Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Знамя 2008, 3

Анна Кузнецова

Александр Житинский. Flashmob. Государь всея Сети. — М.: Яуза, 2007.

Один из первых романов, пытающихся осмыслить Интернет как инструмент реальной политики, — пока еще с юмором и без ужаса: мгновенно мобилизующаяся в действующую силу масса блоггеров... выпускает в небо огромное множество воздушных шариков. Тем, кому на Руси жить хорошо, хочется “делать раз” красиво, а не полезно. Но ведь от этого флэшмоба всего шаг до другого, и теоретическая работа на эту тему уже есть, см. ниже: Д.В. Парамонов, “Механизм народовластия”. Там без всякого юмора прямым всенародным нажатием кнопки выбирается лидер России.

Олеся Николаева. Ничего страшного. — М.: Издательский совет Русской православной Церкви, 2007.

Роман о монастырском бытовании “Мене, текел, фарес”, в журнальном варианте опубликованный в “Знамени” (2003, № 5), затем полностью изданный в “Эксмо” (2003) и вызвавший яростную полемику в среде священнослужителей (см. рецензию Дарьи Марковой “Ортодоксикоз” (“Знамя”, 2004, № 12) с историей вопроса и важнейшими ссылками), переиздан в церковном издательстве — то есть полемика разрешилась в пользу автора. Кроме романа в книге — повесть “Ничего страшного”, также впервые опубликованная в “Знамени” (2005, № 12).

Денис Гуцко. Покемонов день. — М.: Время, 2007.

Сборник прозы, с 2004 года публиковавшейся в “толстых” журналах: повесть “Покемонов день” (“Дружба народов”, 2007, № 2) и рассказы, самый последний — “Сороковины” (“Знамя”, 2007, № 5).

Анатолий Бузулукский. Антипитерская проза: роман, повести, рассказы. — СПб: Изд-во СПбГУП, 2008.

В книгу вошли роман “Исчезновение”, наброски к которому публиковались в журнале “Звезда” (2004, № 7), и две повести, опубликованные в “Знамени”: “От Харитонова ушла мать” (2005, № 10) и “Повесть о Михаиле Петровиче” (2006, № 5), а также 13 рассказов, в большинстве также опубликованных в журнальной периодике. Роман мне показался неоконченным, но очаровал сам текст. Почему автор называет свою прозу “антипитерской”, мне понять не удалось. Возможно, дело в том, что сегодняшние петербургские прозаики делают ставку на стилевые изыски, а Анатолию Бузулукскому это ни к чему, поскольку его сила — в редкостной пластике реалистического письма. В прозе он вроде бы физик, а не химик: “Поднялся кот, изогнулся удлиняющимся хребтом и зевнул всей мордой, как питон”. И все-таки немножко химик: в этом описании виден и кот, и улыбки героев, которые смотрят на кота, и взгляд автора, который смотрит на кота и на героев. В любом другом описании так же: избыточный педантизм не просто не надоедает — не оторвешься. Дело, наверное, в тонком психологизме этой прозы: все жесты героев даны с выверенными, детально прописанными психологическими мотивировками: душевные движения ведут всегда главную партию и собственную сюжетную линию в любом рассказе Бузулукского.

Борис Голлер. Возвращение в Михайловское. Роман. — СПб.: Алетейя, 2007.

Роман, в 2003 году публиковавшийся в двух номерах “Дружбы народов” (№№ 3—4), представляет “наше все” в столь непривычном образе живого человека, что автор, естественно, всякого натерпелся от иконопочитателей. Книжного издания пришлось ждать четыре года.

Эдуард Багиров. Гастарбайтер. — М.: Популярная литература, 2007.

Книга, выполненная с расчетом на предельно широкую аудиторию: актуальная история-штамп без всяких художественных особенностей. Очередной Простодушный, на этот раз из Туркменистана, был дезертиром, сидел за воровство, продавал лук в провинциальном русском городке... Словом, жил себе лузером, пока не подался на заработки в столицу. Тут он раскрутился на махинациях с недвижимостью и стал звучать гордо.

