Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Знамя 2017, 7

Считалка

Стихи

Об авторе | Алексей Владимирович Зарахович, поэт, родился в 1968 году в Киеве

Об авторе | Алексей Владимирович Зарахович, поэт, родился в 1968 году в Киеве. Автор книг: «Машины и озера», «Табукатура», «Река весеннего завета», «Чехонь». Автор и режиссер поэтических клипов по мотивам украинской поэзии 20–30-х годов. Работал учителем русского языка и литературы, журналистом, тележурналистом и пр. Член НСПУ (Союз писателей Украины). Предыдущие публикации в «Знамени» — № 9, 2008; № 7, 2010; № 7, 2011; № 9, 2012; № 10, 2013. Живет и работает в Киеве.

 

 

 

            Страстной недели долгая среда
            Горит на солнце чёрная вода
            Летит под сердце белая ворона

 

1

В окнах темно, а я скажу: Нет
В окнах горит ярко-чёрный свет
Нить вольфрама черным-черна
Чёрный свет летит из окна

 

…Чёрным по белому жалуется имярек
Чёрные пятна на солнце делают свет слабее
Тихо проходят реки, рыба давно человек
Так что рыбак снасть натянуть робеет

 

Это как будто водоросль вынули из воды
Или живец, угодивший в родную воду
— Чур, меня, — говорит, но выдают следы
Света на чешуе живцовой породы

 

…Колокольчик звякнет и замолчит
Снова звякнет — стальная нить побежит
Бесконечная на поверку

 

Словно ночь — ты не спишь, и никто не спит
Чёрный свет в окне так ярко горит

 

…И живец идёт через реку

 

 

2

В четырёх углах сна
Сидят терпеливые волки
Перед каждым —
хвост малосольной селёдки
В центре сна человек и его рыба
Фигура счастья или ожиданье прилива

 

Если человек не проснётся
То вместе с рыбой улетит на солнце
А проснётся — нет никакой беды
Из рыбы наделает много еды

 

И тогда я подумал: Вот,
Человек — это самый счастливый народ
А старость, что ж, приходит в полдень —
Стоишь себе прямо — Богу угоден

 

 

3

Всю ночь по Днепру уходила чехонь
В далёкое царство, в чужую ладонь

 

Как сны проносилась, как белые стрелы
И отсвет её на тяжёлых холмах
На долю мгновенья окрашивал мелом
Дома и деревья. Казалось, в крестах
Весь город — Крещатик, Подол, передместья
Отмечен, как взят под защиту от мести

 

…И запах чехони висел на мостах

 

— Спаси, сохрани, этот город несчастный!
— Спаси, сохрани, этот город великий, —
Гудела вода, налегая на снасти
Так жизнь уходила — навеки, навіки

 

А мне снился Киев. А мне снилось счастье
Покуда по стенам, как будто прощаясь
Какие-то буквы, какие-то лики —
Летели чехони тревожные блики

 

…Весна начиналась

 

            2017 год. Киев

 

Версия для печати