Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Знамя 2007, 9

Мария Галина

Личина и лицо

Всегда быть в маске — судьба моя

Ария ЖЖ-юзера

— Тайна личности? — спросил я.

— Да, — сказал он. — Тайна личности.

А. и Б. Стругацкие. “Жук в муравейнике”

Личности остаются в прихожей, как пальто

(http://going-out.livejournal.com/122557.html?mode=reply)

Умный и ехидный фантаст Джек Вэнс в свое время написал рассказ “Лунная моль” — о планете, где, согласно принятым канонам, показывать “голое” лицо считалось неприличным. Соответственно, все граждане носили маски. Причем статус носящего как раз и определялся набором выбранных им масок, надеваемых произвольно, в зависимости от настроения и прихоти.

Ничем иным. Другое дело, что, выбрав некий набор масок, символизирующих в мифологии данной культуры, скажем, власть и агрессивность, ты поведением своим обязан был подтвердить право на ношение именно этих масок.

Иными словами, личина носящего соответствовала социальным запросам и ожиданиям, тогда как лицо оставалось частным делом каждого.

Так вот, на этой планете произошло убийство, и герой рассказа — земной посол, носящий умеренно-непрезентабельную, ни на что не претендующую личину “Лунная моль”, чтобы не провалить дипмиссию и остаться в живых, вынужден был заняться раскрытием преступления. Иными словами, найти убийцу, подменившего собой одного из трех подозреваемых — и присвоившего его дом, вещи, слуг и маски. Поскольку ни один из них никогда не появлялся без маски, опознать убийцу в лицо было невозможно. Тем не менее, герою рассказа удалось вычислить преступника.

Догадываетесь, как он это сделал?

Он опросил слуг.

И нашел из трех подозреваемых одного того, кто недавно изменил свои пристрастия — вместо одних излюбленных масок из своего “гардероба” стал отдавать предпочтение другим.

Иными словами, внутренняя сущность человека, его “лицо” проступило даже сквозь личину.

Потому что до какой-то степени личина и есть лицо. Особенно выбранная согласно неким внутренним побуждениям.

К чему это я?

В Живом Журнале, вокруг которого сейчас концентрируется блогосфера, существует некий ограниченный набор запретов. Нельзя пропагандировать наркотики и детскую порнографию (взрослую тоже лучше не). Нельзя призывать к насилию, национальной и религиозной розни. Нельзя преследовать оскорблениями ЖЖ-юзеров, особенно не на своей территории — заходя в чужие блоги, иначе с вами будет разбираться “abuse team”. Нельзя использовать свой ЖЖ для явной рекламы. Желательно также не использовать его для рекламы скрытой, но как раз таких примеров на территории ЖЖ полным-полно — и отличить такую рекламу от просто собственного мнения по поводу того или иного продукта практически невозможно. И наконец, нельзя нарушать тайну личности. Иными словами, разглашать без позволения фигуранта, кто скрывается под тем или иным псевдонимом.

Тайна личности, выбор псевдонима — вещь добровольная. Я вот, например, maniaizodessy, не слишком удачная находка, поскольку “ник” придумывался впопыхах, иначе я бы наверняка изобрела то-то поромантичнее. Например sea_grass… Мол, пришел невод с травою морскою. В принципе, я узнавала, переименоваться можно, просто надо перечислить на определенный адрес определенную сумму. Но вернемся к тайне личности. Вернее, к сложным взаимоотношениям личности и личины.

ЖЖ-юзер ivanov-petrov — одна из ярких фигур Живого Журнала (80 друзей у него, а он в друзьях у 1 792), ученый-биолог по профессии, интересный и парадоксальный мыслитель, относительно недавно задался этим вопросом (http://ivanov-petrov.livejournal.com/676953.html#cutid1):

Мне стало интересно — а насколько лабильны маски? Вот здесь множество людей под никами, очень многие — анонимны. И масса разговоров — виртуальность, всегда можно скрыться, притвориться... Так вот: многие ведут журнал не первый год. Насколько ник может сменить идентичность? Если я назовусь женщиной, или Усамой бен-Ладеном, который выучил русский, или Сурковым, который вот так маскируется, — мне не поверят. Если скажу, что мне 15 лет, — поверят? А если — 70?

