Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Звезда 1999, 8

Многострадальный остров в Финском заливе


ПУБЛИЦИСТИКА

Л. В. ВЛАСОВ

МНОГОСТРАДАЛЬНЫЙ ОСТРОВ В ФИНСКОМ ЗАЛИВЕ

Остров Гогланд с давних пoр пользуется у моряков дурной славой из-за происходящих у его берегов событий и непонятных кораблекрушений.

По-фински Суурсаари - большая земля, находится на одном меридиане с финским городом Котка. Расстояние между городом и островом 40 километров.

Этот мрачный, живописно поросший сосновым и еловым лесом, часто покрытый туманом, колоссальный утес имеет четыре возвышенности (106, 126, 142 и 158 метров над уровнем залива) и лежит на полпути между Санкт-Петербургом и Таллинном.

Длина острова 11 километров, ширина 1,5-3 километра, его периметр - 27 километров. На острове пять очень красивых горных озер и несколько ключей. Море у его берегов зимой редко замерзает, чаще здесь подвижный и плавающий лед. А в другие времена года - или буря, или полный штиль.

На восточной части острова раскинулись два живописных селения и высятся три маяка. На севере - селение Сууркюля с прочными и опрятными домами, многие из которых построены недавно. Красивая бухта с небольшим пирсом и зданием бывшего финского ресторана, позднее - матросского клуба. Рядом стрельбище и заброшенное финско-русское кладбище, где покоятся те, кого не похоронил Финский залив. На юге - Киискинкюля, небольшое селение возле бухты. Оба селения связывает дорога, которая проходит через сказочные скалы и густые чащи. Она очень узкая, и движение по ней одностороннее.

В давние времена остров был пристанищем норманских корсаров, затем приютом контрабандистов. 6 июля 1788 года в 50 километрах от Гогланда произошло знаменитое сражение между русским и шведским флотами. Сражение не затихало два дня и закончилось победой русских.

С 1743 года по договору, заключенному в городе Або (Турку), остров принадлежал России. Его жители занимались рыбной ловлей, земледелием, скотоводством и садоводством. Они были неустрашимы, отважны и необычайно любознательны, как писали финские историки.

Мировую известность остров Гогланд получил в конце 1899 - начале 1900 года, когда знаменитый русский ученый Александр Степанович Попов построил здесь и на финском острове Кутсало радиостанции для связи с броненосцем береговой обороны "Генерал-адмирал Апраксин", севшим на камни. Когда шла установка антенн и наладка приборов, пришло известие о тoм, что группа рыбаков унесена в море на льдине. 23 января 1900 года была послана радиограмма на ледокол "Ермак" с приказом спасти рыбаков. Так, благодаря радиосвязи броненосец был снят с камней, а рыбаки спасены. 13 июня 1954 года на мысе Телеграфный, где стояла радиостанция Попова, установлен обелиск.

В конце 1917 года, когда Финляндия получила независимость, остров Гогланд и другие острова Финского залива перешли к ней. В 1920 году Гогланд был демилитаризован.

Начиная с августа 1938 года советское правительство много раз обращалось к Финляндии с предложениями, путем обмена территориями, передать остров Гогланд в собственность СССР, чтобы создать на нем оборонительные сооружения для защиты подступов к Ленинграду. Финны на это не соглашались. В марте 1939 года на переговорах с Финляндией встал вопрос о передаче Гогланда в аренду Советскому Союзу. Однако итоги дебатов оказались безрезультатными, хотя маршал Маннергейм1 склонен был уступить нам Гогланд, так как у финнов не было возможности его защищать.

На переговорах с правительством Финляндии в Москве 12 октября 1939 года опять встал вопрос о финских островах, но разговор о Гогланде решен не был.

После заявления, сделанного 28 октября на заседании финского правительства министром обороны Финляндии, что "война выгоднее, чем требования России", маршал Маннергейм демонстративно покинул заседание.

Обстановка накалялась.

3 ноября 1939 года адмирал Н. Г. Кузнецов направляет Военному Совету Балтийского флота директиву: "С началом военных действий захватить, вооружить и удержать острова: Гогланд...".

