Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Зинзивер 2013, 3(47)

Игорь Смирнов-Охтин. «GAUDEAMUS ВСЕЛЕНСКИЙ ГАУДЕАМУС»

Критика


Игорь Смирнов-Охтин. «GAUDEAMUS ВСЕЛЕНСКИЙ ГАУДЕАМУС»
СПб.: Изд-во СП Санкт-Петербурга, 2012


В конце прошлого года попалась мне на глаза книга петербургского писателя Игоря Смирнова-Охтина «GAUDEAMUS ВСЕЛЕНСКИЙ ГАУДЕАМУС. Пестрые тексты». Увесистый том, содержимое которого захватило меня с первой минуты. О чем бы ни писал Смирнов-Охтин, об известных ли людях, о событиях действительно происходивших в жизни автора, или о событиях придуманных и даже фантастических, все написано блестяще и поражает удивительной остротой авторского восприятия всего и вся.
А мне было особенно интересно читать, потому что проза Смирнова-Охтина погрузила меня в знакомый мир ленинградского быта. Я тоже, как и автор, житель блокадного Ленинграда, и тоже жила в городском центре, и тоже в третьем дворе, и даже была знакома с некоторыми персонажами, описанными в книге. Например, Сергей Довлатов. Отлично написанные страницы в интересном ракурсе показывают человека, носившего такое, теперь знаменитое, имя.
Автор необычайно чуток к нюансам. Он отражает много такого, вроде бы и не обязательного, вроде бы и отрешенного от реальности, но тем самым добивается эффекта достоверности, описываемое становится очевидным, явным… становится реальностью. Выразительны штрихи, раскрывающие суть явлений. А иногда встречаются детали, которые, на первый взгляд, кажутся вообще парадоксальными, но чем дальше вчитываешься, тем больше и больше веришь автору.
А есть в книге рассказы откровенно фантастические — и не просто, а написанные с буйной фантазией, но и они мне кажутся удивительно правдивыми, и я волей-неволей верю, что так могло бы быть на самом деле. Была когда-то такая телевизионная игра. Два популярных человека садились за стол и рассказывали друг другу невероятные истории, причем заранее брали из колоды карту и прятали ее. Если карта была красной — история была правдивой, а если черной — то сплошная выдумка. Так вот, когда один из собеседников выдавал правдоподобное вранье, второй частенько верил, что так оно и было в действительности.
Мало-помалу добралась я до 96-й страницы, где и обнаружила моего хорошего знакомого — композитора Борю Потемкина. Читая повествование, в котором Боря описан с каких-то не известных мне сторон (а что-то мне было и не очень приятно читать), с нежностью и теплотой вспоминала этого круглолицего, полноватого, но талантливого и обаятельного человека, пользовавшегося необъяснимым успехом у всех девочек, девушек и дам. Ведь не каждому профессиональному музыканту удается написать шлягеры, которые и сейчас звучат: «Мой сосед играет на кларнете и трубе» и «Скоро осень, за окнами август».
А сколько смешных моментов нашла я при чтении этой книги! Например, способность видеть в буднях военной службы или бытовой драке нечто юмористическое — дорогого стоит. А рассказ о члене политбюро Суслове, в которого преобразился вузовский преподаватель? Несмотря на внешнюю фантастичность, он показался мне настолько реальным, что я, припоминая своих институтских экзаменаторов, вполне поверила, что такое могло быть.
Дуэль Путина и Медведева, Стамбул — Константинополь — эти главы запомнились особенно. Жаль, что о Стамбуле я прочла после моего путешествия в этот город. Я взглянула бы на него совсем другими глазами.
В общем, это талантливая книга талантливого автора. Кстати, «Гаудеамус» в переводе с латинского — ВОЗРАДУЕМСЯ!


Валентина Красношевская

Версия для печати