода...

- Ты о чем?

- О шаре, конечно...

- Да как ему быть холодным! Ты ведь его между титек затиснула. Вот когда мы его на окно положим возле твоего цветка, он опять станет холодным.

- Точно, положим, - с жаром согласилась Магдалина. Кажется, она готова была подняться, чтобы накормить своего усталого, чуточку ворчливого, но все же милого муженька.

Они и впрямь встали.

- Странный ты человек, но вообще-то хороший, - сказал Роберт. - И вроде бы на органе играешь. Мне музыка нравится. Одного я не пойму, на кой тебе Моноцетти дался. Магдалина как-то говорила.

- Пошли, пошли! - Она потянула его за полу, опасаясь, как бы не вспыхнула ссора.

- Ладно. Спасибо вам. До свидания! И заглядывайте к нам! - пригласил в заключение Роберт.

- Непременно заглядывайте, - присоединилась к мужу Магдалина и сделала некоторое подобие книксена.

Они вышли.

А на полу, в том месте, где стоял Роберт, осталась какая-то бумажка. Листик, напечатанный на ротапринте. Молодой человек поднял его - и невольно взглянул на текст: "Далой тиранию!!! Далой тодальное государство!!!"

Молодой человек заметил орфографические ошибки, но даже не улыбнулся, ему было не до смеха. Лишь подумал: вероятно, крупные грамотеи решили, что "тодальное" происходит от немецкого "der Tod", что значит "смерть".

Он вздохнул. Почему-то вспомнил жирного клопа, ползшего по супружескому ложу.

Следует заметить, что наш герой был в полной растерянности.

 

7

Представим себе рождественский вечер в беднейшей части города и, пожалуй, перенесем сюда главного героя нашего повествования. Именно рождественский вечер. Новогодний праздник хорош, но лишен той таинственности, того дивного умиления, а также необычной смеси страхов, благости и невесть откуда исходящих флюидов, которые столь желательны нам сегодня. В новогоднюю ночь хлопают пробки шампанского, шипит вода, когда на удачу льют в нее раскаленное олово, веселятся анонимные карнавальные маски. В новогоднюю полночь небо на миг расцвечивается красными, синими, зелеными ракетами, и бывает столь же светло, как днем. А рождественский небосвод обычно ниже и темней, порой он бархатисто-черный, фиолетово-черный, непроглядно-черный и гасящий звуки, так что невесть откуда падающие хлопья снега кажутся удивительно крупными и несколько ирреальными.

И даже одно и то же одеяние Санта Клауса существенно разнится в цветовой гамме - в Новый год оно светлее и ярче и как бы из лучшей ткани, а в Рождество какого-то более темного тона, как бы отдающего тайной, эхом далекого распятия.

Итак, в этот вечер молодой человек прогуливался в беднейшей части города, в предместье, как сказали бы люди старшего поколения, подняв воротник и нахлобучив шапку, ибо шел снег, густой и липкий по случаю оттепели, и, попадая на ресницы, оставался на них, так что окружающие предметы расплывались. Старые деревянные дома, бурые рабочие казармы как-то особенно жались к земле. Окна мерцали вроде бы совсем по-другому, по-особенному желтовато, в большинстве из них горели не лампы, а свечи, и косые тени от елок изламывались на потолках.

На узких улочках, тихих и пустынных, лишь изредка попадались запоздалые путники. Они пробирались, втянув голову в плечи, сквозь тесные щели, потому что именно такими представлялись под низким небом эти улочки, зажатые темными домами. Поздние прохожие шагали торопливо, сгорбив спину и потупив взор, будто пребывание на улице было сегодня чем-то запретным.

Таким образом, молодой человек шел почти в одиночестве, при желании мог заглянуть в любое невысокое окошко и увидеть сквозь реденькие занавески комнатку с елкой, свечами, ангелочками из станиоля и конфетами в целлофане, висящими на ветках. Вокруг елок люди сидели, сложив руки, удивительно тихо, и смотрели на оплывающие свечи, которые в рождественский вечер производят совершенно иное впечатление, чем в новогоднюю ночь. В глазах ребятишек мог застыть своеобразный страх (впрочем, едва ли различимый с улицы), да, совершенно необъяснимый страх, хотя еды на столах было больше обычного, в том числе даже коврижки и овсяное печенье, далеко не всегда им доступное.

А снег все падал, налипал на окошки, и молодому человеку уже было трудно разглядеть, что делается в комнатах. Да ничего такого там не делалось, все выглядело словно в стоп-кадре, напоминало пожелтевшие рождественские фотографии из альбома в бархатном переплете.

А потом, почти повсюду одновременно, затянули рождественские славо-словия. Пели о Вифлееме и о пастухах, и о представшем им ангеле, и о славе Господней, что осияла их. Удивительно протяжные были рождественские пения, и у молодого человека защемило на душе. Мужчины с мозолистыми руками, женщины, что ссорятся в молочных и развешивают белье в узеньких дворах, обнажая икры с узлами на венах, - все они заключили сегодня нечто вроде соглашения и сидят повсюду одинаково. А рождественские славословия всплывали к небу, поднимались над крышами, будто дым из трубы в безветренную погоду, и улетали прямо вверх.

Итак, розочка распустила лепестки, три волхва, представители трех рас - белой, желтой и черной - пришли ей поклониться, и люди пребывали в радости, хотя наперед знали, что все это однажды приведет к Голгофе.

Может быть, молодой человек увидел во дворах собак, которых в праздничный вечер не пустили в дом и которые, слыша те самые песнопения, скулят приниженно под дверями и просятся внутрь. Только их не пускают, и они, примостившись на ковриках, боязливо поднимают морды к небу и одна за другой подвывают пению. Собаки поют о своей собачьей жизни, и в их глазах проступает некая туманная смесь осознания и душевной боли, и мотив собачьих песен тоже грустный-прегрустный.

...Рождественский покой хочу вам возвестить,

рождественским светом хочу вас озарить,

и да снизойдет в ваши сердца рождественская радость...

Так провозглашал с кафедры священнослужитель, старый человек, у которого мерзли ноги, потому что в церкви не топили, а народу собралось мало, поскольку те, кто решил сегодня сходить в церковь, предпочли направиться в центр города, где большие елки с электрическими свечами, где Божье слово произносят благочинный и епископ, люди гораздо более кpaсноречивые, чем этот старик, стоящий на шаткой кафедре и страдающий от холода, несмотря на то, что поддел две пары шерстяных подштанников. И еще на носу пастора время от времени появляется капелька, чистая и прозрачная капелька, которую он незаметно смахивает рукавом талара. А на груди епископа там, в центре города, крест из чистого золота!

В церкви, куда молодой человек вошел после некоторых колебаний, в основном молились старые бедные люди, которым просто не уйти далеко от дома на своих непослушных ногах. Пахло целебными средствами от ревматизма и лекарственными травами, а может быть, чесноком - хорошим и дешевым снадобьем от всех недугов.

Пожалуй, были здесь и дети. Только они производили впечатление пожилых людей, маленьких стариков и старушек. По всей вероятности, благодаря своим слишком длинным пальто преимущественно темных тонов. Довольно определенно можно утверждать, что их одежонка не очень умело перекроена из отцовских и материнских обносков.

Молодой человек, положив подаяние в кружку, скромно застыл возле дверей, прислонившись спиной к высокому косяку.

Священнослужитель говорил о родителях младенца Христа, о Марии и Иосифе, том самом Иосифе, что был плотником. "Плотником, как и многие из вас тут", - подчеркнул он, и молодой человек подумал: ну конечно, большинство пригородных жителей работает на лесокомбинате, мужчины возле пил, женщины в тарном цехе, от зари до зари сколачивая сбитыми до крови руками одни и те же беспросветные ящики.

Полет его мысли был прерван словами, подхваченными паствой: "И со Духом Твоим..."

Маленькая девочка справа от него пела так звонко и благоговейно, что молодой человек задержал на ней свой взгляд. Она была необыкновенно красива. Волосы перевязаны лентой несколько непривычного в стране красного цвета. Длинные ресницы и упрямый ротик, алый, как роза, сулили в недалеком будущем писаную красавицу. Да, но этот пригород с лесокомбинатом и вечеринками под духовой оркестр пожарных... Он вздохнул. Кажется, девочка заметила поглядывавшего на нее молодого человека и доверчиво пододвинулась к нему. Ей было лет десять-одиннадцать.

- У него нога отвалилась, - прошептала она, не в силах подавить смешок.

- У кого?

- Да у Иисуса же... - И показала на печально распятого, бесконечно длинного страдальца клопиного цвета. Она снова фыркнула. - Отвалилась, упала на пол и разбилась пополам. Из нее уховертки выскочили. Прочервивела насквозь, и все тут. Роби принес домой и с большим трудом склеил.

- Кто такой Роби?

- Да брат. Его Станционным Графом кличут.

- О Станционном Графе я слышал, - пробормотал молодой человек, чтобы что-то сказать.

- Да кто ж его не знает, - с гордостью молвила девочка. - Ну да, Роби и гвозди вколотил. Как раньше в самого Христа. Не то еще бы одна рука отлетела. А теперь все в порядке, с Божьей помощью, - прошептала девочка на торжественной нотке. - Теперь он никуда не двинется... - При этом в ее больших каштановых глазах сверкнули хитроватые искорки, она повторила вновь и как бы со злорадством: - Да, никуда он теперь не денется!

Молодой человек, конечно, порадовался за своего квартиранта, столь похвально выполнившего поручение пастора.

- Наверное, твой брат возгордился, когда ему доверили такую важную работу!

- A-a!.. Роби сказал, зачем вбивать гвозди в того, кто никогда не существовал. Еще он сказал... - Но тут девчушка засомневалась. - А ты, случаем, не шпик? - Однако спустя мгновение она сама же решила, что едва ли дяденька доносчик - чего тому в церкви-то делать. - Роби сказал, что правильнее было бы тем же самым способом пригвоздить к стене кого-нибудь другого... Вот тогда народ валом повалил бы в церковь! И мы бы волю получили!

- Ты имеешь в виду... - Молодой человек не решился договорить.

