Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Зинзивер 2013, 6(50)

…придумай случай для… влюбиться

Стихотворения

Литературно-художественный журнал 'Зинзивер'. № 6 (50),2013. Сергей Сутулов-Катеринич.

Сергей Сутулов-Катеринич
Поэт. Главный редактор журнала «45 параллель». Автор многих публикаций. Живет в Ставрополе.



Поэзия


…придумай случай для… влюбиться
 
*   *   *


Анатолию Богатых


Один семь сотен песен написал,
Другой увяз в болотах монологов…
Тому, который вечно-сам-с-усам,
И десяти стихов казалось много.

Зачем считать? Кого судить? Постой…
Мучительно слагаются молитвы.
Несбывшихся поэм — давно за сто!
Внезапная строка — острее бритвы.

Он тьму катренов ночью сочинил.
Она над рифмой сутками камлала.
Тому, который зол-но-очень-мил,
И «Слова о полку…» казалось мало.

Гармония, рожденная в раю,
Поверена гекзаметрами ада.
Над крышами дворцов и сараюх —
Стоп-кадры канонады звездопада.

Чертей в черновиках — под миллион!
Балладу умыкнул лукавый ангел.
«Лучинушку» крылатый батальон
Оплакал над вулканами гренландий…

Поэт, который любит-этот-свет,
За той чертой сакральной помоги нам,
Напомнив: недописанный сонет
Честнее переписанного гимна!




…и они, и оне: да — любви! нет — войне!


…на свинцовой Луне, в трындецовой стране и они, и оне
отчего-почему — не поймут! —
на чужой стороне, как в чудесном окне, кучеряво вполне…
ну а тут лилипут-баламут,
поправляя пенсне, (это модно вовне, на латунной Луне):
братаны! казнокрадам — капут!
на занудной струне — наяву и во сне — о великой весне:
very good, very good, very good!

и оне, и они — от Пеле до Нани — о Луне — ни-ни-ни!
угадай: месяц стар или юн?
от Бали до Перми: черт возьми! Бог храни! — воскрешай, хорони…
смерчи зла, луч добра в море лун.
Карабаса уйми — барабан болтовни, контрабас трескотни, —
философствует Клоп Говорун.
остаемся людьми! обними-обойми и любого прими,
и любую пойми, Гамаюн…

на свинцовой Луне в трындецовой стране голосят о вине —
разбираются, кто виноват?
или квасят оне, акцентрируя не: мы — на трезвой волне,
на латунной Луне — сущий ад!
на красивом коне скачет бравый корнет: да! — любви, нет! — войне!
обойдемся без пошлых шарад.
Незнакомке — лорнет! Трубадуру — сонет. шестерне — не-не-не! —
загадали они в звездопад…

…и лакей, и лунит ценит прелесть ланит и экспрессию ни —
без испанских экспансий в подтекст;
и оне, и они любят майские дни — догони, возверни —
пять секунд, семь веков, сто невест.
под Орли — фарс фигни?.. дотяни до Оми именин до-ре-ми!
полтергейста протест надоест.
золотые огни… пристегнули ремни… Незнакомка, усни…
красный крест. белый крест. черный крест.




*   *   *


По форме — сонет, а по сути — роман.
Четырнадцать строк. (Остается двенадцать...)
Нелепо страдать, как герой синема.
Смешно рифмовать и грешно повторяться.

Друзья отмолчались за страшной чертой.
Отец отворчал. Отпечалилась мама.
Загвоздка — в загадке закладки простой:
Бессмертие есть — зависает программа…

Системные сбои девятой строки.
Десятый апостол. Десятое мая.
Весталки, драконы, быки, ведьмаки,
Закладка в романе Стругацких «Хромая
судьба»… И взрывают зарю петухи,
Сжигая пророчества племени майя.




небесный дилижанс


…накуролесил всласть и начудесить смог.
затея удалась — бессмертен стильный слог.

остался без причин в чистилище причуд —
укором для мужчин, насмешкой для иуд.

придумал лилипут, попутал великан,
разучивает шут канкан — гопак для канн.

вставая с той ноги, включайте чудака,
праправнуки Яги, внучатки Колчака.

без философий, власть! уже взведен курок.
судьбина задалась — остался без порток.

короче: без деньги, отрадно: без долгов.
как велики шаги и сапоги богов!

поэт, суши харчи, глотая валидол.
молчат твои грачи, кричат глазищи вдов.

взывая: помоги, побереги бока,
прабабушка Вольги, прадедушка зэка.

