Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Звезда 2001, 10

Стихи



* * *
Не желудок - душеньку
гложет лютый зверь...
А кому ты нужен-то,
вшивенький, - теперь?
Взноешь, взъерепенишься,
оборвешь рули!
А куда ты денешься,
окромя - земли?

* * *
Соловьем не свищу.
Пулю в рот не пущу.
Примощусь на пеньке - 
улыбнусь, погрущу.
С пистолетом в руке,
что от внука - презент...
Во хмелю и в тоске - 
сам себе - президент!
Не свищу соловьем,
в основном - воробьем:
чик-чирик - и в навоз...
Вот в чем, братцы,
                          вопрос:
дней жесток ветерок!
Каждый - знай
                       свой шесток.

* * *
Пристально на пристани
Волхова-реки
я смотрю в неистовый
мир любви, тоски...

Сам я - рваный, драненький,
как бесхозный стул.
...Пароходик пьяненький
в Ладогу скользнул.
Но повеет запахом
чистым - от реки,
и стоишь, заплаканный,
долей взят в тиски.

Отмываешь душеньку
от кислотных слез.
...Берег тот - потушенный,
этот - полон звезд!


БЕЛЫЙ ЛИСТ

Холодный лист бумаги
лежит и ждет весны...
Но письменные знаки
согреть его должны.
До срока, до распада
отвлечь от немоты, - 
лишь бы легла отрада
строк - на его черты.

* * *
За окном - суматоха, сумятица мира,
за окном механизмы проносятся мимо.
По асфальту весна выступает босая!
И одно ощущенье, что я - воскресаю.
Благодать снизошла? Или что-то попроще?
Я иду босиком на Дворцовую площадь.
Я ищу у прохожих любви, пониманья,
но отпетый народ на меня - ноль вниманья.
Даже мент от меня, помолчав, отвернулся,
не сказал, чтобы я протрезвел и обулся.
Только ангел, который с распятием, столпник,
изумился, качнув свой незыблемый столбик.
И, незримо притопнув босою ногою,
одарил меня щедро - улыбкой благою!

* * *
Купил - сперва одну,
затем - другую:
две луковицы - золото живое.
И на ладонях ношу дорогую
несу, как будто солнышка присвоил.
Потом на кухне - в пыточном застенке - 
ножом их резал - украшал селедку;
потом цвета их плоти и оттенки
употреблял под сумрачную водку.
Потом забыл... про гнусную расправу,
и что-то плел, стихами, на бумаге,
и что-то пел! Я ощущал отраву
в крови своей, как бы в ручье - 
в глухом овраге...


УГОЛЕК

Истлеваешь? А ты погоди.
Дай, подую на пепел остывший.
Потаенное пламя в груди - 
дай, раздую! До степени высшей.

На ладонях твой дух-уголек
перекину - с одной на другую.
...Я тебя воскресил - не увлек,
и победу свою - не смакую.

Ты последнюю искру в себе
сам хранил, как дражайшее чудо!
Просто вовремя я подоспел
на подмогу... Сюда - из Оттуда.

* * *
Я пригвожден к трактирной стойке...   
Александр Блок   

В этом мире, где был ты рожден,
всяк - к чему-либо - пригвожден.
Мать - к ребенку. К портрету - стена.
А к Земле пригвоздилась - Луна.
К рюмке - пьяница. К песне - слова.
К неуклюжим плечам - голова.
Птица - к воздуху. Умный -
                              к уму.
Я к себе пригвожден самому.
Лист опавший пришпилен к ежу.
Сладострастный убивец - к ножу.
Астроном - к неоткрытой звезде.
Лед на Севере - к тихой воде.
Кум-палач - к топору и хлысту...
А Христос пригвожден -
                          ко кресту.

Версия для печати