30 ноября, в день начала советско-финской войны, после сигнала "Факел" началась крупная операция Балтийского флота. Впустую выпустив по островам, которые финны уже покинули, 4425 снарядов и сбросив 2110 бомб, уничтожив два селения с домашними животными, десантники "героически" захватили два катера и 30 старых винтовок.

12 марта 1940 года был заключен мирный договор с Финляндией, в результате которого Советский Союз, наряду с другими островами, получил Гогланд, где был создан сектор береговой обороны Кронштадтской военно-морской базы. Комендантом сектора назначили полковника Ивана Анисимовича Большакова.2 На острове были установлены три артиллерийские батареи. Часть орудий взяли с крейсера "Аврора". Осенью 1941 года число батарей увеличилось до шести.

Когда началась Великая Отечественная война, Гогланд использовался как опорный пункт для стоянки кораблей в светлое время суток, заправки катеров топливом и базирования аварийно-спасательного отряда. В последних числах августа 1941 года обстановка в районе острова значительно осложнилась. Началась эвакуация столицы Эстонии Таллинна. Самолеты врага наносили удары по кораблям и транспортам, которые прижимались к Гогланду, стремясь попасть под защиту его зенитных батарей. Зенитчики капитана Г. С. Никифорова вели огонь на предельной дальности.

Страшным днем для Гогланда стала пятница 29 августа 1941 года. Около 12 часов дня 5450 мужчин, женщин и детей с горящих катеров и транспортов высадились на остров. Немецкие самолеты на бреющем полете поливали из пушек и пулеметов обезумевшие толпы голых и полуголых людей, которые метались, ища хоть какого-то укрытия. Во время службы на Гогланде мне доводилось в густых лесных чащах обнаруживать кости погибших людей. Немецкие летчики явно резвились, летая низко с открытыми фонарями и бросая в толпы людей ручные гранаты. Особенно страшным для полковника И. А. Большакова и его офицеров был вечер 29 августа. Когда стало темнеть и авиационные налеты прекратились, огромные толпы мужчин и плачущих женщин с детьми стали стекаться со скал и из леса к деревням. Их надо было где-то селить, кормить, заняться ранеными, похоронить убитых. Под покровом ночи полковник временно селит людей во всех инженерно-оборонительных сооружениях и землянках, так как в домах после больших пожаров находиться было опасно. Мест для укрытия не хватало, и пришлось взрывами создавать в скалах систему пещер-убежищ. Было решено грузить людей на корабли, идущие в Кронштадт, небольшими группами, маскируя очередников в лесу. Утром, к удивлению финских разведчиков, остров оказался почти безлюдным.

До сентября 1941 года, когда последние группы таллиннцев были отправлены в Кронштадт, офицеры, старшины и матросы сектора забыли, что ночи предназначены для сна. Таллиннская операция 1941 года, в центре которой оказался остров Гогланд, была самой кровавой в истории русского флота - она унесла, по разным источникам, от 14 до 18 тысяч жизней людей.

В связи с приближением зимы и новыми военными задачами началась перегруппировка сил. 29 и 30 октября началась эвакуация островов Гогланд и Большой Тютерс, откуда было вывезено 3439 человек. На Гогланде, по приказу Военного Совета флота, оставили по одному 152-миллиметpовому орудию, батарею 45-миллиметpовых орудий и гарнизон из 150 человек. 7 декабря 1941 года, взорвав боевую технику и некоторые укрепления, правда, забыв о многочисленных дзотах и землянках, последние гогландцы, во главе с полковником Большаковым, покинули остров.

Разведка Финляндии, теперь уже враждебной, внимательно следила за положением на Гогланде, и через несколько дней финское командование уже перебросило туда войска.

Теперь, после того как наши части оставили Гогланд и Большой Тютерс, передовым опорным пунктом в средней части Финского залива для Балтийского флота оказались острова Лавенсаари и Сескар. Лавенсаари с его удобными бухтами стал базой для подводных лодок и стоянкой для легких сил флота.

