Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Звезда 2000, 2

Буpхаpд Хpистофоp Миних - гpаф, фельдмаpшал


ГЕНЕРАЛ-ГУБЕРНАТОРЫ ПЕТЕРБУРГА

ЯКОВ ДЛУГОЛЕНСКИЙ

БУРХАРД ХРИСТОФОР МИНИХ - ГРАФ, ФЕЛЬДМАРШАЛ

Миних (1683-1767) родился близ Ольденбурга (Германия). Получил отличное по тем временам образование: к шестнадцати годам знал латинский, французский языки, математику, инженерное и чертежное дело.

К моменту поступления на русскую службу (1721) поучаствовал в войне с Францией, имел чин генерал-майора польско-саксонской армии и репутацию опытного гидростроителя (строил кaнaлы и шлюзы в Германии).

В качестве испытания Петр I поручил ему соорудить шлюз на реке Тосне, провести дорогу по берегу Невы от Шлиссельбурга до Петербурга и составить план устройства гавани в Рогервикском заливе. Работой Миниха остался доволен.

С 1722 - генерал-поручик.

С 1723 - главный строитель Ладожского канала.

К тому времени, судя по всему, уже освоил ненормативный русский язык: майор Алябьев, уличенный в плохой работе, жалуется, что Миних "дважды тряс его за ворот, называл шельмой и другими непотребными русскими словами".

Строительство канала было завершено в 1728 году.

В те же годы замыслил проект, едва ли выполнимый в его время: соединить берега Эстонии и Швеции мостом.

С 1726 - генерал-аншеф.

По свидетельству современников, Александр Данилович Меншиков весьма сдержанно относился к Миниху. Тот, зная это, оказался достаточно умен, чтобы ничем не спровоцировать гнев всесильного временщика.

Взошедший на престол Петр II назначает Миниха главным начальником Санкт-Петербурга, Ингерманландии, Карелии и Финляндии (1728-1734).

В 1731-1732 Mиних совмещает этy должность с должностью генерал-полицмейстера.

С 1728 - граф.

В годы губернаторства руководит строительными работами в Кронштадте и Выборге, проектирует и возводит в Петербурге несколько деревянных подъемных мостов, укрепляет берега, очищает и углубляет русло Мойки, осушает территорию между Невской першпективой и теперешним Таврическим садом (получив в наследственное владение десятую часть облагороженных земель), подает на высочайшее рассмотрение проект защиты Петербурга от наводнений: острова, на которых расположен город, предлагает обнести дамбами.

...В январе 1730 после недолгой болезни умирает пятнадцатилетний император Петр II.

На совещании Верховного тайного совета князь Д. М. Голицын предлагает пригласить на трон племянницу Петра I курляндскую герцогиню Анну Иоанновну, оговорив это приглашение рядом условий: императрица не имеет права принимать какие-либо решения без согласия Верховного тайного совета, армия и гвардия отныне поступают в полное подчинение все того же Совета. Императрице воспрещается вступать в брак, назначать преемника и держать при дворе иноземных вельмож (последний пункт напрямую был направлен против приезда в Россию любимца Анны Иоанновны - Бирона)...

Герцогиня, в руки которой нежданно-негаданно свалился российский трон, пункты подписала, но, как показали дальнейшие события, не намеревалась их выполнять. В течение года были удалены, отправлены в ссылку или в заточение почти все, кто пытался ограничить самодержавную власть. Последним осужденным оказался Д. М. Голицын (1737).

На первые роли в государстве выдвигаются прибывший из Курляндии Э. И. Бирон, старый петербуржец А. И. Остерман и Б. Х. Миних, в делах "верховников" не участвовавший (то ли забыли пригласить, то ли сам уклонился от приглашения). Чуть позже к этой тройке присоединится А. П. Волынский, введенный Бироном в кабинет министров в качестве противовеса Остерману (в 1740, усилиями того же Бирона и Остермана, Волынский будет казнен).

