Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Знамя 2011, 2

Александр Мейпариани

На холмах Грузии

Свет в конце тоннеля

На холмах Грузии. Литературный журнал. (Тбилиси).

Сейчас в это трудно поверить, но в “пресловутые” советские времена, словно Атлантида, ушедшие под воду забвения, активно существовала русская секция Союза писателей Грузии. Издавался солидный ежегодник “Дом под чинарами”, в свои лучшие годы редактируемый вдумчивым составителем писателем Михаилом Лохвицким. Со страниц альманаха в серьезную литературу стартовала целая генерация русскоязычных писателей. Михаил Гиголов, Карина Зурабова, Михаил Линец, автор этих строк…

Можно с сожалением длить этот список. Откуда берется грусть?

С лихолетьем новых времен большинство авторов центрифуга прискорбных обстоятельств разметала по весям ближнего и дальнего зарубежья. Таким образом, центр тяжести пристойного русскоязычного писательского массива переместился за пределы республики. “Иных уж нет, а те далече…”

Надвигался хаос кислотных 90-х годов. Завершился выпуск упомянутого флагмана периодики русскоязычных литераторов. Свернулась деятельность государственного издательства “Мерани”, русская редакция которого порой баловала читателей профессионально добротным выпуском книг местных авторов. Добавим, под его лейблом, случалось, выходили издания многочисленных, в основном московских, авторов, искавших либеральную отдушину от свинцового пресса столичного сусловского ценза.

Но вот возникла парадоксальная ситуация. Наличие русской секции при Союзе писателей, казалось бы, все еще подтверждало факт существования в Грузии русскоязычных авторов. Вместе с тем, напрочь отсутствовала возможность публикации их творчества в местной литпериодике по причине полного отсутствия оной. Единственный, еще мерцающий русскоязычный журнал “Литературная Грузия” не в счет. Он изначально создавался для публикаций художественных переводов с грузинского.

Таким образом, нарушился естественный кругооборот, творческая циркуляция по принципу “писатель пописывает — читатель почитывает”. Естественно, в поле нашего внимания прежде всего контекст пристойных литераторов, писателей, своими произведениями достойно отражающих местную реальность.

Когда развеялся сумрачный дым 90-х годов, многие даже поторопились поставить крест на всей русской словесности, когда-то процветавшей на брегах Куры. Оно и понятно. Всеобщая сумятица, воцарившаяся в умах соотечественников, не знала удержу. Интерес к рассудительной неторопливости художественного текста подменился лихорадочным спросом на политиканскую публицистику, развлекаловку желтой прессы и прочее чтиво. Что касается тбилисской русскоязычной словесности, главного предмета нашего разговора, то тут ситуация, даже в сравнении с другими литературными сегментами, приобрела поистине кромешные черты. В силу упомянутых объективных причин миграции основного авторского костяка его место незамедлительно занял поток графомании.

Укоренение практики изданий за свой счет — а другой возможности публиковаться попросту не было — открыло шлюзы для самиздатовской псевдолитературы. Повсеместно как грибы после дождя возникли полупартизанские брошюроподобные журнальчики, неряшливо распечатанные мини-тиражами убогой ксероксной полиграфией. Заметим, что забиты они были исключительно поэтическими текстами! За редким исключением вирши напоминали собой коряво написанные, безликие “среднестатистические” куплеты. От неудержимого графоманского потока в старые добрые времена существования полноценных журналов, устало смахивая с лица капли пота, с трудом отбивались сотрудники тогдашних редакций.

Многие отставные инженеры, домохозяйки, студенты, пенсионеры, да просто обыватели, оказавшиеся не у дел в эпоху слома привычной жизни, в одночасье почувствовали авторский зуд. Они обрели необоримую жажду самодеятельно рифмовать свои жизненные переживания. Возможно, в этом творческом самопале своеобразно реализовывалась социальная защитная реакция оказавшейся на задворках интеллигенции. Тем самым она спасалась от безжалостного катка времени.

Каким-то чудом, изыскивая финансы, подчас отказывая себе в самом необходимом, обедневшие граждане не останавливались ни перед чем в страстном желании немедленно увидеть свои вирши напечатанными. Желательно в форме ни много ни мало как авторского сборника, изданного — куда уж денешься от рыночной реальности — по той же самиздатовской схеме.

Вкупе с возможностями интернетных публикаций — а там уж точно бурно расцвела издательская “демократия без берегов” — доморощенные пииты массово могли представить “городу и миру” свои неуклюжие пробы пера. Порой создавалось комическое ощущение, что возможный читательский электорат намного уступал в численности авторам рифмоплетских поделок, заполнивших литературный процесс.

Более того — грянувший за последнее время издательский псевдобум привел к комическим последствиям. Рост журнальчиков, специализирующихся на тиражировании русскоязычных куплетов (естественно — публикация за свой счет!), стал поводом шутки: само количество изданий уже грозит превысить число обитателей местного Парнаса.

Какая там к черту система отбора!.. Как-то подзабылось, что помимо треклятого идеологического компонента оной цензура подразумевала и наличие редакторского института, который худо-бедно не пропускал в печать откровенный отстой беспомощных в художественном смысле текстов. Вот и получилось, как водится у нас, что с водой запретительной совковой идеологии из литературного таза был слит и ребенок здравого начала редактуры как таковой.

