Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Знамя 2009, 4

Когда помощи ждать неоткуда

Об авторах | Анзори Хасия родился в 1966 году в Москве, закончил МЭИ, работал инженером-конструктором, брокером на валютной бирже, руководителем компании. Сейчас в должности советника президента в компании “Открытие-Недвижимость” руководит проектами создания объектов недвижимого имущества.

Валерия Миронова родилась в Волгограде в 1967 году, закончила филологический факультет Волгоградского университета, работала в городских и районных газетах, в деловых журналах, сотрудничала в городских редакциях радио и телевидения. В настоящее время работает в журнале для профессионалов “Новости торговли”.

В “Знамени” публикуются впервые.

От авторов | Идея написать статью появилась в результате спонтанно возникшего обсуждения в перерыве между заседаниями одной из конференций бизнес-сообщества. Обсуждавшие стали соавторами.


Анзори Хасия, Валерия Миронова

Когда помощи ждать неоткуда

Сакраментальные российские вопросы “кто виноват?” и “что делать?” сегодня вынуждено задавать себе все человечество. Потому что финансовый кризис, который россияне ощутили на себе, не имел до сих пор прецедентов — еще никогда он не был общемировым. Никогда еще мир не был в ситуации, когда помощи искать не у кого абсолютно всем.

Все человечество — это очень-очень много людей. Идеальной модели их мирного сосуществования пока не найдено. А локальные эксперименты, рассчитанные на ограниченное количество людей, не решают проблемы. Гармоничная организация мирного сосуществования большого количества людей достижима только при применении высокого уровня знаний и высоких технологий, которые пока не востребованы ни в политике, ни в экономике. И это отдельная тема для серьезного разговора. А пока человечество, периодически вызывая и переживая кризисы, наступает на одни и те же грабли.

В очередной раз и мы пытаемся понять: закономерное ли это явление — финансово-экономический кризис — или результат чьих-то ошибочных действий?

Как выйти из сложившейся ситуации? И что делать россиянину, жизнь которого оказалась в жерновах мировой экономики?

Откуда взялся кризис

О том, что капиталистический путь развития неминуемо приводит к кризисным явлениям, известно давно. Но как это знание используется в нашей экономической реальности?

Дело в том, что субъекты нынешней экономики сплошь ориентированы на сверхприбыли. А сверхприбыль — это кредит, взятый из будущей кризисной экономики, который, возможно, удастся не вернуть.

Ответственность за это, однако, очень велика, и форма платежа по такому кредиту может оказаться не только материальной.

Существует бухгалтерский термин “доходы и расходы будущих периодов”. Именно этим термином и пользуются для отсрочки кризисных явлений. Жаль, что при этом забывают, что доходы и расходы будущего — это доходы и расходы наших детей! Что же мы оставим нашим будущим поколениям? Ведь после кризиса остаются одни расходы, а это означает резкое падение уровня жизни.

Стремление получить сверхприбыль всегда связано с формированием растущего потребительского спроса, но нельзя не понимать, что для всего есть предельно допустимые значения. А этого никто не хочет понимать.

Те, кто имеет возможность зарабатывать сверхприбыль, пытаются лишь удлинить время до очередного кризиса.

Увы, кризис мировой финансовой системы был неминуем.

Финансовая система подобна кровеносной системе живого организма. Именно она способна улучшить или ухудшить состояние всего организма реальной экономики или его отдельных органов. Но если в желудок постоянно попадает отравленная пища, что происходит с кровью? Если в экономике появляется лишь локальная ошибка, то финансовая система способна минимизировать ее последствия. А вот если ошибка системная, то финансовая система, как кровь, вынужденно распространяет ее по всему “телу” и в конце концов останавливается сама.

Если говорить о текущем кризисе, то его природа — перепроизводство товаров и услуг в мировом масштабе. Причина перепроизводства — неистребимая тяга субъектов экономики к получению сверхприбыли любым путем.

Можно утверждать, что постоянное увеличение прибыли — это необходимое условие развития предприятий, что это круг, из которого невозможно вырваться бизнесу. Мы с таким утверждением не согласны. У предприятий нет законов развития. Есть законы психологии и проблемы духовности руководителей и собственников таких предприятий — живых людей, есть также общественные приоритеты, корректирующие личность.