В знак полного доверия к Миниху Анна Иоанновна назначает его в 1731 году президентом Военной коллегии и председателем комиссии "по исправлению военной части в России", членом Верховного тайного совета.

"Даровитый, энергичный и сгоравший честолюбием Миних" принимается за дело.1

Наследство он получил тяжелое. Непрерывные войны подорвали экономику государства. Уже через три года после смерти Петра возникает множество проблем: нет средств платить жалованье офицерам, не на что кормить и обмундировать солдат, всерьез обсуждается вопрос о прекращении строительства флота...

Всеми правдами и неправдами Миних добивается для армии ассигнований. Формирует полки тяжелой кавалерии - кирасирские (по образцу бывших в прусской армии). Создает регулярные саперные части. Открывает школу офицерских инженерных кадров. Строит и модернизирует крепости (всего было построено и модернизировано около пятидесяти крепостей). Заводит при полках гарнизонные школы. Учреждает госпитали для увечных солдат. Уравнивает в жалованье русских и иностранных офицеров (иностранцы, служившие в русской армии, получали до этого в два раза больше). Основывает первый в России кадетский корпус и становится первым его директором (1732-1741).

Любопытно, что, по мысли Миниха, не все кадеты должны были становиться офицерами: те, кто имел явную склонность к наукам, могли посещать лекции профессоров академии и избирать для себя гражданское поприще.

Подготовка была поставлена на достаточно высокий уровень. В 1740 году Анна Иоанновна поручила фельдмаршалу Г. П. Чернышеву возглавить экзаменационную комиссию. В комиссию вошли многие известные сенаторы. Еще до окончания экзаменов Чернышев в письме императрице признался, что ни он, ни господа сенаторы "по знаниям своим экзаменовать кадет в науках не могут". Члены комиссии были заменены профессорами Адмиралтейской академии и преподавателями Инженерной школы...

С 1732 - фельдмаршал.

Растущий фавор Миниха никак не устраивал Бирона и Остермана. Совместными усилиями им удается убрать его из Петербурга: в 1734 году Миних получает назначение в войска, осаждавшие Данциг.

Война за так называемое "польское наследство" столкнула интересы Франции, Швеции, Австрии и России. Швеция и Франция намеревались усадить на внезапно освободившийся польский трон Станислава Лещинского, Австрия и Россия - курфюрста саксонского Августа. Русским экспедиционным корпусом командовал генерал П. П. Ласси. Его и сменил Миних.

После длительной осады Данциг, резиденция Лещинского, был взят. Самому Лещинскому удалось бежать (что впоследствии Миниху припомнят). Попутно русские войска разбили шведско-французский корпус, спешивший на выручку осажденным (остановил франко-шведов Ласси).

На польский трон взошел ставленник России и Австрии - Август.

Данциг обошелся потерей восьми тысяч солдат и офицеров.

Фельдмаршал находился в Польше, когда пришло известие о конфликте с Турцией и приказ возглавить армию. Это полностью отвечало его собственным честолюбивым планам: он "желал войны, желал славы, которая необходимо приносила с собой силу, и рассчитывал на верные и полные победы, тогда как данцигские лавры были не без терния".2

Новая война не стала ни быстрой, ни легкой - обернулась изнурительной четырехлетней. И хотя в 1736 году армия Миниха берет ряд турецких крепостей - Азов,3 Перекоп, Козлов (нынешняя Евпатория), Бахчисарай, Ахмечеть (Симферополь), Кинбурн, в 1737 - Очаков, а в 1739 - Хотин и наносит противнику решительное поражение при Ставучанах (в итоге очищает от противника часть Крыма и всю Молдавию), по мирному договору, заключенному в Белграде, почти все завоеванное пришлось вернуть...

Не осуществилась и мечта Миниха стать губернатором Малороссии. Об этом позаботились Бирон и Остерман.

Правда, фельдмаршал был удостоен высшей награды Российской империи - ордена св. Андрея Первозванного.

