Опубликовано в журнале:
«Знамя» 2008, №11

В контрах с культурой

 

От автора | Время диктует новые темы для литературной публицистики, и одной из них являются контркультурные интернет-порталы — как мощная составляющая современной российской литературы. Эти порталы зарождаются, не спрашивая на то соизволения общества и бравируя своей “независимостью” от норм обывательской морали. И мы вправе оценивать их деятельность и содержание, не считаясь с желанием электронных носителей контркультуры.

 

Об авторе | Сафронова Елена Валентиновна родилась в Ростове-на-Дону. Живет в Рязани. Окончила Историко-архивный институт Российского государственного гуманитарного университета в Москве (1990—1995 годы). Прозаик, критик, печаталась в журналах “Знамя”, “Вестник Европы”, “Урал”, “Литературная учеба”. Автор сборников стихов “Хочу любить” (1998) и “Баллада судьбы” (1999). Член Союза российских писателей и Союза журналистов России. Сотрудник рязанского бюро “Новой газеты”. Лауреат национальной литературной премии “Золотое перо Руси” в номинации “Проза” 2005 года, Астафьевской премии в номинации “Критика и другие жанры” 2006 года, премии журнала “Урал” в номинации “Критика” 2006 года.



История вопроса

Безусловно, эту статью следует начинать с определения самого понятия “контр-культура” (на сетевом жаргоне — КК).

Казалось бы, нет ничего проще — для справок есть Интернет.

Но нет ничего сложнее, чем дать понятное определение контркультуре. Разве что не-культура? Или бескультурье?

Оптимального определения контркультуры еще не выработано, хотя этим вопросом задавались не последние умы человечества с 50-х годов прошлого века. А в число родоначальников контркультурного процесса (создателей его принципов и методик) современные исследователи включают Н.A. Бердяева, А.А. Блока, В. Виндельбанда, Л.Н. Гумилева, Д.С. Мережковского, А.Дж. Тойнби, Н.C. Трубецкого, И.Г. Фихте — и даже “дедушку Ленина”!

Как известно, термин принадлежит американскому социологу Теодору Роззаку, автору работы “Создание контркультуры” (1968): это объединение различных духовных влияний, направленных против господствующей культуры, в относительно целостный социокультурный феномен, противостоящий культуре современного буржуазного общества.

Первоначально контркультура появилась как развитие альтернативных идеологий “новых левых” (Г. Маркузе, Э. Фромм, Т. Лири и др.). В быту контркультурное сознание составляли постулаты этих философов, подкрепленные концепциями Ницше, Кьеркегора, Фрейда, текстами Кафки, Гессе, Керуака и Кизи и “удобренные” набором средств, в основном наркотических. Вылилось это в традицию молодежных бунтов. Кроме Роззака, определение контркультуры давали Ч. Рейч, Д. Йингер, Г. Дэвис. Рейч в 1970 году утверждал, что контркультура является частью современной культуры Запада: объединение “новой” молодежи вокруг своей шкалы ценностей. Д. Йингер трактует контркультуру как комплекс “норм и ценностей группы, резко противоречащий нормам и ценностям, господствующим в обществе, частью которого эта группа является”. Г. Дэвис считает, что нормы и ценности контркультуры возникли из норм и ценностей господствующей культуры путем придания им обратного смысла.

Советские филологи Ю.Н. Давыдов и И.Б. Роднянская в работе “Социология контркультуры” (1980) называли ее “одним из глубочайших кризисов культуры капиталистического Запада”. А И.Г. Попцов — реакцией на ситуацию культурного шока. Короче говоря, контркультура “в полный рост” есть явление социально-политическое — форма социального протеста.

Суть вопроса

А вот суть вопроса — в том, что можно смело перечеркнуть все “умствования” и воспользоваться подлинным определением контркультуры.

