Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Знамя 2013, 10

Homo Legens (Человек Читающий)/ (Москва)

У этого проекта — хорошее провокативное название, обращенное не только к «человеку читающему», но и к широкой аудитории

У этого проекта — хорошее провокативное название, обращенное не только к «человеку читающему», но и к широкой аудитории. Идея принадлежит группе московских литераторов, сложивших во имя его реализации не только усилия, но и средства. Коммерчески успешным журнал не назовешь, хотя его номера продаются в книжных магазинах Москвы, Санкт-Петербурга, Новосибирска и Хабаровска. Возможно, мешает продажам то, что журнал выкладывается на одноименном сайте. Но этот проект, безусловно, — из серии «Не хлебом единым…».

На сегодня вышло семь номеров журнала. За это время концепция издания практически сложилась. Второй (сдвоенный, по нумерации 2—3), третий (по нумерации 4) и четвертый (по нумерации 5) номера демонстрируют все многообразие сегодняшнего чтения. Эти номера журнала предстают разными сторонами одной медали. № 2—3 наполнен прозой и поэзией традиционных и реалистических форм, № 4 воздает должное экспериментам, а № 5 актуализирован и политизирован. В нем годичный «юбилей» ареста участниц группы «Pussy Riot» отмечен подборкой стихов по сему поводу. Контрапунк-том к ним служат статья об Эдуарде Лимонове и рецензия на книгу Николая Кононова «Фланер». Если это тенденция, у «медали» окажется намного больше сторон.

Согласно рубрикации, журнал «Homo Legens» претендует быть не «элитарным», а «приятным» чтением. «Homo Legens» адресован не столько знатокам и деятелям современной литературы, сколько пытливым, но еще не очень искушенным читателям, желающим «влиться» в литпроцесс. О «развернутой» целевой аудитории говорят, скажем, статьи о ныне действующих литературных премиях: во 2—3-м номере чтения материал, посвященный Астафьевской премии, и подборка стихов и прозы ряда ее лауреатов, в пятом — обзор нового сезона ведущих литературных премий от Аркадия Штыпеля. Той же аудитории адресованы статьи и интервью о современных литературных фестивалях и семинарах: тверской фестиваль «Из Калинина в Тверь», вологодский «Плюсовая поэзия», елабужские Цветаевские чтения и Цветаевский костер, творческое мероприятие в Кимрах в память Осипа Мандельштама. При сегодняшнем обилии литературных «сейшнов» эти страницы журнала не будут пустовать. Веяние времени — и обращение журнала к «блогосфере» как специфическому, но все же литературному продукту. Мостиком в «Журнальный зал» служат проза, поэзия, рецензии, литературная публицистика.

Поэты по большей части — представители поколения 30—40-летних, профессиональные и знаковые авторы, вне зависимости от того, исповедуют ли они классиче-ское стихосложение — Анна Логвинова, Елена Дорогавцева, Алена Бабанская, Анастасия Сафронова, Андрей Гришаев — либо поэтический авангард — Света Литвак, Алексей Колчев, Алексей Веселов, Денис Безносов, Сергей Чернышев. Либо сочетают в своем творчестве то и другое: Герман Титов, Максим Кабир, Андрей Родионов, Виктор Куллэ. Илья Риссенберг и Дмитрий Озерский относятся к тем, кому под шестьдесят, Дмитрий Северов, Константин Матросов, Анжелика Ким, Денис Вафа — это молодежь, делающая первые шаги, но уже заслуживающая внимания. Не возраст является критерием отбора.

Особое языковое явление — подборка Амарсаны Улзытуева, уроженца Бурятии, выпускника Литинститута, задавшегося целью поэтически доказать, что непреодолимых синтаксических или фонетических противоречий между русским языком и языками монгольской группы нет. В предисловии к подборке «Всеземля» Улзытуев пишет, что «воспользовался стилистическими приемами, лежащими в основе поэтики монгольских народов» — использованием анафоры и передней рифмы:

 

Утесом, песчинкой, каабы быть камнем,
Утки в желудке, в океане, в траве,
Как, утрами, река свою вечность несет — любоваться,
Как веками волна за волной припадает народ.

