Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Знамя 2006, 8

Анна Кузнецова

Рукописи не горят. Рассказы. Повести. Воспоминания. —
СПб: Издательство “Журнал “Нева””, 2005.

Журнал “Нева”, основанный в 1955 году, выпустил юбилейную антологию, в которую вошли произведения (или фрагменты) “с неожиданными поворотами литературной судьбы”: “Вокруг да около” Ф. Абрамова, “Невезучий Альфонс” В. Конецкого, “Хромая судьба” А. и Б. Стругацких, “Софья Петровна” Л. Чуковской, “Записки народного судьи Семена Бузыкина” В. Курочкина, “Эпилог” В. Каверина, “Как мы остались живы” Д. Лихачева, “Одна абсолютно счастливая деревня” Б. Вахтина, “Страх” Д. Гранина, “Между двумя романами” В. Дудинцева, “Некролог” М. Чулаки. В “Комментариях” дана история публикации каждой из несгоревших рукописей.

 

Все будет хорошо: Пьесы уральских авторов. Предисловие: Н. Коляда. — Екатеринбург: Уральское издательство, 2005.

Сборник, демонстрирующий успех “школы Коляды”: “представлены пьесы, которые уже опубликованы в журналах, увенчаны наградами на престижных конкурсах драматургов, переведены на другие языки, поставлены в театрах или приняты к постановке”.

Давид Шраер-Петров. Герберт и Нэлли. Роман. Предисловие: Генрих Сапгир.
Издание второе, переработанное. — СПб: Академический проект, 2006.

Роман, впервые вышедший в Москве в 1992 году, посвящен предвыездным перипетиям третьей волны эмиграции. Сюжет строится на переплетении трагедий русско-еврейских семей, вечных “отказников”, которым советская власть не позволяла выехать в Израиль. Пожилой профессор медицины Герберт Левитин, потерявший русскую жену и обгоревший при пожаре, потерявший сына, сначала не принятого в медицинский институт по причине неправильной национальности, а потом забранного в армию и ставшего жертвой афганца из сожженной деревни, — в конце романа женится на дочери автора “Колымских рассказов” от еврейской актрисы, молодой блондинке Нэлли Шамовой с такой же сломанной сильными мира судьбой. Наличие злодеев, персонифицирующих зло, превращает эту историю в мелодраму: начальник ОВИРа, тяжелый наркоман, почти подаривший героям выезд, убит наркодельцом, сломавшим жизнь прекрасной Нэлли.

Геннадий Губанов. С собой принесите свечу. Повести. —
М.: Издательское содружество А. Богатых и Э. Ракитской, 2006.

Две столь же безотрадные повести перестроечной пятилетки. В первой герои Петров и Андреев, начальник типографии и главный редактор газеты, борются с властью за право людей митинговать по поводу восстановления храма Христа Спасителя. Во второй старый фронтовик посещает далекую деревню, у которой воевал, и гибнет в том лесу, где полегли однополчане, избитый хулиганами.

Юрий Козлов. “Черная кошка” из Благовещенска. —
М.: Издательское содружество А. Богатых и Э. Ракитской, 2006.

В основе этой повести — эпизод окончания Второй мировой войны, когда советские войска победили Квантунскую армию и вошли в Харбин. Там они были радушно встречены русскими эмигрантами, которые с готовностью откликнулись на призыв возвращаться на родину. “Черная кошка” из Благовещенска — банда, рядившаяся под военное руководство, главаря которой герой чуть не подстрелил, а через много лет увидел в свите Ельцина, — это все наше “высшее руководство”, начиная с Ленина, уничтожавшее и грабившее свой народ поколение за поколением. Так считает 85-летний автор, воевавший с японцами в 1945-м и иллюстрировавший повесть своими фронтовыми фотографиями.

Олег Глушкин. Обретенные причалы. Рассказы, эссе. — Калининград: Кладезь, 2005.

Пятнадцатая книга председателя Калининградской региональной организации российских писателей, основателя журнала “Запад России”, обладателя Диплома Канта и звания лауреата VI Артиады народов России, удостоенный премий “Вдохновение” и “Признание”, награжденный золотой медалью “За полезное” и медалью М. Шолохова… Из рассказов мне больше всех понравился автобиографический “Дом” — о том, как обреталась самая впечатляющая награда человека, родившегося перед самой войной (1937), — прочная крыша над головой.