Известный сетевой деятель Артем Явас создал повесть “Падонки” — одно из лучших, на мой взгляд, произведений, отражающих понятие КК не в теоремах-аксиомах, а “весомо, грубо, зримо”. Весь сюжет повести — в том, что весьма юные школьники старательно приобщаются к контркультуре падонковских сайтов, переписывая слова, дающие доступ к этому волшебному миру, в блокнотик, разучивая их по слогам, проходя уроки курения “шишек” и прочего “рулезза!”. Кульминация повести — в том, что Владимир Жириновский, чуть не наступив на обкуренных школяров, громко обозвал их подонками, и они сочли это… благословением!

Артем Явас дал роскошное объяснение, что за зверь эта загадочная КК, и “прошелся” по ее истории: по его мнению, в 1998 году два богатых московских подростка по пьяной лавочке зарегистрировали домен Фак.ру, где, взяв псевдонимы Франко Неро и Джейсон Форис, стали публиковать присылаемые на сайт письма читателей “за жизнь”. Просуществовав год и оказавшись “в дауне”, сайт окончательно закрылся в 2000 году. Перед закрытием “Фак.ру” пережил недолгий период расцвета, что и подвигло в дальнейшем группу энтузиастов на новые подвиги. Таковыми стали сайты для падонков “Удафф.ком”, “Фак.ру.нет”, “Литпром.ру”, “Обоср.ру” и “Скотство”. Падонки — это сетевые писатели. (Не путать с пОдонками!) Они занимаются контркультурой. Точнее… эээ… чтобы не приумножать присутствие в мире обсценной лексики хотя бы своей статьей, направленной против матерного образа мышления, перефразирую слова Яваса: злоупотребляют алкоголем, сексом и курением наркотиков. (Кто заинтересовался подлинной фразой, да и всем творчеством, без труда найдет все это в Сети. — Е.С.)

Развитие вопроса

“Фак.ру.нет”, “Удафф.ком”, “Литпром.ру”, так же, как и помянутые “Обоср” и “Скотство” — это столпы КК, но было бы наивно предполагать, что помимо них в Рунете она нигде не “гнездится”. Речь даже не о титанах КК, а о порталах, перенявших эстафету. И о том, во что превратилась КК в ходе многократной эстафетной передачи. На КК-сайтах нет-нет да и вскипают дискуссии, кто первый породил российскую контркультуру, со взаимными обвинениями: тот-де сайт сзвиздил у того-то идею, а тот клонировал дизайн, а этот-де ресурс пытались поделить между собой те-то персоналии… Но пусть историей интеллектуального воровства в Интернете занимаются компетентные органы.

Меня лично гораздо больше интересует, во что превратилась в российском исполнении контркультура.

Контркультурные порталы наполнены процентов на семьдесят стихами. КК-стихи — это, как правило, по исполнению, наивное искусство. Чему бы стихи ни были посвящены, они далеки от совершенства. Но их техническую слабость вполне искупает экспрессия выражений. Обсценная лексика превосходно рифмуется и меж собой, и с другими словами русского языка, и этим ее качеством КК-поэты не пренебрегают. Для примеров я выбрала самые невинные, без мата, образцы: отражающие неуютность существования поэта в жестоком мире: “Сердце не выдержит ритма и встанет / Кровь загустеет, рука упадет / Пульс по вискам колотить перестанет / Но все проходит, и это пройдет…” (Удафф.ком, Ритм, аффтар Батька Димей) и гражданское “Вечно жывой — три: Решительно на броневик шагнув, / Он кепкой истово махал, / А после, гульфик расстегнув, / Апрельский тезис показал”. (Гондурас.нет, Туса поэтов, Восенаго). Таков типичный уровень КК-поэзии. Такие уникумы, как Орлуша (Андрей Орлов), создавший собственный поэтический мир и умело орудующий матерщиной как художественным приемом, — реже проталин в Антарктиде.

