Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Знамя 2006, 11

2017-й

Сценарий в стиле черного юмора

Об авторе | Храмчихин Александр Анатольевич. Политолог. Постоянный автор “Знамени”.

 

Весной 2002 года Китай заказал в России восемь новейших подлодок с условием поставки всех восьми до 2007 года. Для выполнения этого заказа пришлось задействовать сразу три судостроительных завода (в Санкт-Петербурге, Нижнем Новгороде и Северодвинске). Такая спешка, не имеющая аналогов в практике военно-технического сотрудничества РФ и КНР, да и вообще в современной торговле оружием, однозначно свидетельствует о том, что Пекин планирует боевое применение своих ВМС в конце текущего десятилетия, причем главной ударной силой станет подводный флот (он будет применяться для блокады Тайваня, борьбы с ВМС Тайваня и, при необходимости, США). При этом ПЛ будут доставлены в Китай не своим ходом, как обычно, а на борту специального плавдока с целью максимальной экономии моторесурса ПЛ. В начале 2005 года Пекин принял “антисепаратистский закон”, легитимизирующей применение силы против Тайваня в случае провозглашения им независимости. В сентябре 2006 года правительство Китая резко ужесточило контроль над иностранными СМИ, фактически изолируя свое население от внешнего мира, а внешний мир — от информации о Китае, не отфильтрованной госцензурой. Все это — очевидные признаки подготовки к захвату Тайваня, который, видимо, состоится до 2010 года. После этого Китай займется Россией. Тем более что он готовится не только к морским десантам, но и к войне на материке. Осенью 2006 года прошли беспрецедентные по масштабам учения Шэньянского и Пекинского военных округов НОАК, двух самых мощных из 7 китайских ВО. Интересно, что именно эти округа прилегают к границе с Россией: Шэньянский противостоит Дальневосточному, а Пекинский — Сибирскому ВО ВС РФ. В ходе учений подразделения Шэньянского ВО совершили бросок на расстояние 1000 км на территорию Пекинского ВО, где провели учебный бой. Передислокация была проведена как своим ходом, так и по железной дороге. Подобный сценарий учений — это подготовка к войне с нами, других вариантов здесь просто нет. Причем отрабатывается наступление, а не оборона.

Если в Москве у власти сможет удержаться нынешний режим, который реализует “концепцию Иванова—Квашнина—Немцова” по созданию “профессиональной армии” при дальнейшей деградации высокотехнологичных войск, через десять лет возможен следующий сценарий развития событий.

 

К концу 2016 года на материке к востоку от Байкала у РФ остались одна мотострелковая дивизия (в Хабаровском крае), одна бригада спецназа ГРУ, одна воздушно-десантная бригада и одна дивизия морской пехоты сокращенного состава в районе Владивостока, один полк истребителей Су-27СМ (под Хабаровском), два зенитно-ракетных полка (под Владивостоком и Хабаровском). В Забайкалье остались одна танковая дивизия, вооруженная танками Т-90С, и одна десантно-штурмовая бригада. В Сибири к западу от Байкала остались одна мотострелковая дивизия сокращенного состава и одна бригада спецназа ГРУ в районе Новосибирска, один мотострелковый полк в Юрге, одна сводная ракетно-артиллерийская бригада под Красноярском, один зенитно-ракетный полк под Новосибирском.

Количество китайских мигрантов в Сибири сравнимо с численностью граждан РФ, а к востоку от Байкала — превышает его. Контроль над миграцией отсутствует, поскольку назначаемые главы регионов и руководители правоохранительных органов находятся на содержании у Пекина (отдельной статьей этого содержания является “откат” в Москву, позволяющий сохранять свою должность сколь угодно долго независимо от результатов деятельности).

1 января 2017 года во время новогодних праздников в нескольких регионах Сибири и Дальнего Востока целенаправленно провоцируются конфликты между китайскими мигрантами и местным населением, погибает несколько китайцев. Это вызывает “стихийные” волнения среди мигрантов с требованиями защиты своей жизни и восстановления “территориальной целостности” Китая в соответствии с Нерчинским договором 1689 года. Официальный Пекин 2 января требует от российских властей защитить китайских граждан на территории РФ и, не дожидаясь ответа (который 2 января невозможен из-за того, что органы власти РФ не функционируют), заявляет, что осуществит защиту своими силами. В этот же день китайские войска из состава Пекинского и Шэньянского военных округов общей численностью тридцать пехотных дивизий переходят по льду Амур на всем его протяжении. Одновременно китайские диверсанты, находящиеся в России под видом мигрантов, блокируют воинские части, уничтожают личный состав (в первую очередь — офицеров), что значительно облегчается тем, что несение службы в праздники практически не осуществляется. Диверсанты громят штабы ДВО в Хабаровске и СибВО в Чите, полностью нейтрализуют средства ПВО (оба зенитно-ракетных полка и полк Су-27) и мотострелковую дивизию в районе Хабаровска. Под Владивостоком десантники и спецназовцы оказывают противнику сопротивление, однако долго оно продолжаться не может из-за подавляющего численного превосходства противника и невозможности получить подкрепление и снабжение.