Интересна не книга, а ее назначение. Вместе с “Метро 2033” Д. Глуховского “Гастарбайтер” Багирова призван доказать, что книга — действительно точно такой же товар, как утюги и прокладки. Издательство, полгода назад появившееся на свет, заявляет принципиально новую политику: издавать считаные книги тиражом не менее 100 тысяч экземпляров. И каждая из них станет бестселлером. Технология такая: выход каждой книги сопровождается гиперагрессивной рекламой. “Гастарбайтер” навязывается с лозунгом “Слава России”, задевающим имперские комплексы образованных москвичей и великодержавный шовинизм покупателей попроще. “Ведомости” уверяют, что в магазине “Москва” эта книга в двадцадке, а в “Библио-Глобусе” — в тройке самых продаваемых книг своей номинации. По другим источникам, она продается плохо, в отличие от своей пары, о которой ниже.

Дмитрий Глуховский. Метро 2033. — М.: Популярная литература, 2007.

Этот фантастический роман был выброшен на книжный рынок одновременно с “реалистическим” “Гастарбайтером” Э. Багирова. Читать его невероятно скучно, даром что дело происходит в посткатастрофическом мире: в метро живут спасшиеся после атомной войны, каждая станция теперь — автономия, со станции на станцию мотаются “челноки”... Вялый текст с обилием скучных диалогов, которые мастер опустил бы или передал косвенной речью в одно предложение; суконный язык бесконечных пояснений там, где мастер выложил бы мозаику деталей, чтобы читатель “видел” сам: “Артем уже начал жалеть, что попросил Петра Андреича рассказать о Полежаевской. Петр Андреич то ли был более осведомлен, то ли сам выдумывал, только рассказывал он такие подробности, какие и не снились челнокам, уж на что те были и мастера и любители рассказать байку и сообщить последние новости”. По стилю напоминает соцреалистические “опупеи” 70-х, и действительно, жанр тот: продолжение следует, грядет “Метро 2034”...

Но качество текста в книжном бизнесе, как мы уже знаем, — дело последнее. И даже то, что это переиздание (права на нее сначала были у “Эксмо”), — не имеет ни малейшего значения. У книги смелая цена — от 300 рублей во всех магазинах. При этом она — один из самых успешных книжных проектов года.

Дмитрий Глуховский. Сумерки. — М.: Популярная литература, 2007.

Новый текст Д. Глуховского написан рукой мастера — будто другой человек писал. Сюжет, как всегда, когда дело идет о массовой популярности, что-то сильно напоминает: переводчику попадается средневековая рукопись, из которой он узнает, что его скромная персона — участник мировых событий, корни которых уходят в глубь веков... Но не суть. Цена у книги еще более смелая — около 500 рублей (в разных магазинах по-разному), а рекламная артиллерия почти не стреляет — видимо, в этом случае рекламой служит успех первой книги. Посмотрим, сработает ли.

Звезды на песке. Рассказы, пьесы, поэзия, литературная критика и эссеистика. — М.: Независимая литературная премия “Дебют”, Международный фонд “Поколение”, 2008.

Подзаголовок отредактировать бы либо так: “Рассказы, пьесы, стихотворения, статьи и эссе”, либо так: “Малая проза, драматургия (дальше по тексту)”. Во всем остальном сборник очень удачный. Хорошо, что отказались от практики издавать отдельным поэтическим сборником “все, что шевелится”. Четыре голоса — вполне достойный улов, запомнились Александр Авербух и Марина Мурсалова. Проза в сборнике: характерно молодежные главы из повести Ирины Богатыревой о рок-коммуне, безыскусная повесть Анны Лавриненко, успевшая выйти в “Знамени” (2007, № 6), о попытке юной пары противопоставить гламурному шаблону иной вариант счастья, и два рассказа Дарьи Тагиль, интересно работающей с сюжетом. Пьеса Ярославы Пулинович “Учитель химии” в прошлогоднем сборнике “Новые писатели” опубликована с другим концом, отчего выглядела слабой, здесь — совсем другое дело, получился разговор о перспективе поколения. Две другие пьесы разрабатывают отдельные молодежные проблемы: “Мечтатели” Маргариты Бурамбаевой — о том, как непросто настоять на своем праве попробовать осуществить мечту (герой хочет стать актером, а его отец трезво смотрит на вещи), а “Звезды на песке” Ника Средина — о наркомании.