И тут маленькая ручонка сунула ему в ладонь влажный свернутый листок.

- Прочти! Башковитее станешь! Потом другим передашь. Ты эту бумажку передуй семь раз, не то на седьмой день тебя кондрашка хватит и глаза твои лопнут. Вот!

Девчушка тут же исчезла, юркнув между прихожанами, до молодого человека донесся лишь из дальнего придела ее звонкий голосок, воспевавший агнца.

Со щемящим сердцем вышел он из церкви. Под ближайшим фонарем расправил бумагу: "Далой тиранию!!! Далой тодальное государство!!!"

Руки молодого человека дрожали, не потому, конечно, что известное ему и нам лицо, вновь успешно пригвоздившее Христа, вовсе никаких успехов в орфографии не достигло.

Он обратил свой взор в небесную темень, откуда все еще падали снежные хлопья.

- Бедная девочка... ox ты, бедная девочка... - бормотал он, и лицо его странным образом передернулось.

Между тем в церкви продолжали воспевать пастухов, осиянных свыше.

 

8

А почему бы теперь не быть весне. Например, началу мая. Нет государств, которые не отмечали бы своих юбилеев. Особенно прекрасно и многозначительно, когда праздник совпадает с весенним оживлением, с цветением цветов. Подобное сопоставление, приятная, обнадеживающая параллель открывает гражданам глаза на символическую связь между расцветом природы и процветанием государства.

Когда молодой человек вышел на улицу, повсюду развевались флаги: по-видимому, дворники побеспокоились загодя и придали городу соответствующий вид. Замечательно ведь, если гражданин, пробудившись ото сна, первым делом видит в окне священные национальные цвета - желтый и лиловый.

Да, молодой господин шагал сквозь майское утро, казавшееся хрупким, воздушным, удивительно легким. Дул прохладный, бодрящий ветерок. По голубому небу бежали облачка-овечки - шаловливые, беленькие, кудрящиеся по краям, точно буфы на выходной блузке школьницы.

Улицы недавно подмели, в каскадах струи поливальной машины переливалась непорочная радуга. На первых прохожих были светлые сорочки, от костюмов пахло горячим утюгом.

Даже такое деловое учреждение, как банк, - молодой человек заглянул в него, чтобы снять со счета немного денег, - выглядело по-праздничному. Очередь была маленькая, но молодой человек все же успел взглянуть на портреты видных государственных деятелей; по случаю годовщины их могли украсить венками; у него также достало времени прочесть воодушевляющие лозунги, написанные ярко-лиловыми буквами по желтому фону.

Вежливая улыбка не сходила с уст пожилой дамы, которая его обычно обслуживала и во взгляде которой всегда читалась профессиональная настороженность. Она протянула молодому человеку деньги, словно приятный подарок сделала. Он заметил, что дама напудрилась и что бородавка на мочке левого уха, бывшая со сливовую косточку и не очень-то ее красившая, вроде бы стала меньше, несколько усохла. Когда она склонилась над чековой книжкой, он обнаружил причину столь неожиданной перемены: неприглядное образование паразитического свойства было крепко перевязано желто-лиловой шелковой ниткой и лишилось притока крови. Нарост, посаженный на голодный паек, стал темно-коричневым, и молодой человек прикинул, что вскорости, может быть даже к вечернему карнавалу, он отпадет.

Использование ниточки тех же цветов, что национальный флаг, могло возбудить двоякие мысли, но если это вызов, то кому? Кто не приносит пользы, тому нет места в нашем государстве!

Выйдя из банка, молодой человек ощутил легкое чувство вины - сам-то он как подчеркивает торжественность момента? И тут же купил себе золотисто-лиловый галстук-бабочку.

Большие часы на вокзальной башне могли бы кроме точного времени показывать дни недели и фазы луны. В таком случае молодой человек заметил бы, что сегодня среда - его музейный день. Поскольку музеи в праздничные дни закрываются раньше, разумно было бы заглянуть в него сейчас. Пропустив свой день, он, очевидно, расстроит пожилых дам, хотя сегодняшнее отсутствие вполне объяснимо. Он все же купил на перекрестке букетик желтых нарциссов с лиловой сердцевинкой сорта "Гранде Моноцетти", при выведении которого наши славные генетики прибегли ко множеству хитроумных мутаций. За что и удостоились государственной премии, как то принято и положено.

Музей также выглядел праздничнее обычного. Ради такого дня шелковая лента ниспадала с плеча на грудь медведя, благодаря чему этот грустного вида всеядный топтыга из отряда хищных семейства млекопитающих класса высших позвоночных производил гораздо более жизнерадостное впечатление.

Вручив цветочки - мы не намерены подробно расписывать радость и восхищение дам, - молодой человек решил подольше задержаться у витрины с насекомыми, живущими в сообществах.

Он рассматривал бархатистых шмелей, засушенных муравьев, которые, очевидно, и в торжественные дни не забывали трудовые обязанности и прилежно таскали веточки в свою конусообразную кучу - их государство, их отечество. Также размышлял молодой человек о термитах: ведь эти бледные плюгавые существа совершают подвиги - одолевают бетон и даже железо. Lаbоr vinсit оmnia. VII

Он попросил позволения посидеть минутку в библиотеке. Конечно, дамы разрешили. Мы открыты до двух, но если пожелаете, оставайтесь дольше, ему показали задний ход. Он может выйти из него и отдать ключи, постучав в дверь под номером три, где живет одна из дам, по совместительству исполняющая обязанности ночного сторожа. "Нет, - ответствовал молодой человек, - едва ли я задержусь так долго". Сегодня ведь праздник. Он еще хочет попасть домой и немного отдохнуть, а потом со свежими силами принять участие в вечерней манифестации и играх. Ах так! Ну конечно! Как вам будет угодно!

В библиотеке он мог полистать интересные книги: например, Метерлинка - великого исследователя смысла жизни, который самые свои глубокие мысли записывал, наблюдая за жизнью пчел, муравьев и термитов. Возможно, он несколько переоценивал роль инстинктов - благодаря инстинктам, считал он, маленькие перепончатокрылые заселили планету в тысячи, нет, в миллионы раз раньше нас. Но что, собственно, представляет собой инстинкт? Разве не следование благородным законам гармонии?

Склонив голову набок, молодой человек рассматривал царицу, или матку, термитов, колоссальную по сравнению с остальными. Она душа государства термитов. Ее обслуживанием заняты все без исключения: солдаты и, конечно, рабочие, которые добывают или выращивают пищу, приносят ее, кормят других или на всякий случай запасают ее в себе, конечно, не ради собственного удовольствия, а ради общего блага. Их подвешивают как бочонки, и основная их задача - лениться. То есть не делать лишних движений, сохранять энергию и тем самым сберегать в себе накопленные запасы. Да, но все-таки самая бесподобная - царица, или матка, термитов, дарующая жизнь. И волей-неволей мысли молодого человека унеслись к великому Моноцетти, который, разумеется, в другом, человеческом плане Великая Мать государства. А также Великий Отец.

Государство - это могучий, гигантский организм. Все обитатели улья, или термитника, без колебаний идут на смерть во имя императрицы, все равно - в бою или от голода. И вы только подумайте, как долго они благодаря этому продержались на нашей планете! Как же так получилось, что человек, венец животного мира, именно с точки зрения верности государству невероятно далеко отошел от идеала. Букашечки не критикуют своего императора, не вскрывают недостатков, а для человеческого общества со всеми его Станционными Графами и прочим отребьем - к счастью, немногочисленным! - для всех этих подонков нет ничего святого, ни государства, ни его главы. Вне всякого сомнения, человечеству грозит гибель, ибо основная предпосылка устойчивости - поголовная преданность и самопожертвование.

Все это так. Но сегодня радостный день, сегодня в народе торжествуют добрые, возвышенные инстинкты и убеждения. С какой же стати думать об отдельных выродках? Так размышлял молодой человек, направляясь из музея домой.

 

И вот наступила послеобеденная пора - начало торжеств. Молодой человек бодро шагал к стадиону: в петлице у него красовался желто-лиловый нарцисс, недавно приобретенный галстук-бабочка и выглядывающий из нагрудного кармашка платочек радовали глаз священным альянсом солнечно-желтого и фиалково-лилового. Он подпевал маршам и кантатам, лившимся из репродукторов, - зажигательным, звучавшим несколько металлически, но весьма оптимистичным, пробуждавшим героический дух. Да, те же мелодии доносились из окон, и свежий весенний ветер гонял их туда-сюда по голубому небу - оно служило как бы торжествующим звуковым экраном над головами счастливого народа. Казалось, весь город устремился к стадиону, в полном единодушии, наэлектризованности общей идеей, под веселые выкрики. Молодой человек нежным взглядом окинул девушек в желтых платьях: он вспомнил, что в программе праздника значатся массовые выступления физкультурников. На спортсменах были лиловые тренировочные костюмы. Уж не таков ли цвет чемпионов?

Конечно, он приметил в толпе нескольких расхристанных граждан с красными лицами, в чем были повинны крепкие напитки, - но в душе старался их оправдать: сегодня пивом угощают бесплатно, и в конце-то концов, когда же еще накачиваться, как не по большим праздникам?

Когда он попал на стадион, яростный футбольный матч между желто-лиловыми и красно-зелеными был в разгаре. Можно предположить, что футбол как игра, как явление оставлял молодого человека относительно равнодушным. Некогда, в юные годы, проведенные в воспитательном заведении, он тоже несколько раз играл в футбол, ибо, вполне естественно, здесь неустанно заботились о физической закалке будущих членов общества. В большой чести было изречение Моноцетти: "В здоровом теле здоровый дух!" Правда, некоторые циники утверждали, будто сей афоризм пришел из античных времен, ну и что из того?!

"Нет ничего нового в подлунном мире!" - гласила еще одна сентенция императора, которой можно заткнуть глотки искателям оригинальности. И следовало бы заткнуть, ибо в конце-то концов важно не возникновение какой-нибудь идеи, а претворение ее в жизнь.

