Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Зинзивер 2012, 7(39)

Дар высокой сентиментальности

(Поэт Эльдар Ахадов)

Портреты поэтов


Александр КАРПЕНКО
Поэт, прозаик, композитор, ветеран-афганец. Член Союза писателей России. Закончил спецшколу с преподаванием ряда предметов на английском языке, музыкальную школу по классу фортепиано. Сочинять стихи и песни Александр начал еще будучи школьником. В 1980 году поступил на годичные курсы в Военный институт иностранных языков, изучал язык дари. По окончании курсов получил распределение в Афганистан военным переводчиком (1981). В 1984 году демобилизовался по состоянию здоровья в звании старшего лейтенанта. За службу Александр был награжден орденом Красной Звезды, афганским орденом Звезды 3-й степени, медалями, почетными знаками. В 1984 году поступил в Литературный институт имени А. М. Горького, тогда же начал публиковаться в толстых литературных журналах. Институт окончил в 1989-м, в этом же году вышел первый поэтический сборник «Разговоры со смертью». В 1991 году фирмой «Мелодия» был выпущен диск-гигант стихов Александра Карпенко. Снялся в нескольких художественных и документальных фильмах, неоднократно появлялся на телевидении.




ДАР ВЫСОКОЙ СЕНТИМЕНТАЛЬНОСТИ
 (Поэт Эльдар Ахадов)


«Есть высоты душевные, на которых и трагедия перестает казаться трагической», — сказал однажды Ницше. Слова немецкого классика очень точно передают суть замечательного стихотворения Эльдара Ахадова «Снег идет…».


Не помню, в день какой и год,
Из детства раннего, в котором
«А снег идет! А снег идет!» —
Мы у окна кричали хором:
Шел снег, стояли холода,
От ветра что-то дребезжало.
Ты на руках меня тогда
С улыбкой бережно держала.

И мы кричали: «Снег идет!»
Так радостно и простодушно,
Что он с тех пор который год
Все так же падает послушно.

И всякий раз в канун зимы
Едва ветра затянут вьюгу,
Мне снова чудится, что мы
Кричим с тобой на всю округу…

Был тихим нынешний рассвет,
Лишь сердце с полночи щемило…
«Ее на свете больше нет…»,—
Сестра мне утром сообщила.

Но, только телефон умолк,
Как снег пошел повсюду снова.
…Хотел я крикнуть… и не смог.
И выдохнуть не смог ни слова!

Летит, летит веселый снег,
Кружит и падает, как эхо…
Неправда, что тебя здесь нет.
Смотри, родная: сколько снега!


Несомненно, у поэта Ахадова есть особый дар души, который позволяет ему писать такие пронзительные, «вершинные», пиковые стихотворения. На самом деле, в русской поэзии не так много стихотворений, которые непроизвольно увлажняют глаза читателя. Дар сентиментальности редок в поэзии. Может быть, потому, что люди часто стыдятся своих чувств и предпочитают не выказывать их напоказ. А может быть, подобные эмоции редко случаются в жизни, и поэты, как люди, стремящиеся к честности в своих произведениях, не желают врать. Да и потом, такое не придумаешь: проступит фальшь — и выдаст тебя с головой.
Южанин, живущий на севере, Эльдар Ахадов придает снегу почти мистическое звучание, что роднит его с певцом «Снежной маски» Блоком. Снег, выпавший в детстве поэта в Баку и навсегда запечатлевшийся в памяти, наверное, из разряда таких нерукотворных чудес природы. Случилось так, что снег осенил собой первое и последнее воспоминание поэта о матери. Многие высокие страницы русской поэзии посвящены снегопаду как знаковой русской стихии. Об этом хорошо написали и Пастернак, и Евтушенко, и другие поэты. Но в стихотворении Эльдара Ахадова нет ощущения вторичности сказанного — прежде всего, потому что со снегом у поэта связано очень ЛИЧНОЕ переживание. А личное не может быть преодолено и перечеркнуто в силу своей единичности и уникальности. У Эльдара Ахадова сугубо личное вырастает до общечеловеческого, и в этом — сила стихотворения. Вся жизнь самого родного человека, матери, пронеслась между двумя снежными видениями. Как же коротка человеческая жизнь — от одного снегопада до другого! Век человеческий спрессован у Эльдара Ахадова в краткий миг, который звучит в его стихотворении.
Стихотворение Ахадова богато драматургически, и это как раз тот самый случай, когда забываешь о рифмах и метафорах. Скажу больше: вычурная рифма или кричащая метафора испортили бы это замечательное стихотворение! Удивительность феномена Ахадова как писателя заключается в том, что он сумел сохранить детскость восприятия мира, которая не покидает его даже в самые страшные, экзистенциальные моменты жизни. Вчитайтесь: стихотворение «Снег идет» написано ДЕТСКИМ писателем!


И мы кричали: «Снег идет!»
Так радостно и простодушно,
Что он с тех пор который год
Все так же падает послушно.


Герой по-фаустовски сумел «остановить» в себе непосредственное проживание мгновений мира, характерное для ребенка. Мастерство Эльдара — не в умении изысканно рифмовать, как, скажем, это ловко умеет делать Игорь Царев. Его мастерство — в сопряжении радостного и трагического, в умении выйти из драмы в вертикаль космоса души. В даре катарсиса, очищения души через преодоление фатального и неизбежного. И тогда, пройдя через огонь, воду и медные трубы, мы уже равны богам, мы способны повелевать стихиями. Снегопад, который прошел через сердце героя стихотворения Эльдара Ахадова, — предвестник обновления мира. Снег внезапно пошел — и накрыл своими белыми нитями грусть ухода любимого человека. В такие моменты особенно сильно веришь в бытие Бога и в высшую справедливость, ниспосланную свыше. И кажется, что смерти нет, а миром правят Бог и Лирика.

Версия для печати