Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Знамя 1999, 9

Собирающий скрепки

Стихи




Евгений Бунимович

Собирающий скрепки

* * *
я все ещё каждое утро мою лицо и уши
я все ещё каждое утро чищу ботинки и зубы
я все ещё каждое утро хочу одолеть пространство я все ещё каждое утро открываю почтовый ящик
там нет ни газет ни писем я открываю почтовый ящик
на бумаге верже мне предлагают продать квартиру
купить шампунь с бальзамом в одном флаконе
и посетить фестиваль иисуса на стадионе динамо
я все ещё каждое утро иду по большой садовой
по заслугам по памяти по цельсию по фаренгейту я все ещё каждое утро открываю в классе фрамугу
говорю доброе утро называю тему урока
я все ещё знаю как доказать теорему лагранжа
лемму коши-вейерштрасса и правило лопиталя
бессель
неравенство
это звучит гордо я все реже и реже ставлю точку тире запятую я все реже и реже
существую
психую
рифмую
1997
Ночной диалог
так вы говорите что это платаны?
быть может хоть я и подумал что клёны
что наши поступки скорее спонтанны
затем что и помыслы неопределённы так вы говорите что трансперсонален
абсентиализм мультимедиа-арта?
быть может хоть я и подумал что сталин
не станет пирожным как буонапарте
так вы говорите что нет кривошеи
в таком IBM-совместимом санскрите?
так вы говорите что ночью страшнее?
так вы говорите так вы говорите
1997

* * *
что-то многое стал забывать
даже абзац три дефис два
морального кодекса строителя коммунизма
почему-то всегда в парикмахерской
даже державную поступь стиха
коим свинарка во весь экран
клеила пастуха
в гуме у фонтана дружба народов
где сколько уже и не вспомню баб
*
и все золотые
и все без греха
да не гум это
вднх а ещё был фонтан на лубянке
но этого я не застал
я застал уже этого и пьедестал
что-то многое стал забывать я юный пионер советского союза
перед лицом товарищей
я робинзон крузо
перед лицом пятницы я пятница
перед лицом субботы
что-то многое стал забывать этот эдипов
военно-промышленный
комплекс
этот эзопов
язык
отварной
в майонезе что-то многое стал забывать но помню
когда великий глюк
явился
и открыл нам новы
глюки
не бросил ли я всё заявление прошу предоставить мне
нервно-паралитическое убежище
по месту жительства
1991
Август в Париже
я говорю на чужом языке и осторожно
тупею
йогурты поедаю а также папайю
и маракуйю
и маракую о тех кого
обрекаю
на портупею и огурцы
с перепою
я говорю на чужом языке и в витринах цветут
ананасы
неча пенять коль случилась такая
абсцисса
пруд патриарший нельзя как хорош
с монпарнаса
танки ушли по-английски
турусы теряют
колёса
вот тебе бабка и план
барбаросса
может и выживем в средней в своей
полосе-то
там где бандьера то роса
а то полосата
а на закате такая в пруду
позолота
что и не дать и не взять и не снять
с депозита
1991
* * *
зеркало пересыхает амальгама фрактальна самоповторы памяти выводятся на ржавый дисплей душа отлетает без пафоса отчётность ежеквартальна в пространстве дробной размерности это ещё смешней вышел из подпрограммы оказывается к барьеру ерёма принес лепажа когда компьютер завис сделал немало лишнего оказывается карьеру на скрижалях среди поправок останется мой дефис 1998
Уходящий последним
собирающий скрепки
вытирающий пыль
закрывающий ящик
задвигающий стул
надевающий шляпу
достающий ключи
отключающий воду
вырубающий свет
проверяющий время
запирающий дверь
поправляющий галстук
вызывающий лифт
нажимающий кнопку
уезжающий вверх
развивающий скорость
выжимающий газ
выпускающий воздух
заглушающий звук
нажимающий кнопку
наблюдающий взрыв
провожающий взглядом
исчезающий мир
1994

Востряково. Сад

с тех пор как царица дай бог памяти
кажется елизавета
лишила меня и мой народ права на землю
я полагаю сад
это не моя тема
таковы законы евгеники
бунимовики
и генетики
даже заурядные азалии бегонии и традесканции
тихо увядают в моём присутствии
а кактусы так те просто
вываливаются из горшков
потому импровизация на тему мол де сад
ни на йоту минуту
не заставляет трепетать ни один
из моих дряхлеющих членов
однако старость не радость
а руководство к действию
когда живёшь долго
каждое слово обретает эхо
среди всех наворотов
не замечаешь
как наворачиваются слёзы
город мой
сад камней
чахлые кустики прохожих
купы алкашей
тёмные аллеи сограждан
на встречных эскалаторах
метро юго-западная
выход из последнего вагона
направо
ещё раз направо
автобус N
востряково
остановка по требованию
дедушки мои и бабушки
мама
последний
единственный
кладбищенский мой сад
слабо задохнуться в просторах россии
мои аллергены берёза ольха и осина
и это мне дали почувствовать до
всего
что открыл академик адо
но я не могу
н и о т к у д а с л ю б о в ь ю
кремация здесь
пусть растут в изголовье
три пальмы
три карты
три квёлых стиха
мои аллергены
берёза
осина
ольха

1989, 1993

Евгений Абрамович Бунимович родился в 1954 году в Москве. Окончил мехмат МГУ, с тех пор преподает математику в школе. Заслуженный учитель России. Имеет более пятидесяти стихотворных публикаций в России, а также во Франции, Бельгии, Швеции, Германии, США. Первая книга стихотворений вышла в 1990 году в Париже, вторая и третья — в Москве. Живет в Москве.
* а ещё был фонтан на арбате там где сейчас генштаб


Версия для печати