Потери армия понесла ужасающие: около ста тысяч. В военных действиях погибла едва ли пятая часть, остальные - от лихорадки, дизентерии, отсутствия питьевой воды, провианта, эпидемий (чума, холера).

Бесславно закончившаяся война стала итогом десятилетнего царствования Анны Иоанновны: 17 октября 1740 года императрица скончалась, назначив незадолго до смерти своим преемником Ивана Антоновича.

Внучатому племяннику императрицы от роду было два месяца. Регентшей должна была стать его мать, Анна Леопольдовна. Но на роль регента претендовал и Бирон. Заручившись поддержкой кабинет-министров А. П. Бестужева-Рюмина и А. М. Черкасского, обер-гофмаршала Р. Левенвольде, фельдмаршала Б. Х. Миниха, генерал-прокурора Н. Ю. Трубецкого, начальника Тайной канцелярии А. И. Ушакова, князя А. Б. Куракина, он, за день до смерти императрицы, убедил ее подписать указ о своем назначении.

При дележе мест обойденным оказался один Миних. Он не получил ожидаемого звания генералиссимуса, не стал главнокомандующим сухопутными и морскими силами, за ним сохранили лишь ничего не значащее место директора кадетского корпуса. Бирон не намеревался подпускать к власти опасного соперника.

Так недавний союзник Миних превратился в главного врага регента.

7 ноября Миних, директор кадетского корпуса, представлял Анне Леопольдовне нескольких воспитанников, из которых она намеревалась выбрать пажей. Когда кадеты ушли, Анна Леопольдовна стала жаловаться на Бирона. Миних отвечал, что готов арестовать регента хоть сегодня, но должен заручиться твердым согласием Анны Леопольдовны. Благочестиво поохав, Анна Леопольдовна такое согласие дала.

В ночь на 9 ноября Миних, сопровождаемый преображенцами, арестовал Бирона, следом за ним - наиболее верного его союзника Бестужева-Рюмина. К шести утра все было кончено.

Доложив об исполнении, фельдмаршал вернулся домой, где принялся за составление манифеста.

Себя возвел в ранг генералиссимуса и в первые министры по военным, гражданским и иностранным делам. Бывшего соратника Бирона А. М. Черкасского назначил канцлером. М. Г. Головкина, человека близкого к Анне Леопольдовне, - вице-канцлером. Старого интригана А. И. Остермана. чтоб не считал себя обиженным, возвел в чин генерал-адмирала. Прислужникам Бирона А. И. Ушакову и А. Б. Куракину пожаловал ордена св. Андрея Первозванного...

Все назначения и награждения Анна Леопольдовна утвердила, кроме пункта, касающегося генералиссимуса: звание досталось ее мужу, Антону Ульриху.

Первым в ряду недовольных оказался Остерман. Он и начал незамедлительный подкоп под Миниха.

С. М. Соловьев справедливо отмечает, что "вся сила Миниха основывалась на расположении к нему Анны Леопольдовны... Это было чувство благодарности за освобождение от Бирона; но благодарность - чувство тяжелое, если не поддерживается другими чувствами. Если бы при этом Анне Леопольдовне постоянно внушали, что она должна держаться Миниха, как человека верного и необходимого, то, конечно, она бы и держалась его; но тут именно близкие люди употребляли все старания, чтоб уверить правительницу в неблагонадежности и опасных замыслах фельдмаршала, знаменитого честолюбца. Что Миних даже опаснее Бирона, потому что даровитее и отважнее его".4

Орудие мести Остермана - Антон Ульрих - не нуждался в длительной обработке. Достаточно было обидных напоминаний о том, что Миних-де явно пренебрег им, провозгласив правительницей Анну Леопольдовну; что по своим талантам Антон Ульрих может сам быть первым министром...

Обнаружился и еще недовольный - вице-канцлер Головкин. Он мечтал управлять внутренними делами без подчинения Миниху.