Все это так, однако футбол не пришелся нашему молодому человеку, правда, тогда еще мальчику. Tопотня, беготня да еще запах пота - право же, противно! К тому же один воспитанник, или лицеист, с садистскими наклонностями, чуточку старше остальных, в потасовках, весьма обычных при овладении мячом, норовил заехать игроку, преимущественно нашему мальчику, пониже пояса. Считал это славной шуткой. Однажды герой повествования получил очередной тычок коленом по самому чувствительному месту, после чего изогнулся буквой "с" и стал блевать горькой желчью. В тот момент его и заметил добрый директор.

Он перефразировал высказывание Моноцетти о Юпитере и быке, поставив вместо "быка" фамилию грубияна. С тех пор наш мальчик был освобожден от спортивных игр. Принимал участие только в гимнастических упражнениях, а вторую часть урока мог проводить у своего любимого органа.

Что же касается праздничного футбола, то этот матч ни малейшего интереса для молодого человека не представлял. Он уже по цветам футболок понял, как определится игра: разве может команда соседнего враждебного государства рассчитывать на венок победителя? Никоим образом, ибо это вызовет возмущение и затронет национальные чувства. И все же он спросил самого себя: какой вообще-то смысл в этом состязании?

Понаблюдав немного за игрой, он нашел, что смысл, конечно, есть, хотя и весьма сомнительный в этическом плане - борьба на поле являла торжество грубости, выливалась в прямую апелляцию к самым низменным инстинктам болельщиков. Двоих игроков увезли на "скорой помощи" под завывание сирены, причем последнего отнесли в машину на носилках. И вот еще центральный нападающий красно-зеленых переломился таким же точно образом, как в былые годы некий мальчик, влюбленный в музыку. От одного лишь воспоминания во рту молодого человека появился привкус желчи, и он отвел взгляд от безобразной сцены.

- Чего ты занялся своими яйцами? Тебе мяча на поле мало?! - пронзительно выкрикнула сидящая поблизости симпатичная, хорошо одетая молодая женщина с тонкими чертами лица. Неприятно, невероятно, чтобы со столь красивых губок срывались подобные слова. Но, как видно, ее выходку сочли на трибуне остроумной, тут же подхватили, стали переиначивать и, конечно, дошли до полного неприличия.

- Разве это справедливо, что согласившимся играть в красно-зеленых футболках сунули в лапу по три тысячи? - тихо осведомился сидящий рядом с молодым человеком пожилой господин, который также чувствовал себя здесь не лучшим образом. Молодой человек сказал, что должны же они получить какую-нибудь компенсацию за свое унижение. Но тут же забыл о пожилом господине, так как согнувшийся от боли игрок оказался не кем иным, как... Станционным Графом! Господи, уж лучше бы он попросил взаймы у молодого человека и не возвращал долг - ведь в этом побоище и с жизнью распрощаться можно.

Но тут произошло нечто неожиданное: жилец молодого человека - или как его еще назвать? - вдруг распрямил спину, яростно ринулся вперед, почти случайно получил хорошую передачу (возможно, здесь сказалась недавняя пауза в игре), почти без помех прорвался между изумленными защитниками к воротам желто-лиловых и всадил мертвый мяч в девятку.

В тот же миг судья свирепо засвистел и гол не засчитал, определив положение вне игры. На поле устремились болельщики желто-лиловых - а какие еще тут могли быть? Один из них треснул пустой бутылкой из-под пепси Станционного Графа по кумполу. Тот потерял равновесие и, словно в замедленной съемке, стал оседать на траву, порядком выбитую бутсами. Конечно, появились полицейские, конечно, пострадавшего, со лба которого стекала струйка крови, положили на носилки, но продолжать игру было невозможно.

Громкоговорители изрыгнули: со счетом 10:0 матч выиграли "Золотые тигры"! "Скорая помощь" с автором незасчитанного гола быстро покатила прочь, но почему-то ей на хвост села полицейская машина - уж не провинился ли в чем поверженный игрок? Молодой человек не желал далее присутствовать при этой катавасии. Он знал, что на тренировочном поле в глубине стадиона проходят соревнования по национальным видам спорта, и направил туда свои стопы.

А там и точно проводились самые разные народные игры - бега в мешках, метание колеса, борьба на лужайке, эстафета с завязанными глазами и так далее - все, что угодно для души. Молодого человека увлекла чрезвычайно своеобразная и далеко не простая маятниковая эстафета. Основная трудность заключалась в том, чтобы удержать между коленями сильно надутые воздушные шарики. Руками их касаться запрещалось, что порой вело к весьма комическим ситуациям. Самую большую радость зрителям доставлял момент передачи шарика следующему участнику или участнице команды, опять же без помощи рук, а дополнительная пикантность - если здесь уместно это слово - заключалась в строгой очередности участников: парень - девушка - парень - девушка.

Именно в момент передачи, когда колени обоих тесно соприкасаются в поползновениях дать - взять, не в меру сдавленные шарики подчас лопались (только зеленые или красные, приметил молодой человек, отнюдь не желтые или лиловые). Причем, лопаясь, они издавали или резкий треск, или странное затяжное хлюпанье, удивительно напоминая звуки, которыми сопровождаются некоторые физиологические процессы, естественно, подобная срамота возбуждала скорее отвращение, нежели удовольствие, но молодой человек сдерживался, ибо негоже ставить себя выше других и тем самым брать грех на душу.

Мысли его перекинулись на Станционного Графа. Отношение к нему было амбивалентное, или двойственное: с одной стороны, натурально, было жаль парня, а с другой стороны, его выходку следовало осудить как ошибочную - с какой стати приводить народ в бешенство дешевыми эффектами, чего ради затрагивать те хрупкие, те святые чувства, которые, как свидетельствует история, мгновенно оборачиваются грубостью. Но в конечном счете он пришел к заключению, что неразумно организовывать псевдосостязания, которые разжигают низменные страсти. Это самая низкопробная, самая неприглядная форма пропаганды.

Впрочем, и здесь хватало пошлостей. Взять хотя бы тир, где устроили бесплатную стрельбу из духовых ружей по вражьим лидерам соседней страны, вернее по их карикатурным изображениям. И здесь молодого человека встревожила скорее форма, чем содержание. При попадании в главу государства раздавался пронзительный вопль и в воздухе расплывалось зеленоватое облачко, к тому же весьма вонючее. Самые разные крики, визги, хрипы и стоны сопровождали меткие выстрелы по другим мишеням. И звуки эти действовали на толпу ничуть не облагораживающе. Некая пошлая оргиастическая радость волнами катилась вокруг тира.

Особенно неприятно, что дети тоже участвовали в этой процедуре: со сладким предвкушением брали они на мушку маленькую принцессу сопредельной страны - трехлетнюю Жозефину, сидевшую на горшочке. При попадании девочка падала навзничь, раскинув руки, а горшок, начиненный разными сладостями, подъезжал к ногам искусного стрелка. Поверженная Жозефина со слезами в голосе звала няню, тут же приносившую новый горшок, лакомое содержимое которого доставалось в награду очередному снайперу.

На взгляд молодого человека, это был грустный, безобразный, более того - идеологически пагубный аттракцион: он создавал впечатление, будто высиженное на горшке красивой наследницей ненавистного королевства соблазнительно и аппетитно для подрастающего поколения государства всеобщего благоденствия. Грубый просчет! И наш герой тут же пополнил свои мысли и суждения соответствующей записью в блокноте.

А ведь сама Жозефина, белокурый ангел, ни сном ни духом не виновата - слова не молвила против нашего государства! Всем должны быть дороги невинные младенцы, от которых следует ждать лишь самого лучшего.

Конечно, совершенно иное дело генералы враждебной страны, хотя бы тот же Хуан Альварес, победитель бесчисленных сражений и любимец неисчислимых женщин, о действиях которого на посту главнокомандующего во время недавней войны красноречиво свидетельствуют все эти калеки, их протезы и инвалидные коляски, как-то особенно мучительно притягивающие взгляды на сегодняшнем торжестве. Когда генерала поражает выстрел, даже молодой человек ощущает нечто вроде щемящего патриотического порыва. Он украдкой хихикает при баритонально-трагическом реве Альвареса. Так ему и надо!

Но нет! Пора отсюда уходить: конечно, патриотические чувства заслуживают похвалы, но они все-таки не должны пробуждать в нас тех страстей, о которых он столь подробно говорил Магдалине, комментируя гравюры Гойи.

К счастью, с главной арены донесся призывный зов фанфар. Значит, вот-вот начнутся групповые гимнастические выступления, всегда представляющие незабываемую картину. Обычно к этому времени появляется сам великий Моноцетти. Ой! Он уже на месте, поскольку на самой высокой мачте стадиона взвился штандарт Его Величества со знаком тигра.

Молодой человек устремился ко входу, хотя особых оснований для спешки не было: торчащая из его нагрудного кармашка карточка с золотой каемкой гарантировала место в одном из лучших рядов западной трибуны, впрочем, не в самом лучшем и не в ложе. Однако же он, очевидно, принадлежал к числу избранных.

Происходившее на стадионе (точнее, на главном поле) рассеяло его хмурые мысли - пошлости здесь не было и в помине.

Парадный шаг наших гвардейцев производил впечатление солидное, торжественное и возвышенное. Направленный строго перед собой взгляд - можно даже сказать, взгляд, устремленный вдаль, в счастливое завтра за линией горизонта, - внушал уверенность. Зато направляющие в первой шеренге смотрели прямо на президентскую ложку, подбородки категорически, с твердой решительностью задраны под строго определенным углом.

Президентская ложа, священная ячейка матки - увы, молодому человеку припомнился мир термитов - приковала и его взгляд. Шестигранная ложа, надо полагать, изготовленная из пуленепробиваемого стекла, увешанная венками в национальных тонах, и впрямь воспринималась как алтарь, ради защиты которого все, в том числе он сам, готовы пожертвовать собой. Ибо в чем же еще заключается для народа смысл жизни?! Да и нам приятно видеть молодого человека, подхватившего всеобщие крики "ура!", разумеется, в свойственной ему несколько умеренной манере.