Процентов на двадцать пять КК-порталы заняты прозой (чаще всего автобиографической, типа “А вот у меня, мужики, был случай!..”, и уж я обойдусь без цитат) и совсем немножко публицистикой и эссеистикой. В основном публицистикой они фонтанируют, когда происходит в России очередной политический казус, или наша сборная по футболу проиграет… Каждое околохудожественное произведение (креатив) сопровождается бородой комментариев. Объем ленты “камментов” обычно превосходит объем произведения в десятки раз. “Камменты” стилистически соотносятся с креативами. Чаще всего они ругательные. Дерьмо ты написал, дружок! — убеждают автора, а тот огрызается, поминая родню критиков обоего пола до двенадцатого колена и выдвигая подозрения о сексуальной ориентации, состоянии душевного здоровья и интеллекта оппонента. Авторы и комментаторы носят не имена, а ники: вито (а еще я слышу голоса), Насреддин, БибиГон и пр. Большую часть этих ников опять же не при детях произносить (хотя, разумеется, детей на этих сайтах тусуется предостаточно!). Приветствуется оставлять в ленте “камментов” так называемые “каверы” — контркультурные подвиды пародий и эпиграмм. Тоже матом. Особый шик — спародировать лирическое стихотворение в анально-генитальном контексте. Пишет, допустим, девочка о первой любви — а ей в обсуждениях дают советы о проведении первой ночи… С подробностями. О том, насколько насельники КК-порталов уважают творчество друг друга, говорит одно из сетевых названий креативов — “высер” (прошу прощенья!).

В ленте “камментов” безумно популярно наханье — оставление “камментов” (они ведь нумеруются системой!) в обгон друг друга, битва за круглые номера и числа типа 222, 333. Ради того, чтобы срубить “гусиков” (222), иной “нахатель” пишет тонны чуши, хотя сказать ему нечего. Многие “фтыкатели” заходят на КК-порталы только ради этой увлекательной гонки. Нормально увидеть под свежим текстом: “1. Зюзя. Первый нах! 2. Зюзя. А теперь почитаем!..” Точнее, “почетаем”, ибо “олбанский” язык здесь священен, как корова у индусов. Жаль только, что не все им владеют и думают, что “олбанский” получается, если извращенно насиловать русский. А ведь это не так, и “олбанский” имеет собственные языковые законы…

И так почти каждый день. Только в общепраздничные дни число “высеров” от заядлых падонкофф, столь же эстетичных высказываний о прочитанном от преданных фтыкателей (читателей) и “каверов” резко снижается. Потому что пользователи этих сайтов в основном выходят в сеть с рабочих компьютеров. Работодатели об этом прекрасно знают и велят сисадминам отрубать “нерабочие” сайты от серверов предприятий. Юзеры же ищут, как обойти запрет.

Характерная черта КК-сайтов — их неспособность к прогрессу. Налицо либо стагнация — изменения в стиле общения не происходят, — либо регресс, то есть срыв “тусы поэтов” в откровенный “срач” (взаимный обмен претензиями и оскорблениями, кончающийся размолвкой).

Бывают на КК-сайтах прорывы в область искусства. 13 мая 2008 года на ресурсе “Республика Гондурас” появились стихи:

“Эффект бабочки. Настя Романькова.

Я помню, как смерть на меня смотрела, когда был ненужным и грязно-белым февраль, когда время в ушах свистело, хранил высоту карниз. Когда обрывалось, когда летело, когда рассыпалось на крошки мела, все то, о чем я никогда не пела — все падало вверх и вниз…”