Какие в истории ЖЖ были громкие случаи, когда долгое время известный юзер вдруг оказывался “совсем другим” — или, точнее, когда он “становился другим” и этому верили так же, как до того верили прежнему его образу? Насколько можно, не меняя ника и аккаунта, вдруг сыграть в “это не я был”, “это все шутка”? Занятно — доказательств обычно нет, мы “верим на слово” собеседникам, а сейчас это считается самым смешным делом — подумаешь, слова... Так вот, насколько можно изменить своим словам? Всего лишь словам?1

Собственно, речь о том же, о чем на другом, фантастическом, притчевом материале рассказывал Джек Вэнс2, — личность проявляет себя сквозь личину и даже посредством этих личин. Слова в данном случае — одна из таких личин там, где все другие невозможны. Ни внешность, ни одежда, ни взаимоотношения с окружающим миром здесь не влияют на наше представление о человеке, с которым мы ежедневно общаемся в интернете. Только слова. Но ведь слова теоретически могут быть сказаны кем угодно — от чьего угодно имени. Или нет?

Тот же ivanov-petrov:

Ясно, что для создания ЖЖ-персонажа человек выделяет аспект — не всего себя. В этом смысле я не собираюсь утверждать, что ник равен личности. А с другой стороны — что за ником — сколь бы он ни был анонимным — не может скрываться “кто угодно”. Человек себя проявляет... и, согласно старой максиме, что любое определение есть отрицание и ограничение, закрывает возможности “себе” быть вон тем и этим. При достаточно длительной истории — он определен. Разумеется, можно не знать, женат ли, сколько раз в день чистит зубы и лыс или лохмат — но это, кажется, не самое важное... При этом я даже не утверждаю, что при встрече в реале образ не разочаровывает — мало ли, ожидают увидеть басистого высокого мужчину, и вдруг обнаруживается худенький и писклявый... разочарование. Или ожидали увидеть неистощимого говоруна, смачно рассказывающего истории — а человек-то тихий и застенчивый, молчаливый, это все — запросто. Но “я” с другой стороны — что слова открывают, а не скрывают, и мнение о том, что слова “ничего не значат”, — всего лишь современный фантом”.

Открывают ли слова человека ли, напротив, надежно скрывают его? Общение всегда до какой-то степени — маскировка; общаясь с людьми на разных этапах своей жизни, мы так или иначе делегируем свои личины — в своей полноте человек раскрывается только перед близкими, в каждодневной жизни, да и то не совсем. Однако при общении в сети эти личины могут не совпадать с реальными, даже явно им противоречить, чем вызывают немалое удивление у тех, кто знает данную персону еще и “в живую”. Забавно, что делегируемый аспект личности может быть не самым приятным или выигрышным, даже не самым значимым для автора. Например, один хороший поэт, вполне симпатичный при личном общении, избрал себе личину нытика и брюзги, застенчивая интеллигентная женщина — личину воинствующей феминистки, и так далее… Бывает, что заводят два дневника — в одном делегируется агрессивная сторона личности, в результате чего дневник оказывается заполнен скабрезными шутками и картинками, или же напористо прокламируется активная, я бы сказала, до безобразия, гражданская позиция, другой дневник отводится для размышлений и тихих домашних радостей. Оба аспекта личности, безусловно, полноправны, однако каждый предназначен для своей, часто не перекрывающей друг друга аудитории. Любитель “психологизма”, наверное, написал бы роман о раздвоении, о конфликте фрагментов — вплоть до неприязненных комментов, которые направляют обе независимые половинки личности друг другу. И хотя такая идея лежит на поверхности, она, впрочем, как всякая простая идея, наверняка плодотворна.

Не все, как я уже говорила, прячутся под псевдонимами. Многие выступают с открытым забралом; однако ситуация от этого не меняется — на страницах интерактивного дневника (интерактивность — обязательное условие подобной демонстрации) моделируется определенный тип поведения; некая часть общего поведенческого спектра, порой весьма странная и причудливая. Кстати, в том же ЖЖ у каждого блогера есть личная страничка — юзеринфо. Кто-то оставляет ее почти пустой, но кто-то заполняет подробными сведениями — страна, город, оконченное учебное заведение, имя, фамилия, год рождения… И кто поручится, что эти данные реальны? В общем, никто, кроме самого блогера. Верим мы им в той степени, насколько поведение данного человека в сети соответствует заявленной информации, условно говоря, человек, в юзеринфо которого написано “доктор филологических наук”, вряд ли будет писать с грамматическими ошибками. Если же пишет, то информация о его ученой степени явно ложна.