Виталий Шевцов. Семейный форс-мажор. — Калининград: Кладезь, 2005.

Сборник рассказов — коллекция семейных историй. Самая интересная — “Немцы приехали”, о том, как в одном доме встретились две четы его хозяев-стариков: прусских, живших здесь когда-то, и доживающих русских.

Дмитрий Соколов. Жил-был рыболов… Рыбацкие рассказики о Петровиче из Акулихи. — Нижний Новгород: ВВАГС, 2006.

Охотничий (рыбацкий) рассказ — жанр со своей “маленькой философией”, иногда, как в “Царь-рыбе” Астафьева, расширяющейся до вселенских масштабов. В этой книге он в своих границах: горожанин Петрович эмигрировал в деревню Акулиху, и даже недельный роман с залетной москвичкой не вернул его в родные асфальты.

Лора Белоиван. Маленькая хня. Рассказы и повести. — СПб: Геликон плюс, 2006.

Писательница из Владивостока отличается активным отношением к мировому абсурду, то и дело являющемуся на наш порог: она противостоит его вылазкам залихватской фантазией, чувством юмора и изяществом в обращении с ненормативной лексикой. “Повесть Белкиной” о прогулках с Пушкиным по дальневосточным пушкинским местам, да и вся эта сноподобная чушь, которой набралось на книгу, обаятельна своей непритязательностью.

Виктор Старков. Избранное: Стихи и проза. Составление: З.С. Старкова. —
М.: Круг, 2005.

Составитель, вероятно, вдова писателя с гагаринской улыбкой, руководившего литобъединением в Орехове-Зуеве, умершего в 1966 году в возрасте 35 лет. При жизни у него вышла книга “Горы не любят слабых” (Советский писатель, 1966), после смерти — еще шесть книг стихотворений. В данном двухтомном сборнике со сквозной нумерацией — избранное из семи книг, две поэмы и “роман в диалогах, путевых записках, письмах, отрывках из дневников” “Жизнь и любовь Петра Лентулова”.

Алексей Бердников. Рем, или Все браки на небесах. — М.: Просодия, 2006.

Стихотворца из Квебека, изъясняющегося исключительно венками и коронами сонетов, я бы отнесла к школе Вяч. Иванова. Его книгам как-то не требуется тираж, ISBN и прочие знаки бытия — в башне из слоновой кости, где только и можно их читать, все это незначимо.

Наталья Николаева. Не ко мне. —
М.: Издательское содружество А. Богатых и Э. Ракитской, 2006.

Предисловие, подписанное “литературовед Александр Шнайдман”, высокопарным слогом уверяющее, что перед нами — высокий профессионализм, приходится опровергнуть: графомания на воздушной подушке песенной интонации. Если бы в этих стихах было хоть что-то индивидуальное, я бы посоветовала автору поучиться рифме, если, конечно, не медведь на ухо… Пока же у этих словесных плясок нет автора, мой совет — не печататься.

Алексей Ивантер. Дальнобойная флейта. Стихи. — М.: ПОЭЗИЯ.РУ, 2006.

Автор знает очень много слов — редких, устаревших, диалектных и др., которые пляшут в его виршах виртуозно, налаживая там мелькание какой-то миражной реальности. Возможно, поэзия может быть такой — проистекающей из языка и в язык утекающей, иных берегов не касаясь. Я сомневаюсь.

Артур Крестовиковский. Гостагаевская осень. Книга стихов. —
М.: ОРФЕЙ, “Издательство Цапина”, 2006.

Тираж книжечки — сто нумерованных экземпляров. Экземпляр № 27 прислан в редакцию. На последней странице обложки — отзыв Юрия Арабова, дескать, знаменательно, когда яркий представитель андеграунда обращается к жанру элегии, это, мол, зеркало, в которое смотрится современная литература… Элегии в книжке нет ни одной: жизнь автора в кубанской станице отсылает к “жизни Званской”, а что до стихов… Оставаться бы автору представителем андеграунда — глядишь, никто бы и не понял, до чего он нещегловит.

Сергей Алексеенок. Бабочка безумия. Сборник стихотворений. —
Алматы: Искандер, 2006.