Частный капитал — вечный охотник за сверхприбылью, и эту охоту трудно прекратить. Роль личности в истории, конечно, высока, но социальное устройство общества определяет все. И именно социальная среда сегодня создает подходящие моральные условия для бесконечного накопления капитала в руках частных лиц.

В ближайшее время специалисты наверняка подсчитают баланс произведенного и реально потребляемого продукта, и когда эти данные станут достоянием гласности, то все сразу объяснится наглядно.

Увы, выпекать хлеба в десять раз больше, чем необходимо, — преступление не меньшее, чем выпекать его в два раза меньше. Сейчас мир имеет результат этого многократно преувеличенного “выпекания”. А люди, участвовавшие в процессе перепроизводства, получали зарплату, увеличивали свои доходы и были спровоцированы на увеличение потребительской корзины. Такое увеличение частных доходов не было обеспечено ни прибылью частных компаний, ни налогами государству. Потому что суть борьбы за сверхприбыль — “после нас хоть потоп”.

Среди технологий, применявшихся для отсрочки кризиса, — расчет стоимости предприятий по объемам производимых товаров и услуг, а не по объемам проданных конечному потребителю. Конечно, это очень упрощенная формула, но она выражает суть процесса и эффективность жизни инвестиций.

Предприятие, способное произвести миллион автомобилей, оценивается по объему производства, и не учитывается, что при этом оно продает всего лишь триста тысяч автомобилей, а остальные семьсот тысяч могут оказаться невостребованными. Это и есть тот самый тупик перепроизводства и переоценки товаров.

То же самое происходит в сфере услуг. Например, если оценивать салон красоты по количеству клиентских мест и по средней стоимости услуги, то можно предположить, что салон обслуживает огромное количество клиентов. Но при детальном рассмотрении выясняется, что бизнес оказывается не таким доходным, как в расчетах, и что в салоне заняты лишь 25% клиентских мест, а услуг удается продать на 10% стоимости.

Не будем вдаваться в технологию разработки кризисной программы развития, это отдельная тема. Скажем только, что прежде всего будут пересматриваться методики оценки текущей эффективности и планирования развития предприятий в области производства и сферы услуг.

Это значит, будут исключены ситуации, когда, скажем, хлеба будет производиться больше, чем его могут съесть. Если капитализм декларирует, что убытки — дело частного инвестора, а социализм — что лучше выпечь меньше, потому что засыпать на голодный желудок полезнее, то жизнь показывает, что должен быть достигнут компромисс — выпекать больше, чем могут съесть, но в разумных пределах.

А для этого капиталистическому миру придется обратиться к социалистическому опыту планирования экономики.

Процессы, которые происходят сейчас, не являются только экономическими, как, впрочем, и чисто политическими — хотя в последние десятилетия ситуация в мире управлялась и определялась с приоритетом политики и формулировалась как политико-экономическая из-за приоритетной роли государства в определении долгосрочного развития.

Но сейчас, во время экономического кризиса международного масштаба, акцент внимания смещается в экономику. Поэтому сегодняшняя позиция должна формулироваться как экономико-политическая. Именно экономические мотивы будут определять теперь политические решения. Иначе многие государства могут прекратить свое существование.

В качестве иллюстрации можно привести пример из жизни отдельно взятой семьи: если доход семьи позволяет несколько раз в год путешествовать по миру (это ее экономическая составляющая), то перед семьей может стоять выбор — ехать ли на каникулы во Францию или к бабушке в деревню (выбор — политическая составляющая). В случае же, если у семьи нет дохода, позволяющего заграничные путешествия, то и выбор лишается политической составляющей: по экономическим причинам придется ехать к бабушке.

Когда бюджет государства наполнен, можно рассуждать о том, надо ли заботиться о социальной стабильности и о жизни социально незащищенных слоев населения. А если в бюджете не хватает средств, то заботиться необходимо. Именно в этот момент применяются политические решения, способные обеспечить достижение экономических целей с минимальными политическими потерями.

