Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Зинзивер 2010, 1(17)

Антология «Актуальная поэзия на Пушкинской — 10»

(Ольга ВАЛААМОВА)

ПЕРЕОСМЫСЛЕНИЕ «АКТУАЛЬНОГО»


Актуальная поэзия на Пушкинской-10: Антология / Сост.
Т. Буковская, В. Мишин, В. Земских. — Киев: Птах, 2009.


Составление антологий и сборников — это особое искусство. Если в периодическом издании со временем образуется круг авторов, так или иначе определяющих его художественный облик, то антология представляет собой одномоментный срез литературной ситуации, и многое здесь зависит от изначальной установки ее составителей. Как ни странно, наиболее удачными оказываются, на мой взгляд, достаточно узко ориентированные издания, через какой-то отдельный частный момент выводящие нас на широкую панораму всего литературного периода.
В этом отношении особенно интересна антология «Актуальная поэзия на Пушкинской-10», в которой собраны произведения поэтов, публиковавшихся в альманахе «АКТ» и выступавших в рамках проекта «АКТуальные чтения», которые уже довольно давно проходят каждое последнее воскресение месяца на Пушкинской, 10. Казалось бы, взят довольно узкий сегмент современной литературы, однако подобная точка зрения позволила дать в книге достаточно подробное представление о русской поэзии конца ХХ — начала XXI вв. Многое тут, конечно, связано и с основными принципами литературной деятельности Тамары Буковской и Валерия Мишина (в составлении антологии участвовал и петербургский поэт Валерий Земских) — открытостью и демократичностью, что не так уж часто встречается в современном литературном процессе.
Альманах «АКТ» выходит с конца 2000 года. С самого начала он был ориентирован на продолжение традиций неофициальной поэзии советской эпохи, у него даже есть подзаголовок — «Литературный самиздат». В предисловии к первому номеру, выполняющему роль манифеста издания, сказано: «Самиздат в России не может уйти в прошлое. Самиздат — это форма самовыражения. <…> В России слово равно действию, часто самовыражение становится актом неподчинения утвердившейся системе ценностей. Современное общество тяготеет к респектабельности, глянцевым обложкам, “выходам в дамки”. АКТ дает шанс неглянцевым, непричесанным и несуетливым авторам» (Тамара Буковская). И эта же установка на равенство шанса быть услышанным, насколько понимаю, последовательно применена и в антологии. Здесь еще можно вспомнить покойного Всеволода Некрасова и его борьбу за равенство возможностей, за то, чтобы искусство было не закрытым клубом, а открытым сообществом. Это, впрочем, не отменяет строгих критериев отбора, однако переносит основную тяжесть этого отбора не столько на редактора, сколько уже на читателя — пусть и профессионального. Вернее, наибольшая ответственность в такой ситуации ложится на самого автора, который по необходимости осознает, что между ним и читателем не остается больше никаких посредников, что любой его промах будет замечен и что в этом случае его не спасет никакая заранее наработанная репутация.
Вся антология поделена на два раздела: «EVERГРИН» и «LIVEЛИВ». И это разделение на поэтов покойных и ныне здравствующих — в книге единственное. Поэтические подборки и небольшие прозаические публикации размещены в разделах по алфавиту, так что каждому читателю предоставляется право самому выбрать то, что ему ближе, то, что ему больше понравится, и выстроить свою собственную иерархию литературных предпочтений… В первом разделе есть стихи Михаила Генделева, Геннадия Григорьева, Олега Григорьева, Виктора Кривулина, Всеволода Некрасова, Олега Охапкина, Владимира Уфлянда, Алексея Хвостенко, совершенно прелестная проза Бориса Кудрякова — обо всем этом в двух словах не скажешь, тут, возможно, и целой диссертации не хватит, чтобы раскрыть все особенности поэтики каждого из этих авторов, чей значительный вклад в литературу второй половины ХХ века и в целом в русскую культуру, по-моему, абсолютно бесспорен. Наряду с ними помещены стихотворения Ольги Бешенковской, Александра Морева, Владимира Нестеровского, Бориса Тайгина, Кари Унксовой, Сергея Фроленка — по-своему небезынтересные и, возможно, еще ждущие своего восхищенного читателя…