Одновременно из района Хайлара ударная группировка Народно-освободительной армии Китая (НОАК, официальное название ВС Китая), включающая восемь танковых и двенадцать пехотных дивизий, переходит в наступление по направлению Чита — Улан-Удэ. На территории Бурятии она 4 января вступает в бой с танковой дивизией и десантно-штурмовой бригадой ВС РФ. Китайцы несут серьезные потери, но благодаря подавляющему численному превосходству на суше и полному господству ВВС Китая в воздухе российская группировка, не имеющая возможности получить подкрепление, прекращает свое существование. К 5 января к востоку от Байкала на материке у России остаются лишь отдельные очаги сопротивления. Ударная группировка НОАК с ходу преодолевает Байкал, который в этот период танки могут пройти по льду, и захватывает Иркутск, где деятельность органов власти и правоохранительных органов уже полностью дезорганизована выступлениями китайских мигрантов и действиями диверсионных групп, после чего продолжает с маршевой скоростью движение в направлении Красноярска.

2 января китайский воздушный десант занимает Улан-Батор, принуждая руководство Монголии заявить о полной поддержке действий Пекина по “защите своих граждан и восстановлению территориальной целостности Китая”. Группировка в составе десяти пехотных дивизий Ланьчжоуского военного округа пересекает территорию Монголии, вступает на территорию РФ в Республике Тыва и к 8 января, не встречая никакого сопротивления, выходит к Абакану. К этому дню основные силы НОАК захватывают Тайшет, важнейший железнодорожный узел Восточной Сибири, окончательно изолируя восток страны от ее центральных районов.

Большинство представителей высшего руководства РФ в момент начала агрессии находится на отдыхе в Европе, многие из них под различными предлогами отказываются возвращаться в Москву. Лишь 6 января президент, премьер-министр, министр обороны приступают к работе в Кремле, пытаясь выяснить у китайского руководства, что происходит. Пекин отвечает отписками официального характера, продолжая военную кампанию. 7 января из Москвы поступает приказ оставшимся частям СибВО из Западной Сибири двигаться в направлении Красноярска и Абакана. Это, однако, чрезвычайно затруднено из-за разрушения китайскими диверсантами железных дорог, активного воздействия ВВС Китая, несколько эскадрилий которых перебазировались на аэродромы Иркутской области, уничтожения штаба СибВО, а также новогодней дезорганизации и начавшегося дезертирства контрактников, которые, как и сегодня, набираются исключительно из люмпенов и представителей социальных низов.

8 января в России объявляется всеобщая мобилизация, однако мобилизационный резерв в стране отсутствует из-за особенностей нового принципа комплектования, а работа военкоматов дезорганизована.

11 января части НОАК занимают Красноярск и продолжают движение на запад. Встречное сражение к западу от Енисея с оставшимися частями СибВО приводит к полному разгрому последних, после чего китайские войска продолжают наступление в направлении Томска и Новосибирска. К этому времени их потери достигли тридцати-сорока процентов личного состава (в основном — из-за болезней и обморожений) и техники (в основном — из-за поломок), однако по захваченному Транссибу теперь возможна беспрепятственная переброска резервов, размеры которых у Китая, по сути, неограниченны.

Российскому руководству становится очевидно, что сдержать продвижение китайцев на запад незначительными оставшимися силами, переброшенными из Европейской части страны, невозможно, они будут столь же быстро разгромлены. В Москве принимается решение нанести ядерный удар по столице Синьцзян-Уйгурского автономного района Урумчи (крупнейший город на северо-западе Китая), что и осуществляется 14 января. В ответ на это Китай наносит ядерные удары по Ижевску и Нижнему Новгороду. В российских городах начинается массовая паника, миллионы беженцев устремляются к западным границам страны, после чего дальнейшее сопротивление агрессии становится бесполезным. В Кремле принимают решение обратиться за помощью к США. Вашингтон выдвигает условие — установление прямого контроля над ядерным потенциалом РФ. Кремль дает на это согласие. После этого воздушные и морские десанты США высаживаются в Тюменской области, в Якутии, на Камчатке и Сахалине. Вашингтон и Пекин начинают переговоры, на которых фактически обсуждается раздел российской территории и природных ресурсов между США и Китаем.

 

В данном сценарии есть очевидная натяжка — слишком оптимистичный взгляд на действия Кремля. Гораздо вероятнее, что никто из представителей власти в Москву не вернется, сбегут и те, кто будет отдыхать в России. Соответственно, не будет и ядерных ударов по Урумчи, Ижевску и Нижнему. Общий результат от этого не изменится.

Версия для печати