Стабилизация фронта под Ленинградом и успешные активные действия частей Красной армии на других фронтах поставили перед флотом новые задачи. Одной из них в весенней кампании 1942 года стала задача завоевать и удержать Гогланд и Большой Тютерс.

19 декабря 1941 года по директиве Военного Совета флота был создан отряд, который должен был захватить эти острова.

Командовать отрядом, сформированным из гарнизонов островов Лавенсаари и Сескар, было поручено полковнику Алексею Андреевичу Баринову3 и полковому комиссару Иосифу Львовичу Волынскому.4

Уже через восемь дней 170 человек были готовы к походу. Разведка %-3>установила, что на Гогланде финны засели в двух деревнях и на маяке. Баринов донес результаты разведки помощнику командующего флотом и получил ответ: "Немедленно приступайте к операции. Для переправы через промоины и трещины используйте шлюпки, имеющиеся на Лавенсаари". Оценив обстановку, Баринов направляет в Кронштадт шифровку: "Проводить операцию на шлюпках на расстоянии 47 километров совершенно нецелесообразно и опасно. Противник может раскрыть операцию, а отсюда ее срыв". Ответ был кратким: "Действуйте самостоятельно, по обстановке".

30 декабря в 17.00 отряд выступил на Большой Тютерс. На острове финнов не оказалось, но было обнаружено большое количество свежих лыжных следов. Видимо, здесь побывала финская разведка. Около полудня над островом появились вражеские самолеты, но, благодаря тщательной маскировке, наших десантников они не обнаружили.

Дав отряду отдых для встречи нового, 1942 года, полковник Баринов оставил на Большом Тютерсе стрелковый взвод и обоз и вечером 1 января 1942 года выступил по льду на Гогланд.

В 5.30 утра 2 января, убедившись, что финны охранения на льду не имеют, отряд подошел к острову. Разделились на три группы и начали атаку на южный маяк, южную и северную деревни, предварительно перерезав телефонную связь врага. При атаке южного маяка финны, не приняв боя, ушли в лес. В южной деревне противник оказал сильное и упорное сопротивление, ракетами сигнализируя северной деревне о нападении. В бою весь гарнизон южной деревни был уничтожен, в северной же - завязался тяжелый бой с финнами, засевшими в восьми домах и дзоте. Потерпев поражение, оставшиеся вражеские солдаты из других домов и землянок отошли в лес. Охрана верхнего северного маяка, не выдержав атаки, сбежала в лес. Отряд захватил большие трофеи: артиллерию, пулеметы, боезапас, буксир, катер и много другого имущества.

Заняв Гогланд, отряд полковника Баринова оказался в сложном положении: финны в течение одной ночи могли получить подкрепление и атаковать остров. Отряд Баринова - 161 человек, без артиллерии и минометов, оснащенный только ручным оружием и тремя станковыми пулеметами, был явно недостаточен не только для обороны острова, но даже для кругового наблюдения. Продовольствия хватало только на трое суток. Ожидать помощи в ближайшие 4-6 дней не приходилось.

Полковник Баринов и его начальник штаба Евгений Александрович Черкасов,5 поняв, что рассредоточивать отряд по всему острову нельзя, решили разместить стрелковые взводы в семи направлениях и создать три маневренные группы. Баринов приказал в деревнях никого не селить, жить в землянках и ДЗОТах. А для создания у противника ложного представления о силах отряда во всех домах, банях, землянках и ДЗОТах, особенно при авиационной разведке врага, топить печи и проложить к каждому помещению четкие тропы.

Отряд жил ночным расписанием: днем спали, а ночью несли службу. Начиная с 4 января 1942 года финны начали активно вести разведку: днем - авиацией, ночью - группами лыжников. Самолеты противника почти ежедневно штурмовали и бомбили деревни. Потери отряда были небольшими, спасали пещеры-убежища, подготовленные в августе-сентябре матросами полковника Большакова.

