Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Зинзивер 2011, 1(21)

Командировка

Стихотворения

Наши гости


Сергей АРУТЮНОВ (Москва)
Поэт. Окончил Литературный институт им. А. М. Горького в 1999 году, семинар С. И. Чупринина и Т. А. Бек, публиковался в «Вопросах литературы», «Знамени», «НГ-Экслибрис», «Книжном обозрении». Издал несколько книг стихов, книгу коротких рассказов, книгу стихотворных переводов с английского. Лауреат премии имени Б. Л. Пастернака, преподаватель кафедры творчества Литературного института.





КОМАНДИРОВКА
 
* * *


Уходившим когда-то в отказ
Не привидится и с алкоголем
Обнаженная высокогорьем
Федеральная трасса «Кавказ»,

Где, ведомы единой канвой,
Позабыв, как друзей хоронили,
Проплывают по зябкой равнине
Мертвецов за конвоем конвой.

И кого только здесь не пасут,
Потребительской жаждой влекомы,
Два конца обозначив любому —
Либо к ордену, либо под суд.

Как на днях тут один объяснил,
Это адский живой калькулятор:
К перископным прильнешь окулярам,
И душа обратится в бензин.

Разбодяжат ее три в одну,
И загонят с транзитных обочин
Тем, чей срок безвозвратно окончен
И заложен политкрикуну.

Иль не в масть крестный путь без креста?
Так чешите отсюда, чешите.
За хребтом, в мутоте общежитий,
Даже истовость вечно грязна,

Если выбрать в ночном агапе
То ли длить бестолковщину, темень,
То ли спьяну проситься на дембель
У сожженных ворот КПП.




* * *


Вы, встречавшие Гагарина
В день весенний, ясно-дымчатый,
Осознали ль, кем подарены
Вам налоговые вычеты?

Под нависшими балконами
С покоробленными лыжами
Шли нестройными колоннами,
Чтобы стать навеки бывшими

И под уханье совиное
Расселиться по расщелинам.
Я вам несколько завидую,
Вашим звездным превращениям —

Голубям, борьбе за качество,
Счастью жить большими планами —
В коммуналках насобачиться
И отплыть гребками плавными

От себя, раздетых дочиста
Демонстрациями самости,
И мирского одиночества,
Околевшего от слабости,

И меня, что, вам завидуя,
Пониманья ждал, да где уж там —
Не засветишь под софитами
Клятвы бабушкам и дедушкам.

Нечем клясться, не в чем каяться.
Далеко еще до вечера,
Потому и солнце катится,
Потому и даль увенчана

Этим дымом, этой копотью,
Что мне горло окровавили,
Расстелившись вдоль по комнате,
Пустотелой, как рыдание.




* * *


О недостатке кальция
Скрипят на сломе полночи
Захватанные пальцами
Резиновые поручни.

Их на уроках доблести
Стращали — проиграете,
Обломитесь в Макдональдсе
Счищать со стенки граффити,

А надо бы, кровь из носу,
Занять посты командные,
Учить чумному бизнесу
С блатными банкоматами.

Не правда ли как весело?
Столетье прохалявили,
Свистали Хорста Весселя?
Пожалте к покаянию.

— Вложили наши подати
В недвижимость элитную,
А нас учили походя
Бодаться с Властилиною.

Имущество актершино
Изъято воротилами.
За что ж ты нас так дешево,
Отечество родимое?

Тебе служили верно мы,
Рабы грядущей техники,
Фантазии жюльверновы,
Простреленные тельники.

И так ты нас оставило,
Что сколько бы ни выбухай,
Ни Ленина, ни Сталина —
Одна
Сплошная
Выхухоль.




Командировка


Налетело облако,
Шевельнуло проседь.
Вызов штаба округа
Вот бы взять и бросить.

День расколот надвое.
Собирайся, брейся.
По казенной надобе —
Первым же спецрейсом.

Что там с места сдвинется,
Заблестит белесо,
Только б не в гостиницу,
Сразу на колеса.

Принято, опознано,
Подписи проставил.
Средь хозяйства постного
Гроб стоит хрустален.

Тут уж не до этики:
Хлябь высоковата.
«Пишем документики», —
Скажет замкомбата.

Для своих, не с улицы,
Будет по-простому.
Поинтересуется:
«Сам-то не с Ростова?»

Хряпнем с полстаканчика.
На зажуйку — «Орбит».
Повезем до Нальчика.
Там и похоронят.

Степь исходит стрекотом,
Пестики-цветочки.
Чистым, нерастрепанным
Довезем до точки.

Кто же примет отрока
И кому виднее
Бронзовое облако,
Тающее в небе?

Версия для печати