Первый, по всей видимости, сборник очень молодого, судя по всему, человека. Автор увлечен живописью Дали, Врубеля, импрессионистов; культивирует в себе безумие, а в творчестве — экспрессию. За всеми влияниями и поветриями, за нагромождениями образов и символов, за неуклюжестью версификации нет-нет да и проглянет одаренность — такой, например, строчкой: “Дерево, чьи ветви летом позволяли экономить на шторах”.

Александр Анашкин. Другая метрика. — М.: Издательство Руслана Элинина, 2006.

Первая книга поэта показывает высокий уровень стиховой культуры и поиск своего единственного ракурса взаимоотношений с миром при некотором недостатке темперамента и несвободе от влияния Бродского. Надеюсь, недостатки преодолимы.

Мария Ватутина. Перемена времен. Стихотворения. — М.: Русский Двор, 2006.

Тема женского одиночества, неотвратимого, наследуемого вместе с генотипом, исследуется автором на собственной судьбе несколько отстраненно, с научным интересом. Тема — женская, стих — мужественный, сдержанный и ясный. Лучшее в книге — стихотворение о поэзии, которым она открывается.

Н.Л. Лейдерман. Постреализм: Теоретический очерк. — Екатеринбург, 2005.

На смену неореализму рубежа XIX — XX веков пришла та стадия взаимоотношений реалистической прозы и мифа, которую автор называет постреализмом, выделяя этапы формирования нового творческого метода: как интенцию в “Наводнении” Евгения Замятина, как зрелую стадию — в “Улиссе” Джойса, как направление — в латиноамериканском магическом реализме… Каким-то боком сюда встраивается и наша проза 1980—1990-х, вроде бы тоже направленная на экзистенциальное и метафизическое осмысление абсурда и хаоса, разверзшихся перед человеком ХХ века.

В.И. Мартынов. Зона opus posth, или Рождение новой реальности. —
М.: Классика XXI, 2005.

Термин opus posth обозначает новое музыкальное пространство-время, в котором пребывает современный композитор. Это зона кризиса композиторской музыки, пограничная зона, где возможен прорыв из музицирования как делания в музицирование как бытие через осознание невозможности этого прорыва.

Виктор Бадиков. Новые ветры: Очерки современного литературного процесса Казахстана. — Алматы: Жибек жолы, 2005.

Есть у нас литература или нет, есть критика или нет и почему люди после перестройки читать перестали — к джентльменскому набору “современных” вопросов добавлено утверждение о том, что критика без литературоведения невозможна, а также свежая мысль о “всехности”, “высоком космополитизме” Пушкина — вот теоретическая часть книги. Практическая — заметки о казахских изданиях и интервью с писателями Казахстана, где вопросная часть состоит из комплиментов — национальная специфика, наверно. Почитать захотелось Инну Потахину — и заметка о ней тронула, и цитаты убедили.

Кристионас Донелайтис. Времена года. Поэма. (На литовском и русском языках). Подготовка текста, общая редакция: В. Карпенко. Перевод: Д. Бродский. Предисловие: В. Черняускас (“Литовский Гомер”). Послесловие: В. Карпенко (“Русскому читателю”). — Калининград: Янтарный сказ, 2005.

Торжество высокого космополитизма: в середине XVIII века в прусском Кенигсберге, спасая родной язык, литовский юноша пишет гомеровскую поэму, которая, будучи переведена на немецкий, признается европейским шедевром. В середине ХХ Давид Бродский переводит ее на русский язык для “малой библиотеки поэта”, откуда и перепечатана русская часть в данном издании альбомного формата, в мягкой обложке, предпринятом культурными силами Калининграда в целях сохранения памяти о богатом прошлом города.

Валентина Полухина. Иосиф Бродский глазами современников.
Книга вторая (1996 — 2005). Предисловие: Я. Гордин. —
СПб: Издательство журнала “Звезда”, 2006.

