Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Знамя 2014, 4

Почему не работает Конституция?

Виктор Шейнис. Власть и закон. Политика и конституция в России в XX – XXI веках

Виктор Шейнис. Власть и закон. Политика и конституции в России в XX—XXI веках. — М.: Мысль, 2014.

 

Книга, написанная в период с 2008 по 2013 год, повествует о конституционной истории России, а конкретнее — о российских конституциях. В истории нашего государства их было несколько, наибольшее внимание автора привлекла Конституция 1993 года — ее проекты и окончательная реализация. Виктор Шейнис — непосредственный участник ее разработки, депутат, член Конституционной комиссии и Верховного Совета, координатор одной из секций Конституционного совещания. Большую роль в создании книги сыграл труд А.Н. Медушевского «Демократия и авторитаризм: Российский конституционализм в сравнительной перспективе», который по своим научным и общественным позициям близок В. Шейнису.

Основной вопрос, которому посвящен этот труд, — что в политической истории России первично: власть или закон? Ответ автор дает уже во введении, поскольку он очевиден.

Под властью здесь понимается не только политическая система страны, но и возможность правительства безнаказанно вершить самосуд. Автор скептически относится к декларируемому равенству власти и закона в нашей стране. Обращаясь к истории, можно найти достаточно оснований для такого скепсиса: доминирование власти и властных институтов — это наша традиция, и современность пока не предложила реализованной альтернативы.

Многие исследователи разыскивали различные объяснительные формулы этому факту. Сюда можно отнести статью Ю. Пивоварова и А. Фурсова под названием «Русская Система и реформы», в которой содержится идея о том, что «Русская Система — это такой способ взаимодействия ее основных элементов, при котором Русская Власть — единственный социально значимый субъект». Наличие остальных значимых субъектов системы авторы отрицают.

Еще одним произведением, подтверждающим преобладание властного влияния в российской правовой системе, является книга Н. Розова «Колея и перевал». В ней рассказывается об основных недостатках русского самодержавия: стремление к максимальной централизации власти, сосредоточение власти и попытка тотально контролировать ресурсы, нетерпимость к существованию какой-либо оппозиции, привычка делать ставку на принуждение и насилие.

К вопросам соотношения власти и закона обращался и В. Пантин, рассматривая феномен узурпации власти через призму модернизационных процессов в России. В. Пантин писал о том, что государство (верховная власть) порой берет на себя слишком много: «…Однако в России государство, и прежде всего верховная власть, как правило, настолько прочно контролирует процесс модернизации, что он предстает как цепь своеобразных “революций сверху”, которые часто осуществляются насильно и вопреки устремлениям широких слоев общества».

Если же говорить непосредственно о законе, то он предстает перед обществом в виде Конституции. Согласно различным официальным определениям, Конституция — это основной закон государства, нормативный правовой акт высшей юридической силы. В идеале высшие государственные органы должны определять конституционные нормы и прописывать регулятивные акты, которые контролировали бы деятельность инстанций. В современной Конституции действительно можно найти целые главы, посвященные закреплению политической, экономической и правовой систем российского государства, однако соблюдение этих обязательств — большая проблема. На деле получается, что конституция — это «искаженное отображение политической системы». По мнению автора, современная политическая система не просто отличается от той, которая прописана в Конституции, а не совпадает с ней ни в чем.