Какие решения могут быть приняты? Пока трудно говорить. Дело в том, что современный кризис не является типовым, поэтому нет возможности сослаться на предыдущие события и спрогнозировать дальнейшие шаги. Слишком велики масштабы случившегося.

Когда экономические потрясения носят локальный характер, страны могут найти сторонников во внешней среде, обратиться к ним за помощью и получить финансовую поддержку, для того чтобы залатать дыры.

В условиях, когда помощи ждать неоткуда, поведение политических элит будет обусловлено острой необходимостью достижения эффективных решений для стабилизации ситуации. Все это потребует от них фундаментальных знаний и сильной политической воли.

Сейчас, например, хороший повод для перезаключения международных договоров с расчетами за рубли. И это вопрос ближайшего будущего и политической воли руководителей уже России, поскольку сейчас ВТО не в состоянии диктовать России своих условий.

Сейчас надо бы пойти цивилизованным путем — перевести бизнес с масштабов корпораций в масштабы индивидуального предпринимательства, в малые предприятия; создать условия для интенсивного роста при небольших показателях по прибыли, стабилизировав тем самым социальную ситуацию в обществе и показав другим странам пример для полезного подражания.

Цель, к которой надо бы стремиться, — интенсивное развитие от малого предпринимательства к трансконтинентальным корпорациям с размещением интеллектуальных центров компаний на территории России. В СССР так долго изучали недостатки капитализма, что именно наши специалисты, которым сейчас более сорока лет, способны быстро разработать структурную схему выхода из мирового кризиса. И сопротивляться этому процессу сегодня никто не будет, так как никто не знает, что делать дальше.

В условиях недостатка воли и знаний движение все-таки будет происходить, решения будут приниматься — но действовать здесь будет исключительно инстинкт самосохранения.

Как выживать

Сегодня поздно делать хорошие прогнозы. Бесполезно рассчитывать на то, что сокращение зарплат и рабочих мест будет не таким уж масштабным. Сокращение деловой активности бизнеса во всем мире составит не менее 50%. Пропорционально сократится количество рабочих мест и доходы граждан. Избежать этого невозможно.

Схемы социальной защиты не работают в необходимом объеме нигде в мире, не только в России.

За последние годы устойчивого роста благосостояния многие семьи имеют одного работающего, а значит, при его увольнении семья полностью лишится текущего дохода. Число россиян, оставшихся без дохода, может составить 70% населения страны. Пришло время переоценки каждым членом общества собственных потребностей и полезности обществу предлагаемого им труда.

На мой взгляд, после увольнения 50% и отсутствия дохода у 70% граждан России не будет другого пути, кроме установления эффективного социального порядка. У граждан России будет отсутствовать материальная мотивация для соблюдения законов и выполнения социальных норм поведения. Голод — не тетка, и просто договориться не получится. Люди должны получить работу, которая будет оплачиваться и приносить доход, обеспечивающий им достойные условия жизни. Нет необходимости мечтать о других вариантах развития событий. В этих условиях только сила воли руководства России при принятии решений является надеждой для всех граждан.

Экономически развитым и технически оснащенным центром России является Москва. А подавляющее большинство городов РФ представляет собой совокупность огромного количества задач в области жилищно-коммунального хозяйства, строительства дорог, социальной инфраструктуры и поэтому не имеет возможности прекратить свое развитие и некоторое время “пересидеть тихо” за счет накопленного потенциала. Это обстоятельство не оставляет выбора людям, и в условиях кризиса им придется идти только вперед по пути поиска решений всех этих задач.

Что значит — идти вперед в условиях, когда доход более чем у половины населения будет отсутствовать, а у оставшейся части значительно уменьшится? Люди будут вынуждены заниматься индивидуальным предпринимательством. Такой опыт массового мелкого предпринимательства у России есть. Это период начала перестройки, когда огромное количество граждан осталось без работы и занималось торговлей розничными товарами на импровизированных стихийных рынках. Но тот период имел отличительные особенности — ему предшествовал дефицит товаров импортного производства, и спрос на эти товары был большим.

