Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Знамя 2007, 4

Мария Галина

Конец эпохи гигантов

Сетевые конкурсы — десять лет эволюции

“Русский Букер”, “Большая книга”, “Национальный бестселлер” — о них пишут в журналах и газетах, имена лауреатов у всех на слуху. А между тем в интернете идет не видимая сторонней публике литературная жизнь, где сталкиваются амбиции и кипят страсти, рождаются и гибнут репутации.

Интернет-конкурсы бывают разные, вплоть до конкурса аквариумного дизайна, но нас, разумеется, интересуют конкурсы литературные. Самый знаменитый — “Тенета-Ринет” — http://teneta.rinet.ru/ — исторически первый и один из крупнейших русских литературных сетевых конкурсов. Возник он в 1996 году с целью стимулировать публикацию литературных работ в сетевых журналах. Из чего следует, что сетевые публикации считались тогда “непрестижными”, а сетевая литература в своем нынешнем виде только зарождалась.

“Тенета” недаром считаются образцовым сетевым конкурсом, — стоит только посмотреть на состав организаторов и участников. У истоков конкурса стояли сетевые издатели и авторы, в том числе такие заметные фигуры, как Вячеслав Курицын, Макс Фрай, Антон Носик, Дмитрий Кузьмин, Александр Житинский и другие. В состав жюри в разное время входили Александр Генис, Виктор Ерофеев, Борис Стругацкий, Дмитрий Александрович Пригов. Произведения номинировались на конкурс сетевыми журналами — первоначально — тридцать номинаторов. Основное требование — первая публикация произведения должна была состояться именно в сети. Конкурс проходил по двадцати четырем номинациям, среди которых, помимо основных литературных жанров, были такие экзотические как “гипертекстовая литература”, личная литературная страница, персонально-монографический сетевой проект, виртуальная личность…

Этот масштабный проект, охвативший сетевую литературу с 1994 по 2002 год, прекратил свое существование пять лет назад. Однако именно он успел сформировать нынешнее литературное поле рунета. А также значительной части всей современной литературы. По итогам аналогичного “Тенетам” сетевого конкурса поэзии и прозы “Улов” (http://rating.rinet.ru/ulov/) выпускался “бумажный” альманах…

Как проходил конкурсный отбор на “Тенетах”? Сначала держатели литературных интернет-ресурсов — например, “Сетевая словесность”, “Стихи.ру”, “Вечерний гондольер”, “Анекдот.ру”, “Рема.ру”, “Страница Александра Левина”, “Самиздат” — выдвигали свои кандидатуры. Потом в два этапа определялись финалисты. На первом, подготовительном, экспертная комиссия отбирала несколько десятков работ по каждой номинации, которые судили два жюри — сетевое и профессиональное. Сетевое жюри составлялось из победителей и финалистов прошлых лет, а профессиональное — из известных сетевых деятелей и профессиональных литераторов (включая, опять же, победителей прошлых лет). Параллельно с “Тенетами” работала лента откликов “Анти-тенета”. Система судейства была довольно запутанной, однако одно несомненно: и в “Тенетах”, и в “Улове” номинировали и судили эксперты. Скажем, последний “Улов” судили Алексей Алехин, Михаил Бутов, Ольга Ермолаева, Виталий Пуханов, Сергей Костырко…

Впрочем, и “Улов” закрылся в 2002 году, а с ним отошла в прошлое эпоха гигантов — масштабных и практически всеобъемлющих сетевых конкурсов рунета (первый и единственный влиятельный американский сетевой литературный конкурс “eScene” — http://www.escene.org/ — закрылся еще раньше, в 1997 году). То ли потому, что они выполнили свою основную функцию — создали сетевое литературное пространство, то ли просто обрушились под собственной тяжестью: в первых “Тенетах” по всем номинациям участвовало пятьсот соискателей, а в последних — более двух тысяч. И это уже после первичного отбора. Согласно общим законам эволюции, наступила эпоха конкурсов шустрых и юрких, специализированных, однако самый известный из них — “Рваная грелка” — прекратил свое регулярное существование три года назад по той же причине — слишком много участников.

“Рваная грелка” — http://www.svenlib.sandy.ru/grelka.htm — самый популярный конкурс фантастического рассказа (первоначальное название “48 часов”) проходил при поддержке ресурса “Нуль-Т” с 2001 по 2005-й дважды в год, осенью и весной. В настоящее время проводится, но нерегулярно. Основной принцип “Грелки” — самономинация и анонимность участников. Рассказы ограниченного объема на заданную тему (обычно предлагаемую мэтрами фантастики — “арбитрами”, среди которых однажды был даже Роберт Шекли) сочиняются в заданный краткий срок — двое суток. Оценку рассказам (и это принципиально) дают сами участники конкурса: каждый обязан прочесть и оценить по десятибальной системе все рассказы в своей подгруппе. В отличие от “Тенет”, чьи призы имели материальное наполнение, “Грелка” — конкурс бескорыстный, но победить в нем — “порвать грелку” — очень почетно. Среди победителей не раз оказывались, например, Сергей Лукьяненко и Леонид Каганов. Аналогичные “Грелке” конкурсы проходят и на других ресурсах, например, так называемый “Эквадорский конкурс”, главным призом которого действительно является поездка в Эквадор. Но “Грелка” — самый азартный и знаменитый.