С 6 января вокруг Гогланда образовался сплошной лед, что резко усложнило оборону острова. Пришлось создавать более прочную круговую оборону и обеспечивать постоянное наблюдение.

Баринов посылает в Кронштадт шифровку: "Количество людей, огневых средств и боезапаса не обеспечивает надежного удержания острова ... Теряем время, задачу нужно решать коротко и немедленно".

7 января в 20 часов на Гогланд наконец пришел с Лавенсаари отряд из 82 человек. По пути на остров он заблудился. Около четырех дней, без теплого обмундирования, люди были на льду. Они потеряли командира роты и взвода, а также все вооружение и обоз. 27 из них, сильно обмороженных, пришлось отправить обратно. Это пополнение ситуацию на Гогланде, естественно, не изменило и обороноспособность отряда не усилило.

В феврале финны активизировали свою разведку, подходя к острову на аэросанях. Дозоры отряда и боевое охранение каждую ночь вели с ними бои. У одного из убитых финских офицеров была найдена карта, которая ясно говорила, что противник планирует захват Гогланда, действуя с разных направлений. Полковник Баринов немедленно сообщил об этом в Кронштадт.

В конце февраля и в начале марта на остров прибыла стрелковая рота в составе 141 человека, позднее были доставлены две 45-миллиметpовые пушки, без прицелов и запасных частей, а также 180 снарядов к ним. Пушки установили на позициях и стали обучать солдат стрельбе "на глазок".

В своих знаменитых "Мемуарах" (том II, глава "Захват Гогланда", с. 381-384) маршал Маннергейм писал: "9 марта 1942 года я принял решение атаковать остров Суурсари (Гогланд), хотя это было сложным и трудным делом... Для удачного осуществления операции нужна была внезапность. Обсудив все варианты операции, мы сделали вывод, что гарнизон острова Суурсари (Гогланда) крепкий и его нельзя взять без помощи разведки и корректировки огня с воздуха. На пост командующего десантом был выбран командир 18-й дивизии генерал-майор А. О. Паяри,6 хорошее тактическое мышление и крепость нервов которого вызывали полное мое доверие... 10 марта 1942 года генерал-майор Паяри был приглашен в Ставку в Миккели, где я поручил ему составить десант силой в три батальона для осуществления плана операции". В группу Паяри вошли подразделения береговой обороны и некоторое количество армейских подразделений.

Между тем, отправленный на Гогланд с Лавенсаари 15 марта обоз с 45-миллиметpовыми орудиями и боезапасом был полностью уничтожен финской авиацией.

17 марта финны провели разведку острова Гогланд боем, атаковав остров с трех сторон. На льду завязался бой. Ружейно-пулеметным огнем противник был рассеян и к острову не допущен.

Маршал Маннергейм писал: "Одобрив план операции, я 18 марта поехал в город Котка, где лично проверил готовность отряда к операции и дал в гостинице "Мериторни" генерал-майору Паяри некоторые дополнительные указания. Исходным моментом наступления была назначена ночь без полной луны с 26 на 27 марта 1942 года".

Бой на льду с финнами 17 марта быд серьезным предупреждением для полковника Баринова. Он понимал, что из-за ограниченного количества огневых средств нужную плотность огня создать невозможно. Достаточно финнам вывести из строя только два станковых и один ручной пулемет защитников Гогланда, и 3 километра береговой линии острова окажутся совершенно открытыми. Серьезное противодействие противнику в глубине острова оказать тоже было нечем.

Собрав небольшой военный совет и выслушав все "за" и "против", полковник Баринов принимает решение: все огневые средства расположить по береговой черте острова, противника уничтожать только на льду. Ни в коем случае не дать финнам прорваться на остров и овладеть его высотами. Внутри Гогланда подготовить три маневренные группы в составе 20-25 человек каждая, под командой Бойко, Силиверстова и Дудченко.

Маршал Маннергейм писал: "За сутки до наступления войска были выдвинуты на острова, приближенные к Гогланду, с которых, когда наступили сумерки, обоз на лошадях и частично на автомобилях двинулся к Гогланду".

