Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Зинзивер 2013, 2(46)

Как песок на зубах

Стихотворения

Поэзия


Евгений МИНИН
Поэт, пародист. Стихи, пародии и проза печатаются в израильских, американских, европейских, российских журналах и газетах, издаваемых в США, России, Израиле и Европе. Постоянный автор «Литературной газеты». Автор пяти поэтических сборников, издатель и редактор-составитель множества поэтических альманахов и приложений, а также поэтической серии «Лета-А». Автор текстов песен для семи музыкальных альбомов, выпущенных российскими студиями грамзаписи. Председатель Иерусалимского отделения Союза писателей, член Союза писателей Израиля и Москвы, директор Международного Союза Писателей и Журналистов (АПИА). Член Союза писателей XXI века.




Как песок на зубах
 
НЗ,
или
РАЗМЫШЛЕНИЯ ОБ АЛЛИТЕРАЦИИ, уже засыпая…


журналу «Зинзивер» посвящается


Наверное, красива Темза при всякой погоде…
Кстати, как украшают эту реку «м» и «з»,
создавая звенящую аллитерацию,
бронзовое звучанье сплава меди и олова,
изумрудного с матовым.
Почему меня так волнует сочетания этих буковок?
То ли в них звон комара,
то ли пение зимнего ветра в щелке окна.
А вслушайтесь в слово — «камзол» —
и по цвету и по звуку полнейшее совпадение,
даже представляется визуально,
зелененький костюмчик с белыми пуговичками.
А мензурка — даже звон идет от нее,
особенно, если в ней что-то плещется!
А «линза» — произнес, и все видится в увеличенном виде,
и понимаешь, что кроме оптического обмана есть аллитеративный.
А это — «Банзай, банзай» заставляет трепетать меня, легким колокольчиком,
разве можно сравнить «банзай» с этим грубым несексуальным «ура»,
хотя клянусь вам, я не японопоклонец.
А какая прелесть — экзотический Занзибар!
Любой не прочь слетать туда —
это даже не название, а синичкина песенка: зан-зи-бар, зан-зи-бар!
А «вензель» — его даже рисовать не надо,
достаточно этого емкого звучания «вен-зель».
Даже слово «мамзер» — как звучит музыкально!
А глагол «слямзить» — кому нужно объяснять его действие?
Он ближе к искусству, чем к воровству.
И не гений ли придумал аббревиатуру «Н. З.»!,
произносишь плавно эннззэээ и чувствуешь —
голод уже нейтрализован этим эннззэээ,
и даже начинаешь как-то кайфовать от этих красивых звуков,
забывая, что со вчерашнего во рту ни маковой росинки.
А Беназир Бхутто — прекрасное имя и провальная фамилия,
и выберут президентом ее из-за имени и снимут из-за фамилии.
Или вслушайтесь — «партийный бонза» — словно звон от чугунка,
красивый и беспросветный,
и как не добавить к этому фамилию Фрунзе,
каково звучит-то, Боже мой —
партийный бонза Фрунзе
с пронзительным взглядом из города Пенза!
Ну, до чего ж благозвучно!
И чего только хотел от господина Фрунзе господин Джугашвили??
А как завораживались мы словом «коммунизм»,
словно кобра дудочкой факира,
потому что там было все — и «н» и «з» и «м»!
И то, что мы к нему уверенно топали,
вина той чертовой дудочки и аллитерации…
Если бы вместо «горизонт» говорили «горинзонт»,
вместо «гроза» — «громза» — было б намного точнее.
Произносим «бензин» — и уже физически ощущаем,
как набирает скорость по асфальту шикарный мерседес.
О, как бы изменилась вся литература,
если бы в ней были Державинзев, Лермонзов,
Баратынзин, Евтушензенко, Вон-Знесенский,
Кушнзер, Левитанзкий и многие-многие другие!!

Даже я стал бы Евгензий Минзин
в этой аллитеративно-звенящей плеяде.
И если б слово «жизнь» мы произносили «жинзь»,
то она была бы к нам намного ласковее…
И было бы все иначе…
И я стал бы писать что-нибудь более интересное,
чем это, инзвиняюсь…


2000 г.




*   *   *
как песок на зубах крымск-крымск-крымск


так скрипело когда-то курск-курск-курск
мы в бездне тонем но все говорим-говорим
и эти слова больны и горьки на вкус
рай переполнен — знаем из новостей
разве в этом душ невинных мечта
а дверь Родена раскрыта и ждет гостей
но дорога в аид как всегда будет пуста




ТЕНИСЕННЫЕ ВЕКОМ


АААА — кричит Маша Шарапова — Россия, вперед!
ЭЭЭЭ — кричат сестры Вильямс — с нами Бог!
УУУУ — кричит Вика Азаренко — лучше батьки нет!
OOOO — кричит Каролина Возняцки по-датски — еще Польска не сгинела!
Эйс! — кричит в микрофон судья.
Такие они девчонки — тениссенные веком…

Версия для печати