И так далее — вполне пристойный образец современной городской лирики с настойчивыми мотивами одиночества в толпе и наркотического “спасения”, ибо не видно другого шанса. Блажен, кто верует, что в среде КК легко получить адекватный отзыв на хорошее (технически исполненное и духовно насыщенное) стихотворение. Во-первых, восхищение выражают восторженными ругательствами. Во-вторых, на КК-порталах предпочитают не хвалить коллег по перу. Особенно это касается новичков — их так “обкладывают”, что не каждый выдержит. Нечто вроде боевого крещения… Испытуемый должен вмиг перейти на доступный “падонкам” язык и стиль поведения. И не удивляться тому, что вместо разбора литературных достоинств своего креатива получит обидный анализ своей личности. Стихотворение “Эффект бабочки” вызвало живой интерес: более 350 “камментов”. Правда, большинство из них лежало в русле дискуссии о… наркомании и необходимости давить в зародыше наркоманское искусство. Из эпитетов, которыми некий критик под ником Золото Инков наградила Романькову, “девочка с лицом некрасивого мальчика” было самым дружелюбным. Профессиональные критики знают, как нелепо путать автора с его лирическими героями. Значит, не найти профессионального критика на КК-сайтах?..

Любопытно, что администрация ресурса “Гондурас.нет” не раз подчеркивала, что этот портал не позиционирует себя как КК-ный и даже служит альтернативой “Удаффкому” в плане атмосферы. А мне со стороны кажется: как в комиксе — найдите десять отличий.

Вопросы к вопросу

Пожалуй, можно вычленить основные принципы КК-обсуждений:

1. Нарочитая, бахвальная, ничем не оправданная ругань, даже при похвале.

2. Непременный переход на личности с целью оскорбить и унизить противника.

3. Игнорирование “литературной составляющей” креатива, отождествление автора с его лирическим героем и разбор мотивов, а не результатов творчества.

4. Анонимность обсуждений — все авторы скрыты под никами.

5. “Игры”, не связанные с литературой — к примеру, “наханье”.

6. Патологическая нелюбовь к “аномальным” литературным порталам — с иной направленностью (особенно к ЖЖ, который называют помойкой).

7. Доминанта секса и сексопатологии в творчестве и в обсуждениях.

8. Принципиальное нежелание переходить на иной стиль общения.

Лучик света на темное царство КК проливают разъяснения о ее традициях и нравах, даваемые самими активными деятелями КК: Золото Инков в продолжение дискуссии под стихами Анастасии Романьковой сообщила, что ей сейчас не хочется засылать на Гондурас.нет даже рецепты, ибо слишком много “тут в последнее время всплыло пены и поднялось визга о нравственности, морали и правилах поведения, и слишком фальшив и лицемерен весь этот визг” (это единственная цитата, остальное пересказываю от себя, ибо зашкаливает содержание мата. — Е.С.). Ибо ранее на Удафф.коме никто не обижался друг на друга за переход на личности дальше некуда и взаимные инвективы…

Кстати, задумывались ли КК-шники, почему мат иногда называют инвективной лексикой? Инвектива — у католиков — церковное проклятие. Материться — значит проклинать себя самому…

Мне пассаж ЗИ кажется чистосердечным признанием, что для КК неправильным поведением является интеллигентная и грамотная речь и соблюдение нравственного кодекса. Нравственным в среде КК, напротив, признаются взаимные тяжкие оскорбления и переход на личности.

Смею предположить две вещи: или эти люди очень хотят потеряться (или спрятаться), или… Вспомним Шарикова за столом у профессора Преображенского: “Вот все у вас, как на параде… салфетку — туда, галстук — сюда, да “извините”, да “пожалуйста — мерси”, а так, чтобы по-настоящему, — это нет. Мучаете сами себя, как при царском режиме.

— А как это “по-настоящему”, позвольте осведомиться?

Шариков на это ничего не ответил Филиппу Филипповичу…”.

Судя по КК-сайтам, Шариковых стало гораздо больше. Чтобы они плодились, уже не нужен скальпель хирурга. Шариковы рождаются естественным путем от Климов Чугункиных… Им ненавистно все, что напоминает о культуре поведения, нравственных нормах, человеческом достоинстве, моральном кодексе, божественной искре в человеке. От человеческого начала они всеми четырьмя пытаются оттолкнуться. Недаром же больше половины логинов на КК-сайтах обозначают не человека. А если человека — то соответствующего: “Дундук” или “Коля после литра алкоголя”.