Во второй половине дня 26 марта полковник Баринов получил донесение наблюдателей о том, что пять групп финнов под прикрытием авиации двигаются к островам, расположенным недалеко от Гогланда. Командир отряда немедленно послал шифровку в Кронштадт: "Противник на островах проводит перегруппировку - сосредоточение, предполагаю, ночью пойдет в наступление на остров Гогланд. В связи с этим усилена разведка и охранение на льду, а гарнизон острова переведен в боевую готовность".

Маршал Маннергейм писал: "Несмотря на то, что солдаты и лошади были в белых маскировочных халатах, враг заметил движение на льду и послал в Кронштадт условный сигнал, который мы запеленговали".

В час ночи 27 марта из Кронштадта пришла шифровка о том, что советская авиация будет бомбить финские острова. В случае осложнения удар по финнам нанесут бомбаpдировщики полковника Е. И. Преображенского.

В 3.30 разведка донесла Баринову: "Две колонны финнов двигаются к северо-восточной части Гогланда".

Маршал Маннергейм писал: "Главный удар мы нанесли в 3.30 27 марта 1942 года против западного берега острова Гогланд. В момент атаки разразилась сильная снежная пурга, которая длилась весь день, покрыв войска слоем снега".

В 5 часов утра командир 3-й маневренной группы Дудченко доложил Баринову по телефону: "Три колонны финнов развернутым строем идут к четвертой бухте. Большое количество автомашин и танкеток остановились в 2-3 километрах от берега. Одна небольшая колонна идет прямо на северный маяк".

Артиллерия и минометы финнов открыли ураганный огонь по огневым точкам острова, которые довольно точно выявила разведка. Восемь советских самолетов, вылетевших из Кронштадта к Гогланду, из-за снежной пурги, покрывшей залив белым покрывалом, вернулись обратно.

В 8.30 финны пошли в атаку. Главный удар они наносили на западном и северо-западном побережье острова.

Гарнизон Гогланда ввел в бой все свои огневые средства, включая и трофейные, но отбросить противника на лед не смог. На юге острова рота финнов прорвалась на берег и захватила южный маяк. Батальон противника, прорвав оборону защитников Гогланда, вышел на высоту 166 и начал продвигаться к северной и южной деревням. Контратаки 2-й маневренной группы Силиверстова успеха не имели. В 9.25 он доложил: "Противник идет к северной деревне, через высоту 162. Вторая его группа вышла на северную дорогу". Командир 1-й маневренной группы Бойко просил: "Перекройте северную дорогу, нельзя допустить финнов в тыл северной деревни".

Бои разгорелись по всему острову. В 10.40, когда полковник Баринов вел разговор с капитаном Черкасовым, оборвалась телефонная связь с 3-й маневренной группой. Баринов только услышал, что его начальник штаба ранен в руку и нет связи с пулеметными точками на западном берегу острова.

Около 11 часов небольшая группа финских автоматчиков, пройдя по берегу бухты Сууркюлян-лахти, около кладбища и здания бывшего ресторана, минуя дом гауптвахты, ворвалась в северную деревню и открыла огонь по командному пункту Баринова, оборвав его связь с защитниками острова. Командир отряда принимает решение отходить на запасной командный пункт. Попав под перекрестный огонь финнов из окон бывшего ресторана, домов и с высоты, где был наблюдательный пункт, Баринов потерял радиста и шифровальщика. Связь с Кронштадтом прекратилась.

С запасного командного пункта установили ненадежную связь с отдельными боевыми группами, откуда приходили неутешительные сведения.

К 14 часам финны захватили южную и северную деревни, все маяки и высоты Гогланда. Защитники острова несли большие потери. Было убито и ранено 237 человек, 36 человек попали в плен.

В 16 часов А. А. Баринов отдает приказ: "Драться до последнего патрона и гранаты. С острова ни одному человеку не уходить, действовать сильнее и нахальнее...".

К 19 часам почти весь остров оказался у финнов. Боезапас защитников острова был на исходе. Маневренные группы имели по 5-6 человек. Помощь с воздуха не поступила.