Жалобы Антона Ульриха, вздохи Головкина, нашептывания неутомимого Остермана возымели в конце концов действие. Следует указ Анны Леопольдовны: Миниху во всех делах советоваться с генералиссимусом.

28 января 1741 года Анна Леопольдовна, по совету Остермана, отставляет Миниха от дел иностранных, как человека в этом несведущего, а все внутренние дела передает в ведение Черкасского и Головкина.

Разгневанный Миних сгоряча подает в отставку.

Его отставку охотно принимают.

Регентство Бирона продолжалось двадцать три дня, деятельность Миниха на посту первого министра - на девяносто дней дольше.

Отставной фельдмаршал подумывает податься на службу к прусскому королю, но медлит, надеясь, что судьба вот-вот переменится. Она действительно переменилась: в ночь на 25 ноября 1741 года в результате дворцового переворота на трон взошла дочь Петра I Елизавета Петровна. Немедленно были арестованы главные сподвижники прежнего режима: Миних, Остерман, Головкин, Левенвольде. Освобожден пострадавший от прежнего режима Бестужев-Рюмин.

Миних был обвинен сразу по нескольким пунктам: в государственной измене (якобы дал возможность Лещинcкому бежать из осажденного Данцига), в происках против Елизаветы Петровны в бытность ее цесаревной (попросту говоря, не принадлежал к числу ее поклонников), в потворстве Бирону (?!), в преступлениях по должности - раздача чинов немцам предпочтительно перед природными русскими (был такой грех), в жестокости и казнокрадстве.

Особенно усердствовал председательствующий в суде князь Н. Ю. Трубецкой, бывший начальник обозов в армии Миниха. Именно по вине Трубецкого не был обеcпечен своевременный подвоз продовольствия и боеприпасов. Трубецкой избежал тогда наказания только благодаря заступничеству Миниха.

Миних, отвергнув обвинения, сказал на суде Трубецкому: "В одном только внутренне себя укоряю: зачем не повесил тебя, когда ты занимал в моей армии должность генерал-кригс-комиссара и был изобличен в похищении казенного достояния. Вот этого я нe прощу себе до своей смерти".

В последнюю минуту, уже находясь на эшафоте, Миних был помилован: смертную казнь заменили вечной ссылкой в Сибирь.

Находясь на поселении, бывший фельдмаршал и первый министр увлекся огородничеством, обучал грамоте местных детей, слал в Петербург различные проекты по усилению армии, всевозможные строительные прожекты, восхищался просторами и богатством Сибири, давая понять, что не отказался бы от должности сибирского гeнeрал-губернатора...

Освобожден был через двадцать лет Петром III.

При Екатерине II занимал должность генерал-директора над Балтийским и Нарвским портами, над Ладожским и Кронштадтским каналами, а 9 июня 1762 года был назначен генерал-губернатоpом Сибири (с оставлением в Петербурге)...

В предисловии к "Запискам Миниха" академик К. Н. Бестужев-Рюмин писал: "В ряду государственных деятелей ХVIII века одно из самых видных мест бесспорно принадлежит знаменитому фельдмаршалу Миниху: строитель Ладожского каналa, основатель первого кадетского корпуса, победитель при Ставучанах, виновник переворота, низложившего Бирона, он завоевал себе не одну страницу в каждом сочинении, изображавшем судьбу России в период его жизни и деятельности. Ссылка в Сибирь, последовавшая за такой блестящей карьерой, и новый оборот счастья, новое появление в роли советника Петра III, оставшегося не только невредимым, но даже уважаемым при его прeемнице, придают судьбе Миниха романический интерес. Можно спорить о том, в какой мере полезна для России деятельность Миниха, но отрицать важность и значение этой деятельности никак нельзя".5

1С. М. Соловьев. Сочинения, кн. 10. М., 1993.

2Там же.

3Азовскую крепость непосредственно брали войска П. П. Ласси.

4С. М. Соловьев. Сочинения, кн. 11. М., 1993.

5"Записки фельдмаршала Миниха". СПб., 1874.

Версия для печати