Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Знамя 2006, 12

Ключевой момент. Стар Медиа Раша, ТВ-Центр

Как запорожцы Москву завоевывали

Ключевой момент. Реалити-шоу. — Стар Медиа Раша, ТВ-Центр. Четверг, пятница, 19.50.

Ближнее зарубежье пристраивается к российскому бизнесу всеми силами — это естественно. При том уровне жизни, какой сложился в странах бывшего СССР, создавать рабочие места в России — единственная возможность им как-то помочь. Как субъект помощи украинским коллегам телеканал “ТВ-Центр” выглядит исключительно милосердным. А запорожцы они или киевцы — в данном случае несущественно.

Итак, на телеканале ТВ-Центр появилась новая программа, называется она “Ключевой момент”, экспортируется с незалежной Украины. Представляет собой попытку составить конкуренцию программе “Жди меня”. Это ее цель. Похвальная, впрочем. А вот средства, которыми эту цель пытаются поразить, мы и рассмотрим. Потому что уровень программы выражается одним емким понятием: провинциальность. Посмотрев пару выпусков, задашься вопросом: кто же ваяет это чудо шоу-бизнеса? Ответ простой: редакторы, кто же еще. Познакомившись с ними, узнаешь, что понятие “редактор” можно трактовать весьма и весьма широко.

Вот они — десяток звонкоголосых девчат, набранных по интернетскому объявлению. Прелестных, если не брать в расчет каменные лица и напряженные спины. Похожих на фольклорный хор, когда переходят на напевную украинскую мову в разговорах между собой, чтобы мы их не очень-то понимали. Превращающихся в стаю пираний, когда их способность работать редакторами ставится под вопрос — например, выясняется образовательный ценз. Готовых, впрочем, на любую работу. При этом часами выясняющих, кто что НЕ должен делать, поскольку широкое понятие “редактор” границ их обязанностям не ставит, несмотря на то, что полномочия вроде бы уточнены: все эти дивчины во главе с редактором-координатором — редакторы-кто-то-еще. Думаю, среди них есть и редактор-уборщица, которая с гордостью вручит вам визитную карточку. И ничуть не удивится, если ей прикажут сварить обед или соткать полотенце. И бросится варить и ткать. Вот только кто будет это есть и этим вытираться…

Каждый из “редакторов” — и швец, и жнец, и на дуде игрец. Так им кажется. Вообще-то готовность на все — качество для молодого человека перспективное. Но только в альянсе со способностью на все. Что думает на этот счет администрация, догадаться несложно: если на такую зарплату находятся люди — значит, надо работать с этими людьми. Если на такую зарплату нельзя найти людей профессиональных, обойдемся “талантливыми”. Если на эти деньги нельзя найти специалистов в Москве — обойдемся силами провинции.

И вот столичному зрителю предложено шоу, которое делается так. Сначала “редакторы” лепят синопсисы житейских историй, да так гарно… Частенько во время съемок от героев поступает информация, полностью расходящаяся с данными синопсиса. А бывает, уже на экране выясняется, что герой не Георгиевич, а Григорьевич (программа от 17 августа)… Далее синопсисы по электронной почте попадают на обработку к редактору-сценаристу — киевской молодке с грудным ребенком. Она расписывает историю по эпизодам — если успевает, конечно, отрываясь от люльки (большинство историй поступают к ведущей недописанными) — и по электронной же почте отправляет ее на Москву. Сценарист придумывает, что говорит ведущая в том случае, а что — в этом; какие вопросы задает съежившемуся под софитами человеку, приехавшему из далекой глубинки (чаще всего украинской) встретиться с потерянным много лет назад родственником...

Гладко было на бумаге, да забыли про овраги, а по ним ходить: ответы ведь не предусмотришь заранее. И типовой диалог с бедолагой, цепенеющим перед камерой, получается таким:

— Что вы сейчас чувствуете?

— Эмоции.

Поговорив с “редакторами”, с удивлением обнаруживаешь, что о главной своей проблеме команда даже не подозревает. Просто потому, что культурный уровень “редакторов” не дает почвы для разговора о языке и стиле.

Сценарии написаны на чудовищной смеси русского, украинского и канцелярского языков, полной таких оборотов и выражений, которые без смеха прочесть невозможно. Обильно сдобренной при этом вульгарной образностью — вполне, наверное, нормальной для украинской речи, но в русском варианте вызывающей смех до колик.

Но попробуйте засмеяться в окружении каменных лиц и пережатых спин! Попробуйте хотя бы просто объяснить “редакторам”, в чем дело! Они по-русски говорят? Говорят. Их все понимают? Их все понимают. Значит, вы, гадски москали, над ними просто издеваетесь.

“Иногда дорога жизни раскидывает людей в абсолютно разные стороны света и строит преграды на их пути. Надо сглаживать острые углы жизни, и тогда…” Дочитать невозможно, начинаешь давиться от хохота. Это — “подводка”, обобщающее вступление к конкретной истории, важный момент сценария. Есть еще и “отводка” — выход из конкретной истории в некое обобщение, исполненный, увы, в той же стилистике.

“Надо понимать, ЧТО говорится, а не хохотать”, — вступается за своих редактор-координатор. О том, что нужно понимать еще и КАК говорится, никто здесь просто не догадывается.

Жалко в этой ситуации единственного человека, который, что называется, “попал”. Ведущую. Вряд ли актриса Ольга Кабо, подписывая полугодовой контракт с украинской командой, догадывалась, что ей придется делать все за всех. Она-то, на дуде игрец, и вынуждена быть еще и швецом, и жнецом, поскольку голодные украинские дети попросту ни на что не способны. Человек умный и культурный, воспитанный на русской театральной классике, ведет она себя в скандальной ситуации изумительно. Терпеливо ждет вместе со всей студией, пока “редакторы” сваяют вместо невозможной подводки еще более невозможную. Поняв, что взять с них нечего, придумывает сама что-нибудь удобоговоримое, а к следующей съемке подыскивает что-то подходящее в маминых цитатниках. Игнорирует неверные данные синопсисов, схватывая на лету, кто кому кум-сват-брат-племянник, кто кого сколько лет не видел и у кого какое отчество на самом деле. Импровизирует по недописанным сценариям. А дописанные на ходу переводит с украинского русского на русский русский.

Что будет дальше с новой передачей, предсказать нетрудно. Просто потому, что никто ничего менять явно не собирается. Редакторы есть? Есть. Они работают? Работают. Передача выходит? Выходит. Так что же еще надо?

Контрактные полгода подходят к концу. Не думаю, что Ольга Кабо продлит злополучный контракт — передача провальная. Два-три сюжета на двадцать-тридцать получаются интересными сами по себе — их делают такими уникальные судьбы участников. Но это бывает редко. Еще два-три держатся на профессионализме ведущей, сумевшей придать типовой истории какой-то шарм. Но это выходит случайно. Основной же поток почти одинаковых сюжетов таков, что карьере актрисы роль ведущей такой программы скорее повредит. Другую звезду на эту роль запорожцы-киевцы, может быть, и отыщут — на двойной гонорар. Вот только новая ведущая еще больше рискует превратиться в посмешище. Чтобы оплатить ее работу, компании “Стар Медиа Раша” — филиалу украинской телекомпании, специализирующейся на сериалах, — придется ополовинить ставки “редакторов”. Тогда команду набирать придется среди таджичек, подметающих московские рынки, и киргизок, нанимающихся убирать в московских офисах и квартирах. Эти пойдут в “редакторы” и на $100 в месяц. Вот только качество продукта опять будет соответственным цене труда.

Анна Кузнецова

Версия для печати