Полковник Баринов принимает решение драться с врагом до наступления темноты, а затем оставить Гогланд и тремя отдельными группами, по льду, отходить на остров Лавенсаари.

Маршал Маннергейм писал: "Как и ожидалось, бой шел тяжело. Защитники острова, которых было 600 человек (финская разведка ошиблась в большую сторону на 112 человек), сражались стойко. У нас были сложности со снежными и рельефными препятствиями острова. К вечеру 27 марта 1942 года мы захватили центральную часть острова, сосредоточив бои в северной и южной его частях. Оставшиеся в живых защитники острова ночью бежали на остров Лавенсаари".

Когда стало совсем темно, около 23 часов, три группы защитников Гогланда поднялись в контратаку, а затем вышли на лед. Группа добровольцев во главе с раненым капитаном Е. А. Черкасовым прикрыла отход главных сил. Они вели жестокие бои до вечера 28 марта, и только несколько человек, ночью и утром 29 марта, обмороженные, добрались до острова Лавенсаари.

Пока основные силы отряда уходили по льду залива, они много раз подвергались атакам финской авиации. Около 17 часов оставшиеся в живых защитники Гогланда добрались до Лавенсаари - 191 человек.

Маршал Маннергейм писал: "Когда пурга окончилась, наша и русская авиация начала воздушные бои. Несмотря на то, что наша авиация действовала эффективно, сбивая русские самолеты, наш отряд получил большие потери от ударов русских с воздуха. Весь день русская авиация атаковала остров... На южной части Суурсари бои шли до вечера 28 марта, пока последние защитники острова, зажатые в кольцо, не сдались в плен". Потери финнов в бою за Гогланд составили 161 человек убитых и раненых, а не 800-900 человек, как писал в своем отчете полковник А. А. Баринов.

В ночь на 28 марта 1942 года генерал-лейтенант Елисеев, видимо, не зная положения на Гогланде, сделал командиру финского отряда генерал-майору Паяри "ценный подарок", сбросив с самолетов в районе северной деревни более 1,5 тонн продовольствия и боеприпасов, радиостанцию, 20 почтовых голубей и двух парашютистов-разведчиков. Они, попав в плен, по указке финнов, передали в Кронштадт радиограмму: "На острове мы не обнаружили ни своих, ни противника". На этом радиосвязь оборвалась.

Анализируя причины потери Гогланда, Главный морской штаб признал недооценку командованием Ленинградского фронта серьезности обстановки на этом острове, хотя сигналов о положении гарнизона было достаточно. При этом полковника А. А. Баринова обвинили в том, что он принял решение об отходе гарнизона Гогланда не на Большой Тютерс, а на Лавенсаари.

Когда остатки гарнизона Гогланда добрались до Лавенсаари, пришел строгий приказ Военного Совета флота: "Держать остров Большой Тютерс любой ценой". Между тем, за сутки до получения этого приказа гарнизон Большого Тютерса, во главе с его комендантом старшим лейтенантом Пугачевым, самовольно покинул его.

Маршал Маннергейм писал: "Сразу после захвата острова Гогланд генерал-майор Паяри двинул свой отряд на острова Большой и Малый Тютерс".

Военный Совет Ленинградского фронта приказывает командующему флотом организовать захват островов Большой Тютерс и Гогланд.

2 апреля 1942 года рота разведчиков вошла на Большой Тютерс, но из-за неорганизованности и бездеятельности ее командира потерпела неудачу: воинские части на острове Лавенсаари сосредоточивались так неприкрыто, что финны сразу раскрыли все планы командования флота. Они оперативно укрепили оборону островов, усилили гарнизоны, подтянули артиллерию.

Военный Совет флота приказал командиру оперативной группы в ночь на 8 апреля 1942 года захватить остров Большой Тютерс, сосредоточить на нем силы и в ночь на 12 апреля овладеть островом Гогланд.