единым тембром — до! единым ритмом — да!
либидо — вольный вдох, на выдохе — беда.

шепчи, мычи, рычи — останешься, дурак,
намеком для дивчин и следствием для врак.

бесспорно, на авось, конечно, сгоряча
пророчил, но стряслось: держава без врача.

невероятный шанс дарю — перечитай:
небесный дилижанс на юг… felicita…




ангел, акын и алтын


кто у кого скоммуниздил алтын?
кто и кому перекраивал образ? —
вряд ли ответит заносчивый сын,
ткнувшись в архив и в автографах роясь.

вряд ли узнает застенчивый внук,
чья это муза шушукалась с дедом.
(ни до каких академий наук
не долетит gaudriole* за обедом…)

ну и какого, любезный, рожна
звуком пронзаешь измученный разум?
(буки и веди, послав тебя на…,
разом возвышены азбучным азом).

богу и черту давно наплевать,
с кем переспит афродитная рифма…
(ежели стих приключится на ять,
под логарифмом — чернильное имхо).

что? почему? для кого? — напослед…
(ангел на банковском бланке вульгарен…)
время вопросов прокисло, мой свет!
время ответов зависло, мy darling**!

мамочка! ма!.. (под затылок — алтын…)
мастер мистерий? маэстро скандала?
сложно казаться акыном простым.
страшно касаться вуали астрала.


*Gaudriole  (франц.) — забавная шутка
**My darling (англ.) — моя дорогая




*   *   *


Николаю Еремину


Он понадеялся на случай
И окрестил звезду падучей.

«Потом подскажет образ Бог», —
Вздохнул пастух и лег под стог.

Его лечили от падучей.
Он рисовал летучий лучик.

Метеорит? Лихое слово
Явилось из эпохи новой.

Когда Вселенную заглючит,
Ищите ключ к звезде падучей.

…Поэт остался безымянным.
Считаешь случай окаянным?!

Оговорись точней и лучше —
И вздрогни под звездой падучей.




*   *   *


…давай так и скажем: эпохе конец! —
не только твоей и моей распрекрасной,
провальной, банальной, ужасной, опасной,
безумной, безродной, беспечной, бесстрастной,
но целой стране — неизбежный звездец.

не верил отец, сохраняя билет —
партийный, великий, воспетый, треклятый,
надменный, священный, расстрельный, распятый,
кремлевский, солдатский, рабочий, измятый —
но прятал за зеркалом Новый Завет.

европам — привет! — ухмыляется сын. —
свободным, циничным, волшебным, блаженным,
продажным, отважным, киношным, служебным,
америкам жутким, китаям скаженным —
до индий добрался, и там — подлый сплин…

Земля — апельсин! — восхищается внук,
младшой из четверки, Илюха-алтайский. —
ты, деда, не майся! Кощей-сенегальский-
валдайский-версальский-бискайский-бенгальский-
вестсайдский-байкальский — бездарный дундук!

…И отзвук, и звук долетят — через век —
Уже долетели, коснувшись мембраны
Праправнука Яна, праправнучки Анны…
Хореи и ямбы даруют нирваны
Тебе, долгожданный Иной Человек!




Каламбуры бытия


…сто зим разбазарил во имя Твоя.
Сто лет растранжирил на лживых наложниц.
Процесс пития — как эксцесс бытия:
Конечно, нельзя! Бесконечно — не можно…

Ай, люли-люли, замели феврали
И пасхи, и плесы, и пьесы, и песни…
Эх, люди-рубли под статью подвели
И черные доски, и красные пресни.

Жалейка жужжит, запугав соловья.
Нежнейшая нота в ночах запропала.
Мираж пития? Метранпаж… жития:
Уже — через край, но — безжалостно мало.

Ах, лешие-ведьмы, родимой земли!
Лучисто-нечистая сила, воскресни,
Чтоб люди-нули, покидая кремли,
Кормились на доллары луковых пенсий.

Мундир сентября на тулуп января
Не глядя меняет дрожащий художник.
Абзац букваря — как эрзац янтаря.
Глинтвейны царя и портвейн на рогоже.

Ой, сказочки-сказки… Гвидон на мели.
Фандорин — соавтор «Федорина горя»?!
Ковры-самолеты сомлели в пыли.
Алиса — весталка зеркал забугорья.

Ковыль — в колее. Ни коня. Ни копья.
Чужая судьба до озноба тревожит.
Абсент бытия — как процент вытия.
Три слова сразят: позабудь меня тоже!

Заложник зачатья, язык прострели!..
Рифмач, пересмешник, паяц, греховодник,
По Млечной реке проведи корабли,
В которых чудят опечатки Господни.