Первый сборник, посвященный Бродскому, профессор Кильского университета выпустила в 1997 году. Он состоял из интервью, взятых еще при жизни поэта, причем исключительно у поэтов. В предисловии Яков Гордин напоминает о предсмертном письме, в котором поэт просил не писать его биографий и мемуаров о нем и называет данное издание корректной попыткой заполнить образовавшийся пробел, не нарушая волю поэта. Но, как это всегда и бывает, всякое интервью больше говорит о самом интервьюируемом, чем о предмете разговора. “Найман упал, Диму не выбрали, получилось, что мы с Иосифом остались вдвоем: я прочту стихотворение, Ося прочтет. Каждый должен был читать по одному стихотворению. Как раз в это время Марина Басманова покинула зал, Иосиф сидел рядом со мной, и я заметил, как он побледнел, и в результате никто не победил” (Давид Шраер-Петров). “Прежде всего, он производил на всех грандиозное впечатление — своей авторитетной, властной манерой держаться. А это расценивается здесь как высшее откровение — я хочу сказать, в Америке, а потому что мне кажется, что американцы вообще, не только нью-йоркцы, очень склонны к восхищению, если есть чем восхищаться — склонны в гораздо большей степени, чем англичане, которых я считаю злыми и недоброжелательными” (Сюзан Зонтаг, перевод Лидии Семеновой).

В.В. Розанов. Террор против русского национализма (Статьи и очерки 1911 года). Составление: А.Н. Николюкин, В.Н. Дядичев. Комментарии: Б.Н. Романов. —
М.: Республика, 2005.

Собрание сочинений под общей редакцией А.Н. Николюкина пополнилось томом впервые собранных в книгу выступлений, в основном в газете “Новое время”. Не удержусь и процитирую, что думал о космополитизме Розанов в 1911 году, заметка “Космополитизм и национализм”: “Космополитизм естественно завершается в нигилизм. Нигилизм оттого и неодолим в России, что от него некуда уклониться космополитизму, с которого начала Россия: как пирамиде некуда убежать от своей вершины. И хоть имей пирамида основанием всю землю — кончится она в одной точке: так между маркизом Позою и “Письмами русского путешественника” начавшись, он кончился, пройдя невероятно много фазисов, — прыжком зверя в Киевском театре”. Здесь хотелось бы сносочку и комментарий. И не только здесь.

Можно вздыхать над скудными комментариями, но собирательскую работу, проделанную составителями, невозможно переоценить.

И.Н. Голенищев-Кутузов. От Рильке до Волошина: Журналистика и литературная критика эмигрантских лет. Составление, подготовка текста, предисловие, примечания И.В. Голенищевой-Кутузовой. — М.: Русский путь, 2005.

Журналистские и литературно-критические выступления 1929—1939 годов, опубликованные в парижских газетах и журналах “Россия и славянство”, “Возрождение”, “Современные записки”, “Числа”, а также югославских “Русское дело”, “Воля России”, “Српски книжевни гласник”, “Страни Преглед”. Эссе, написанные на сербо-хорватском языке, впервые вводятся в обращение.

Потомок старинного дворянского рода Илья Николаевич Голенищев-Кутузов был увезен из России подростком. Он знал шестнадцать европейских языков, исследовал средневековые литературы и живо интересовался современностью, активно публикуясь в периодике. Книга структурирована по разделам “Запад, ХХ век”, “Русская культура и южные славяне”, “В эмиграции и на Родине: Два потока русской литературы ХХ века”; приложением даны отзыв Ю. Мандельштама на докторскую диссертацию И.Н. Голенищева-Кутузова, посвященную истокам легенды о Гризельде, одному из мотивов средневековой французской литературы, заметка о собрании кружка Мережковских “Зеленая лампа”, где выступал И.Н., и шесть писем Ходасевича к И.Н.

Владимир Фридкин. Из зарубежной пушкинианы. — М.: Захаров, 2006.

Зарубежная пушкиниана здесь — поиски автором пушкинского наследия в зарубежных архивах. Благодаря литературному дару автора и чувству живого присутствия прошлого в настоящем, описания перипетий, сопутствующих научным изысканиям, превратились в сборник увлекательных рассказов, в основном о встречах с многочисленными потомками А.С. Пушкина, разбросанными по всему миру.

Пушкин и его современники. Сборник научных трудов. Выпуск 4 (43).
Под ред. Е.О. Ларионовой. — СПб: Издательство Санкт-Петербургского института истории РАН “Нестор-История”; Академический проект, 2005.