Во второй части поэтов намного больше и оценивать их, понятное дело, намного сложнее. Ведь настоящий поэт склонен постоянно меняться и обманывать ожидания публики, и лишь после окончания его жизненного пути можно высказывать какие-то определяющие и обобщающие мнения. Пытаться же составить суждение о том, что постоянно меняется — дело крайне неблагодарное. Тем не менее, есть такая довольно-таки трудно уловимая вещь, как репутация внутри литературного сообщества, которая складывается безотносительно к премиальным спискам и официальным рейтингам из обмена понимающими взглядами, из почти незаметных одобрительных кивков во время выступлений и легкого оттенка зависти при произнесении слов: «Да, это хорошо…». Эту репутацию невозможно подделать, она не поддается «раскрутке», потому что в основе ее — только качество текстов, то есть гармония формы и содержания, того, что поэт хотел и сумел сказать в своем стихотворении. И вот если идти именно от этой неофициальной репутации, то наиболее значимыми поэтами раздела «LIVEЛИВ», по-моему, окажутся Иван Ахметьев, Николай Байтов, Владлен Гаврильчик, Александр Горнон, Аркадий Драгомощенко, Михаил Еремин, Владимир Кучерявкин, Владимир Эрль.
Есть в искусстве и еще один значимый параметр — это время. Ничто не заменит определенной длительности опыта работы со словесным материалом. И потому, хотя творчество таких поэтов, как Сергей Завьялов, Александр Скидан, Дмитрий Григорьев в основных своих чертах уже определилось, многое тут еще может измениться. То же самое, только в гораздо большей степени, относится и к более молодым по возрасту поэтам — Полине Андрукович, Даниле Давыдову, Татьяне Данильянц, Петру Казарновскому, Кириллу Медведеву, Валерию Нугатову, Петру Разумову, Дарье Суховей и др., из которых особенно хотелось бы выделить Полину Андрукович и Валерия Нугатова, занимающихся — хоть и совершенно по-разному — активной деконструкцией коллективного бессознательного. Несколько непривычна и потому особенно интересна брутальная женская лирика Ирины Дудиной и Натальи Романовой. Рамки этой рецензии, впрочем, не позволяют упомянуть всех, о ком хотелось бы сказать, поэтому настоятельно рекомендую читателю обратиться непосредственно к антологии и составить свое собственное мнение о включенных в нее авторах.
Любая антология по необходимости имеет избирательный характер. Кроме того, по небольшим подборкам вряд ли можно вывести достаточно полное представление о творчестве того или иного поэта — это, скорее, отсылка к другим публикациям или просто повод задуматься. Но зато, как легко можно увидеть даже из этого лаконичного перечисления, составителям антологии действительно удалось отразить достаточно полную картину развития современной русской поэзии. Слово «актуальный» в применении к современной поэзии стало настолько многозначным, что смысл его начал постепенно размываться. Однако в этом случае, насколько можно судить по предисловию к первому номеру альманаха, оно означает акт неподчинения, сопротивления навязываемым извне стереотипам и общеупотребительным культурным ценностям. Антология и одноименный фестиваль, к которому она была приурочена, посвящены Виктору Кривулину. Это не случайно — именно вокруг Виктора Кривулина так или иначе объединялась когда-то вся неофициальная литература города Петербурга, традиции которой продолжают в своей деятельности Тамара Буковская и Валерий Мишин. И мы в очередной раз на конкретном примере антологии «Актуальная поэзия на Пушкинской-10» видим, насколько этот подход интереснее и продуктивнее жесткого иерархического отбора, в основном применяемого при составлении поэтических сборников.


Ольга ВАЛААМОВА

Версия для печати