И наконец, самое интересное — критика. Здесь целый сюжет. Из-за алфавитного принципа расположения текстов статья Марты Антоничевой “О тенденциозности в литературной критике” стала предисловием к текстам Валерии Пустовой, критический метод которой (систематизацию) Антоничева и объявляет тенденциозностью, излагая свое оппозиционное кредо: “Новая литература возникает сама по себе, критика ее лишь фиксирует. Критик не способен заставить петь писателя под свою дудочку, как крысолов. Он способен испортить репутацию или, наоборот, ее создать, но диктовать писателю, как писать, невозможно. Критика должна воспитывать читателя, вот кто ее адресат. Если молодые диктуют молодым, как писать, то кому остается их читать? Получается замкнутый на себе процесс. А в реальности все несколько иначе — чаще всего критика ориентирована на то, чтобы читатель не пропустил достойное произведение”. Путаность аргументации этой тирады можно списать на запальчивость, с которой Марта утверждает то, в чем не до конца разобралась. Потому что “чаще всего” пишет она талантливо, недостатки и просчеты оппонента, в особенности стилевые, подмечает тонко и точно. Жаль будет, если способный юный критик не разберется в самом главном — что и с кем публично обсуждает критика.

Критики, Марта, — это посредники, связующее звено: квалифицированные, хорошо пишущие читатели. Они говорят как со своим братом-читателем, так и с другим братом — писателем. Писателю они говорят свое читательское мнение, без которого он может и впрямь возомнить себя Богом. А читателю они разъясняют, как им видится авторский замысел, если он сложен. То есть если правитель сочиненного мира — писатель, а живут в нем читатели, то критика — парламент, публично обсуждающий писательские решения. И то, что “в реальности чаще всего” из критиков делают информационную обслугу, обрабатывающую наивных читателей, — это, Марта, безобразие, которое называется “диктатура рынка”. Поэтому критика сегодня разошлась по форматам. Валерия Пустовая работает в “толстожурнальном” формате и занимается осмыслением литературного процесса (не путайте с книжным рынком), поэтому ее статьи обращены к коллегам-критикам, в первую очередь, и к братьям-писателям, во-вторую.

Пленники надежды. Повести. — М.: Независимая литературная премия “Дебют”, Международный фонд “Поколение”, 2008.

Сборник крупной прозы победителей “Дебюта-2006” открывает повесть Виктора Пучкова “Сахарная болезнь”, внешний сюжет которой — дежурный обход двадцатилетним диабетиком врачебных кабинетов для подтверждения инвалидности. Текст строится как внутренний монолог, репортаж изнутри ситуации. Сила личности и стоическая сдержанность героя очень симпатичны.

Роман Владимира Данихнова “Чужое (dream sci-fi)” довольно долго читаешь как неформат: герои вроде реалистические, но с немотивированными странностями, мир вроде узнаваемый в деталях, но неопределимый: то ли потусторонний, то ли фантазийный, а иногда кажется, что это провинциальный быт в преломлении алкоголическим бредом. Страниц через 60 роман входит в жанровое русло и оказывается фантастическим: специалиста по нечеловеческому мышлению послали на контакт с инопланетянином, который вторгся в сознание героя и слепил всю эту чушь из его подсознания… Дальше еще интереснее.

В повести Андрея Скобелева “Паратофф” по городу ходит списанная с довольствия лошадь, считающая себя человеком, и эта сюжетная нить сшивает все прочие: в повести есть еще пиво “Егерь” и водка “Паратофф”, журналисты, копирайтеры, школьники, добрая жена миллионера, благодаря которой история лошади Саши кончилась хорошо.

Шестая четверть: Литература для детей. — М.: Независимая литературная премия “Дебют”, Международный фонд “Поколение”, 2008.