Затем зрителям продемонстрировали наш оборонительный потенциал. Правда, в весьма скромном объеме, поскольку сегодня не годовщина вооруженных сил, а всеобщее народное торжество. И все же грозное оружие действует завораживающе. Пусть враги не тешатся мыслью, будто мы не в состоянии себя защитить! При первой необходимости сигарообразные ракеты устремятся туда, куда следует, и поразят то, что надо. Хотя, конечно, мы надеемся, что рано или поздно мир и гармония восторжествуют на земле. Не бывать войне-пожару! Наш народ принципиально выступает за уничтожение оружия, но мы не можем пойти на это в одностороннем порядке из-за коварства соседей. И до тех пор, пока они не отнесутся серьезно к нашему призыву, укрепление оборонной мощи государства приобретает жизненно важное значение. Мы бдительно стоим на страже, даже намечаем создать оборонительную сеть, сквозь которую не прорвется ни один вражеский носитель смерти. И для того, чтобы система "космической обороны" была создана скорее, мы готовы подтянуть ремни.

А все-таки молодой человек ощутил некоторое облегчение, когда смертоносная техника покинула стадион, чтобы, как подобает верным сторожевым псам, залечь в укрытиях и чутко дремать там, приглядывая одним глазом.

И вот на газон высыпают спортсмены. Показательные выступления начинаются со сложнейших акробатических номеров, самым неожиданным и чудесным образом возникают священные символы нашего государства вперемежку с прелестными цветочными композициями - приметами весны, поскольку сегодня держава и весна почти синонимы.

Затем на футбольное поле выбегают юноши в стилизованных спецовках, неся с собой реквизит, соответствующий некоторым трудовым процессам. Они разбиваются на группы, наверняка задавшись определенной целью. Похоже, сейчас живыми буквами будут начертаны какие-то слова, какой-то лозунг или пожелание.

Первая группа уже составляет великое имя, к МОНО прибавляется Ц, а следом и все остальные буквы. Вторая группа, она поменьше, образует слово МНОГИЕ. Ага, пожелаем и мы Моноцетти многие... Но что? Что именно желаем мы главе государства? В завершающем ряду вроде бы случилась заминка. Неужто чего-то недостает?

В сердце молодого человека закрадывается холодок. Не имеет ли место нелепая, ужасающая, а может быть, даже спровоцированная осечка: кажется, должно получиться слово ANOS, что означает "лета". Если А и S почти выписались, если О более или менее узнаваемо, хотя и не совсем округлилось, то с буквой N просто катастрофа. Над этим N отсутствует знак тильда, напоминающий волнообразную капустную сечку, знак, который смягчает согласную, придавая ей носовое звучание.

Только чего ради обращать внимание на какой-то пустяковый диакритический значок? - может кое-кто спросить. Что от него зависит? А вот зависит, да еще как!

В своем рассказе - который мы, пожалуй, могли бы назвать сказкой, кошмарной сказкой для взрослых, - мы не обозначили страну, где происходят все эти события, наводящие на грустные размышления. Не станем делать этого и сейчас, хотя словечко ANOS по крайней мере выдает государственный язык; к счастью, испанский довольно широко распространился по планете.

Однако вернемся к тильде. Из-за отсутствия этой капустной сечки на траве получилось существительное в именительном падеже, по крайней мере известное медикам, а впрочем, не только им. ANOS - не что иное, как окончание нашего пищеварительного тракта. Прямая кишка...

На стадионе ждут, во что все это выльется. По счастью, в большинстве своем народ не уразумел ужасной, безобразной оплошности. Положение еще можно исправить.

И тут наш молодой человек вскакивает со скамьи.

Вот бросился он к чаше стадиона - смертельно бледный, но преисполненный высокой решимости. На счастье, бежать недалеко: если помните, он сидел в секторе для привилегированных. Да кто же этот сумасшедший? - вероятно, подумали на трибунах. Двое полицейских попытались его задержать, но он, невзирая на смертельную опасность, оттолкнул их. Теперь все взоры обратились к нему, и это хорошо, потому что он отвлек внимание от неправильно сложившегося слова.

Он подбегает к той группе юношей, в чью задачу входило изобразить дополнение, уточнить то, что мы так учтиво желаем дорогому Моноцетти.

Вот он бросается на землю повыше буквы N - ox, никак ему не изогнуться на манер капустной сечки! - однако, глядите-ка, наш молодой человек находчив: он выхватывает из кармана две газеты; несколько переломив в поясе свое распластанное тело на манер знака шалашиком, который французы называют acсent circonflexe, и, продолжив фигуру сложенными вдоль газетами, получает необходимую тильду.

Все сразу же становится ясно! Разумеется, народ желает благородному Моноцетти многие лета! Прокатывается гром аплодисментов, полностью заглушая единичные смешки, явно исходившие от представителей гнилой интеллигенции - наиболее циничного слоя общества. Кто же еще способен уловить, к чему привела бы заминка на поле?!

Как хорошо, что я успел, подумал молодой человек. Под его носом сладко пахла трава, примятая бутсами. Уголком глаз он видел президентскую ложу, золотистые ее отсветы. Красные лучи заходящего солнца преломлялись в стеклянных гранях, казалось, будто ореол, светящийся нимб озаряет святой престол. Как точно рассчитали время, как пунктуально выдержали программу: создалось впечатление, что даже солнце явило горнюю милость и в силу своих возможностей приукрасило сей величественный миг. Миг, который мог обернуться конфузом, даже скандалом, если бы он, да, именно он, не спас положение.

Теперь, когда еще продолжалось ликование, а смешки замолкли или их задавили, молодой человек почувствовал себя счастливым беспредельно. До глубины души. До последней нервной клеточки!

Спортсмены, построившись в шеренги, уходили с поля. Ему тоже было пора вставать. Собственно, никаких усилий для этого не потребовалось: распорядители праздника с желто-лиловыми повязками на рукавах подхватили его и поставили на ноги, отряхнув пыль с одежды.

- Ничего, не стоит беспокойства, - пробормотал он застенчиво.

И тут возле молодого человека возник пожилой господин высокого роста при всех своих регалиях (кажется, увешанный венками портрет этого человека он видел сегодня в банке). Вельможа взял его под локоток и учтиво осведомился, нет ли у молодого человека каких-нибудь пожеланий.

Неожиданно для самого себя молодой человек прошептал:

- Я очень хотел бы увидеть его...

- Кого?

- Его... Его самого!

По лбу достопочтенного воина поползла маленькая морщинка, он помедлил с ответом, а затем лукаво молвил:

- Увидеть Неаполь и умереть?

- А хоть бы и так!

Тут лицо пожилого господина озарилось приветливой улыбкой. Он сказал несколько одобрительных слов по поводу патриотических чувств молодого человека. Лицезреть президента - великая честь и вообще-то правилами не разрешается.

Впрочем, нет правил без исключений, и, разумеется, "молодому, достойному человеку", о полезной деятельности которого пожилой господин, кстати, и раньше уже слышал, не следует ничего бояться, тем более смерти.

- Так что пошли!

Пожилой господин все еще держал молодого человека за локоть, так они и направились к трибуне. Полицейские почтительно расступились и застыли, отдавая честь. Да, раскрасневшийся молодой человек и его достопочтенный провожатый прошли между двумя длинными шпалерами.

- Смею надеяться, президент ничего не будет иметь против? - прозвучал робкий вопрос молодого человека.

Ему ответили как-то слишком уж подчеркнуто, что у президента нет и не может быть никаких возражений. Разве лишь... у кого-нибудь еще. И в умных глазах старика промелькнуло подобие усмешки.

Они поднимались по бессчетным лестницам, открывали бесчисленные двери, шли по нежданным переходам - все это смахивало на лабиринт. Но молодой человек понимал, что ради безопасности президента так оно и должно быть. Возле каждой двери стояли стражи - чем дальше, тем выше званием. Что, разумеется, вполне оправдано.

Наконец попали в довольно скромную комнату, где находился один-единственный человек. Он восседал на диване, поджав под себя ноги на манер Будды, и затягивался сквозь длиннющий янтарный мундштук сигаретой со своеобразной отдушкой. Курильщик сделал едва заметный жест, и старик с орденами немедленно удалился.

Лицо курильщика показалось знакомым, даже очень знакомым. И голос тоже, когда тот заговорил:

- Вот и наш маленький Фа-Соль очутился здесь...

Молодой человек оторопел. Его и правда называли так в насмешку когда-то давно. Еще в воспитательном доме. И это не очень-то приятное, но и не слишком обидное прозвище ему дали за игру по вечерам на прямой флейте. Играл он старых мастеров: Букстехуде, Фрескобальди, Вивальди. Между прочим, музыкальные увлечения его сверстников были полярно противоположные.

Собственно, кто же этот человек - лукаво улыбающийся, по-кошачьи грациозный и внушающий некоторое чувство страха? Наконец наш герой припомнил, что в годы его учебы был такой воспитатель младшей группы, которого, если память не изменяет, особенно выделял директор их учреждения.

- Мы весьма тебе благодарны. Всегда могут возникнуть непредвиденные обстоятельства, хотя и не должны, не должны... - Он медленно выпустил к потолку колечко дыма, переливающееся всеми цветами радуги - луч солнца преломлялся в оконном переплете, - немного помолчал, затем снизошел до милостивого пояснения: - С этим дурацким футболом несколько переусердствовали. Ты, Фа-Соль, наверное, и сам заметил, что троих красно-зеленых подковали в игре. Как раз они и должны были изображать волнистую черточку над буквой N... Так что произошло маленькое недоразумение. М-да, только недоразумение ли? Случайно ли они получили травмы? Не исключено, что сами напросились, все тонко рассчитав наперед. М-да... Это нам еще предстоит выяснить. И конечно, может статься, что ты тоже на свой лад принимал в этом участие...

В его взгляде проскользнула неожиданная грустинка, и вместо круглого колечка дыма к потолку поплыл печально трепещущий эллипс.

- Ты весьма недальновидно приютил у себя этого самого Станционного Графа.

- Но я же сообщил куда надо и все согласовал. И много беседовал с этим несимпатичным типом, старался направить его на путь истинный.