Видимо, в анализе КК не обойтись без политического фактора, хоть это и скользкая тема… Я не готова ответить, кому было нужно, чтобы от русской нации остались одни Шариковы, а Преображенские погибли в лагерях или растаяли в эмиграции. Но однозначно, что политика советского государства предполагала такой исход экспериментов над людьми. Но мы все же говорим не о политике, а о культуре!..

Как ни странно, на КК-сайтах встречаются умные и образованные люди, в чьих “камментах” сквозит философская начитанность, а в “каверах” — знакомство с лучшей поэзией всех времен и народов. С одним из них (Базукой) я вела переписку: что вас привлекает в общении с шариковыми? Он ответил: “Общество прошло через грандиозную встряску… В жизнь пришли большие деньги, а значит, большая ответственность, большая значимость слов и поступков. Время стало безумно дорого… Ну, а в литературе этого нет. Вообще. То, что хоть как-то соответствует — окрашено дикими политическими воззрениями авторов, что недопустимо — это как соли в суп переложить. Поэтому набрел в поисках на КК-сайты. Литература не отражает “жостких” (орфография и пунктуация Базуки. — Е.С.) реалий современной жизни, а на Удаффкоме хотя авторам не хватает мастерства (вернее, его практически нет), но прочитывается у некоторых точное дыхание жизни, она бурлит в текстах и камментах… Количество шариковых на ресурсе не выше и не ниже, чем в окружающей действительности, но общая струя ресурса, на мой взгляд, все-таки, честная, без фальши.

Гамбургский счет.

Просто не обращайте внимание на болтовню про половые глупости и пр., когда я завожу разговоры на серьезные темы, есть круг ников, который их непременно подхватывает и развивает, дельные ребята, на самом деле. Это компания, не терпящая ничего фальшивого. Это — главное достоинство таких сайтов. Они — нелицеприятны. Текстов жестких на них очень мало, зато соответствующая жизни обстановка, никакой тягучести и слюней…”.

Однозначно, что человек с таким уровнем мышления, чтобы быть своим в КК, должен замаскироваться убойным ником. А вот другие, мало того что чушь пишут, так еще перманентно ссорятся из-за плагиата. То под привычным логином опубликовали не того, то один и тот же текст разбросали по сайтам под разными логинами. На Гондурас.нет стихи известной сетевой поэтессы Изюбря раз опубликовали под левым ником. Потом ее страницу убрали. По словам самой Изюбря, кто-то из ее поклонников якобы решил популяризовать ее творчество — без ведома автора. Не говоря уж о цветущей махровым цветом практике “клонов” — сворованных сетевых псевдонимов. “Оригиналы” бранятся с клонами, ибо то, что пишут клоны, слишком даже для КК. Но мне не жаль “оригиналов”. Они сами сделали себя уязвимыми, обезличившись.

Еще у интеллектуальной элиты контркультурных сайтов подготовлено возражение чистоплюям: мол, первым контркультурщиком в мире был знаменитый философ Диоген, сознательный бомж, не стыдившийся ни наготы своей, ни публичных отправлений естественных надобностей, ни острых и потому неудобоваримых речей… Мол, чем мы хуже Диогена, в чьей мудрости и гигантском вкладе в мировую культуру никто не сомневается? Да тем и хуже, что Диоген был один в своем мире, более того, он был ПЕРВЫМ, кто позволял себе такие контркультурные манеры. И они были не причиной, а следствием вольного, действительно философского образа мышления, которое легло в основу учения киников. А вас — много, и вы обезьянничаете друг у друга. И ваша манера общения — как раз следствие нежелания казаться белыми воронами в определенной тусовке. Диоген не боялся быть уникальным. А вы — боитесь!

Да, на сегодня есть два достоинства у КК-порталов — нелицеприятность, которую можно порой, хоть и с натяжками, принять за искренность, и живость (быстрота реакции, аутентичность бытию) общения. Но суть КК не в том, чтобы поднять человека выше (к чему, невзирая на издержки, стремится “просто” культура), а чтобы опустить его ниже, “развязав” все инстинкты.

