Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Зинзивер 2011, 12(32)

Грань тонка

Стихотворения

Поэзия


Дмитрий ТЮПА
Поэт. Родился в 1989 году в г. Кемерово. Окончил гимназию № 2 в г. Раменское (Подмосковье). Проживает в г. Жуковском. Стихи сочиняет с раннего детства. Лауреат «Золотой строфы» и победитель конкурса «Сонет Сурэна» (конкурс Бориса Стругацкого) 2009 года. Печатался в газете «Литературные известия», журнале «Дети Ра».




ГРАНЬ ТОНКА
 
Пробка


Чадящим выхлопным огнем
Бьет баррикада.
С очередным простойным днем
Блокады МКАДа!

Час, колесованный рулем.
Часы бастуют.
Мотор горланит бобылем —
Жжет вхолостую.

Летит азотный диоксид
Хвостом лисицы.
Дрожит нервозное такси,
Боясь взбеситься.

Попробуй дернуть колесом —
На нем сосульки!
Тромб с фиолетовым лицом
Увяз в инсульте.

Язык в октановом драже,
Термит в затылке.
И вдруг — восстание дрожжей
На дне бутылки.

Шампанизация вина,
И что-то вроде
Трескучих пузырьков со дна,
Не бредит — бродит!

Паскали набирает газ:
Чуть слышно, робко,
Смелее, радостней… Экстаз!
Качнулась пробка.

Свобода!
   С каждым
      Вздохом —
         Взлет.
Тиски ослабли.
В стеклянном горле гейзер бьет
Ударом сабли!




Портрет маслом


Смесь огня, угля, селитры,
Серы — на краях палитры.
Отворись, тюрьма стихий!
Просит масла мастихин.

За спиной — щелчок хлыста,
Словно выстрел вхолостую,
Впрочем, я не протестую…

Залпы в воздух для острастки,
A la prima лягут краски.
Контур лицевых костей
Оживит пальба кистей.

В холст из алчущих волокон
Я вплетаю сочный локон.
Бездна с карею канвой —
Зрит недремлющий конвой.

Чувствую щелчок хлыста,
Словно выстрел вхолостую,
Впрочем, я не протестую —
Ты свободна от холста!

Вспышки губ в безумном стиле
Над руинами бастилий,
Жизнь и масло — грань тонка,
Что посмотрит со станка?




Два исхода


Мужчина — пламя, женщина — вода?
Что это значит? Вечная вражда!
Вулкан… ледник… вскипающая жижа…
Но я здесь целых два исхода вижу:

Во-первых, пламя заливают флиртом,
Чтоб не сгорать — шипеть и булькать впредь.
А можно воду так разбавить спиртом,
Чтоб эта смесь могла сама гореть!




Вместо тоста


Не важно, с оралом ты или с мечом,
Не важно, тараном ты или ключом,
И кем ты сражен — палачом, стукачом,
Зачем и почем, — это все ни при чем.

Не важно, кому прокричали виват,
Не важно, что делать, и кто виноват,
Не важно, в чистилище, в рай или в ад,
Не важно, за что. Но пора наливать!




Жало жалости


Знаете ли вы, что жалость —
Ядовитейшее жало?
Ею тешатся садисты:
Дескать, ты — больной, я — чистый.

Мы в лицо плюем елеем,
Если гордого жалеем.
Жалостного Бога дети,
Беспощадна добродетель!

Версия для печати