- С подобными людьми нет смысла беседовать. Мы применяем к ним другие методы. Надеюсь, ты догадываешься... (Молодой человек в силу определенных причин вынужден был печально кивнуть.) Так-то вот обстоят дела, дорогой мой старый знакомец. Признаюсь честно, после того как ты взял под свое крылышко приверженца враждебной идеологии, раздались голоса, ставящие под сомнение твою дальнейшую пригодность к выполнению неких сакраментальных обязанностей. (Молодой человек побледнел.) Но я заступился за тебя, рассказал коллегам о твоем идеологическом, несколько наивном - пожалуйста, не обижайся! - миропонимании и погасил сомнения. А сегодня, сегодня ты великолепно продемонстрировал свою идейную закалку и верноподданность. Полагаю, ты рассчитываешь на знак отличия и на премию.

- Я... мне достаточно было бы повидать его. Ничего больше.

- Ты это вполне серьезно? Впрочем, такое желание для тебя, витающего в эмпиреях, простительно и даже подтверждает наши представления о тебе.

- Да-а? - Молодой человек ничего не понимал.

- Я не разрешу тебе войти в ложу, но мы изыщем другую возможность: ты увидишь его достаточно ясно!

И обладатель длинного мундштука, сперва припомнивший его не слишком лестное прозвище, а затем назвавший дорогим старым знакомцем - во всяком случае, гораздо почтительнее и теплее, - нажал какую-то кнопку. На пороге тут же вырос увешанный многочисленными знаками отличия высокий чин, получивший приказ проводить молодого человека в камеру "А 2".

- Могу я оставить его одного? - спросил чин весьма недоверчиво.

- Разумеется.

- На сколько?

- Не надолго... - было сказано чину. - Сам президент тебя не увидит, - это уже молодому человеку, - но будет слышать. Если у тебя есть что-нибудь на сердце, говори смело!

И молодого человека проводили в крохотное помещение, походившее на шкаф и, кажется, называющееся боксом, а его провожатый, по-видимому, церемониймейстер, тотчас ретировался. Все-таки молодому человеку показалось, что тот выполнил распоряжение без особой охоты.

И пред нашим молодым человеком предстало его божество. Он даже на миг зажмурился - а что тут такого: всякий прикрыл бы глаза, попади в них сноп солнечных лучей. И лишь по прошествии этого мига взглянул на великого вождя сквозь полуопущенные веки.

Воистину от великого вождя исходило сияние, ибо небесное светило щедро озаряло своего земного наместника. Моноцетти был во всем золотом и лиловом. Золото орденов, эполетов и аксельбантов буквально слепило, а люминесцирующий лиловый мундир сверкал и завораживал.

И молодой человек с трудом поднял взор на лицо президента.

Моноцетти! Генералиссимус! Суровый на вид, благородный, но не жестокий. Вдумчивый взгляд стального цвета глаз направлен поверх молодого человека, очевидно, на стадион, где уже бесновались танцоры. Он не замечает меня, подумал молодой человек, но тотчас вспомнил, о чем предупреждал его старый знакомец.

Не только глаза, но и подбородок президента - если так можно сказать о подбородке - смотрели поверх молодого человека. Властный вид и удивительно прямая осанка вызывали восхищение. Президент поднял одну руку, благословляя свой народ, другая рука не без достоинства уперлась в бок. Эта упертая в бок рука производила исключительно импозантное впечатление. Такую позу принимает человек, достигший вершины, обладающий всей полнотой власти. Его ничем не удивишь, для него и так все самоочевидно.

Однако тут - как удивительно! - молодым человеком овладело странное сочувствие к великому вождю. Какого труда требует постоянное пребывание в напряжении! От чего только не приходится отказываться во имя идеи! И он вздрогнул, подумав о том, что могло бы произойти сегодня на стадионе. А вдруг и в самом деле все было спланировано заранее? О, какую ненависть испытал бы он к виновным, к злоумышленникам, если они впрямь существуют.

Кто мы такие без вождя? Жалкое стадо разномастных индивидов, обремененных мелкими заботами. Кого-то донимает изжога, может, рак раскинул свои клешни в его желудке, кого-то, ничуть не таясь, обманывает жена; каждый грош считают мелкие чиновники; школьным учителям озорники прилепливают ехидные плакатики на спинки поношенных сюртуков, пропахших нафталином; солдатам хватает сил и воинской выучки, но необходимую искру они получают именно от вас! Солдат без генерала - что ноль без палочки, что патрон без пороха. Лишенный ценных указаний великого вождя, народ представляет собой аморфную массу, неспособную к действиям.

Сегодня же, когда всех захлестнуло веселье, обманутый муж забывает о наставленных ему рогах, а больной о своем недужном желудке, худосочный школьный наставник выпячивает куриную грудь - он ведь тоже имеет отношение к идеологии, - солдат готов ринуться в бой, и даже калека не чувствует себя прикованным к коляске. Разве не об этом вновь и вновь возвещают спонтанные крики "ура!"?

- Мы всегда будем с вами, - слышит свое бормотание молодой человек. - Мы понимаем: вы делаете именно то, что необходимо. Вы добрый и суровый садовник. Мне не дано заглянуть вам в душу, но вам, наверное, нелегко подписывать тысячи смертных приговоров - или, может быть, это делают за вас другие? - отклонять сотни просьб о помиловании. Поверьте, людям свойственны ошибки, крупные ошибки, но они не плохие, разве порой бестолковые! Поверьте, обязательно поверьте, и тогда вы хоть немного расслабитесь. О, позвольте же себе иногда передохнуть! Но почему ваш подбородок дрогнул и поднялся выше, почему ваш взгляд устремился поверх ликующего народа? Неужто вы нам не доверяете? Это было бы большим несчастьем, создало бы трудности для вас и для нас. Нет, вы можете вполне доверять добрым чувствам абсолютного большинства из нас!

И молодой человек принялся лихорадочно рассказывать о прелестях сегодняшнего дня: о веселой маятниковой эстафете, о чуточку потешных ребятишках, усердно паливших по Жозефине, о забавных народных игрищах. Поведал даже о кассирше в банке, в честь сегодняшнего дня заморившей свою бородавку. И о музыке, что плыла и плывет над нашим счастливым городом!

Но что такое с президентом? Что за несуразные изменения: он вроде бы тускнеет, его мундир уже не сверкает люминесцирующим светом, а вокруг рта, кажется, залегли горькие складки. Что с вами? Неужто я опечалил вас своим рассказом? О нет, господин президент, этого я никак не хотел! Если в моей болтовне и была какая-то цель, то лишь та, чтобы вы расслабились, чтобы в вашем величии было меньше суровости, напряженности. Больше покоя и радости...

- Ой, вы же совсем потускнели! - пробормотал молодой человек в отчаянии, потому что президент и впрямь как бы сник, а парадное одеяние вдруг сморщилось, словно обмякший воздушный шарик. Не сверкали больше регалии и эполеты. В падающем из окон свете, в багровых лучах заката их цвет стал печально-недужно-оранжевым, словно у карманного фонарика с подсевшими батарейками.

Внезапно президент показался старым и несчастным, подбородок его вроде бы затрясся, на глаза словно бы навернулась слезинка. В чем же дело? И тут молодой человек догадался, что солнце сдвинулось - оно ведь закатывается - и перестало лить свои лучи на их божество. Но что такое? Президент толчками перемещается вслед за лучами, однако как, каким образом он перемещается? Точно его дергают. Он пошатывается, того гляди упадет. Лихо упертая в бок рука бессильно падает, словно ее потянули за рукав, и повисает вдоль ноги.

Господи милостивый! Ведь это же неживой президент! Это же кукла, марионетка! Конечно, молодой человек ясно видит, как при помощи каких-то ниточек руку Моноцетти, вернее, его изображение, пытаются водрузить на место и она наконец застывает, уткнувшись в бок.

Потрясенный молодой человек смотрит на своего идола. Выходит, это квазипрезидент? Однако верноподданнический склад ума тут же находит оправдание: блестящая мысль - вместо живого президента экспонировать его копию! Ведь достаточно надежной защиты не существует, есть пули, пробивающие закаленные стекла, есть адские машины. Разумно сделали - так и надо!

Наконец президент снова попадает в сноп света, но импозантность исчезла. Или по крайней мере молодой человек уже не воспринимает его по-прежнему. Да и как еще воспринимать, если неожиданно голова президента начинает дрожать, качается туда-сюда на плечах, того гляди скатится. Тихий скрип доносится - наверное, ниточки натягивают при помощи блоков. Как же хорошо, что люди на стадионе не видят всего этого! Конечно, не видят, он же помнит, что издали впечатляющая фигура президента просматривалась в самых общих чертах.

Но в тот же миг его обуял страх - всеохватывающий, безотчетный страх редкой силы. Как это сказал седовласый старик, что препроводил его сюда: "Увидеть Неаполь и умереть?" С намеком сказал? Нет-нет, он не хочет умирать. Следовательно, должен оставить про себя свои догадки. И разумеется, никак не показать, что вместо президента здесь кукла, восковая фигура. Да есть ли у нас вообще настоящий Моноцетти? - возник ужасный вопрос. Но он подавил эту еретическую мысль. Конечно, Моноцетти существует. Только в настоящий момент он не здесь, а где-нибудь еще. А если... а вдруг?.. Ну и что из того? Кто из нас воочию видел Всемогущего Создателя? И смеем ли мы? Вдруг это что-то умалит, принизит, приземлит? Кто знает. Все то, что мы видим, слышим, осязаем, никогда не может быть идеалом. Так писал Платон, один из любимых авторов молодого человека, по поводу идей и их земного отражения.

Но нет! Инстинкт самосохранения сильнее мудрствований. Сейчас не до рассуждений. Сразу по выходе отсюда он должен создать впечатление, что ни о чем не догадался. Был в состоянии гипноза. Конечно, это притворство и ложь, однако в полной ли мере, ведь идея Моноцетти ничуть не поблекла, может быть, даже очистилась, сублимировалась, одухотворилась.

Молодой человек покинул бокс "А 2" и вошел в кабинет бывшего воспитателя. Бывший воспитатель - а какое, собственно, положение он занимает теперь? Очевидно, весьма высокое. Очевидно, во все посвящен.

- Сильные впечатления, а? - без промедления спросил посвященный.

Молодой человек молча кивнул.