Первый раздел сборника — публикации из наследия знаменитых пушкиноведов: статья К.Я. Грота о современнике Пушкина, забытом поэте Петре Семенове (публикация П.В. Ильина) и очерк Ю.Г. Оксмана о пушкиноведе эпохи символизма Н.О. Лернере (публикация С.И. Панова), а также публикация К.Г. Боленко и Е.Э. Ляминой трогательной переписки А.С. Шишкова с племянницей. Во втором разделе — работы современных исследователей — меня заинтересовало исследование И.И. Чекалова ““Поэты-метафизики” на страницах “Московского телеграфа””. Очень интересен третий раздел, где публикуется исследование сюжетов массовой беллетристики предпушкинской поры, предпринятое Т.А. Китаниной.

14 декабря 1825 года: Источники, исследования, историография, библиография. Выпуск VII. — СПб: Издательство Санкт-Петербургского института истории РАН
“Нестор-История”, 2005.

Наиболее интересным материалом этого сборника стал для меня обзор А.П. Ковалевой публикаций по альтернативной истории событий 1825—1826 годов “Сослагательное наклонение в деле декабристов”. Потому, наверно, что альтернативная история возвращает всякий факт, уважаемый в силу неотменимости, к его происхождению — нагромождению случайностей — и предлагает думать, а не довольствоваться свершившимся.

Т.Н. Мальковская. Семья и власть в России XVII — XVIII столетий. — М.: ЧеРо, 2005.

Перемены в укладе русской жизни, происходившие в период российского просветительства, автор прослеживает на сложных взаимоотношениях дворянской семьи и государственной власти, отмечая кризисные явления: ослабление родовых традиций, возникновение потребности следовать западным ценностям, противоречия в вопросах вероисповедания, сочетание западных вкусов с русской привычкой к необузданности, непредсказуемости, произволу... Интересно, что “при всех общих характеристиках дворянства как сословия” дворян этой эпохи отличало от последующих “прежде всего умственное развитие”.

Вера Проскурина. Мифы империи: Литература и власть в эпоху Екатерины II. —
М.: Новое литературное обозрение (Historia rossica), 2006.

В предисловии автор критикует популярные культурологические теории литературы, являющиеся не чем иным, как dйjа vu вульгарной социологии, отталкивается от антропологического и психоаналитического подходов к истории и берет в предшественники Эрнста Кассирера, в частности, его работу “Мифы государства”.

Выделяя в сфере государственного мифостроительства рациональную и иррациональную части, автор исследует шесть основных имперских мифологем екатерининской поры, отразившихся в литературной жизни, и делает попытку установления авторства анонимного стихотворения 1793 года, которое не установлено ни А.Н. Неустроевым, ни Я.К. Гротом, ни Л.Н. Майковым.

Макс Энгман. Финляндцы в Петербурге. Перевод со шведского: А.И. Рупасова. —
Спб: Европейский дом, 2005.

История взаимоотношений Российской империи с маленькой северной страной уникальна: после 1809 года верховная власть Финляндии сосредоточена в Петербурге, при этом в рамках империи разворачивается национально-государственное строительство, создавшее предпосылки будущей независимости от империи. Шведский исследователь обобщает результаты работ последних десятилетий, посвященных миграции финнов в Россию, и дополняет их исследованиями о бытовании финляндского меньшинства в Санкт-Петербурге. Из книги можно, например, узнать, что единственная в Петербурге XIX века профессия, большинство в которой составляли финляндцы, — трубочист.

Гуманитарная география: научный и культурно-просветительский альманах. Вып. 2. — М.: Институт наследия, 2005.

Во втором выпуске альманаха, сохранившем от структуры первого два основных отдела “Статьи” и “Эссеистика/Путешествия”, появилось деление на подразделы. Чтение увлекательное: на обширном пространстве от первой статьи — о русском космизме начала ХХ века (О. Лавренова) — до материалов к словарю гуманитарной географии и путевых очерков совершается разработка полезных сдвигов смысла в географических понятиях, использованных иносказательно.

Дни и книги Анны Кузнецовой

Редакция благодарит за предоставленные книги Книжную лавку при Литературном институте им. А.М. Горького (ООО “Старый Свет”: Москва, Тверской бульвар, д. 25; 202-86-08; vn@ropnet.ru); магазин “Русское зарубежье” (Нижняя Радищевская, д. 2; 915-11-45).

Версия для печати