Но самое любопытное, что огромная часть пользователей КК-сайтов — новое поколение офисных работников, яппи. Они сидят за компьютерами в униформах, в галстуках в жару, разговаривают с начальством и клиентами на деловом сленге и отчаянно ищут, куда “выпустить пар” — и находят КК-порталы. И, почти по япон-скому методу снятия напряжения, вместо чучела начальника дубасят виртуального противника — автора обновления или коллегу из ленты “камментов”. Администрация сайта, как правило, закрывает на это глаза (как иначе, если такой стиль общения священен для КК?).

На мой взгляд, значение КК-порталов единственное — психотерапевтиче-ское, чтобы совсем крышу не снесло. Новая жизнь принесла индивидам кучу психологических проблем, о которых безмятежные “совки” представления не имели. С новыми психопатологиями надо бороться адекватными им средствами. КК с ее анонимностью и нелицеприятностью высказываний — один из таких методов. Американцы в затруднительных случаях обращаются к психоаналитику. У нас эта практика лишь входит в моду. У российских собственная гордость — и к тому же нехватка денег — мы лечим стрессы набором “рашн джентльменов”: водка, секс, мордобой. В сети, куда “рашн джентльмены” выходят, зачастую хорошо приняв на грудь, секс и мордобой становятся виртуальными. Но от этого не менее разряжающими.

Не говоря уж о том, что это уникальное техногенное средство общения, соединяющее представителей разных стран и континентов, — ибо в частной жизни каждый из нас все более одинок. У нас уже почти не осталось друзей — лишь деловые партнеры и приятели по интересам. Только вот какими узами связывает КК-шников Интернет?..

Но почему же приверженцы Гондурас.нет и иже с ним считают, что их порталы высоколитературны, а “неконтркультурные” не имеют отношения к литературе?!. Загадка для меня. Я бы поняла, если бы под матерщиной скрывался, например, мощный творческий стимул: “Но похабничал я и скандалил для того, чтобы жарче гореть…” (С. Есенин). Но, за исключением нескольких титанов контркультуры, включая того же Яваса, все остальные КК-шники, видно, понимают ее как НЕ-КУЛЬТУРУ.

Вместо эпилога

Контркультура в ее наивысшем замысле являет собой стремление к бесцензурному творчеству. Но для того, чтобы сделать бесцензурным ТВОРЧЕСТВО, надо обладать определенной КУЛЬТУРОЙ. Изначально контркультура родилась как противостояние господствующей культуре на базе собственного культурного уровня. В наихудшем же своем (допустим, Удафф-стайле) воплощении она являет собой стремление шариковых освободиться от досадной опеки преображенских, требующих идиотских и бесполезных вещей: “У, контра недобитая!”. Американские студенты, кидавшиеся на полицейских с голыми руками, хиппи, пытавшиеся наивным искусством докричаться до мира из своих колоний, зря тратили время и силы! Российский “падонок” чувствует себя бунтарем, всего лишь выходя в Интернет и отрываясь там на всю катушку, ничего социально значимого не делая. Так и выродилась осовремененная, модернизированная контркультура — усеклась, как ее название, до сортирной аббревиатуры КК. Зато я не боюсь никаких возражений со стороны упомянутых мною персонажей КК, ибо претензии могут предъявлять только личности, а не фантомы.

Пост-эпилог

“Караул, нас посчитали!..”

Полный вариант статьи “В контрах с культурой” содержал характерные цитаты с КК-порталов без купюр — явно не для бумаги. Потому он был размещен только на одной из личных страничек автора в Интернете. Там ее нашли представители упомянутого в статье портала Гондурас.нет и в середине августа 2008 года вывесили у себя под заголовком “О нас как бы пишут”. Администрация ресурса задала тон обсуждения публикации с ходу самим заголовком и намеком на личные счеты автора и Гондурас.нет. И я смогла завершить публикацию кратким обзором реакции “гондурасцев”. Взгляд со стороны, видно, “уколол глаза”.

