Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Знамя 2012, 3

Мандельштамовские дни в Варшаве

Международная конференция

Варшавские дни Мандельштама

Мандельштамовские дни в Варшаве. Международная конференция. 18—23 сентября 2011

Варшава не скрывает своих ран. Памятник восстания в Варшавском гетто, Варшавского восстания, крест в память о жертвах в Катыни; теперь к нему прибавился новый — в память гибели польского правительства в авиакатастрофе под Смоленском. Все эти символы и памятники не могут не задевать именно российского путешественника — так кроваво переплетена наша взаимная история. Они вызывают как боль, так и острую зависть. Тут, в отличие от нас, помнят о своих погибших и наносят на тело города знаки скорби.

В Польше я услышала самые пронзительные слова, посвященные памяти Мандельштама: “Когда ты идешь по улицам Варшавы, ты спускаешься к мертвым, потому что каждый в этой толпе несет в себе тяжкий груз времени предков. Эта уличная толпа и есть наша вечность, то есть могила великого поэта Осипа Мандельштама. Прах, который он одолжил у материи, свалили мучившиеся рядом с ним в глубокую братскую яму в лагере под Владивостоком. А его время, превратившись в свет, не могло быть погребено, и теперь этот свет льется над варшавской толпой, падает на широкие форумы полей и колоннады лесов, зажигает лампы у изголовьев польских студентов, которым предстоит пройти хоть и короткий, но очень тяжелый путь: per aspera ad astra (через тернии к звездам — лат.)”.

Эти слова завершали доклад филолога Ивоны Смолки о замечательном польском филологе Рышарде Пшибыльском под названием “Создатель польской улицы Мандельштама”. Р. Пшибыльский входил в число близких друзей Н.Я. Мандельштам и был одним из наиболее известных исследователей творчества О.Э. Мандельштама. Именно Пшибыльским изданы первые в Польше однотомники стихотворений и статей (оба в 1971 году) и несколько книг прозы уже в наше время.

Как часовая стрелка, совершившая круг, — год Мандельштама заканчивается в Варшаве, там, где в 1891 году родился поэт. Поэт прожил в Варшаве недолго, в 1892-м семья переехала в Павловск. Был еще один приезд Мандельштама в Варшаву — с 21 декабря 1914 по 5 января 1915 года, когда он устроился работать санитаром в один из военно-санитарных эшелонов или госпиталей, но очень скоро вернулся в Санкт-Петербург.

Мандельштама переводили и издавали в Польше уже в конце 20-х годов, но самым удивительным был тот факт, что перевод его стихов вышел в 1946 году, когда Польша уже была под властью Советского Союза и когда у нас злополучное ждановское постановление о журналах “Звезда” и “Ленинград” добило все живое в литературе.

Все это и много других интереснейших фактов рассказал участникам конференции в своем докладе Адам Поморский — филолог, переводчик, глава Польского ПЕН-клуба. Польский ПЕН-клуб совместно с Мандельштамовским обществом во главе с Павлом Нерлером и главными партнерами — Студией Восточной Европы Варшавского университета и Правительством Варшавы — и организовали “Мандельштамовские дни в Варшаве-2011” к 120-летию рождения О.Э. Мандельштама.

Доклады были очень интересными, что видно как по именам, так и по названиям тем выступающих: В. Микушевич. Мандельштам и Европа. (Осип Мандельштам — поэт европейского единства); П. Мицнер (Варшава). Мандельштам в Польше. Начало восприятия; И. Смолка (Варшава). Рышард Пшибыльский и его польская Мандельштамиана; И. Вербловская (Санкт-Петербург). Мандельштам и Вербловские (родственники поэта по материнской линии); П. Нерлер (Москва). Несостоявшийся санитар: поездка Мандельштама в Варшаву в декабре 1914 года; М. Сальман (Санкт-Петербург). О разных смыслах автобиографичности в “Шуме времени”; П. Поберезкина (Киев). Мандельштам и киевская печать; Л. Кацис (Москва). Осип Мандельштам и еврейский театр (по новым материалам); С. Василенко (Фрязино). Поправки или опечатки? — О некоторых текстологических особенностях стихов Мандельштама; Ю. Фрейдин (Москва). Некоторые нарративные и смыслопорождающие конструкции в поэзии Мандельштама — развитие опыта предшественников; Л. Панова (Москва). Еще раз о вещности Мандельштама; Н. Петрова (Пермь). “Портновское дело” О. Мандельштама; Л. Видгоф (Москва). О последней строке и скрытом имени в стихотворении О. Мандельштама “Мастерица виноватых взоров…”; А. Фэвр-Дюпэгр (Париж). Мандельштамовский Дант: прообраз поэта-музыканта; Г. Киршбаум (Пассау — Вроцлав). К постановке вопроса об отношении О. Мандельштама к Г. Гейне; И. Сурат (Москва). Мандельштам и Тютчев; А. Еськова. Мандельштам и Белинский; О. Лекманов (Москва). Мандельштам и акмеизм: попытка обобщения; Р. Тименчик (Иерусалим). Мандельштам и Ахматова; Б. Фрезинский (Санкт-Петербург). Мандельштамы и Эренбурги; П. Успенский (Москва). Мандельштам и Лившиц: к реконструкции поэтического диалога; М. Чудакова (Москва). Мандельштам и Булгаков; В. Калмыкова (Москва). Символист против символизма: способы литературной полемики О.Э. Мандельштама с русским символизмом и его эстетикой; Т. Нешумова (Москва). Мандельштам и князь Андрей Звенигородский; Н. Громова (Москва). Мандельштам и Луговской; А. Поморски (Варшава). Мандельштам по-польски; Т. Лангерак (Гент). Рецепция Мандельштама в Нидерландах и Фландрии; С. Гардзонио (Пиза). Мандельштам по-итальянски; М. Вейнстейн (Париж — Прованс). “Сумерки свободы” и его французские переводчики; В. Микушевич (Москва). Возвращение к соловью. Осип Мандельштам в немецком переводе; П. Нерлер (Москва). Венок поэту: о стихах, посвященных Мандельштаму; В. Литвинов (Снежинск). Оцифровка текстов и рукописей О. Мандельштама в контексте различных подходов к сохранению культурного наследия; Н. Горбаневская (Париж). Цикады и осы. Заметки из практики стихотворца; Г. Умывакина (Воронеж). Увековечивание памяти Мандельштама в Воронеже.

Из последнего доклада мы узнали горькую новость, что в Воронеже местные жители воспротивились менять название улицы Швейников, бывшей 2-й Линейной, на которой жил поэт, на улицу Мандельштама.

Это какая улица?
Улица Мандельштама.
Что за фамилия чертова —
Как ее ни вывертывай,
Криво звучит, а не прямо.

Мало в нем было линейного,
Нрава он был не лилейного,
И потому эта улица,
Или, верней, эта яма
Так и зовется по имени
Этого Мандельштама

Этот факт был иронически предсказан Осипом Мандельштамом в апреле 1935 года. Правда, на заключительной встрече в “Газете выборча” известные люди города пообещали, что такая улица непременно появится в Варшаве. И Польша с материнской нежностью снова примет поэта, который когда-то здесь родился, и, может быть, искренняя любовь поляков к Мандельштаму искупит горестные страницы польской истории, связанные с антисемитизмом.

Наталья Громова

 

Версия для печати