Опубликовано в журнале:
«Знамя» 2005, №11

Новые стихи

Об авторе | Тимур Юрьевич Кибиров родился в 1955 году, учился в Московском областном педагогическом институте им. Н.К. Крупской, служил в армии, публиковаться начал с 1989 года. Автор нескольких поэтических сборников. Ныне является шеф-редактором “Радио “Культура””. Данная подборка представляется частью новой книги “Кара-Барас!”.


* * *

Из заповедей я не нарушал
одну лишь “Не убий”, и то случайно.
Поскольку мне везло необычайно,
я никого пока не убивал.
А так — и сотворил, и возжелал,
не соблюдал, и даже воровал!
И всё же, если приходил в отчайнье,
то не от чтенья сих постыдных строк,
а оттого, что милосердный Бог
не дал мне рог, бодливому балбесу,
чтоб я не стал во всём подобен бесу!..
При всём при том,
при всём при том
хватает мне стыда
в косноязычных интервью
витийствовать всегда
о том, что мир погряз в грехах
и канул без следа!
И в интервью, и в сих строках,
и чокаясь в “Апшу”,
и даже в любострастных снах
я об одном блажу —
о том, как надо нам вести
себя и кровных чад,
о том, что надо нам блюсти,
что надо соблюдать
всё то, что сам могу снести,
не более минут пяти,
от силы десяти!
Для пробы места нет на мне
и нет на мне креста!
Увы — хватает мне вполне
лишь страха и стыда —
чтоб говорить, чтоб голосить,
над милым прахом выть!
Я в скверне по уши давно,
но называть говном говно
имею право всё равно,
как это ни смешно!

* * *

Если уж выбрал малобюджетную роль
рыцаря бедного
(см. также у Заболоцкого — “бедный мой воитель”),
изволь
решить наконец,
что же именно кровью своею
начертать на щите
(ну не Н.Н.М. же в конце-то концов!)!
Каков же девиз,
каков же рекламный слоган
сей безнадёжной кампании?..…
Ты знаешь,
когда я служил мнс-ом
во Всесоюзном НИИ искусствознания,
я часто присутствовал
на открытых партийных собраниях,
и на траурных митингах
по случаю смерти генсеков
тоже частенько.
И вот тогда-то, слушая
благородными сединами убелённых
учёных мужей
и утончённых
искусствоведческих дам,
которые так старались и в этом,
навязанном им,
унизительном контексте
сказать что-нибудь эдакое,
нетривиальное,
я, в бессильной злобе, повторял про себя
блатную похабную поговорочку —
“Под ножом всякая даст,
да не всякая подмахивать будет!”
И вот теперь мне кажется,
что это относится не только к той,
слава Богу, полузабытой ситуации,
что это вообще универсальная максима,
и что ничего благородней и мужественней
не рождал человеческий гений —
“под ножом-то всякая даст,
но не всякая — слышишь? — не всякая
подмахивать станет!”
Ибо нам
не дано
победить.
Ибо нам
суждено
проиграть.
Но подмахивать всё же
грешно!
Западло
расслабляться
и получать удовольствие!
Даже под ножом,
даже
под гнётом власти роковой,
даже
под страхом оказаться чужим
веку сему!

* * *

“Я не трубач — труба!
Дуй, Время!” —
о, как замечательно точно написал Эренбург
о ненавистном мне типе писателей!

(хотел было написать “о женственном”,
но всё-таки не все же женщины бляди)

мол, я здесь ни при чём, я расставляю
чувствительные ножки, расслабляюсь
и получаю удовольствие, а Время,
ну, Время-то, оно, конечно, вдует

по самые помидоры…

* * *

Ей же Богу
я готов смириться
со многим.
Почти со всем.
Я готов, укатавшись
на крутых этих горках,
согласиться.
Но только не с тем,
что Владимир Владимирович Путин —
это Николай Павлович Первый.
и что Шендерович-Иртеньев —
это Чаадаев сегодня!
При всей моей нелюбви
к Николаю I,
при всей моей нелюбви
к Чаадаеву,
маленькому аббатику!
Нельзя же быть настолько лживым,
пока сердца для чести живы!
Пока свободою горим —
настолько пошлым и тупым!
К вопросу о релятивизме
Относительно-то оно, конечно, относительно.
Абсолютного-то и впрямь не видать.
И слыхом не слыхать.
Ни пером описать…

Но попробуй сие доказать
вот этому
влюблённому юноше!

Красота его крали,
конечно же, относительна.
А на трезвую-то голову
вообще сомнительна,

но!
Ему, дураку, всё равно!
Абсолютно, поверишь ли, всё равно!

И
коль не хочешь получить по роже,
признай, мудрец, что всех она пригоже!

А если ты действительно мудрец,
пора уже признаться наконец,

что
относительность, она тоже
не очень-то абсолютна!

* * *

У монитора
в час полнощный
муж-юноша сидит.
В душе тоска, в уме сомненья,
и, сумрачный, он вопрошает Яndex
и другие поисковые системы —

“О, разрешите мне загадку жизни,
мучительно старинную загадку!!”

И Rambler отвечает,
на все вопросы отвечает Rambler!

Проще простого
сlick — и готово:
Вы искали: Смысл жизни,
найдено сайтов: 111444,
документов: 2724010,
новых: 3915.

