Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Знамя 2011, 10

Язык, менталитет, текст: I Международный конгресс. — Университет Гранады, июнь-июль 2011

Встреча ментальностей на земле Гранады

Язык, менталитет, текст: I Международный конгресс. — Университет Гранады,
июнь-июль, 2011

Большинство из тех, кто занимается творчеством Достоевского, являются в той или иной степени его персонажами (иногда — несколькими сразу); во всяком случае, переживали в жизни сходные ситуации и эмоции. В отношении князя Мышкина, уникального в мировой литературе героя, дело обстоит сложнее. Признаться, мне лично трудно было идентифицироваться с его рассуждениями по поводу мгновений, испытываемых перед эпилептическим припадком: за такие мгновения “можно отдать всю жизнь!”. Но вот жарким летним вечером этого года, следя за потрясающими сердце танцами фламенко в исполнении неподражаемой Пилар Фахардо и ее партнера на сцене самой большой аудитории филфака Гранадского университета, совершенно искренне подумалось: вот так станцевать бы — прожить бы — час, и можно уходить… Надеюсь, князь не обидится за такую параллель. Достоевский бы понял.

Ну а теперь о том, что сделало возможным увидеть это. Вернее — кто: гостеприимные хозяева и организаторы I Международного конгресса “Язык, менталитет, текст”, в котором приняли участие около двухсот ученых и специалистов из Испании, России, США, Японии, Великобритании — почти из тридцати стран мира (в рамках культурной программы конгресса и состоялся концерт); но главными его темами были испанский и русский языки и литература и культурологические связи между нашими странами. Гранадский университет является в Испании лидером в области славяноведения и русистики, и неслучайно, что в Год Испании в России и России в Испании такой конгресс был организован именно здесь. Торжественными — но краткими — речами конгресс открыли ректор Гранадского университета д-р. Фр. Г. Лодейро и посол России в Испании А. Кузнецов. Затем прозвучал чрезвычайно содержательный и богатый интереснейшими конкретными примерами доклад известного русского лингвиста, завотделом культуры русской речи Института русского языка РАН А. Шмелева “Русская языковая картина мира в ситуации языковых контактов” (в скором времени этот доклад, надеюсь, будет опубликован на страницах “Знамени”). Забегая вперед, скажу, что всего пленарных докладов было еще три: “Русская языковая картина мира в свете семантической типологии” ведущего научного сотрудника Института языкознания РАН А. Зализняк, “Достоевский и Сервантес: диалог в большом времени” автора этих строк, “Дискурс и идеология” профессора Амстердамского университета и Барселонского университета Помпеу Фабра Т.А. ван Дейка. В этом последнем докладе речь шла о том, что в современном мире все идеологии становятся тоталитарными и используются различными социальными группами в борьбе за власть (правда, на вопрос из зала: не является ли подобная точка зрения тоже идеологией, профессор предпочел не отвечать). А в остальное время работа шла по шести тематическим секциям: русский язык, культура, ментальность в современной научной парадигме; русская литература в мировом образовательном пространстве; русский и испанский языки: сопоставление, перевод и межкультурная коммуникация; проблемы анализа и интерпретации текста; русский язык в зеркале европейских языков; актуальные проблемы методики преподавания русского языка и литературы. Это вечная проблема всех масштабных конференций: часто доклады, которые хочется послушать, совпадают по времени на различных секциях. Правда, организаторы конгресса успели выпустить отлично изданный и снабженный необходимым информационным аппаратом сборник тезисов всех докладов, а в ближайшее время обещают издать даже объемистый том, включающий все прозвучавшие доклады полностью. Надо сказать, дело того стоит: в этом томе найдут для себя много интересного и литературоведы, и лингвисты, и культурологи, и переводчики. Попробую только перечислить те из докладов, которые удалось “вживую” услышать и которые запомнились больше остальных: “Феноменологический реализм Достоевского: на пути к новой литературной эстетике” (Н. Арсентьева, Гранада), “Лексико-семантические доминанты концепта “мужественность” в русском и испанском лингвокультурных пространствах” (Л. Нефедова, С. Зыкова, Челябинск, Нижневартовск), “Ономастология божественного: инклюзивный язык в именовании Бога” (В. Алексеев, Иркутский гос. лингвистический университет), “Проза Гоголя в контексте современной экспериментальной литературы” (Д. Шмарев, Овьедо), “Идеализация Дульсинеи в творчестве Федора Сологуба” (Х.А. Ита, Гранада), “Кризис европейского религиозного сознания в зеркале посткультурного художественного комментария” (И. Анастасьева, Москва), “Крик Раскольникова обращается в нуль: риторический потенциал непроизнесенных слов” (Б. Баррос Гарсия, Гранада), “Подтекстовые смыслы в прозаическом тексте” (Н. Пушкарева, Санкт-Петербург), “Меры пространства и времени в исторической перспективе в испанском и русском языках” (С.Х. Суарес Куадрос, Барселона), “Диалог культурных традиций в романе А.Ф. Вельтмана “Странник”” (Г. Косяков, Омск), “О некоторых культурологических особенностях русской литературной традиции” (В. Самохвалова, Москва), “Энтропия как троп: Юрий Лотман и общая теория коммуникации” (Евгения Келберт, Йельский университет, США), “Стратегия текста и проблема читателя в публицистике Ф. Достоевского” (М. Уртминцева, Нижний Новгород), “К вопросу о формировании у студентов-американцев представлений о некоторых отличительных аспектах русской ментальности” (Р. Кривицкая, Корнельский университет, США), “О Канарах, канарейках и Земле Обетованной” (Е. Миронеско-Белова, Гранада).

Среди участников конгресса было немало наших соотечественников, временно или постоянно работающих за рубежом. И хотя, по мерками нынешнего времени, большинство из них следует отнести к “успешным” (слово, по наблюдению А. Шмелева, лишь очень недавно приобретшее такое общеупотребительное значение в русском языке), но, честно скажу, искренне радостно-спокойных лиц видел среди них немного. Читают почти всю русскую прессу в Интернете, смотрят русские телеканалы, вспоминают фильмы Козинцева и Гайдая (и рассказывают о них своим студентам), жадно используют всякую возможность поговорить по-русски…

Гранада была последним оплотом мавров в Испании. Со взятием ее в 1491—1492 годах войсками католических королей (официальное название этой королевской четы) Фердинанда и Изабеллы завершилась Реконкиста — освобождение страны от иностранного владычества. На память о маврах остались великолепные и немного жутковатые в своей чувственной красоте дворцы и сады Альгамбры. Мне уже доводилось бывать здесь — в дневное время, но ночная прогулка, организованная для участников конгресса, конечно, запомнится особо. Последний эмир Гранады Боабдил, навсегда покидая город, обратился на него с холма в последний раз и заплакал (за что удостоился жесткой реплики своей матери Айши: “Плачь теперь, как женщина, над тем, что не сумел защитить как мужчина”). Слез в глазах участников конгресса, покидавших Гранаду, я не заметил — возможно, потому, что все мы еще рассчитываем вернуться сюда: ведь не зря же в названии конгресса стоит цифра I. Нас заверили, что и Конгрессы с последующими порядковыми номерами грядут.

Карен Степанян

 

Версия для печати