Стрелковый полк, преодолев за 16 часов 50 километров по колено в воде, в шесть утра 8 апреля подошел к Большому Тютерсу и в полукилометре от него встал на привал. Через три часа был отдан приказ о фронтальной атаке острова. Однако бойцы не реагировали ни на приказы командиров, ни на огонь финнов: они засыпали на ходу в ледяной воде, покрывшей лед. В полдень, прикрываясь дымовой завесой, к противнику с Гогланда подошло подкрепление .

Финны усилили огонь и перешли в атаку.

Первый батальон стрелкового полка начал панически отступать. Все попытки командиров остановить его были безуспешными. Бой был проигран.

Командир полка решил отвести бойцов от острова, дать им отдохнуть, а с наступлением темноты атаку повторить. Однако скоро пошел сильный дождь, который продолжался восемь часов. Бойцы промокли до нитки. Они вторые сутки были без пищи и сна. Учитывая все это, командир полка принял решение вернуться на Лавенсаари. Отход был более трудный, чем марш на Большой Тютерс. Усталые люди падали в воду и засыпали. Требовались усилия, чтобы поднять почти 40% бойцов полка и тащить их за собой. Около 20 часов длился этот страшный "ледовый переход".

Получив подробное донесение и отчет об этой страшной "операции", Военный Совет флота выводов не делает и вновь принимает решение о захвате острова Большой Тютерс.

В 20.30 13 апреля 1942 года воинские части с острова Лавенсаари выступили в поход на автомашинах, которые сразу же начали проваливаться под лед. Отойдя от Лавенсаари всего на 10 километров и потеряв весь автотранспорт, бойцы остановились. До рассвета шагом, по колено в воде, достигнуть Большого Тютерса было невозможно. Командир оперативной группы принимает решение вернуться на Лавенсаари, о чем 17 апреля было доложено Военному Совету флота. На этом в 1942 году закончились все попытки командования Балтийского флота захватить острова Большой Тютерс и Гогланд.

В 1942-1943 годах финны основательно укрепили эти острова артиллерией. Чтобы закрыть нам путь в Балтийское моpе, противник построил в районе Гогланда мощный противолодочный рубеж. Плотность мин на отдельных участках этой позиции составляла (с учетом глубины рубежа) одна мина на 4,5 метра, плюс мины-ловушки и мины с углублением в 20-30 сантиметров.

5 сентября 1944 года Советский Союз прекратил боевые действия против Финляндии. Через девять дней после этого финское командование предложило немцам покинуть базу и порт Котка. Срок был дан 24 часа.

Немцы ушли из Котки, но в Финском заливе, соединившись с другими своими кораблями в отряд из 39 вымпелов, имея на борту 2500 солдат и офицеров, подошли к Гогланду. Командир немецкого отряда ультимативно предложил финскому коменданту сдать остров. Тот отказался. Тогда немцы начали высадку десанта, которую финны отбили, за исключением бухты Сууркюля-лахти. Финны оттянули свои силы к западному берегу острова. Скоординировав свои действия с финским командованием, на рассвете 15 сентября 1944 года две советские штурмовые авиаэскадрильи нанесли удар по немецким кораблям, потопив один транспорт и девять быстроходных десантных барж. Уцелевшие корабли, бросив десант на Гогланде, ушли в юго-западном направлении. Утром 16 сентября 1944 года немцы подняли белый флаг и сдались финнам.

По решению Главного морского штаба, исполняя условия перемирия с Финляндией, командующий флотом приказал командиру Островной военно-морской базы контр-адмиралу Гавриилу Васильевичу Жукову7 принять у финнов остров Гогланд.

Полковнику Шрамкову, назначенному комендантом острова, было приказано вместе с отдельным артдивизионом, зенитчиками, пулеметчиками и 7-м базовым лазаретом высадиться на Гогланде.

Встречи финского коменданта острова подполковника Миеттинена с полковником Шрамковым проходили под "зорким оком" офицера СМЕРШ, следившего за контактами русских с финнами. Всем военнослужащим было категорически запрещено лично встречаться и разговаривать с финнами в их домах, ходить по острову в одиночку с финским проводником, обязательно в группе и т. п.

