Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Знамя 2016, 3

Своевременные напоминания

Всеволод Иванов. Красный лик. Мемуары и публицистика. Составление, вступительная статья: В.А. Росов

 

Всеволод Иванов. Красный лик. Мемуары и публицистика. Составление, вступительная статья доктора исторических наук В.А. Росова. — СПб.: АНО «Женский проект»; Алетейя, 2015.

 

Статья в ежедневной газете живет сутки — столько же, сколько сам газетный лист. Это учитывают и автор, и редактор, и читатель. Для собирания газетных статей в книгу — и, значит, придания им долговечности — должны быть серьезные основания. Сразу вспоминаются многотомные собрания передовиц Михаила Каткова из «Московских ведомостей», сборники статей Мориса Барреса и Шарля Морраса времен Первой мировой войны. Апофеоз канонизации злободневной газетной статьи и даже заметки — полное собрание сочинений Ленина, который в документах в графе «профессия» не раз писал «журналист».

Новый сборник литературного наследия Всеволода Никаноровича Иванова (1888–1971) — «белого» публициста, затем красного пропагандиста, затем благополучного советского писателя — включает воспоминания о Гражданской войне в Сибири и на Дальнем Востоке и публицистику, на четыре пятых он состоит из газетных статей. Последние извлечены из малодоступных — точнее, из доступных лишь редким исследователям — периодических изданий, разбросанных по российским и зарубежным архивам, а потому их качественная републикация заслуживает благодарности.

«Красный лик» открывается предисловием составителя — известного историка и знатока наследия зарубежной России (в частности, семьи Рерихов) Владимира Росова. Оно освещает вехи биографии Вс. Иванова и дает характеристику его политических взглядов и разнообразных литературных трудов.

Композиционно книга распадается на три части. Первая — переиздание мемуарной книги Иванова «В гражданской войне. (Из записок омского журналиста)», вышедшей в Харбине в 1921 году. Вторая — статьи из владивостокской «Вечерней газеты» за 1921–1922 годы, до занятия города «красными». Третья — статьи из русской харбинской газеты с китайским названием «Гун-Бао» за 1928–1929 годы. Из огромного наследия Иванова-журналиста составитель отобрал статьи тех лет, когда Иванов руководил указанными газетами, то есть не был связан никакими ограничениями, высказывая свои взгляды.

Содержательно книга тоже распадается на три части, что в целом совпадает с ее композицией. Мемуары — они и есть мемуары, хоть и написаны по горячим следам «исхода» автора из Омска после низложения и расстрела Верховного правителя России адмирала А.В. Колчака: его памяти «с великой болью» посвятил книгу автор. Первая группа статей посвящена откликам на актуальные текущие события, что в наибольшей степени соответствует специфике газетного листа, живущего сутки. Вторая группа — статьи «общего характера»; часть публикаций такого рода Иванов сам собрал в книгу «Огни в тумане. Думы о русском опыте» (1932), переизданную в России в 1992 году. Среди владивостокских статей преобладают злободневные, среди харбинских — много «общих». Точнее, в харбинский период даже отлики на текущие события становятся для автора поводом порассуждать о «вечных вопросах».

«В гражданской войне» — ценное мемуарное свидетельство благодаря обстоятельности и видимой точности рассказа, но адекватную оценку его достоверности может дать только специалист. В то же время это эпизод политической и идеологической борьбы, шедшей в раздираемом противоречиями лагере «белых», который представлялся монолитным только в «красной» пропаганде. Иванов был убежденным «колчаковцем» и противником социалистов всех мастей, что отразилось в его владивостокской публицистике. «Широкий спектр общественно-политических взглядов Иванова, отраженный в приморской печати, еще требует своего кропотливого анализа», — отметил В.А. Росов. Настоящая книга станет незаменимым источником для будущего исследователя, который возьмется за эту тему.

Переиздание злободневных газетных статей давних лет — дело неблагодарное. «Широкому читателю» они редко бывают интересны; «узкий» специалист по данной теме их, как правило, знает. Историк широкого профиля — самый перспективный читатель — зная ситуацию в целом, не знает подробностей, потому и обратится к подобной републикации за разъяснениями и уточнениями. Статьи Иванова являются ценным материалом по истории Приамурского временного правительства братьев Меркуловых и последнего режима «белого Приморья» во главе с генералом М.К. Дитерихсом, но — опять-таки в силу своей злободневности — пригодны для дальнейшего «использования» лишь при наличии подробного комментария.

В рецензируемом издании нет никакого научного аппарата, даже именного указателя. На его отсутствие посетует каждый читатель, взявший книгу в руки, ибо содержание многих статей останется ему непонятным без дальнейших поисков хотя бы в Интернете. В текстах Иванова наряду с известными или «находимыми» персонажами встречаются случайные, лишь раз упомянутые лица, поэтому составление аннотированнго именника могло растянуться на годы. Но даже простой именной указатель существенно облегчил бы работу со столь информативной книгой.

Если «злободневные» тексты Иванова интересны лишь узкому кругу специалистов, «общие» достойны широкой аудитории. Все статьи «Красного лика» имеют откровенно — я бы даже сказал, яростно — антибольшевистский характер. Они направлены против всех сил, которые автор считает антинациональными — от Ленина, Троцкого и Сталина до Милюкова и Керенского. Поучительно перечитать эти страстные и искренние раздумья русского патриота в канун столетия руской революции, которое, кажется, собираются отмечать в государственном масштабе, присоединив к Октябрю и Февраль. По мнению В.А. Росова, «публицистика Иванова — это не просто полезное чтения для ученого и обывателя, в хорошем смысле слова, но необходимый сегодня программный кодекс, что делать в жизни каждого дня и как обустроить Россию». С последним, даже симпатизируя взглядам Иванова, не могу согласиться, хотя многие его высказывания и наблюдения стоит запомнить.

«Милюкову везет. То его били, то в него стреляют. Очевидно, популярность его растет. Как бы ни относиться к стрельбе вообще, но холодным умом следует признать, что выстрелы эти <…> — первые выстрелы, означающие суд над русской революцией и над ее хозяевами» (1922).

«Что такое революция в России? Революция в России вытекла из желания пожить на широкую ногу» (1922).

О большевиках: «Их стихия — раздор, война, распри и интриги» (1922).

«Советская дипломатия за границей — это дорогая бобровая шапка на просунутой в чужую дверь нечесаной, обовшивевшей голове» (1922).

«Кто такой спец? Это человек, который умеет. В этом он — прямая противоположность пролетарию, который, как оказалось, ничего почти не умеет» (1928).

О Ленине: «Личность он — безусловно, гениальная. Устроить таковую заваруху на Руси, предать многие миллионы русских людей смерти через пули накокаиненного чекиста, или через голод, или через гражданские войны — это стоит многого. <…> Ленин перейдет в историю? О, конечно. Героем? Ах, ни в коем случае. <…> Это не Наполеон! Это Смердяков, пролезший путем неисполнимых обещаний в Наполеоны!» (1922).

И еще много в том же духе. Удивительно, что автор подобных высказываний не только стал работать на СССР (это как раз не самое удивительное), но после этого выжил и прожил долгую и (видимо) спокойную жизнь. Отношения Вс.Н. Иванова с советской разведкой и пропагандой ждут отдельного, подробного и честного исследования. И здесь нельзя не согласиться с последней фразой предисловия В.А. Росова: «Будем надеяться на новые открытия».

 

 

Версия для печати