В. Шейнис выделяет несколько серьезных недостатков, которые сходятся воедино и приводят к главной проблеме современного российского конституционного законодательства. Основное препятствие успешного взаимодействия власти и закона в России — противоречия в Конституции 1993 года. С одной стороны, она провозглашает множество нерушимых принципов и представляет широкий диапазон человеческих и гражданских прав и свобод. С другой стороны, Конституция не предоставляет гарантий, которые смогли бы предотвратить сползание государства к авторитаризму. Конституция лишь постулирует полномочия власти, однако для реализации конституционных положений одних постулатов недостаточно. Инструментов и механизмов, которые обеспечивали бы гарантии соблюдения этих норм, к сожалению, в России практически нет. Противоречивость Конституции 1993 года сильно тормозит политическую жизнь страны и все чаще приводит ее к различного рода проблемам. В. Шейнис отмечает, что Конституция 1993 года была принята в то время, когда не могло быть и речи о провозглашении политиче-ского строя России «управляемой демо-кратией». Но прошло больше двадцати лет, и политическая реальность сформировалась именно так — в обход законов, утвержденных в начале 90-х. В связи с этим развитие общества в России протекает очень медленно и тяжело, а противостояние власти и общества исподволь, но угрожающе усиливается. В. Шейнис считает необходимым провозглашение строгих мер защиты населения от прессинга со стороны государства.

Центральным моментом истории современной Конституции является президентство В.В. Путина. В мае 2000 года, когда Путин вошел в должность, страна была в ожидании перемен, ориентированных на соответствие более развитому в силу объективных обстоятельств Западу. Еще до официального провозглашения В.В. Путина президентом РФ лидерами мировой политики в Давосе был задан вопрос, который все хорошо помнят: «Who is mister Putin?». Профессионалы из окружения Ельцина отвечали, что на вершину власти продвигается дееспособный политик, который готов взять направление на «курс реформ», но при этом обеспечить стране стабильность и разрешение острейших проблем. Новый этап развития страны мы получили, он, как и было обещано, прошел под лозунгом «стабильность». Все прочие надежды на нового политика не реализовались, государству по-прежнему не хватает развития. Под развитием России мы в первую очередь понимаем доверие к властным структурам со стороны населения и соблюдение государством гражданских прав.

В современной российской политической системе выделяются несколько ключевых проблем, которые тормозят ее развитие: клановая система, рекордные уровни коррупции, игнорирование интересов населения. Нация попадает в институциональные ловушки, и в этой ситуации, кроме Конституции, населению рассчитывать не на что. Пострадавшими оказываются и рядовые граждане, и депутаты парламента, чьи контролирующие функции ограничены и на бумаге, и в жизни. Власть в России не функционирует должным образом ни в одном из ее направлений — здесь можно вспомнить и далекую от совершенства судебную систему РФ, и местное самоуправление, окликающее феодальные времена, и недееспособность института референдума.

На этот счет у политических экспертов сложилось свое собственное мнение, которое подкрепляется информацией из официальных источников. Президент фонда «ИНДЕМ» Георгий Сатаров говорит о том, что Конституция никогда не сможет защитить общество, если общество не защищает ее. Г. Сатаров не отрицает того, что российские власти испортили конституционное законодательство, но настаивает на том, что и само общество относится к Конституции фантастически равнодушно. И действительно, согласно проведенному Левада-Центром опросу, Конституцию прочитали и знают 10 % населения страны. Значимым же документом ее считает лишь треть опрошенных. Складывается довольно печальная картина. Хотя, конечно, массовые протесты 2011—2013 годов, которые прокатились по всей России, символизируют режимный кризис, конец безальтернативной фазы развития и возвращение к публичной политике. Будем надеяться. Однако совершенно невозможно предположить, чем это кончится. Печалит именно это, поскольку перспективы пугающие.

Автор приходит к заключению, что на протяжении всей недолгой истории россий-ского конституционализма политическая система игронировала универсальные юридические нормы. Каждая принимаемая Конституция тотально зависела от текущей политической и идеологической конъюнктуры. Во взаимодействии власти (политической системы) и закона (Конституции) первичным и определяющим всегда была власть, давления которой не могла сдержать ни одна Конституция. И даже при этом Конституция 1993 года — фундаментальное событие в нашей истории. Она позволила совершить символический отход от советского тоталитаризма и взять курс на демократизацию. Для нас это уже много.

 

Версия для печати