Сборник детской литературы — это “Стихи для детей всех возрастов” Анны Русс, взявшей на этот раз псевдоним Ян Штраубе, и две повести: “Каникулы Фимки и Витьки” Виталия Карханина о лете в деревне и “Свой в доску! (Как научиться кататься на скейте)” Вадима Селина — о лете в городе.

Куда убежали буквы. Сборник произведений современных детских авторов. Составление: Школьникова С.Б., Шмыгина Е.А. — Челябинск: Интернет-журнал “Detki-74.ru”; Хайфа: Гутенберг, 2007.

Стихи и рассказы для детей русско-израильских авторов Инны Векслер, Беллы Верниковой, Татьяны Мартыновой, Натальи Волковой, Ефима Гаммера, Михаила Геллера, Бэлы Ерухимович, Любови Знаковской, Ольги Корнеевой, Елены Станив, Паулины Чечельницкой, Северины Школьниковой, Елены Шмыгиной и Ирины Явчуновской. Новое в жанре — приметы информационной эпохи: например, персонажу Б. Верниковой и Т. Мартыновой кошке Мурке можно написать электронное письмо по адресу Murka_kiskisnet@mail.ru.

Сергей Белорусец. Магический квадрат. Концепция, дизайн: Владимир Юданов, Анна Михайлова. — Б/м: Юданов и п., 2007.

Ключевая мысль этой книги стихотворений с хорошим дизайном та, что Бог верит в людей сильнее, чем они в него. Четыре цикла — “Фигуры круга”, “Внутренний рельеф”, “Рисунок игры” и “Зазеркальное стекло” — четыре угла “магического квадрата”. Переходя из угла в угол, лирический герой переживает нормальное состояние современного человека: пустоту и маету жизни в ограниченном пространстве, упертом в смерть, — без перспективы, с опущенным горизонтом.

Павел Жагун. Радиолярии. — М.: Водолей-Publishers, 2007.

Павел Жагун продолжает опыты метареалистов, хотя некоторые рецензенты считают, что — микробиологов. Большинство его стихотворений непрозрачны, вряд ли читатель может быть уверен в своей расшифровке такого, например, выражения: “куклы лаковых слез белошвейки / собирают копейка к копейке / целлофан облученных облаток”. Хотя есть в книге и прозрачные стихи, и очень точные образы: “Раскинув руки на бегу / несутся яблони вдоль окон”...

Всеволод Емелин. Спам. — М.: Ракета, 2007.

“Спор темножопых с светлолицыми” — краткое содержание сознания автора. Оформление — умеренно матерное.

Владимир Богомяков. Новые западно-сибирские песни. — М.: Ракета, 2007.

Владимиру Богомякову, чей умеренно матерный стих ориентируется на Баркова и укоренен в книжной традиции (чем и интересен), лучше всего удаются басни, а в них — ностальгические моменты: “...А за окном шумел дремучий лес. / И паучок по паутинке слез. / И спутник проплывал на фоне звездной пыли. / И х... стоял. И деньги были”.

Алексей Козловский. Формула одиночества. Стихи и поэмы. Избранное. — Абакан: Хакасское книжное издательство, 2007.

Поэт опытный, то живой и симпатичный, то отдает дань провинциально-общепоэтическому пейзажному краеведению. Восхищают в этой книге лирические состояния, переданные развернутой метафорой: “В синеву, на краю окошка, / Душу ласковая звезда, / Как скворчонка наружу кошка, / выцарапывает из гнезда”.

Дания Жанси. Дерзко и Снежно. Стихи. Поэма. — Казань, Фирма Рут, 2007.

Первая книга стихотворений, не вполне ловких, но вполне наглядно показывающих главную проблему автора — недостаток культуры, как общей, так и поэтической. Многие стихи написаны почему-то в Америке, но от перемены мест их смысловая сумма не меняется: главная тема — общение, в основном поверхностно-эротическое. На этом фоне выделяются стихи, посвященные бабушке.

Федор Губер. Память и письма: Книга о Василии Гроссмане. — М.: ПРОБЕЛ-2000, 2007.