Внеклассное чтение

Розы цветут! Красота, красота!
Скоро узрим мы младенца Христа!
                                                 Андерсен
1
Торопясь, торжествуя заранее,
мальчик выскочит вновь из толпы
и опять завизжит: “А король-то, король-то…”
И вдруг умолкнет,
увидев внезапно,
что не только король,
но и вся его свита,
министры, лейб-гвардия, фрейлины,
даже сами портняжки-обманщики —
голые!
Все буквально
в чём мать родила!
И, обернувшись растерянно
к толпам народным,
он узрит лишь нагие тела,
обнажённую
жалкую плоть человечью.
И совсем уж смутившись и струсив,
почувствует голую
гусиную синюю
кожу свою мальчуковую,
и дальше увидит нагие деревья,
увидит, что лес обнажился,
что поля опустели,
что пустынна нагая земля
и что скоро зима…
Кто же, ну кто же укутает нас,
разоблачённых?
Кто же прикроет нас, голеньких
рыцарей голого короля?
2
Наш-то король — гол,
а вот их королева — снежная,
тьма и стужа кромешная!
Против него —
ого-го!
Ни гу-гу…
Вот и лежи на снегу.
Вот и решай,
глупенький Кай.
Вот и иди,
глупая Герда.
Там, впереди —
царствие смерти.
Там, позади —
розы цветут.
Ну не цветут…
Ну, отцвели…
Ну, так и что ж?
Скоро — узришь.
Если — дойдёшь.

К вопросу о единстве формы
и содержания. Тезисы


Да ты чем полон, шут нарядный?
                                                          Пушкин

Как долго, как мучительно, как страстно
искали выразительные средства
служители высокого искусства,
чтоб выразить точнее, глубже, ярче
юдоли сей плачевной содержанье!
И с каждым новым веком становились
всё выразительнее средства. Ну а цель
из вида постепенно потерялась…
Выражали содержанье —
да не выразили!
Сдерживали выраженья —
да не выдержали!
Днесь в плане выражения —
большие достижения,
но в плане содержания
заметны ухудшения —
сплошное беснование,
сиречь осатанение.
Ибо то не содержанье,
чем исполнен днесь любой!
Ты, прости за выраженье,
полон дряни, милый мой!
Ибо вакуум корежит
форму изнутри —
посмотри, какие рожи,
только посмотри!
Тут частушка будет кстати,
слышанная в детском саде —
“Сидит Ваня на крыльце
с выраженьем на лице.
Выражает то лицо,
чем садятся на крыльцо!”

* * *

Моисеевы скрижали
мы прилежно сокращали,
мы заметно преуспели
в достиженьи этой цели.
И один лишь не сдаётся
бастион обскурантизма —
предрассудок “Не убий!”
Но и он уж поддаётся
под напором гуманизма,
братства, равенства, любви!
Добрый доктор Гильотен,
добрый доктор Геворкян —
прописали нам лекарства
против этого тиранства
(а от заповедей прочих
доктор Фрейд успешно лечит!).
Приходите к ним лечиться,
прирождённые убийцы…
Но нельзя, товарищи, забывать
и о важности эстетического воспитания —
невозможно, товарищи, отрицать
заслуги нашей творческой интеллигенции
в преодолении вековой отсталости!
Достаточно назвать
имена Ницше и маркиза де Сада,
лорда Байрона и М. Горького,
В. Маяковского, К. Тарантино, В. Сорокина
и многих и многих других
не менее талантливых
бойцов идеологического фронта…

* * *

“Да он и не скрывается!” — всё чаще
я повторяю приговскую строчку
о милиционере. Но трактую
её я шире несколько, чем Пригов
(хотя и Дмитрий Александрович, конечно,
имел в виду не только и не столько
сотрудника структуры силовой),
а я
в виду имею то, что не скрывается
давно уж, к сожаленью, Князь
мира сего!
Что Отец лжи
прекращает лгать,
что Змий-соблазнитель
ленится нас соблазнять,
Что Волк предвечный сбросил
шкуру Агнца!
Это как советский Агитпроп —
для французика и америкашки
изгалялся, выдумывал, лгал,
надевал пристойные маски,
в общем, скрывался,
ну а для своих-то родимых колхозничков
не очень-то и старался
в отсутствии конкурентов.
Для своих-то достаточно
инструкции на КПП
с подписью и печатью.
Ибо кто же подобен Зверю сему?
 

Инфинитивная поэзия
(по мотивам Жолковского)


Сникерснуть
Сделать паузу — скушать Твикс
Оттянуться по полной
Почувствовать разницу

Попробовать новый изысканный вкус
Быть лидером
Мочить в сортире
Не дать себе засохнуть

Убить Билла-1
Убить Билла-2
Играть в Джек-пот — жить без забот
Не париться

Пиарить
Клубиться
Позиционироваться
Зачищать

Монетизировать и растаможить
Зажигать

Бесстыдно, непробудно —

И не такой ещё, моя Россия,

бывала ты, не падая в цене!



© 1996 - 2017 Журнальный зал в РЖ, "Русский журнал" | Адрес для писем: zhz@russ.ru
По всем вопросам обращаться к Сергею Костырко | О проекте