Сегодня нет такой универсальной работы для всех, за которую готовы платить деньги. Ближайшее время покажет, какие товары и услуги будут востребованы, и тогда индивидуальные предприниматели смогут выбрать направление или сферу своей деятельности. Скорее всего, востребованы будут, конечно же, продукты питания, лекарственные препараты, бытовые и транспортные услуги. И основная часть трудоспособного населения вынуждена будет работать в малом бизнесе, в том числе — индивидуальными предпринимателями.

Многие россияне найдут свое место в мелком производстве, таком как консервирование овощей и фруктов, например. Поток такого продукта уже есть, но его активно забивали импортные производители и большие сети. Думается, малый бизнес вытеснит импорт и его проводников — крупные торговые сети. А новые технологии продаж уже есть — это может быть заказ по Интернету с доставкой на дом.

В последние годы усилиями Правительства РФ созданы условия для развития малого и среднего бизнеса. Именно это обстоятельство и предстоит использовать дееспособным гражданам России. В условиях, когда крупные компании не смогут составить даже планы развития на долгосрочную перспективу и будут вынуждены значительно сокращать деловую активность, малые предприниматели смогут занять освободившиеся ниши рынка, потому что в состоянии оперативно реагировать на быстро меняющуюся конъюнктуру.

А ведь это означает формирование среднего класса, которого давно ждет Россия. Для реализации этой задачи осталось лишь поддержать малый бизнес оперативной реакцией Правительства РФ, чтобы придать социальную значимость действиям предпринимателей. Другие средства дают лишь возможность тихо пережить трудные времена, а потому не так эффективны.

Даже такой масштабный кризис не означает, что надо спуститься по уровню развития до натурального хозяйства и отступить назад на двести—триста лет. Используя современные технологии, можно добиться существенного снижения себестоимости товаров и услуг, что в свою очередь сделает их доступными при низком уровне дохода. В трудное время никто не захочет оплачивать богатые презентации, затраты по содержанию эксклюзивных магазинов и завышенные аренды огромных торговых площадей.

Стоя на пороге реальной экономики, имеет смысл задуматься не о сверхприбыли, а о снижении себестоимости товаров и услуг.

И надо понимать, что государство обязательно займет выгодные ниши на рынке, чтобы обеспечить социальную стабильность.

Нельзя полностью предугадать, как будут развиваться события. Дорогу освоит идущий. Но, исходя из основных признаков кризиса, можно дать простые рекомендации для всех и для каждого.

Во-первых, необходимо пересмотреть семейную потребительскую корзину. Нужно ли вам все, что вы потребляете, или действительно ли вам это нужно так часто? Принцип пересмотра потребительской корзины простой — отсечь то, от чего можно отказаться. Люди, чтобы мягче перенести возможные лишения, должны уже сейчас начать разумно сокращать потребление.

Во-вторых, определить свои потенциальные возможности для выполнения работ, нужных людям, а значит, гарантированно ими оплачиваемых. Попытаться найти себе применение.

Особенно тяжело придется бывшим офисным работникам крупных компаний. Если вас сократили с должности менеджера, а вы можете работать сантехником, то почему не пойти и не поработать один—два года, пока положение не наладится? Не надо драматизировать ситуацию и доводить ее до трагического исхода.

В-третьих, необходимо определить количественные и качественные показатели, обеспечивающие востребованность результатов труда. Принцип — ничего лишнего не производить.

Далее — бытовые условия жизни. Тем, у кого есть возможность, лучше переехать в частные дома — в деревню, на дачу.

За лето 2009 года можно привести свои частные дома в порядок, пристроить котельную, подремонтировать крышу. В общем, подготовить дом к зимнему в нем проживанию. Дело в том, что резкое сокращение доходов населения приведет к неплатежам за жилищно-коммунальные услуги. ЖКХ, и прежде всего Единая энергосистема России, уже не раз выдерживали финансовые потрясения. И у них накоплен опыт борьбы с неплатежами. Однако масштабы грядущих неплатежей могут превысить ожидаемые.

И тогда плохо будет жить в многоквартирных многоэтажных домах, в которых перестанет работать лифт, не будет света, тепла и воды.

В 2003 году такая ситуация была в Грузии. Защищенно в бытовом плане себя чувствовали те, кто жил в частных одноэтажных домах с печкой на дровах и колодцем. А жители многоэтажек устанавливали в своих квартирах буржуйки и через окна выводили трубу на улицу. Дома напоминали паровоз, где печи топились соляркой.