Основа издания — человеческий документ: переписка писателя с отцом и женой углубляет биографические сведения о нем, человеке трагического мироощущения. “Не знаю, отчего, но во мне нет ощущения радости жизни. Пожалуй, единственное, что я воспринимаю остро и полно, это природу и тяжелый человеческий труд” — писал он отцу в 1928 году. Наиболее интересные страницы касаются ареста романа “Жизнь и судьба” в феврале 1961 года и дальнейших событий: письма Гроссмана Хрущеву, его встречи с Сусловым, на которой политик сообщил писателю, что его роман можно будет издать лет через двести-триста.

Диаспора: Новые материалы. Т. 9. — СПб. — Париж: Athenaeum — Феникс, 2007.

Новый выпуск альманаха, основанного Владимиром Аллоем, открывает мемуарный раздел “Наследие”. Здесь детские воспоминания и зрелые размышления о Маньчжурии Б.С. Колоколова, сына генерального консула в Мукдене (публикация Е.Б. Кузнецовой и М.Ю. Сорокиной), и мемуары недавно открытого художника-мирискусника Александра Арнштама, уехавшего из России в 1921 году, после девяти месяцев, проведенных в тюрьмах Петрограда и Москвы (перевод с французского, вступительная статья и комментарии М. Германа). В разделе “Статьи, исследования” выделяется статья В. Гениса “Политическое невозвращенчество, или Рождение советской эмиграции”, которая посвящена трагикомической фигуре перебежчика Я. Бадьяна (Вайнберга), в разделе “Эпистолярии” наиболее интересны письма Г. Адамовича графоману А. Бурову, субсидировавшему журнал “Числа” (публикация О.А. Коростелева), в разделе “Хроника” Р. Янгиров продолжает публиковать “Хронику кинематографической жизни Зарубежья”.

Журналы Сибири и Дальнего Востока: Из истории социального бытования. Сборник научных статей. Ответственный редактор С.А. Пайчадзе. — Новосибирск: ГПНТБ СО РАН, 2007.

Сборник, посвященный памяти книговеда И.Е. Баренбаума, открывается сообщениями из истории сибирской журнальной периодики С.А. Пайчадзе и Р.А. Гильмияновой, Е.А. Базылева пишет о научной периодике сибирско-дальневосточных отделов Императорского Русского географического общества, созданного в 1845 году для изучения малонаселенных территорий России. Несколько работ посвящено организационным проблемам журнального дела, несколько — журналам сибирских автономий, еще несколько — конкретным изданиям. Наиболее интересна для чтения статья А.А. Таращенко “О месте периодики в структуре чтения заключенных”.

И.М. Дзялошинский, М.И. Дзялошинская. Российские СМИ: Как создается образ врага. (Статьи разных лет) — М.: Academia, 2007.

Три типа теорий, объясняющих природу насилия, в ХХ веке дополнились новыми фактами: среди причин, провоцирующих агрессивное поведение, появились СМИ. Об этом в начале века писал Вальтер Бенджамин, а в 60-х американские эксперты доказали, что связь между уровнем насилия в обществе и показом жестокости в новостных и развлекательных телепередачах — самая прямая. В России существует Независимый институт коммуникативистики, анализирующий информацию и обучающий журналистов технологиям такого освещения актов насилия, которое не продуцирует роста агрессии. Материалы этих исследований и рекомендации легли в основу статей, представленных в сборнике.

Б.Н. Пантелеев. Сотрудничество Органов государственной власти с общественностью (На примере взаимодействия прокуратуры с НПО в предотвращении дискриминации и ксенофобии). — М.: Academia, 2007.

В 1948 году, в результате Второй мировой войны, впервые за все время существования человека произошло закрепление очень важного для современного человечества понимания, что биологические и культурные различия между людьми не дают им права уничтожать друг друга: Организацией Объединенных Наций была принята Всеобщая декларация прав человека. Но на уровне массового сознания людьми по-прежнему правят древние инстинкты. Особая роль прокуратуры в этом вопросе заключается не только в обвинениях по фактам проявления ксенофобии, но и в разъяснительной работе, для чего необходимо совершенствовать связь с обществом через СМИ. Об этом книга.