(«Камни»)

 

Отдельно стоит упомянуть и «презентацию» авторов постоянной рубрики «Сantus» — это представление литературного творчества человека, которого публика привыкла воспринимать как музыканта или барда. В первом номере журнала были опубликованы стихи Ани Герасимовой (Умка), в следующих — Татьяны Пучко и Дмитрия Озерского. Как правило, этот прием удается. Скажем, Татьяна Пучко, автор-исполнитель авторской песни, как поэт выпустила книгу стихов «Сочинения. Стихотворения, поэмы» (СПб.: Соло, 2010). В журнале ее стихи — вполне типичная современная городская лирика.

 

Любовь моя
К тебе
Тяжелая форма
Бессонницы

 

Проза «Homo Legens» может быть очень житейской, как короткие рассказы врача и прозаика Натальи Стругач, семейная драма Ирины Батаковой «Нимфозория», детские воспоминания Евгения Никитина, или фантастической либо философской, как видения «города снов» Александры Груздевой, но она классична по форме. К потоку сознания лишь приближаются «Письменные зерна» Елены Левиной и «Все равно» Марии Ботевой, но и в них смысл доминирует над исполнением. Проза этого журнала не тяготеет к формализму, что меня, признаться, радует. Хороши главки из будущей крупной вещи Яниса Грантса, посвященной приезду Луи Арагона в Челябинск в 1932 году в составе интернациональной бригады писателей. Несмотря на то что писатель обещает «фантазийную историю», фрагменты — «Выводок», «Грабарка», «И назовется это», «Жулька», «Полынь» — достоверны, так и дышат двуличием и страхами той эпохи.

Номер 2—3 начинается с подборки «Глассические стопки» — это «переводы» стихотворений Симора Гласса, героя повести Дж. Сэлинджера «Симор: Введение», сделанные Владимиром Гандельсманом и Валерием Черешней. Но так как в повести Сэлинджера стихи Гласса только упоминаются, но не приводятся, эти «переводы» — литературная игра двух современных поэтов, не стесненных ограничениями, кроме шестистрочия:

 

Из школы высыпали дети,
я вспомнил корь,
болезни солнечные сети,
всю эту ласковость, все эти
недомоганья на рассвете,
жизнеспасительную хворь

(В. Гандельсман. «Секунда»)

 

Высунулась из кабинки
наполовинку:
— Ну как, идет?
Улыбнулся улыбкой
какой-то зыбкой, —
влюблен, идиот.

(В. Черешня. «В примерочной»)

 

«Глассические стопки» перекликаются концептуально со статьей доцента Благовещенского университета, постоянного автора «Homo Legens» Сергея Оробия в № 4 «Диалог метапрозы с масскультом» — о современных проявлениях повествования о процессе повествования. Статья Оробия вкратце рассматривает историю метапрозы в русской литературе, где ей «катастрофически не везет — если писатель по-настоящему талантлив, в финале он должен погибнуть» («Смерть Вазир-Мухтара», «Козлиная песнь», «Доктор Живаго», «Мастер и Маргарита»). В современной фантастике тоже есть «жанр производственного писательского романа». Автор рассматривает четыре книги: Генри Лайона Олди «Орден Святого Бестселлера, или Выйти в тираж», Юрия Никитина «Великий маг», Виктора Пелевина «t» и Марии Галиной «Медведки» — и все они подведены под общий знаменатель масскульта намеренно — так как «совмещение высокого и низкого — двигатель литературы, в том числе и элитарной, классической». Статья С. Оробия — совмещение общедоступной литературы с подходом исследователя.

Слегка претенциозно двуязычие рубрикации. Две рубрики названы на латыни — «versus et cetera» и «cantus», а также «coda», знаменующая конец года. Здесь — мощный аккорд в финале № 4, статья Сергея Оробия «Прогулки по минному полю: 2012 год в литературе». По мнению автора статьи, минувший год в литературе — «скорее удерживание уже взятых высот, чем завоевание новых». Остальные названия рубрик — «словарный запас», «правила чтения», «облако» и «премия» — перевода не требуют.