Минор ноября? Ля мажорна заря.
Пируют Печорин, Чигорин, Тригорин…
Аккорд блатаря на мотив кобзаря —
Про белую церковь и синее море.

…сто зим и сто лет разоряешься зря!
Баллада, проблеяв, откинет копытки.
Форсаж пития — эпатаж бытия.
Конечен финал — бесконечны попытки.




рецепты спасений


безумец, ревнивец, упрямец и дале —
печальный счастливец, миндальный идальго,
любимец отличниц в шинели Мишеля,
личин и обличий — для тыщи мишеней.
ревнивец, упрямец (который безумец)
в портретный румянец вонзает трезубец.

алтайский затворник, кавказский затейник,
разбойник, раскольник, безбожник, бездельник.
отец — полужирным! поэт — нонпарелью?!
шаман, расскажи нам былину карелью.
вздыхает дедуля (который безбожник):
сюжет на ходулях? надежен треножник.

испанский мечтатель, французский мыслитель,
радетель, старатель, свидетель, вредитель.
калиф калифорний сигналит из Дели:
три месяца — вторник, верни понедельник!
крамольный Румата (который Ярмольник):
планета измята, кровав треугольник!

на русском, английском, иврите и дале —
роман альпинистки «маэстро скандалий»;
конспекты китайца: «московская кома»;
«почаще скитайся!» — акцент астронома.
(парижский котяра признался: каширский…
накажет фигляра прапрадед чеширский!)

на шведском, немецком, ненецком и боле —
трактат о дворецком, летящем на бомбе;
баллада о принце, воскресшем три раза…
мальчонке приснится рисунок Тараса…
Крещатик весенний… «откель, фулиганы?!»…
рецепты спасений — от Ганга до Ганы…




Держава без Царя


Памяти Игоря Царева


…апрельская заря:
держава без Царя.

от Ольги до Оки —
рождение ольхи.

беспомощность врачей.
бессмысленность речей.

астральные грехи?
авральные стихи.

честнее пьяных слез
молчание берез.

над четками голов —
печаль колоколов.

ржавеют якоря:
держава без Царя.

от Ольги до Оки —
мерцание строки.

народный? наш? ничей? —
в молчании свечей.

опошлят дураки
сакральные стихи.

честнее красных роз
дрожащий черный пес.

трезвее грешных слов
трезвон колоколов.

акценты звонаря —
цитатами Царя.

…эпохе вопреки —
скрижальные стихи!




Задача номер раз,
или «Вам возвращая ваш портрет»


Чурилов, капитан, по прозвищу Чудило,
Поклявшийся любовь войною перемочь,
За чаркой вспоминал: «Ах, как она любила —
Майора, а меня дразнила день и ночь...»

Июльский Кисловодск, блаженный, довоенный…
Людмила, медсестра (через полгода — врач).
«Причудина?! Смешна фамилия, мой пленный,
Но верная жена — гарантия удач…»

Причудину устал завидовать Чудило:
«Везет тебе, майор! До сладких в Кислом встреч…» —
«Коньяк — на посошок…» — «Что было, то и сплыло…» —
«Задача номер раз — Чудинку уберечь!..»

Лубянка и чужой судьбы паникадило…
«Людмила, Бог — в Кремле!» — воскликнул капитан.
Июль. Сороковой… Ах, как под сердцем ныло…
Чурилов — на крыло! Причудин — в Магадан!..

Аэродром «Кагул»*. Добраться до Рейхстага
И фрица запугать, чтоб лютый бес дрожал.
Союзники чудят? Друг промолчал — присяга.
В газете прочитал: «Бомбежка, взрыв, пожар…»

Свои сто сорок бомб и свой побег из плена
Полковником обмыл седеющий аскет.
Войною превозмочь ознобы предвоенной
Мелодии танго — с рефреном «ваш портрет»…

Чурилов уцелел в аварии под Гродно,
Где рухнул «дуглас-бис», рванувший на Берлин…
Сиделку обозвал змеюкой подколодной,
Хирургу пригрозил: заряжен карабин.

— Достать из-под земли полста «Герцоговины»!
— Семь бед — один ответ, товарищ генерал...
— И ящик коньяка, поскольку именины:
Георгий, Жорка, Джордж «полтинник» разменял!..