С.В. Большаков, А.Г. Головин. Информационное обеспечение выборов и референдумов в Российской Федерации. Издание третье. — М.: Academia, 2007.

Сложный политико-правовой процесс информационного обеспечения выборов и референдумов требует совершенствования, с тем чтобы максимально приблизиться к идеалу: в идеале народ должен получать всю полноту информации, а применение неправомерных технологий в информационной сфере не должно допускаться. Монография освещает правовую природу, особенности регулирования, принципы, инструменты и проблемы информационного обеспечения. Быстрое развитие информационных технологий и перемены в сфере информационных отношений заставляют часто переиздавать ее — исправления и дополнения требуются постоянно.

Д.В. Парамонов. Механизм народовластия. — М.: Спорт и культура-2000, 2007.

“Если модель логична и не предусматривает создания “нового человека” или наличия фантастических технологий для своего функционирования, то она может быть реализована на практике” — пишет автор, уверенный, что его модель “стабильно развивающегося общества, в котором осуществляется подлинное народовластие и невозможны социальная эксплуатация и паразитизм”, именно такова. Фантастических технологий перестройки нынешнего общества он не предлагает, реалистических — тем более. Но вот глава четвертая, посвященная собственно народу, который в данной модели является высшим законодательным органом, как раз, по-моему, предусматривает создание “нового человека”. Или порабощение другого народа — китайского. Без этого ни один делегат от народа в исполнители народной воли не пробудет у власти достаточный для результативности срок — народ, не получающий того, что хочет, будет его отзывать и выбирать другого, которым тут же снова будет недоволен, — что уж тут говорить о стабильности или развитии. Потому что большинство, которое я знаю как свой народ, думать и работать не любит, а любит мифологизировать реальность, потреблять продукты чужого труда и развлекаться. Умных, образованных и сознательных как раз меньшинство, а оно — не народ. Напрямую осуществляемая власть большинства — это вообще-то охлократия.

По-настоящему ценно и важно в этой модели то, что она учитывает новую реальность: власть информации в информационном обществе.

Олег Мороз. Так кто же расстрелял парламент? — М.: Русь — Олимп, 2007.

Книга о политических событиях 1992 — 1993 годов. “Расстрел парламента” — расхожее клише, берущее начало от телекадра компании CNN и неверно характеризующее события 3—4 октября 1993 года. Верховный Совет и Съезд народных депутатов не были традиционным парламентом западного типа, оплотом демократии. Это был оплот чиновников-демагогов, всеми силами противодействовавших реформам сверху, держась за собственное благополучие. Октябрьские события начались в конце 1991 года, когда Б. Ельцин, упустивший идеальное для решительных действий время сразу после августовского путча, взялся наконец за руль власти. Трагический сюжет семисотстраничной книги — либеральные реформы на российской почве, борьба бюрократов с реформаторами, закончившаяся тогда… как мы теперь видим, всего лишь отсрочкой. Отсрочкой победы бюрократов, за 70 лет советской власти ставших господствующим в России классом.

PRO суверенную демократию. Сборник. — М.: Европа, 2007.

Суверенная демократия — это термин, с помощью которого можно описать ключевую дилемму каждого народа в современном глобальном мире. А именно: как одновременно быть частью общечеловеческого сообщества и сохранять свободу собственного самоопределения. На разрешение этой дилеммы и должен ориентироваться новый политический язык, особенность которого в том, что он лишь в той степени будет национален, в какой глобален”, — формулирует властную идеологию автор предисловия к сборнику Леонид Поляков, обращая внимание читателей на то, что тексты автора термина “суверенная демократия”, помощника президента Владислава Суркова, “крестного отца” ЕР, — смысловое ядро сборника. Текстов Суркова в сборнике два: стенограмма выступления перед кадрами “Единой России”, которые теперь решают все. “Суверенитет — это политический синоним конкурентоспособности” и тезисы “Национализация будущего”. Другие участники сборника обсуждают разные аспекты изложенных Сурковым проблем, наиболее важной кажется идея создания подобия Вестфальской системы в глобализирующемся мире.