Остается добавить, что подобный издательский беспредел оказался возможным благодаря полному отсутствию мало-мальски значимой критики. Ее регулятивные функции в организации литературного процесса, увы, были также утрачены за минувшие годы распада.

Что касается русской филологической мысли, гнездящейся на соответствующих университетских кафедрах, то и она, в унисон остальным “отслеживающим” (в хорошем смысле этого слова) структурам полностью игнорирует “изыски” странных извивов развития отечественной русскоязычной словесности.

На этом прискорбном фоне особо отрадно отметить, что некоторое время назад лед наконец тронулся. Стоическими усилиями редактора Михаила Айдинова, руководителя ассоциации русскоязычных журналистов Грузии, при пролонгированной материальной поддержке российских гуманитарных фондов был дан старт принципиально новому литературному проекту. Разорвав порочный круг самоподпитывающейся графомании, вышел пилотный номер полноформатного, грамотно сработанного литературного журнала “На холмах Грузии”. Наконец-то русскоязычные писатели, оставшиеся в республике, получили долгожданный шанс представить свое творчество заинтересованной аудитории.

Иллюстрированные страницы издания демонстрируют все основные жанры художественной словесности: прозу и поэзию, драматургию и эссеистику, переводы, критику и серьезные статьи по литературоведению.

Однако вернемся к основной теме. В чем же своеобразие журнала? И чем он отличается от скороспелых рудиментарных изданий, повторюсь, забитых исключительно отстоем провинциальной поэзии сомнительного качества?

Прежде всего формат “На холмах Грузии”, его профессиональная издательская идеология ставят во главу угла восстановление славных литературных традиций альманаха “Дом под чинарами”. Помимо популяризации местных писателей идет работа по привлечению к сотрудничеству соотечественников, авторов, проживающих ныне как в ближнем, так и в дальнем зарубежье.

В основе работы редакции во главе с М. Айдиновым заложен принцип серьезного отбора и тщательного редактирования поступающих текстов. Скрупулезная работа с авторами незамедлительно дает свои результаты — качественный и разножанровый литературный продукт.

Страницы журнала украшают повести и рассказы известного далеко за пределами республики творческого тандема Инги Гаручава и Петра Хотяновского. Представлена также проза члена СП Грузии Александра Котетишвили, Романа Фина, Гагика Теймуразяна, Ольги Румянцевой, Натальи Селезневой, Ксении Родионовой, новеллистика Гурама Сванидзе, Самсона Гелхвидзе, Марты Георг, Владимира Чантуридзе, Аделаиды Немсадзе и критика Михаила Размадзе. Читатель получил возможность ознакомиться с литературными версиями пьес уже упомянутого тандема Гаручава и Хотяновского, В. Саришвили, Ирэны Кескюлль, экзистенциальных драм и комедий автора этих строк.

Также выложены актуальные литературоведческие статьи крупных филологов, профессоров ТГУ Марии Филиной, Татьяны Мегрелишвили. С интересом читаются публикации ныне проживающей в Германии профессора Марии Кшондзер, кандидата филологических наук Валериана Гуниа, профессора Арчила Мцхветадзе.

Ознакомившись с преамбулой статьи, некоторые могут заподозрить меня в некоем авторском предубеждении к поэзии. Вовсе нет. Речь шла лишь о тиражировании убогих, графоманских упражнений, оскорбляющих нетерпимое к корявому слогу искусство высокой поэзии. Ныне глаз радуют стихи Паолы Урушадзе, Владимира Саришвили, Анны Лобовой, Елены Джапаридзе, Нины Зардалишвили, Татьяны Светловой, Тамилы Айдиновой, Ирины Парошиной, Гугули Кебурия, Михаила Ананова и Анны Григ…

Разумеется, я далек от мысли идеализировать журнал, находящийся на стадии становления. С моей, сугубо читательской точки зрения, чего греха таить, следует доработать излишне строгий, спартанский макет обложки, придумать оригинальный, стильный логотип издания. Хотя бы воспроизвести заголовок “На холмах Грузии”, как факсимиле автора этой цитаты. Не помешало бы расширить рубрикатор издания. К примеру, ввести отдельный раздел для дебютантов, страницы юмора, читательских писем…

Наш обзор был бы неполным, если не упомянуть поэтический журнал “АБГ”, издаваемый молодежным поэтическим объединением “МолотОк”. Издание выгодно отличается от подавляющего большинства вышеупомянутых “самопальных” ксерокопий, выдаваемых за литературный продукт, серьезным подходом к опубликованным текстам, грамотной редактурой и отбором. Этому в немалой степени способствуют онлайн-тренинги и мастер-классы, которые проводят с членами литобъединения его руководителя Михаил Ляшенко и Анна Шахназарова.

Ну и напоследок — тбилисский международный союз “Русский клуб”, возглавляемый Н. Свентицким, регулярно издает глянцевый общественно-художественный одноименный журнал. Его страницы полны статей, посвященных тем или иным деятелям русскоязычной культуры. Изредка попадаются и оригинальные тексты, принадлежащие перу русскоязычных тбилисских литераторов. Но главный успех союза — проведение на регулярной основе русско-грузинского поэтического фестиваля, мероприятия которого — словно глоток свежего воздуха с “большой земли”.

Все эти акции позволяют надеяться, что захиревший было русскоязычный литературный процесс в республике получит насущный шанс увидеть, наконец, свет в конце тоннеля.

Александр Мейпариани

Версия для печати