Чтобы победить в “грелочном” конкурсе, нужно уметь понравиться уже не экспертам, а коллегам-писателям; удивить их, причем не выстраданным годами шедевром, а поспешно написанным этюдом на заданную тему. За несколько лет выработались определенные технологии. У сетевиков даже есть на этот случай циничный термин, обозначающий такой рассказ — “прасабачку”.

Например, Лео Каганов, один из мастеров короткой новеллы, в своем сетевом дневнике пишет: “На сайте КЛФ уже второй раз проводился конкурс фантастического рассказа. В прошлый раз (конкурсная тема “Рыцарь отправляется спасать принцессу от дракона”) я по этому случаю написал “Эпос хищника”, который не занял на конкурсе ничего. Хотя тут я поработал на совесть. А в этот раз (“Для чего существует вселенная”, тему задал Головачев:)) из-за проблем со временем не мог полноценно участвовать в конкурсе… Шел с ночного первоапрельского эфира на “Эхе Москвы”, напившись кофе и насмеявшись от души. Пришел, вроде спать не хочется. Вспомнил про конкурс. Открыл Библию, сел за старенький комп… и за четыре часа сделал стилизацию-шутку. И, видимо, попал в тему, потому что занял 2-е место… Крайне был удивлен, узнав об этом, не предполагал. Потому что рассказ-то, в общем, более чем проходной. И выложил я его на свой сайт в разделе “мусорная корзинка””…

Действительно, если “Первая зачистка” так и осталась юмористической миниатюрой на тему Всемирного потопа, одной из многих, то сложный, написанный с привлечением культурологических, этологических исследований “Эпос хищника” стал уже, можно сказать, хрестоматийным.

Побеждает то, что умеет понравиться всем, скажем так, демоверсия — о чем в довольно резкой форме писал другой ведущий отечественный фантаст, и, кстати, автор “Знамени” Олег Дивов на сетевом ресурсе “Вечерний Гондольер”: http://gondola.zamok.net/072F/72Fdiv_1.html.

Формат “Грелки” прижился именно среди фантастов. Не только из-за почти стопроцентной интернет-грамотности фантастов, но и до какой-то степени “шаблонности” жанра — такие тексты можно по определенным лекалам писать быстро. Именно такие конкурсы и есть самые настоящие сетевые конкурсы. Формат, который вне сети невозможен. Иначе говоря, новое и уникальное явление. “Тенета”, хотя и возникли в сети, еще во многом копировали структуру обычных литературных конкурсов. А вот “Рваная грелка” уникальна. Да, “грелочные конкурсы” породили своеобразную литературу быстрого реагирования, “грелочные рассказы”. Но, во-первых, это хорошая школа для авторов. А во-вторых, это хороший стимул… Сесть, сосредоточиться, написать рассказ. Чем плохо? И все же если “Грелка” и оказала какое-то влияние на современную литературу, то на узкий и весьма специфический ее сегмент.

Впрочем, есть и третий вариант — просто конкурсы, где интернет служит только базой, средством информационной поддержки. Все как всегда — участники конкурса присылают свои тексты, а жюри их оценивает. Почти все поэтические конкурсы, проводимые в интернете, относятся именно к этому, третьему типу.

Например, полным-полно подобных, самых разнообразных конкурсов на портале http://www.litkonkurs.ru/ — “эпиграммы, пародии, басни”, “творческий дуэт в номинации Поэзия”, “бардовская поэзия”, — вплоть до литературного конкурса “Пишущая Украина”. Литературный уровень таких конкурсов может быть весьма низким (о конкурсах на этом портале были весьма скептические отзывы), а может — и очень высоким. Здесь, как и в “реале”, все зависит от репутации конкурса, состава участников и от того, насколько компетентно или некомпетентно жюри. Ежегодный поэтический конкурс “Заблудившийся трамвай” (имени Н.С. Гумилева) проводится с 2005 года на сайте лито “Пиитер” http://www.piiter.ru/konkurs.php. Здесь, как на “Тенетах”, стихотворения выдвигают номинаторы, однако, в отличие от “Тенет”, не только сетевые ресурсы, но и внесетевые лито.

Волошинский конкурс на “Поэзии.ру” (кураторы — Александр Кабанов и Андрей Коровин) посвящен Крыму в русской литературе. Авторы сами выдвигают свои произведения в номинациях: стихотворение, цикл стихотворений, проза, краеведение, критика и литературоведение… Так бы и остался конкурс одним из множества “тематических” и уже в силу своей ограниченности скучноватых, не сумей организаторы привлечь к нему яркие литературные имена. Такой конкурс вполне мог бы провести на своей площади любой толстый журнал, в том числе и “Знамя”, и если не проводит, то только потому, что оперативней и экономней делать это в интернете. Но в том, что тексты финалистов сетевых конкурсов такого уровня пополняют портфели толстых журналов, сомнения нет; свидетельством тому — подборка финалистов Волошинского конкурса, опубликованная в №12 журнала “Октябрь” за 2006 год.

“Бумажное” и “сетевое” литературные пространства перемешались окончательно. За десять лет своего существования сетевые конкурсы успели сформировать целую литературную эпоху, породили целую плеяду ярких имен, создали ряд литературных репутаций, выделились в самостоятельное, не имеющее аналогов в “бумажной литературе” явление и благополучно растворились в общем литературном процессе, став его значимой, но не самодостаточной частью.

Мария Галина

Версия для печати