Франклин Рудольф Анкерсмит. Возвышенный исторический опыт. — М.: Европа, 2007.

“Историзм возник из озабоченности различием между нашим опытом восприятия мира и тем, как воспринимали мир люди прошлого” — философ историографии, автор “Нарративной логики” прослеживает развитие концепции историзма у Р. Рорти, Й. Хейзинги, В. Беньямина, Г. Гадамера и многих других мыслителей, определяя свою новую работу как пессимистическую, логически неизбежно следующую за оптимистической. Здесь он вводит трагическое понятие “возвышенный исторический опыт”, противопоставляя его наррации, так как понятие возвышенного — философский эквивалент психологического понятия травмы. Становясь текстом, история удаляется от своей подлинности, всякая рассказанная история перестает быть той же самой. Она становится другой под воздействием лингвистических и психологических законов — поэтому научная историография так проблематична. Она оставляет за гранью сознания болевой опыт коллективного прошлого.

Фридрих Ницше. Письма. Составление, перевод с немецкого: И.А. Эбаноидзе. — М.: Культурная революция, 2007.

Первая в России попытка освоения эпистолярного наследия Ницше, охватывающая примерно девятую часть всех написанных им писем, и в тех — купюры составителя. Составитель ставил здесь сюжетную задачу: показать целостность пути философа и доказать, что все его “периоды”, которые выглядят как отрицание себя предыдущего, на деле — ступени одного восхождения. В одном из последних связных писем, от 22 декабря 1888 года (с 31 декабря начинаются письма безумного), философ пишет своему другу, композитору Генриху Кезелицу: “Вот уже четыре недели как я понимаю свои произведения, более того, ценю их. На полном серьезе; я никогда не имел представления, что они означают, я бы солгал, если бы сказал, что они, за исключением “Заратустры”, мне импонируют. Это — как мать со своим дитя: она его любит, но в полном неведении того, что оно собой представляет. Теперь у меня полная убежденность, что все удалось с самого начала, все образует единство и хочет единства”. Эпилогом дана переписка друзей Ницше Кезелица и Овербека от января 1899 года, в которых обсуждаются подробности помещения Ницше в психиатрическую клинику и первых дней его пребывания там.

Антон Вознесенский. Как издать вашу книгу: В помощь автору. Издание второе, исправленное и дополненное. — СПб: Коло, 2007.

“В жизни обывателя остается сегодня все меньше свободного времени для отдыха и самообразования, познавательное и душеполезное чтение постепенно выходит из числа привычных форм досуга, уступая более или менее сильным “транквилизаторам” — телевизионным шоу, легкому кино, легкой музыке, игровым автоматам и компьютерным играм” — пишет автор, объясняя, почему сегодня книгу надо издавать самостоятельно. И рассказывает как. Как автору книги контролировать издательский процесс, кто там за что отвечает, какие могут быть ошибки — полиграфический ликбез, что такое обязательная рассылка и сверхтиражные экземпляры…

Сергей Константинович Шелковый. Биобиблиографический указатель. — Харьков: НТУ “ХПИ”, 2007.

Книга в твердой глянцевой фотообложке с грифом Министерства образования и науки Украины издана к 60-летию доцента Национального технического университета “Харьковский политехнический институт”. На обложке — желтое поле пшеницы под синим небом. Библиографических указателей, расположенных в середине книги, на самом деле два: технических и литературных трудов. Обрамлены они похвалами известных и малоизвестных людей стихам С. Шелкового и собственно стихами. “В указатель вошли стихи С.К. Шелкового по его личному выбору” (Из предисловия).

Дни и книги Анны Кузнецовой

Редакция благодарит за предоставленные книги Книжную лавку при Литературном институте им. А.М. Горького (ООО “Старый Свет”: Москва, Тверской бульвар, д. 25; 202-86-08; vn@rop-net.ru); магазин “Русское зарубежье” (Нижняя Радищевская, д. 2;
915-11-45; 915-27-97;
inikitina@rоp-net.ru)

Версия для печати