Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Знамя 2010, 1

К небывшему

Стихи

Об авторе | Олег Григорьевич Чухонцев — автор семи книг стихотворений. Лауреат Национальной премии “Поэт”. Постоянно публикуется в “Знамени”. Предыдущая публикация в № 9 за 2007 год.

Олег Чухонцев

К небывшему

55-й (приписка к снимку),
в парке, за школой и танцплощадкой…
ты поправляешь в чулке резинку
(классика психиатрии), украдкой
я с безразличием пялюсь жадным
на что-то белое и девичье,
на… — но сбивается ракурс (рад нам
или не рад, кто блюдёт приличья —
это за кадром)… — но я, занудой,
сходство ловлю в тебе с тою голой,
бабьидебелой и девогрудой
фрау трофейной, перед которой
мы так недавно ещё смущённо
рядом стояли, став разом старше,
пальцами соприкасаясь, ещё не
осознавая, что будет дальше…

Вместе и порознь — мы пролистали
в тёмных аллеях Фрейда с Назоном…
как незнакомку в “Национале”
встречу тебя я в кругу знакомом;
десятилетие окончанья
школы, и дети к концу обеда;
несостоявшееся свиданье
несостоявшегося поэта;
и лейтенантик твой с захудалым
car’ом — (не я с худым гонораром) —
чем не Аякс! — с перспективным малым
быть тебе, фрау, за генералом,
если, конечно, из комсостава
не отзовёт его раньше Бахус,
впрочем, равняться налево-право
то же примерно, что жрать антабус.

Хлопнет, взревёт — и в дыму с концами
я потеряю тебя из виду
всю, с “запорожцем” и близнецами,
благословляя в сердцах обиду —
тоже ведь стимул (из тех, что паче
гордости, как там?) — вольно же музе
петь крылышкуя на съёмной даче,
от ювенальных целя контузий,
к ужасу тающих, — и за тьмущей
тьмой отступающих лиц — всё ближе
(время — это состав живущих)
я в перспективе обратной вижу
тех, отрешённо стоящих рядом
перед музейною наготою,
бедно одетых, но взглядом, взглядом —
за непромыслемою чертою.

Сколько нейронов двух полушарий
даром сгорят без духовных тождеств!
автологический комментарий,
явно к небывшему — он-то что здесь,
где и само бытие — потёмки?
оба мы, в общем, не выйдем в дамки:
ты, протрубив спецом в оборонке,
я, графоманские правя гранки,
тоже не сахар… так что какие
могут быть счёты, разве что долги,
их и оставим, пускай другие
млеют теперь у грудастой тёлки,
в парке, средь шумного бала, гула,
на караоке, да где придётся…
что до Венеры, она уснула
и никогда уже не проснётся.

Версия для печати