Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Знамя 2001, 4

Диаспора: новые материалы

Анна Кузнецова

Не последний
Диаспора: новые материалы. Альманах. 2001, № 1. Париж, Atheneum — СПб, Феникс.

Первый номер последнего проекта Владимира Аллоя, известного издателя литературы русского зарубежья, недавно ушедшего из жизни, последним не станет.
С проектами периодических изданий была связана вся жизнь этого энергичного человека, чей вклад в российскую культуру конца ХХ века еще предстоит оценить.
Началась эта деятельность тогда, когда группа ленинградских физиков и лириков, диссидентствовавших из-за невозможности читать то, что им хотелось читать, — Арсений Рогинский, Владимир Аллой, Александр Добкин, Феликс Перченок (сегодня жив из них только Рогинский), — в условиях тотальной идеологической лжи и антиисторизма занялась архивными изысканиями правды пореволюционной российской истории: процент ее содержания в документах был наиболее высоким. Публиковать добытые материалы — забытые дневники, записные книжки, мемуары — стало возможно только после эмиграции В. Аллоя в Париж. Пять сборников под названием «Память», вышедшие в 1978–1982 годах, разрабатывались в Ленинграде, а печатались за рубежом. Задачей их было — выкрасть правду у государства и снабдить ее качественным академическим комментарием, которого советские историки дать не могли. Авторы и публикаторы выступали под псевдонимами, не ставшими большой загадкой для КГБ. После пятого сборника был арестован Рогинский, а Аллою было предложено прекратить выпуск «Памяти», дабы не подвергать коллег более пристальному вниманию власти. Компромисс состоялся: Рогинский был выпущен из лагеря досрочно, а выпуск «Памяти» прекратился. Не прекратилась, однако, издательская деятельность В. Аллоя, и материалы готовившихся номеров «Памяти» вошли в первый номер нового альманаха «Минувшее» — его самого знаменитого издательского проекта.
Альманах архивных публикаций о русском ХХ веке, продолжающий традиции сборника «Память», стал единственным завершенным из долгосрочных издательских проектов. Первые двенадцать выпусков вышли в 1986–1991годах в издательстве «Atheneum» (Париж) — когда случилась перестройка и всех дееспособных людей соблазнил ее задор, который выражался поговоркой «куй железо, пока Горбачев». Аллой вернулся в Россию, и №№ 13–24 вышли здесь (М.; СПб., Atheneum; Феникс). В 1990–1993 годах парижские тома репринтно переизданы в России, сначала в издательствах «Прогресс» и «Феникс», а с № 6 — только «Феникс». Всего вышло 24 тома альманаха, а в качестве 25-го тома в 1999 году был выпущен сводный указатель ко всему изданию.
Каждый выпуск «Минувшего» имел большой резонанс. Уровень подготовки всегда был высочайшим, а если недочеты и случались — на это были веские причины. В доперестроечном издании нельзя было сообщать, откуда получены материалы, опубликованные под рубриками «Из наследия отечественной философии», «Из истории литературной жизни», «Литература и власть», «Из истории театра», «Материалы по истории кино». Героями публикаций были как известные деятели культуры, так и никому не известные чекисты, особисты, политические деятели, политические репрессированные — задача максимального заполнения лакун нашей истории была здесь главной. В редколлегию входили Н. Богомолов, Ж. Бонамур, Э. Гаретто, А. Добкин, Д. Мальмстад, Р. Пайпс, М. Раев, Д. Сегал... Дело было живое, почему Аллой его завершил — многие не понимали.
В качестве сопутствующих «Минувшему» изданий вышли семитомный альманах «Лица», издаваемый Биографическим институтом в 1992–1996 годах (М.; СПб., Феникс; Atheneum), и двухтомник историко-просветительного общества «Мемориал» — «Звенья», с 1991 года. В «Лицах» нечетные номера выпусков посвящены ХХ веку, четные — XVIII-XIX векам. Состав авторов, уровень и принципы подготовки материала те же, что и в «Минувшем». Первый выпуск альманаха «Звенья» посвящен сталинским репрессиям, второй — теме «Интеллигенция и революция». Редакторы-составители № 1 — Н. Охтин и А. Рогинский; № 2 — А. Добкин и А. Рогинский.
Еще одним из проектов Аллоя, осуществленным вместе с Т. Вольтской и С. Лурье, стал выходивший в последнее пятилетие века в издательстве «Феникс» периодичностью 3 раза в год литературный журнал с исчерпывающим названием «Постскриптум», где публиковались оригинальные авторские произведения, последние штрихи к литературному итогу века, которые уже не могли изменить его лицо. Публикация политического памфлета В. Топорова «Фантомные боги» (1999, № 1) послужила причиной выхода Т. Вольтской и С. Лурье из состава соредакторов журнала.
Разочарованный перестройкой Аллой, оставшийся французским гражданином по причине нежелания обращаться к властям с просьбой вернуть ему отнятое гражданство, вернулся в Париж, где и затеял новый альманах, во многом родственный «Минувшему», но несколько суженный: он посвящен только русской эмиграции. Решив, что лучшее из российских архивов уже опубликовано, он стал работать с эмигрантскими архивами, взяв пятерых представителей для сотрудничества в альманахе «Диаспора»: А. Лаврова в Санкт-Петербурге, О. Коростелева в Москве, Д. Мальмстада в США, Р. Дэвиса в Англии и Э. Гаретто в Италии.
Отказавшись жить в третьем тысячелетии, Владимир Аллой завещал им продолжать его дело, а полномочия главного редактора передал Олегу Коростелеву.
Альманах «Диаспора» будет выходить в том же составе и с той же периодичностью — 2 раза в год. В отличие от «Минувшего», в нем, кроме чисто публикаторских разделов, есть рубрика «Статьи, исследования» — авторский текст, хоть и на архивной основе; а также будет отдел библиографии — подробные критические разборы центральных публикаций аналогичных «Диаспоре» «долгоиграющих» альманахов. Объем № 1 — 47,5 п.л., тираж 1100 экз., в твердой обложке. Наиболее интересное здесь — публикация Рашита Янгирова «Друзья, бабочки и монстры: из переписки Владимира и Веры Набоковых с Романом Гринбергом. 1943–1967», поскольку переписка Набокова до сих пор почти не публиковалась. Письма собраны из нескольких архивов, подробно откомментированы.
Не менее интересна публикация из дневника Б. Лазаревского, третьестепенного прозаика, который переписывался со многими людьми, чьи письма представляют огромный интерес, и вклеивал письма и фотографии в дневник, который вел всю жизнь, описывая незначительные события собственной жизни. Дневник написан почерком, представляющим первую трудность для публикаторов, вторая заключается в разрозненности дневника. Источник данной публикации, тетрадь дневника за 1925 год, был найден в архиве поэта Бориса Слуцкого.
В уже подготовленный № 2 войдет доклад В. Набокова о советской беллетристике, воспоминания В. Вейдле, переписка В. Набокова и Г. Струве, дневник В. Сосинского, переписка Ю. Бахметьева с В. Маклаковым, продолжение переписки Тэффи и Буниных, письма Д. Мирского к П. Сувчинскому, письма Д. Кленовского к В. Маркову, письма З. Гиппиус к В. Нувелю и другие материалы.
В частично готовом № 3 предполагается продолжение публикации воспоминаний В. Вейдле и переписки В. Набокова с Г. Струве, а также будут опубликованы эпизоды из истории коллаборационизма во время Второй мировой войны.

Версия для печати