Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Знамя 2015, 4

Сквозняк

Лауреат 2002 года за стихотворение «— Кыё! Кыё! По колена стоя в воде…» (№ 5) и 2012 года за стихи «Общее фото» (№ 10) и повествование «В сторону Слуцкого. Восемь подаренных книг» (№ 1). Кавалер ордена «Знамени» (2014 г.)

 

 

* * *

 

А всего и хотелось-то — строгих, прочных
самых простых вещей,
чтоб не ломило пазух височных,
не дуло из всех щелей,

 

чтоб свет храмины из окошка,
а не барак,
да уколола в кармане крошка:
как бы не так.

 

…трётся о ногу чужая кошка,

корюшки хотца, поди, и солнышка.


дует. пожить бы ещё немножко.
чёртов сквозняк!

 

 

* * *

 

Господь пасет мя и ничтоже мя лишит.

22-й псалом

 

Скрипит за окном лебёдка, и двор в цементной пыли.
Покой мя на пажити злачне, на тихие воды всели.

 

То крик: — берегись — то ругань часов с 9 до 6.
Направь на стези меня правды и душу мою обрати.

 

Дорогою смертные сени пойду я да не убоюсь
злокозней, и жезл Твой, и посох утешисты, ими держусь.

 

На козлах пустые бутыли, кончается перерыв.
Ты мне уготовал трапезу всем недругам сопротив.

 

И упоявающи чаша, яко державна, Твоя,
а большего мне и не надо, другого житья-бытия.

 

Ну выпьют за новоселье, ну выставят фикус в окне.
А Ты умастишь елеем главу невидимым мне.

 

И милость Твоя пребудет со мной во дни жизни всей,
вселив меня в дом Господень, в долготу дней.

 

 

* * *

 

Ты видел, с какою надсадой
в базальт ударяет волна
и с шумом валун волосатый
медузой всплывает со дна?

 

Взорвётся петарда и тучей
на галечник рухнет, и вот
с отливом из пены шипучей
окатыш косматый встаёт

 

и снова уходит медузой
на дно мезозойских корост…

Не так ли в покинутом музой
поэте прорежется монстр.

 

А тоже кипел словесами
и вспыхивал, как фейерверк,
но годы окинул глазами —
и то ли прозрел, то ль померк.

 

Неважно, как гибель зовётся:
успехом иль крахом, но тот,
кто пал, через жертву спасётся.
А что победителя ждёт?

 

Кто знает… Нет лишних у Бога.
Подумай-ка над валуном,
постой — и отпустит немного,
и, может, ещё поживём.

 

 

 

 

Версия для печати