Поэтому популярность частных домов с возможностью автономного поддержания жизнеобеспечения или автономные жилые комплексы будут более востребованы для проживания.

С Москвой нет вопросов, наверное. В Москве, скорее всего, не будет такого положения с системами ЖКХ. Но в регионах, где руководство города не сумеет стабильно обеспечить поставку электроэнергии и воды, возможен сбой.

И если тема перейдет в плоскость истерики и ведомства решат устроить друг другу показательные выступления, то в домах не будет ни света, ни тепла, ни воды. А это картина, достойная художественной экранизации.

Не менее масштабная угроза нависла над банковским сектором экономики. Неплатежи и невозвраты по финансово-кредитным обязательствам при падающей стоимости залогов, а в случае потребительских кредитов — при отсутствии залогов, будут увеличиваться в ближайшие полгода.

Сегодня Правительство РФ делает все возможное для предотвращения кризиса неплатежей по кредитным договорам. Но это не значит, что долги будут прощены. Возможно предоставление отсрочки по возврату долга. Возможно достижение щадящих процентных ставок по кредитам. Но заплатить все равно придется. Даже если банк, которому вы должны, разорится и перестанет существовать.

Права банка по востребованию долга перейдут к созданным государственным организациям. Так что граждане, не вернувшие кредит, будут должны государству, а такой долг не зависит от существования того или иного банка. Не надо радоваться тому, что банк разорился, долги никуда не денутся.

Государство, даже сохраняя организационный контроль над всей Россией, может передать на места формирование условий развития экономики с учетом социальных особенностей территорий. Нужно точно оценить территориальные резервные потенциалы и максимально их использовать. Например, нельзя рассчитывать на то, что, если в районе нет газа, его проведут в ближайшие год-два. Газа нет, надо искать резервы для отопления углем. И наоборот, если в районе есть газ, то имеет смысл минимизировать другие потери и обеспечить возможность всех граждан подключиться к газу, чем предотвратить вырубку окрестных лесов, потому что никакие запреты не смогут остановить замерзающих людей.

Именно муниципальные образования смогут регулировать процесс на местах и принимать единственно правильные решения, быстро реагируя на изменяющуюся ситуацию.

В 2009 году ситуация будет развиваться с поправкой на накопления частных лиц. Потом накопления закончатся, и это станет остро заметно к концу лета 2009 года.

Есть надежда, что население России, имеющее антикризисные прививки, в отличие от жителей Америки и Европы, у которых будет не кризис, а апокалипсис, смогут быстро сориентироваться в изменившейся ситуации, и за летний сезон подготовить почву для нового роста. Если, конечно, удастся избежать истерики, массовых драк, психоза и грабежей.

К концу лета 2009 года нужно уже будет запустить свое дело или найти себе рабочее место. Сгруппироваться и перейти в малый бизнес.

Молодые предприимчивые люди, которым сегодня по двадцать пять—тридцать лет, могут со временем стать настоящей элитой мирового бизнеса, даже начав с консервирования овощей и фруктов. Через два—три года они смогут стать собственниками крупных компаний и будут писать модели формирования трансконтинентальных корпораций. Интеллект ведь по-прежнему прописан в России.

Самое интересное

Какая ситуация сложится дальше в России? Это, пожалуй, самое интересное.

Итак, правительства всех стран будут искать пути выхода из кризиса. С точки зрения потенциала выживания в кризисных ситуациях существуют три типа государств.

Первый тип — это развитые и благополучные в социальном отношении государства, поддерживавшие стабильность экономического роста за счет других территорий. Это страны, которые в не таком уж далеком прошлом владели колониями и благополучие жизни в которых было обусловлено экономическим потенциалом этих колоний. На смену колониям пришли территории развивающихся государств, куда были вынесены вредные производства и трудоемкие процессы, требующие дешевой рабочей силы. А территории государств-потребителей оставались площадкой для активного интеллектуального развития с завышенными заработными платами и завышенными доходами населения.