- На что-нибудь особенно обратил внимание? - О, какая настороженность, какая готовность к прыжку была в мнимо пассивной позе сидящего!

- Конечно.

- На что же?

- Сперва я даже смотреть на Него не мог. Он ослеплял меня, как солнце.

- А потом?

- Потом, по-том... - стал заикаться молодой человек - о, как противно лгать. - Я не знаю... я был под гипнозом. Во всяком случае, передо мной было как бы чудо... Мне показалось, будто он свободно парил над полом. Я знаю, Иисус мог ходить по воде - на него не влияла гравитация. По-видимому, Моноцетти обладает теми же возможностями. Между прочим, подобные возможности имеют некоторые представители иных цивилизаций - существа с НЛО, пришельцы. Но, кажется, не все.

- Тебя тоже принимают за пришельца. Ну, давай-ка, воспари! - задорно хихикнул посвященный. - Пройдись, как Иисусик!

- Я... я не могу. Но... есть ли смысл скрывать от народа подобные свойства великого Моноцетти? Его божественный дар производил бы огромное впечатление.

- Есть смысл скрывать, - весьма подчеркнуто проговорил бывший воспитатель. (По-видимому, он таки мне поверил, с некоторым облегчением подумал молодой человек.) - Народ желает, чтобы его вожди были несколько отличны от простых людей, но в то же время и походили на них - избранные из общей массы.

- Наверное, вы правы. Вы наверняка правы, - пробормотал молодой человек. - В самом деле, лучше держать в тайне.

- Так скажи-ка, дорогой Фа-Соль, скажи-ка, знакомец молодых моих лет, как я могу быть уверен, абсолютно уверен в том, что ты сохранишь нашу тайну?

- Увидеть Неаполь и умереть! - прошептал молодой человек.

Чужие слова, как эхо, сорвались с его губ.

- М-да... Такая возможность и впрямь надежней. Абсолютно надежна. - До чего же неторопливо закуривал новую сигарету посвященный.

- Может быть, меня придется ликвидировать. Возражения, аргументы тут бессильны. Я могу лишь дать клятву молчания, не более того! - Молодой человек умолк в ожидании. Сколь долгое ожидание!

- Полагаю, все-таки тебя нет нужды ликвидировать, - наконец-то он принял решение. - Ты был нам полезен. Сегодня ты совершил подвиг. Но это ровным счетом ничего бы не стоило, если бы твои россказни имели хоть какой-нибудь вес.

- То есть... как это...

- Ну, не обижайся, но вообще-то тебя считают придурком. Твоим россказням никто бы не поверил.

- Придурком? - Краска залила лицо молодого человека, по крайней мере, мы вправе так полагать.

- На твое же счастье... Мы в курсе твоих хождений в музеи, твоих странных отношений с Себастьяном и Магдалиной. А уж явно тронутым сочли тебя, когда ты взял под свою крышу этого Эс Ге. Высшего альтруизма не понимают. Да уж, тебя считают... - Он постучал пальцем по виску, он поспешил прибавить, что лично он подобной точки зрения не разделяет. Хотя, по крайней мере, человеком со странностями милого Фа-Соля признать необходимо. Впрочем, исполняющие обязанности служителей культа и органисты, кажется, и должны несколько отличаться от простых смертных.

Вдруг он вскочил на ноги из своей необычной позы - будто пружина разжалась, удивился молодой человек, конечно, удивился лишь в той мере, какая возможна в столь критической ситуации.

- Я сам тебя провожу. Не то здесь всякое может случиться.

Так он и сделал.

Они снова миновали цепочку потайных коридоров, спускались даже по винтовой лестнице и на лифте.

- Не кажется ли тебе, что побоища на футбольном поле были излишни? И вообще игры слишком вульгарны. Хотя бы стрельба по урильнику Жозефины, - набрался смелости молодой человек.

- Для таких, как ты, конечно. А народ хочет хлеба и зрелищ. С хлебом-то у нас не так уж хорошо...

- Мне неловко из-за Станционного Графа. Он проявил враждебный государству дух, он диссидентничал, - вздохнул молодой человек.

- Эти типы не составляют для нас проблемы. По крайней мере, сколько-нибудь серьезной проблемы, - рассеянно молвил провожатый.

- И на стадионе смешки раздавались...

- Сущие пустяки! Даже если бы удалась их затея, наверняка заранее продуманная, несомненно пакостная, на мою голову свалилась бы масса неприятностей, но никакой катастрофы не произошло бы. Разве кое-кто стал бы называть нашего дорогого Моноцетти Долгой Попой, - рассмеялся провожатый.

- Ты смеешься? - Молодой человек был крайне изумлен. Даже оглянулся по сторонам - не услышал ли кто-нибудь.

- В устах народа даже самые низкопробные вульгаризмы приобретают порой оттенок сочувственный, если не сказать - ласкательный. Так всегда было. С умилением говорили об императоре-толстяке или о генерале-медном-лбе, что никогда не вредило их репутации. Может быть, делало их ближе. А смешки - я их тоже слышал - были безобидные. Я и мы, дорогой Фа-Соль, больше всего должны бояться тех, кто не пришел на сегодняшние торжества. Игнорантов. Интеллигентов левых взглядов. Если они найдут поддержку в рабочей среде, будет гораздо хуже. Ну да это не скоро случится!

И они вышли во внутренний двор, где ветер крутил обрывки лозунгов. Пахло уриной. Скверный запах причинял спутнику молодого человека, высокопоставленной особе с неопределенными функциями, буквально физические мучения. Холеная рука с легким слоем перламутра на ногтях придавила к носу платок.

Взгляд молодого человека задержался на большом черном лимузине с темными шторками на окнах. Очевидно, этот экипаж, смахивающий на катафалк, предназначался для доставки президента. Вероятно, молодому человеку представилось, как сияющую королевскую фикцию волокут вниз по потайным переходам. Ему вдруг стало безмерно жаль. Кого? Президента? Куклу? Народ? Себя? Кто знает. Но он старался преодолеть жалость. Как видно, посвященных в дело довольно много. Целое тайное общество. Уж не они ли правят страной? Да и вообще, разве коллективное руководство хуже? Однако он подавил свои еретические мысли. Просто вынужден был подавить, потому что коллективное божество... нет, по крайней мере для него это противоестественно. Молодой человек хочет быть верен Моноцетти, хочет быть моноверцем.

Eго выпустили из каких-то неприметных ворот, о существовании которых не сразу догадаешься, и он попал в гущу пьяной, шумной, пританцовывающей толпы.

Когда ворота надежно задраили, из черного автомобиля вылез водитель.

- Кого это ты отпустил?

- Одного чудика. Чудика, с которым тебе, по всей вероятности, дела иметь не придется. А впрочем... Он очень хорошо играет на органе. Даже можно сказать - очень продуктивно. - И человек с кошачьими повадками рассмеялся мягко и урчаще. - Мы когда-то с ним были в одном учебном заведении. Дурачок - считает себя пришельцем.

- Кем-кем?

- Ну, будто он с луны свалился. - Человек дунул в свой длинный мундштук, окурок взвился вверх по дугообразной траектории и, к великому удивлению шофера, перелетел через каменную ограду. Удовлетворенно глянув на шофера, он повернулся и неторопливо двинулся обратно.

 

9

Да, нaш герой очутился средь галдящей толпы. Попал словно из огня да в полымя. Какой-то мужик с багровой шеей заехал ему локтем в живот и обдал крепким водочно-чесночным духом. Затем в лацкан его пиджака вцепилась миниатюрная рыжеволосая женщина, хихикнула и почему-то решила цапнуть его своими зубками за мочку уха. Он ощутил острый запах пота, увидел, как сверкнули белки ее глаз - зрачки в экстазе словно бы закатились, а потом женщина метнулась в сторону, платье ее лопнуло - под мышками рыжеволосой неожиданно оказалась черная шерстка, - и лацкан пиджака молодого человека угрожающе треснул.

Почему эта кутерьма доставляет им радость? Как их барабанные перепонки выдерживают грохот барабанов, рев труб и фанфар? Молодому человеку очень хотелось уйти. Ему хотелось играть в тишине своего маленького дома наивные, простенькие канцоны анонимных авторов Раннего Возрождения, славящие Создателя. Звуки флейты - будто жемчужины, будто освежающие капли холодной воды в этой пустыне кипящих страстей.

Но как же отсюда выбраться? Толпа тащит тебя за собой, волнуется, клокочет. Отец высоко над головой поднял маленькую девочку - она визжит и смеется, щечки пылают, желто-лиловые ленты развеваются в косичках, на одной ноге нет башмачка. Не такую ли точно девочку нарисовал Отто Дикс?

Что их приводит в экстаз? Хлеба здесь не дают, правда, зрелищ хватает. И тут молодой человек заметил, как на высоком подиуме поджигают соломенную куклу. Кукла изображала главу соседнего государства, что и подтверждала табличка, прикрепленная на ее груди.

- Запаливай! Жги! - вопила толпа, и молодой человек вдруг поймал себя на том, что и он полубессознательно, в унисон, бормочет те же слова. Но тут ему стало неловко до слез, потому что болтавшаяся на кончике палки кукла во фраке и черном цилиндре была комичной и вместе с тем достойной уважения.

"Одна кукла сжигает другую", - подумал молодой человек. Неужели в этом заключается гармония? Неужто только так преодолевают диссонанс? Куда ты катишься, шарик? Безумный, безумный мир.

Кукла загорелась, желтое пламя лизало ее ноги, а в язычках пламя переходило в ярко-лиловое - ни дать ни взять душещипательные цвета их национального флага.

Задымились отвороты фрака. Поплыл едкий дым, запершило в горле, кукла стала шибать газом и оттого перемещаться туда-сюда. Раскачиваясь над толпой, она как бы отвешивала поклоны. Символическое аутодафе до предела накалило страсти. Мужчины рвали платья на женщинах, те подняли истошный визг. Вот кукла надломилась в жарких муках, и претенциозный цилиндр спланировал над людским скопищем, будто летающая тарелка. А из королевской макушки повалил серый дым - похоже, солому-то взяли влажную.