“Камментов” под републикацией было 844, почти рекорд, но касались предмета статьи порядка 600, остальные являлись “флудом” и “чатом”. Из этих шести сотен два “каммента” содержали плюс-минус конструктивные возражения (привожу в авторской орфографии. — Е.С.):

“Л.Н. Толстов. Человек, пытающийся найти рациональное зерно в иррациональном процессе, обильно сыплющий к месту и не к месту известными фамилиями, не имеющими к исследуемуму предмету ровным счётом никакого отношения, претендующий на владение приёмами научного анализа применительно к эфимерному явлению, обречён так и остаться напыщенным дураком, алчущим виртуальной славы интеллектуальной глыбы”

“Критик. Я дочитала. Не могу сказать, что я во всем не согласна с авторшей. Она во многом права, и я помню, как на Удаве неоднократно сама намекала — что обсуждаем не меня лично, а то, что я написала. Тут все ясно, только непонятно, почему в этом контексте автор говорит о Гондурасе, где втыкатели гораздо лояльнее, чем на удавкоме…”.

Несколько постов подчеркивали священность принципа анонимности. И много комментаторов называли статью чрезвычайно длинной и скучной, однобокой, неправильной, вопиющей… э-э-э… фигней, неумелой студенческой работой и т.п. Остальные отзывы раскрывали темы: ущербной внешности автора, его никчемной биографии, огромных сексуальных, материальных и личностных проблем и интеллектуальной деградации. Сложился образ “ленософроново” — уродливой, одинокой, интимно обделенной особы, страдающей сразу несколькими неизлечимыми психическими заболеваниями, прозябающей в провинциальной газете и от обиды на мир плюющейся ядом во все стороны. Уровень аргументации говорит о многом…

Однако инцидент на том не был “исперчен”, и на Гондурас.нет появилось еще несколько креативов об атмосфере портала — один, ругательный, под вульгарным ником, скорее всего, был провокацией кого-то из членов сообщества. Затем стихо-творение посвятили “шокированной Элен”. Да и в лентах камментов под “нейтральными” творениями замелькали шпильки в адрес “ленософроново”: она, мол, бдит нашу нравственность, так вот ей под нос!.. Бурная реакция на статью не соответствовала ее заявленной ценности “ниже некуда”.

Часть полемики выплеснулась на мою страницу. Там оппоненты с Гондурас.нет не использовали мата. Но процитировали великолепные стихи, написанные “гондурасцами” (например: “Тригонометрия женского мозга / Синус, арккосинус, тампакс и климакс / Рамки овал, отражения моська / Точка релакса — пакет Турбослима”) и матерински посочувствовали “ленософроново”, возомнившей себя литератором, за то, что ей никогда не достичь такого уровня. Одна из оппонентов подписалась своим подлинным именем, что достойно уважения, но на предложение написать статью, рисующую более правильную, на взгляд пользователей КК-порталов, картину, ответила в духе “вам надо — вы и написали, а нам и без того хорошо”.

Пожалуй, эта цепная реакция позволяет думать, что ныне КК-порталы (далеко не одного Гондурас.нет касалась статья, и реакция Удаффкома или Литпрома была бы аналогичной!) доросли до того, что вместо развлекательных стали позиционировать себя литературными (пусть даже это и не заявлено в уставах, которых у некоторых сайтов попросту нет!). Ведь каждый из обитателей портала счел себя лично уязвленным предположением о нелитературности своей деятельности. И все вместе они усилили оборону против замшелой эстетики “снобов”... Смею предположить, что в дальнейшем разрыв в ментальности между КК-порталами и “обыкновенными” литературными течениями будет только увеличиваться — по желанию первых.



© 1996 - 2016 Журнальный зал в РЖ, "Русский журнал" | Адрес для писем: zhz@russ.ru
По всем вопросам обращаться к Сергею Костырко | О проекте