Личность, выраженная в блогах, может быть размыта и по другой причине — ей может принадлежать лишь имя, “бренд” да факты биографии — остальное заполняется другим человеком. Известно, что многие поп-звезды заводят дневник, не пренебрегая этим замечательным средством “раскрутки”. Понятное дело, далеко не всякая медийная фигура помимо музыкального слуха и бюста одновременно одарена и вербально; однако даже и в этом случае дневники ведутся, причем эксплуатируют и очень частные, личные подробности. Которые, впрочем, у поп-звезд давно уже перестали быть частными и личными. Ведутся с разрешения и ведома самих поп-звезд, поставляющих эти подробности, но… другим человеком. Впрочем, кто поручится, что выходящие в ярких обложках “автобиографии” поп-звезд пишут сами звезды? Или что их поведение на людях не строится на основе советов консультанта, специалиста по пиару?

Речь не только о ЖЖ. На любом форуме, чате и проч. полным-полно персонажей, надевших определенную личину. Иными словами, не тех, за кого они себя выдают. Причины могут быть самые разные. Безжалостный розыгрыш: девушка вступает в переписку с соперницей или ненавистной училкой, выдавая себя за влюбленного мужчину, друга-по-переписке, потенциального партнера, выведывает интимные тайны, назначает свидания — как в рассказе Евы Морозовской “Попавшая в сеть” http://redmadcat.pisem.net/stories/other/in_net.html. Или — две разбитные девицы от нечего делать разыгрывают молодого доверчивого бисексуала, выдавая себя за некоего Лукаса, предлагающего герою вечную любовь и совместную жизнь — в романе Лены Элтанг “Побег куманики”. Просто желание замутить воду на каком-то немилом тебе ресурсе, жестко и энергично разделаться с противником — как в повести Олега Дивова “Другие действия”. Или же сложные тактико-стратегические многоходовки, как в романе Алексея Евдокимова “Тик” (Амфора, 2007), где целый сайт, посвященный стилистике и мифологии фильмов ужасов, со справочным аппаратом, эссеистикой, иллюстративным рядом, фантомными и настоящими посетителями, клонами, виртуальными личинами и прочая, обустраивается только для того, чтобы помочь герою и героине разобраться в тайне одной смерти десятилетней давности.

Это все литературные модели, однако и в реальности (если это слово применимо к виртуальной среде) можно найти людей, которые хвастаются подобными подвигами. Что действительно удивляет, это полная доверчивость и беззащитность жертв-корреспондентов, готовность выложить любые, самые интимные свои тайны вроде бы совершенно постороннему человеку. Вероятно, именно иллюзия анонимности и провоцирует на откровения; нечто подобное, как известно, происходит в поезде, где случайный попутчик именно в силу случайности может поделиться с тобой самым сокровенным (ситуация, великолепно обыгранная Алексеем Германом в фильме “Двадцать дней без войны”). В сети, однако, анонимность и ТЕМ БОЛЕЕ конфиденциальность — штука призрачная. Однако именно полную открытость и незащищенность интернет-общения, кажется, разоткровенничавшимся пользователям принять и признать труднее всего; срабатывает чисто прикладное, сиюминутное восприятие ситуации как “здесь и сейчас”; человек за письменным столом один на один даже не с человеком, с монитором, что вызывает совершенно неоправданное ощущение изоляции и интимности.

Не удивлюсь, если и маньяк-убийца, подталкиваемый неодолимым общечеловеческим инстинктом поделиться информацией — и, заодно, получающий подкрепление от других блогеров, любителей “остренького”, умоляющих в комментах “афтар пеши исчо”, станет делиться в ЖЖ или в чате подробностями своих преступлений. Впрочем, вполне возможно, он окажется фрагментом личности, делегированным на просторы Интернета хрупкой белокурой девушкой, с трепетом и надеждой ожидающей выпускного школьного бала.

Ivanov-petrov назвал ЖЖ “прикладной метафизикой”. Действительно, человек выступает здесь как пакет информации, способный общаться и влиять на реальные события, но не отягощенный телом. Но это еще и прикладное человековедение; причем чисто биологическая составляющая человека здесь задействована только в той мере и поскольку она влияет на сферу умственную. Замечательное поле деятельности для психологов и психоаналитиков, при условии, если они будут… не слишком доверять полученному материалу и, конечно, если сами они те, за кого себя выдают.

Мария Галина

 

 1 Цитируется с разрешения автора.

 2 До последнего времени “Лунную моль” Вэнса можно было найти в сети по ссылке http://www.2lib.ru/book/win/2506.html и http://www.kulichki.com/inkwell/update/wn12.htm

Версия для печати