Два коменданта, советский и финский, договорились, что с 24 сентября 1944 года советские офицеры будут поэтапно принимать Гогланд, его инженерно-оборонительные сооружения, вооружение и технику, по районам, с юга на север. Финны, сдав район, выводили из него своих солдат, и его занимали советские подразделения.

30 сентября 1944 года был оформлен и подписан акт о сдаче и приемке острова. Опасения контр-адмирала Г. В. Жукова о разрушении финнами военных объектов и других "пакостях", которых он ожидал, не оправдались. Финские офицеры были точны и аккуратны во всем. Гарнизон Гогланда в двух селениях получил от финнов 36 хороших жилых домов с запасами дров и отличными колодцами, 12 оборудованных складских помещений и 43 разнообразные постройки и даже кроме пяти грузовых автомашин один хороший легковой автомобиль, быстро исчезнувший с острова в "туманную даль Кронштадта".

К сожалению, многое из того, что передали нам финны, постепенно от бесхозяйственности пришло в негодность или было разворовано. Приехав служить на Гогланд, я нашел в доме, который мне выделили, лишь хорошую финскую плиту и голые стены. Кое-что сохранилось лишь на чердаках домов, которые бывшие владельцы не "опустошили".

На Гогланде был создан сектор береговой обороны, который подчинялся то Кронштадту, то Таллинну. В 1952 году Гогланд стал отдельным артиллерийским дивизионом, который в 1957 году из флотского превратился в армейский.

Летом 1960 года командир дивизиона Андрей Тимофеевич Панфилов объявил своим подчиненным, что артдивизион приказом командования расформирован и Гогланд, как 20 лет тому назад, стал демилитаризованным островом, местом отличного летнего отдыха людей. Правда об этом, как повествует пресса, говорят только на совещаниях руководства Ленинградской области.

1 Маннергейм Карл Густав Эмиль (1867-1951) - маршал и Президент Финляндии. В 1887-1917 гг. служба в русской армии, последнее звание генерал-лейтенант. В 1918 г. возглавил молодую финскую армию в Национально-освободительной войне. В 1939 г. маршал Маннергейм возглавил армию и народ в борьбе против агрессора. Во время втоpой мировой войны вел военные действия на стороне Германии. В 1944 г., став Президентом Финляндии, не допустил раскола нации и заложил основы новых отношений с Советским Союзом.

2 Большаков Иван Анисимович (р. 1898) - генерал-майор артиллерии. В 1940-1941 гг. командовал Гогландским сектором БО. С 1943 г. до отставки в 1955 г. начальник Высшего училища БО ВМС.

3 Баринов Алексей Андреевич (р. 1897) - полковник. Прошел большой путь от командира роты до заместителя начальника штаба главной базы флота. Три месяца в 1942 г. был командиром отряда на острове Гогланд. С 1949 до 1956 г. служил в ВМАКВ им. А. Н. Крылова в Ленинграде.

4 Волынский Иосиф Львович (р. 1903) - капитан 1-го ранга. В 1933 г. окончил Ленинградскую военно-политическую академию. В 1941 г. начальник политотдела острова Даго (Эстония). В 1946 г. в своей биографии он писал: "Я с 21.12.41 в качестве комиссара отряда моряков принял участие во взятии острова Гогланд, на котором пробыл до его оставления 27.03.42".

5 Черкасов Евгений Александрович (1910-1942) - капитан. В июне 1941 г. служил на Гогланде, где во время боевых действий, выполняя обязанности начальника штаба, в марте 1942 г. погиб.

6 Паяри Ааро Олави (1897-1949) - генерал-майор финской армии. Участник Национально-освободительной войны 1918 г. Обрел боевую славу в советско-финcкой войне 1939-1940 гг., сделав небоеспособными две советские дивизии (75 и 139). В 1942 г. pуководил операциями на Карельском перешейке и на острове Гогланд.

7 Жуков Гавриил Васильевич (1899-1957) - вице-адмирал. В 1943-1944 гг. командир Островной ВМБ КБФ.

 



Версия для печати