Замечание к богатой публицистической рубрике одно: небольшая путаница. Под метафоричным грифом «Облако» проходят вперемешку рассказы о литературных событиях и о литературных музеях. Литературные музеи — постоянная тема журнала: заметки Елены Шведовой о музее семьи Цветаевых в Талицах «Наш Цветаевский род», Людмилы Пахомовой о музеях М. Цветаевой, литературный музей в Вологде и пр. Но вот очерк Алексея Конакова «Пригов в Петербурге» — заметка к открытию приговского зала в Эрмитаже — становится «портретом поэта», да и рядом — достаточно разнородные тексты. Статья Владимира Коркунова о праздновании 75-летия «Савеловского цикла» О. Мандельштама, интервью с вдовой Александра Сопровского Татьяной Полетаевой, «встречи» с ныне живущими литераторами и презентации литературных фестивалей. Пожалуй, эти материалы стоило бы разнести по разным рубрикам, разделив наследие и текущий литпроцесс.

То же относится и к рубрике «Правила чтения». В номере 2—3 в нее выделены рецензии — круг чтения вселяет уважение: «Черед» Марины Кудимовой (Г. Щекина), «Деревенская проза» Наты Сучковой (Н. Ершов-Осадченко), «Огонь и огонь, и нельзя остыть» Марии Ботевой и «Раб Абдуллы» Марины Струковой (А. Пермяков), «Новый Раскольников» Бориса Панкина (Д. Мурзин), «Австралия» Елены Генерозовой (И. Василькова), «Ложится мгла на старые ступени» Александра Чудакова (О. Комраков). А в № 4 — литературоведческие статьи Сергея Суворова «Богоявленский аспект творчества Александра Введенского», «Диалог метапрозы с масскультом» С. Оробия и «Наполнить небо добротой…» Алексея Григорьева. Дальше — снова рецензии (на книги Владимира Строчкова, Дмитрия Строцева, Геннадия Каневского). Рецензии не стоит смешивать с развернутыми критическими материалами. Но в первый год жизни журнал явно учится ходить — нащупывает оптимальные формы подачи материалов.

Публицистика и культурология «Homo Legens» не брезгует сетевой литературой — не только фиксируется это явление, но и прослеживаются его истоки и перспективы. В № 4 любопытна попытка очерка Алексея Григорьева «Наполнить небо добротой, или Несколько слов о стихах Чена Кима». Об этом поэте, маскирующемся под корейца, Григорьев говорит в контексте сетевой поэзии — признаваясь, что сначала она его напугала, а затем покорила своей дикорастущей эстетикой, — как о «последнем бастионе сетевой литературы». Воздавая должное «олбанскому езыку», Алексей Григорьев называет крошечные главки очерка «От петчки», «О нозваниях и лубке», — но к творчеству Чена Кима подходит как к достойным поэтическим образцам:

 

Печка остыла к утру,
Но дом еще держит тепло.
Туман со стекла сотру —
Немножко станет светло.

 

«Как-то вдруг очень отчетливо увидел я конец октября и линию дачных домиков, протянувшуюся вдоль коричневой неровной дороги в некрупных серых лужах», — пишет Алексей Григорьев. Для него «стихи Чена вышли из русского лубка с его нарочитой простотой и большой житейской мудростью». «Авансы» Григорьева текстам Кима вы-глядят преувеличенными, однако объект изучения достоин внимания.

Перу С. Оробия принадлежит статья «Дмитрий Галковский — философ-блогер», она охватывает творческий путь Галковского с конца 80-х (написание романа «Бесконечный тупик») по наши дни. Роман этот Оробий рассматривает как «первый русский гипертекст, созданный на бумаге задолго до эры Интернета, а также один из самых масштабных философских романов русской словесности», или, пользуясь словами Галковского, как «предчувствие начинающейся компьютерной эры» с ее философствованием в блогах Живого Журнала. От «Бесконечного тупика» Оробий переходит к Галковскому-блогеру. В глазах Оробия посты Галковского историософичны и мифологичны — он изучает и развенчивает мифы. Для философии Галковского «диалогичный» формат ЖЖ оптимален, и Оробий делает вывод о необходимости коммуникации для современной философии.

По прочтении трех номеров «Homo Legens» кажется, что этот проект создан ради информационной и исследовательской поддержки жанров, которым недостаточно внимания уделяют «толстяки» — сетевой поэзии, коммерческой прозе, «байкам» и т.п. А в художественном блоке выбор прост — хорошее чтение, стихи и проза, заслуживающая внимания. Здесь важны профессионализм подхода и хороший вкус. То и другое редакция «Homo Legens» в первых номерах проявила. Дело за продолжением, не снижа-ющим планку.

 

 

Версия для печати