- Черные мысли! Видишь, у старика черные мысли! - завопили вокруг, давясь смехом и дымом.

Наконец молодому человеку удалось выбраться из сутолоки. Его не смутила живая изгородь с шипами, он продрался сквозь нее и припустил бегом. Бежал, пока не очутился на широком газоне, со всех сторон окруженном колким кустарником, как бы смахивавшем на маленький оазис. Он остановился перевести дух.

Воспользуемся же этой возможностью и задержим на нем взгляд, тем более что внешность своего героя мы подробно еще не описывали. Как он выглядит? Ростом молодой человек не выдался, да и комплекцией тоже - был хиловат. Смахивал на мелких чиновников Чехова или Кафки, но, пожалуй, с некоторым романтическим налетом, поэтому, если уж проводить параллель, скорее всего подошел бы один из персонажей Эрнста Теодора Амадея Гофмана, например, тот усердный каллиграф, которому старуха предсказала на рынке: "Убегай, чертов сын, чтоб тебя разнесло; попадешь под стекло, под стекло!.." Да, порядком пострадав от шипов, спину наш молодой человек все же не согнул, голову держал высоко, сохраняя гордый дух былых времен.

"Ox, к чему же, право, все эти оргиастические начинания? - подумал он в который раз за этот день. - Конечно, благодаря подобным сумасбродствам внимание народа отвлекается от всего остального. Конечно, отвлекается, но вообще-то правильно ли это? Может быть, внимание народа гораздо разумнее направить на недостатки, ибо при добрых намерениях, трезвом разуме и с помощью Божьей мы, глядишь, искоренили бы их... Но, Господи милостивый, до чего я докачусь со своими мыслями!?"

И точно - далеко со своими мыслями уйти ему не позволили: кто-то схватил его за локоть, и он услышал невнятный лепет. Немая? Немая женщина? Да, конечно. Невероятно толстая великанша с оплывшим лицом задрала кверху подол, обнажив свои бедра, точно колоды. Белые громадины, будто два сросшихся ствола. И это страшилище - по-другому не назовешь - весьма недвусмысленно тыкало в его ширинку.

Словно ужаленный, молодой человек бросился сквозь колючий кустарник, нет, не в сторону толпы, а все дальше, прочь, бог знает куда. Мерзость! Какая мерзопакостная баба, какие гнусные намеки. Да он, посвятивший себя пастырским обязанностям и целибату, ни на что подобное не способен. По крайней мере здесь, в этих условиях. Жуть какая!

Герой нашего повествования, становящегося все более кошмарным, изрядно порвал одежду, когда наконец оказался в каком-то новом месте типа оазиса.

Небо потемнело: в этих широтах ночь наступает как по волшебству. Над стадионом растекалось киноварно-красное пятно. Молодого человека била дрожь - столько приключений, ужасов, недоумений и постижений за один-единственный день. А в каком весенне-непорочном настроении он начался! Где они теперь, кучерявые облачка-овечки, незлобивый ветер и опрятные, порядочные люди?

И именно в тот момент, когда его донимали эти грустные мысли, из кустов вышла еще одна женщина. Молодого человека буквально передернуло: что за наваждение, право? Возможно, эта особа была помоложе и попригоже, но действовала явно стереотипно - нагло оголила ноги, вновь обратив молодого человека в паническое бегство.

Когда та же ситуация повторилась в третий раз, прекраснодушный органист и флейтист сообразил, что, очевидно, кружит по некой спирали. И что его ждет в центре? Повернуть обратно? Нет, наверняка эти горгоны все еще ждут его, вцепившись в подолы. И он понесся дальше, перепуганный подобно переписчику Гофмана.

Разумеется, он вскоре наткнулся на четвертую искусительницу. Почему бы ей не быть еще моложе и красивее - ведь в сказках все идет по нарастающей или в части страшного, или, напротив, прекрасного. Так вот, теперь его подкарауливала довольно юная и милая грация.

- Что... что это за игра? Я ничего не могу понять, - отпыхиваясь, вымолвил молодой человек. - Все повторяется, разве лишь вы... по сравнению с другими... - Он запнулся.

- ...чуточку моложе и краше, вероятно, хотели вы сказать? - робко пособила дева.

Молодой человек кивнул.

- Но это и есть игра. Вы в самом деле не знали?

- Какая игра?

- Завлекаем в западню генерала Альвареса.

Альвареса? Пресловутого полководца враждебного им соседнего государства. Ах да... Его изображение тоже расстреливали на тренировочном поле стадиона. Расстреливали и забрасывали тухлыми яйцами. Молодого человека вдруг охватил страх, не укрывшийся от глаз девушки.

- Общеизвестно, как наши патриотки, отдаваясь ему одна за другой, заманили этого отчаянного вояку и еще более отчаянного донжуана в закрытый дворик, где солдаты бросили его в колодец, - учтиво разъяснила она. - Нет-нет! Вы не бойтесь, вас никто топить не станет! И колодец-то во дворе за моей спиной чисто декоративный, в нем даже воды нет. Ну да, все это лишь игра, это лишь наши инвалиды развлекаются и вспоминают прекрасное боевое прошлое. Якобы сам Великий Моноцетти сказал, зачем, мол, героям отказывать в таких потехах... Сожжение короля и расправа с полководцем - это ведь ритуальные игры, разве вы не знали?

- Вроде я что-то слышал... - И молодой человек не солгал. Слухи о чем-то подобном в самом деле доходили до его ушей.

- А теперь вы должны поцеловать меня хотя бы в щечку, если не пожелаете всего остального, - весьма застенчиво молвила она. - Я самая послед-няя, больше девушек нет.

После некоторой заминки молодой человек стыдливо приложился к щечке. Вернее, еле-еле притронулся, ибо это был первый поцелуй в его жизни. От девушки приятно пахло, глаза у нее были миндалевидные, карие и очень блестящие. Потом они постояли, слегка прильнув друг к другу, тяжело дыша от возбуждения, и что касается молодого человека - вполне уместно старомодное выражение: "Сердце его чуть не выскочило из груди".

- Может быть, мы когда-нибудь встретимся?.. Где вы живете? - проронил молодой человек.

- Незабудки, шесть. Дом во дворе. Возле сарая, - тихо ответила девушка.

- Могу ли я надеяться?..

- Вы можете, вы можете. - Она потупила взор и добавила: - У вас такие хорошие манеры...

"Аmor vincit omnia!" VIII - хотел было воскликнуть молодой человек, но ведь это уже выходило бы из границ. С надеждой на снисхождение в душе он смелым шагом двинулся во двор, к ритуальному месту казни.

И его тотчас окружила странная братия. Большинство ожидавших восседало в инвалидных колясках, но в свете фонаря, водруженного на пень, он увидел еще множество сверкавших протезов, обычных темных деревянных ног, черных повязок на глазах.

- Они о нас не забыли! Кто живет без прошлого, у того нет будущего! - провозгласил из темноты зычный дьяконский бас. Молодому человеку пришлось напрячь зрение, чтобы разглядеть провозвестника. Только длинный ряд регалий, блеснувших в свете показавшейся из-за тучки луны, позволил ему заметить возле колодца бородача на крошечной каталке. Н-да, во дворе было немало колясок вполне современных, чтобы не сказать модных, но басовитый ветеран, по-видимому из упрямства, решил сохранить верность примитивной тележке, которую толкают двумя деревяшками.

- Наши патриотки заманили тебя в ловушку, слышишь ты, вонючая тварь! - взревел он. Затем взмахнул своей деревяшкой, словно дирижер палочкой, и мрачное окружение откликнулось:

- Ты! Вонючая тварь!

- Тысячи наших боевых товарищей гниют в земле!

- ...гниют в земле!

- Мы тут недосчитываемся... - снова продирижировал он, и вожаки отдельных групп, словно командиры рот, стали звонко рапортовать:

- Девяносто шести рук!

- Двухсот тринадцати ног!

- Семидесяти трех глаз!

Последовало бесконечное перечисление всевозможных органов, отсутствующих и увечных.

- Ты должен знать, что мы осудили тебя на смерть!

- Осудили тебя на смерть!

- Девяносто шесть отрезанных рук жаждут тебя задушить, двести тринадцать ног раскололи бы твою мерзкую башку, как созревший орех, павшие проклинают тебя!

- Проклинают тебя-я-я...

Тут наш герой заметил, что возле него возник слегка прихрамывающий, вообще-то довольно хорошо одетый человек с чрезвычайно элегантным костылем и к тому же без одного пальца. Очевидно, он играл роль церемониймейстера. Он прошептал молодому человеку на ухо: "Я не виноват!" - и дал понять, чтобы молодой человек повторил его слова, что тот, естественно, и сделал:

- Я не виноват!

- Виновата война, - тихо подсказал церемониймейстер.

- Виновата война! - громко повторил молодой человек.

- Я только выполнял приказ, - прошептал суфлер.

- Я только выполнял приказ! - воскликнул наш герой. На что хор реагировал с остервенением.

- Наш приговор окончательный!

А вот эти слова молодой человек почему-то повторять не стал...

- Мы утопим тебя в колодце, как шелудивого пca!

- Проси милости, - шепнул церемониймейстер.

- Покорнейше прошу снисхождения!

- Никакого снисхождения! Никакого снисхождения!

- Прежде у нас было заведено так, - вполголоса разъяснял церемониймейстер, - Альварес пускался наутек, а его ловили, и игра проходила веселее. Но однажды какой-то сверх меры трусливый или безответственный подставной бросился бежать и скрылся. Возникла печальная и нелепая ситуация. Конечно, мы стареем, наши ряды редеют, теперь от нас легко удрать, но я надеюсь, - в его голосе прозвучала заискивающая нотка, - что вы на это не пойдете.

- Ты не прорвешься! - Из весьма жалкого и неплотного круга угрожающе взметнулись вверх палки и костыли. Конечно, инвалиды не смогли бы удержать молодого человека, если бы он вздумал задать стрекача.

- Топить его! Топить! Собаке собачья смерть!

- Может, ступите на мостки, - шепотом попросил информатор, - только осторожно - доски подгнили.

Молодой человек подошел к колодцу и бросил взгляд вниз: углубление едва ли достигало двух метров, да и воды на дне - кот наплакал.

