Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Знамя 2006, 4

Достоевский сегодня: Международная научная конференция

Сан-Пауло (Бразилия), 2005

Достоевский в Бразилии

В конце 2005 года в бразильском городе Сан-Пауло состоялась международная научная конференция “Достоевский сегодня”, организованная кафедрой русистики Университета Сан-Пауло. В ней приняли участие исследователи из Бразилии, Испании и России. Нашу страну представляли президент Фонда Достоевского Игорь Волгин, профессор филологического факультета МГУ Василий Толмачев и автор этих строк.

По возвращении из такой далекой экзотической страны (представление о которой у многих моих соотечественников, увы, пока еще существует лишь по сериалам, телетрансляциям карнавалов и футбольных матчей и незабываемым репликам псевдодонны Розы) часто приходилось отвечать на вопрос: какое самое сильное впечатление от поездки? И всегда честно свидетельствовал: больше всего поразила популярность произведений нашего классика в Бразилии (один из наиболее переводимых иностранных авторов; только в последние годы в издательстве “34” вышли в новых — очень качественных, как нам говорили коллеги, — переводах профессора Федерального ун-та Флуминенсе из Рио-де-Жанейро Паоло Безерры “Преступление и наказание”, “Идиот” и “Бесы”, сейчас идет работа над “Братьями Карамазовыми”), количество и качество изданий его произведений и исследований о нем (переведены книги о Достоевском М. Бахтина, Л. Гроссмана, А. Труайя, Дж. Франка). А главное — тот неподдельный интерес, с которым разновозрастная аудитория (студенты, преподаватели, аспиранты — причем не только из Университета Сан-Пауло), каждый день заполнявшая достаточно большой университетский конференц-зал, слушала доклады, задавала вопросы, принимала участие в заключительном “круглом столе” по актуальным проблемам биографии и творчества Достоевского. Активное и заинтересованное общение продолжалось и позже — в перерывах, за чашкой кофе, во время прогулок по городу. Вопросов и споров было очень много. А просьба была одна: присылать, по возможности, новые российские издания. К сожалению, в последние пятнадцать-двадцать лет работы наших литературоведов и критиков попадают в Бразилию лишь одним путем: если их привозят побывавшие в нашей стране исследователи, переводчики, аспиранты. Нет — даже в университетской библиотеке — и наших толстых журналов…

Открыл конференцию докладом об истории переводов и изданий Достоевского в Бразилии человек удивительной судьбы Борис Шнейдерман. В двадцатые годы прошлого века он эмигрировал с родителями из Одессы, стал в Бразилии известным и уважаемым русистом и переводчиком, воевал на итальянском фронте против фашистов в составе единственного батальона бразильских войск во Вторую мировую, долгие годы возглавлял кафедру русистики в Университете Сан-Пауло, приезжал в Россию, встречался с М. Бахтиным, В. Турбиным, В. Топоровым и другими замечательными отечественными учеными, и сегодня, в свои 88 лет, в курсе всего нового, происходящего в нашей науке, по-прежнему бодр, энергичен и пользуется огромным уважением и любовью своих учеников. На пленарных заседаниях прозвучали также доклады “Новые материалы к биографии Достоевского” (И. Волгин), “Историческое, символическое, архетипическое: Достоевский vs Ибсен” (с оригинальным и содержательным сопоставлением образов Мышкина и Брандта) (В. Толмачев), ““Братья Карамазовы”: осанна Достоевского” (К. Степанян), “Новые подходы к изучению поэтики Достоевского” (очень интересный доклад с использованием новейших российских исследований и словарей языка Достоевского) (Хуан Хименес, Ун-т Гранада, Испания), “Достоевский и сознание” (А. Бернардини, Ун-т Сан-Пауло), ““Сон смешного человека”: путешествие за правдой” (Н. Арсентьева, Ун-т Гранада), “Двоящиеся миры и двойники (Достоевский и бразильский прозаик Машаду де Ассиз)” (Паоло Безерра).

После пленарных начинались секционные заседания. Из более чем двадцати докладов, прозвучавших там, следовало бы отметить “Теория монтажа Эйзенштейна и “Преступление и наказание”” (А. Кавальери) и “Поэтика драмы в прозе Достоевского” (Е. Васина, обе — кафедра русистики Ун-та Сан-Пауло), “Восприятие Достоевского бразильской католической интеллигенцией” (Б. Гомиде, Ун-т Сан-Пауло), а также завершавший конференцию доклад профессора Католического университета Сан-Пауло Л.Ф. Пондэ “Проблема морали в творчестве Достоевского: нигилизм и святость” (мы в российском Обществе Достоевского рассчитываем получить текст этого доклада, перевести и опубликовать в нашем альманахе “Достоевский и мировая культура”). После доклада профессора Пондэ развернулась жаркая дискуссия, один из участников задал вопрос: “Если бы встретили сейчас, в нашем мире, такую девушку, как Соня Мармеладова, что бы вы ей посоветовали?”. “Я бы сам попросил у нее совета”, — ответил профессор.

Ну а следующим по силе было впечатление от самой страны Бразилии — огромной даже по нашим меркам (восемь часов лета на реактивном лайнере от одного края до другого), от одного из крупнейших городов мира (при том, что основан он был лишь в начале прошлого века) — Сан-Пауло: красивейший готический собор в центре окружен величественными старинными (так ведь можно говорить про здания 1920-х годов?) небоскребами, переливающиеся на солнце зеркальные здания офисов и крупных банков и корпораций перемежаются живописными университетскими городками (экономический и научный центр страны!) и парками, где на берегу маленьких озер растут деревья с красными и желтыми цветами и отдыхают черные лебеди, где на лужайках играют в футбол замечательно красивые девушки, а рядом — музей сакрального искусства (деревянные скульптуры, образцы церковной утвари, фрагменты алтарей, порой совершенно необычные для нас — в центре одного из них изображен просто солнечный диск с намеченными, как на детских рисунках, глазами, носом и ртом, — собранные из десятков городских и сельских церквей Бразилии, начиная с XVI века). А чуть далее — армянская церковь и станция метро “Армения”; а над всем этим — невероятное ночью небо с Южным Крестом, которое вот уж точно не увидишь на нашем, противоположном конце земного шара. Удивительно спокойные и доброжелательные люди, гордящиеся тем, что в их жилах течет французская, немецкая, португальская, еврейская, индейская, африканская, русская (сразу после Октябрьской революции Бразилия активно привечала эмигрантов из России — вот откуда “голубая мечта” Остапа Бендера!) кровь. Расхаживающие по улицам в шортах и майках (весна — 26-30 градусов!), а рядом — почти во всех окнах — игрушечные Санта Клаусы в натуральных шубах и валенках (канун Рождества!) и даже один живой, настоящий, принимающий детей с их просьбами в вестибюле огромного универмага, тоже в шубе, шапке и валенках (из чего уж они у него сделаны, чтобы не пришлось дедушке испариться в такую жару, — можно только гадать).

А в Рио-де-Жанейро, куда удалось выбраться на денек, шел дождь, и был густейший туман (что, как говорят, бывает здесь раз в несколько лет), и статуя Христа на горе Корковадо даже на расстоянии нескольких метров была видна едва-едва, как бы парила в белом потоке… “Что может быть фантастичнее и неожиданнее действительности? Что может быть даже невероятнее иногда действительности?” (Ф.М. Достоевский. “Дневник писателя” 1876 года, март.)

Карен Степанян, вице-президент российского Общества Достоевского

Версия для печати