Например, страны Западной Европы, которые длительное время находились в “тепличных условиях” положительного потенциала экономического развития и, скорее всего, потеряли иммунитет к экономическим потрясениям и воспитали кадры, не способные принимать решения в кризисной ситуации.

Второй тип — государства, находившиеся в состоянии отсутствия экономики и развивавшиеся хаотично. В условиях экономического кризиса социальная модель этих государств пострадает меньше всего. Возможно, жители этих стран и не слышали о кризисе, кроме, конечно, 2—5%, которые там составляет элита. К таким странам принадлежит, например, Афганистан.

И третий тип — государства с интенсивно развивающейся экономикой, где накоплен кадровый потенциал, умеющий не только быстро реагировать на кризисную ситуацию, но и моделировать процесс развития. Именно у них сегодня находится перспектива развития мировой экономики. Конечно, это прежде всего Китай и Россия.

И дело не в том, что эти страны привыкли к тому, что им тяжело. А в том, что они знают, как может быть по-другому.

А по-другому — это синтез различных форм социального и экономического устройства, который сегодня требуется, как никогда. И опыт таких стран, как Россия и Китай, невозможно переоценить. За опыт выживания и перспективного развития народы мира скоро будут готовы отдать все, включая политическое господство.

Территория бывшего СССР в начале 90-х стала спасительным плацдармом для капиталистических стран, к тому времени уже разобравших все свободные рынки сбыта. Как только Советский Союз открыл свои границы импортным товарам, капиталистическая экономика многих стран получила огромный глоток свежего воздуха, потому что появился новый емкий рынок сбыта никому не нужных товаров, что спасло тогда Запад от кризиса.

Вслед за товарами на новый рынок отправились услуги, информационные базы, образовательные программы и прочее, целью которых было окончательно изменить сознание и менталитет граждан бывшего СССР, которые не соответствовали правилам жизни капиталистических стран.

А теперь мы — все вместе, и складывается парадоксальная ситуация общей переоценки совместно отвергнутых ценностей. Парадоксы теперь входят в норму: не так давно на территории России существовало несовершенное, с огромным количеством недостатков государство, по аналогии с которым теперь создан… Европейский Союз. Государству тому не хватало качественных товаров, но оно было защищено от глобального кризиса, который мы наблюдаем сейчас. При всей абсурдности организационных мероприятий по поддержанию эксклюзивного положения отдельной категории руководителей, при всех оговорках, экономическая модель СССР обеспечивала возможность трудоустройства всех граждан страны, а значит — обеспечение их стабильным доходом, образованием, здравоохранением... Увы, мировой экономический кризис — это состояние, в котором экономическому положению людей в советском государстве многие будут завидовать, и взгляд на него будет пересматриваться.

Территории России и Китая позволяют моделировать стартовый процесс, который естественным путем будет распространяться на весь остальной мир. Но цивилизованный путь выхода из кризиса, охватившего весь земной шар, может предложить только Россия. Дело в том, что Китай сегодня в большей степени занят наращиванием экономического влияния и не имеет угрозы своему социальному устройству. Технологии управления широкими массами людей там незыблемо и эффективно работают, но они имеют специфические особенности, из-за которых китайский рецепт неприменим в Европе и невозможен для Америки.

Россия с точки зрения потенциала в разработке структуры развития экономико-политического пространства после кризиса не имеет конкурентов. На основании синтеза многоэтапного перехода от одних условий к другим, ценой революций, социальных потрясений и лишений для собственного народа, Россия приобрела бесценный для современного человечества опыт организации социальной структуры жизни общества.

Особого внимания заслуживает менталитет российских граждан. Он позволяет не только предельно сконцентрироваться на достижении самых масштабных целей и задач, но и поделиться своим опытом с другими. А это очень немало в период, когда удержать стабильность мировой экономики становится почти невозможно.

Россия может возглавить выход из мирового кризиса. А ее огромная территория позволит реализовать первый этап такого развития. Именно территория даст возможность рационально распределить большое количество людей, взаимоотношения которых и станут основой для моделирования будущего социального устройства.

Будет ли достигнута гармония в будущих структурах развития или это только патриотические мечты — но потенциал для этого есть только у россиян.

Версия для печати