- Настал час расплаты! Придет Великий Мститель и утопит тебя! - гудел хор.

Глава инвалидов подъехал на своей старой каталке поближе. Колесики болтались, подшипники скрипели, и у самого Великого Мстителя до белых пятен вытерлись забранные в кожу культи, подбитые рогожей с ватой. Тут и там из-под хромовой кожи выглядывали перепачканные клочья. Они весьма походили на плесень.

Кто-то протянул Великому Мстителю длинную ритуальную трость, и он толкнул молодого человека. Толкнул совсем легонько, но молодой человек, успевший убедиться, что перед ним и впрямь декорация, сам поспешно сиганул в колодец.

- Покричи хоть немножко! - шепнул ему вслед церемониймейстер.

Молодой человек стоял в яме, едва ли достигавшей двух метров глубины, разве лишь слегка намочив ноги. Что ему было делать? Кричать? Зачем? О чем?

Впрочем, это оказалось нетрудно: печальный вой сам собой, помимо воли молодого человека, вырвался откуда-то изнутри. Он выл протяжно и как-то странно. Скорее всего, его стенания напоминали грустный скулеж собак, которые, сидя на заднем крыльце в сочельник Рождества, задирали морды к небу и адресовали свою боль луне. Эта необычайная элегия была проникнута самой настоящей скорбью. Если бы нам выпало определить, кому она посвящена, можно было бы назвать как маленького ангела Жозефину, в которую палили злые дети, так и Себастьяна, Магдалину или Станционного Графа. Не исключено также, что самому Великому Моноцетти. А быть может, и тем, о ком еще предстоит сказать в нашей истории.

До молодого человека долетали комментарии:

- Хорошо воет! Здорово вопит!

Комментарии были одобрительные. Наверное, инвалиды полагали, каждый сам по себе, что причитают именно о его руке, ноге или глазе.

Очень долго вопил молодой человек.

Наконец в колодец опустили лестницу, и приветливо улыбающиеся люди помогли молодому человеку выбраться.

Как долго находился он в колодце, долго ли он кричал? Наш герой утратил представление о времени.

Во всяком случае уже брезжил рассвет - весенние ночи коротки. На траву легла роса. Прохладный свежий ветер доносил из города едкий запах дыма. Увечные воины молча сгрудились вокруг колодца, кое-кто погрузился в мечты, склонив голову набок.

Церемониймейстер - очень чистенький представительный инвалид, слегка попахивавший земляничным мылом, - порылся в портфеле и протянул молодому человеку помятую медаль. Она представляла права почетного члена их корпорации.

На почетной медали, точнее на медали за заслуги, конечно, поблескивало барельефное изображение Моноцетти. Молодой человек долго смотрел на великого вождя.

Да, уже рассветало.

Безногий ветеран на низенькой каталке сказал торжественно:

- Война - великое дело. Что бы с нами было без войны...

"Не будь войны, вы не лишились бы двухсот тринадцати ног..." - подумал молодой человек, но, разумеется, вслух ничего не сказал.

Он отвесил глубокий поклон и направился домой, куда дорогу отыскал легко и просто.

 

10

Пришла пора застать нашего молодого человека за основной работой в просторном и очень светлом помещении. Цветов здесь тоже множество, некоторые кактусовые даже распустили бутоны. Но больше наше внимание, конечно, привлечет орган - один из самых совершенных инструментов известной фирмы А. Шнитгера.

Мы также должны заметить двенадцать красных ковровых дорожек, ведущих в двенадцать слегка приподнятых над уровнем пола ниш, смахивающих на ложи и отделенных от общего зала декоративными шторками. Сплошь да рядом в пылу музыкальных переживаний люди жаждут уединения, дабы упиваться чудесными звуками без помех.

Даже не заглядывая за шторки, мы решимся сообщить всем интересующимся, что в каждой ложе имеется портрет Его Величества Моноцетти в натуральную величину, а также маленький столик, где желающий найдет как злободневные периодические издания, так и серьезные философские труды. Да, здесь уютно! Здесь царит порядок! И есть, конечно, великолепные репродукторы, ибо шторки, к сожалению, все-таки несколько приглушают звучание.

В этом служебном, равно как и музыкальном, помещении молодой человек появляется чуть позже других, ибо его может обеспокоить то обстоятельство, что слушатели импровизаций не слишком-то стремятся попасть в отведенные им ложи. Более того, иногда здесь раздаются протестующие голоса, непродуманные выкрики и кое-что еще в том же духе. Здесь также не скупятся на просьбы и обещания, разумеется, безнадежно запоздавшие, но все же порой значительно усложняющие деятельность двенадцати церемониймейстеров. Иной раз даже в этом изящном помещении приходилось прибегать к грубой силе, правда, в былые времена. Как упоминалось, после соответствующего знака появляется виртуоз-органист, с которым мы уже достаточно познакомились.

Прежде всего, конечно, звучат торжественные аккорды священного государственного гимна. Затем на некоторое время ложи оказываются во власти шедевров, созданных старыми мастерами - Фрескобальди, Палестрины и, конечно, великими предшественниками Баха.

От импровизаций-интерлюдий снова следует переход к государственному гимну, уже в иной тональности, и тут чуткое ухо может уловить некоторые нестройные звуки, стуки и хрипы, которые обычно, надо полагать, не нарушают чарующую музыкальную канву и в которых, право слово, меньше всего повинен искусный органист.

Ах, к чему все экивоки! Мы заглянули в то самое учреждение, где ретивые садовники освобождают недужные виноградные лозы от усохших плетей - труд, в необходимости которого, естественно, нет ни малейших сомнений.

В мрачную пору средневековья (хотя в отношении этой эпохи высказывались и прямо противоположные суждения!) подобные обязанности выпадали на долю палачей - людей, облаченных в черное и окруженных мистическим ореолом. Публичные эшафоты, ревущие толпы тоже не соответствуют более духу времени. Неизмеримо привлекательнее лишиться опоры под ногами со звуками именно тебе предназначенных ре-бемолей или фа-диезов, внутренне отдавшись музыке. И с технической точки зрения тут нет никакой проблемы. При определенном звуке включается настроенная на него система, помост уходит из-под ног наслаждающегося музыкой, веревка - да, к сожалению, ничего лучше не придумали - перехватывает сонную артерию социально опасного человека: смерть прелестная и безболезненная.

К тому же, если в былые годы на голову осужденного к повешению напяливали плотный черный мешок, то ныне в нем сделали прорези для глаз. Зачем? Но ведь в них стоящий на пороге вечности может до последнего мгновения видеть снисходительно улыбающийся образ обожаемого главы государства.

И тут стоит обратить внимание на заслуги нашего молодого человека, великолепного органиста. Нелегкую ему приходилось исполнять должность, нелегкую, но крайне необходимую и в некотором роде пастырскую. По правде сказать, вначале он не хотел принимать сей достойный пост, но умные головы, соратники покойного директора их учебного заведения, в конце концов сумели его убедить: ведь он же пришелец, а разве уместно жителю другой планеты нашей родной вселенной наблюдать сложа руки за происходящими на Земле беспорядками, дисгармонией. Засучи рукава! И, видя чувствительную природу юноши, подыскали для него почетную, отнюдь не брутальную возможность: музыка - нет, дадим это слово с прописной буквы - Музыка ведь служит наиблагороднейшим выражением космической гармонии.

Двадцать-тридцать минут музицирования, и вот уже первая часть его рабочего дня позади. Он ненадолго погружается в медитацию, молится, слегка перекусывает. На повешенных никогда не поднимает взгляда - их отправляют в крематорий или же в анатомичку. Но, конечно, не забывает о своих пернатых друзьях, сидящих дома в клетке, - одна добрая женщина из числа прозекторов, большая любительница птичек, обычно снабжает его пакетиком свежей печенки.

Вторая половина рабочего дня - и то, по счастью, не всегда - ничуть не легче, поскольку он еще взвалил на себя обязанности следователя. Из чувства высокой ответственности! Чтоб никаких промашек не было! Любезный читатель, возможно, припомнит первое посещение коттеджа, когда у нас вызвала недоумение стопка неврологических атласов, а также маленький чемоданчик черной кожи, в котором на темно-красном бархате поблескивали разные миниатюрные принадлежности, всевозможные железяки: щипчики, скальпели, шила, буравчики, - н-да, мы ведь склонны были причислить молодого человека к братству изобретателей перпетуум мобиле! - так вот, без этих орудий не обойтись во второй половине дня.

Итак, он наносит визит задержанным - по большей части детям, поскольку именно у них порой можно выведать нужные сведения о родителях, братьях и сестрах. Помнится, одна прелестная девчушка, краснощекая хохотунья, как-то рождественским вечером в церкви сунула ему в руку некую листовку. Разумеется, молодому человеку известен ее автор, а вот типография и круг распространителей пока еще точно не установлены.

А происшествие на стадионе? Вдруг светлоокой девчушке и об этом что-нибудь известно.

Молодой человек смотрит на часы, берет чемоданчик с инструментом и направляется в одно из соседних помещений. Ради большего эффекта он облачился в черно-красный талар.

- Здравствуйте, дети! - вкрадчиво говорит он. - Сегодня чудесная погода... Надеюсь, многие из вас еще насладятся ею! Но приступим к делу! Ты, моя церковная знакомка, может быть, подойдешь первой. Садись сюда, напротив меня, и давай поглядим, что у нас припасено в этом чемоданчике. А теперь ручонку на стол!

 

Перевел с эстонского Александр Томберг

 

 

I Жизненная сила (лат.) - одно из понятий идеалистического течения в биологии, признающего наличие в организмах нематериальной сверхъестественной силы.

II В пробирке (лат.).

IIIПомрачение сознания. Сопровождается галлюцинациями.

IV Евангелие от Матфея.

V Ты спишь ли, / Ты спишь ли, / Братец Джон, / Братец Джон? / Утренние колокола звучат, / Утренние колокола звенят, / Динь-диль-бом, / Се-бас-тьян...

VI Закуска (фр.).

VII Превыше всего труд (лат.).

VIII Любовь превыше всего (лат.)

Версия для печати