Июльский Кисловодск. Блаженный сорок пятый.
От койки до окна — три шага и назад…
Людмила, главный врач: «Опять бузишь, крылатый?!
Покурим, почудим… И не таращь глаза…»

Чурилов, генерал, по прозвищу Чудило,
Причудиной пять лет настойчиво твердил:
— Однажды обними влюбленного дебила!
Майора не вернуть — рассвет, расстрел, распыл…

Июльская Москва. Людмила отчудила:
Жена, а не вдова! Чурилова теперь.

…Причудин под окном! Сигналящий водила…
— Родная, ставь коньяк! Я открываю дверь.


* В 21.00 7 августа 1941-го с аэродрома «Кагул» на острове Эзель поднялась особая ударная группа из 15 бомбардировщиков ДБ-3 ВВС Балтийского флота под командованием полковника Е. Н. Преображенского, загруженных бомбами ФАБ-100 и листовками. Звеньями командовали капитаны В. А. Гречишников и А. Я. Ефремов, штурманом летел П. И. Хохлов. Полет проходил над морем на высоте 7.000 метров по маршруту: остров Эзель (Сааремаа) — Свинемюнде — Штеттин — Берлин. Для соблюдения секретности на всем протяжении полета выход в радиоэфир был категорически запрещен…
В 1.30 8 августа пять самолетов осуществили сброс бомб на хорошо освещенный Берлин, остальные отбомбились по берлинскому предместью и Штеттину… В 4 утра 8 августа, после семичасового полета, экипажи без потерь вернулись на аэродром…
8 августа немецкое радио передало: «В ночь с 7 на 8 августа крупные силы английской авиации, в количестве 150 самолетов, пытались бомбить нашу столицу… Из прорвавшихся к городу 15 самолетов 9 сбито».
В ответ на это радио Би-би-си съязвило: «Германское сообщение о бомбежке Берлина интересно и загадочно, так как 7-8 августа английская авиация над Берлином не летала».
В сводке Совинформбюро от 8 августа сообщалось, что советская авиация успешно бомбила Берлин. В «Известиях» подчеркивалось: «В результате бомбежки возникли пожары и наблюдались взрывы. Все наши самолеты вернулись на свои базы без потерь»…

По материалам Википедии




*   *   *


Сказавши А, по волосам не плачут…


простой каприз

…придумай случай для… влюбиться —
всерьез, внезапно, вопреки!
и заворкует голубица.
и присмиреют дураки.
тебе за сорок? ей — за тридцать?
студенты или старики?
увидеть. вздрогнуть. удивиться —
до зарождения строки…

заветный повод для… утешить —
сердечно, тайно, невзначай.
она грешна? пророк грядеши?
ты с чьей женой коньячил чай?
уже смущаешься, милейший?
(ужасен привкус первача...)
— седьмую ведьму, — шепчет леший, —
ночной чечеткой привечай!

найди причину для… гордиться —
гитарой, формулой, резьбой.
пожар пожаловал — Жар-птица
над развалившейся избой.
в огне сгорают очевидцы.
врут журналисты вразнобой.
молчат провидицы столицы.
провидцы — за кордон гурьбой.

Никола Тесла — для… воскресли?! —
страна, сестренка, сверстник из…
поет на Красной Пресне Пресли,
Бернес — на Брайтоне, без виз…
…из поднебесья — рифмой, песней:
ты — Беатрис, я — Арамис.
(без сенсоров, сентенций, бестий…)
Христос простит простой каприз.




Осторожно: окно открывается!..


Все, что смог сотворить, ставьте в плюс,
Минусуя глагол натворил.
Не боюсь, потому улыбнусь
В час, когда навестит Азраил.

Минус сорок годочков назад
Искушал и стращал Сатана:
Пей до дна, времена — сущий ад!
Впереди — мировая война.

Позади — и страна, и звезда,
Впереди — волнолом поэллад.
Сатана, как всегда опоздал:
Возмужал молодой виноград.

Без намеков — о чем и зачем —
Загадаю, успев промолчать…
За углом — и печаль, и мечеть.
Под стихом — золотая печать.

Изначальный глагол ставлю в плюс:
Полюбил — разлюбил — полюбил!
Ужаснусь… обернувшись, вернусь:
Полюбить, продолжая to be.

Продлевая отмеренный срок
Лет на двадцать, не меньше — Бог дай! —
Постигаю восторг и Восток,
Открываю кандиль и Клондайк.

Сочиню все, что раньше чинил,
Напророчив на вечность вперед.
Сочинителю — бочку чернил,
Ибо старый компьютер наврет.

Без метафор — мечеть и печаль.
«Аллилуйя!» — хорал по утрам.
Возликую: Лукавый, отчаль!
За берёзой – Андреевский храм.

Версия для печати