Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Зеркало 2018, 51

стихи

 

* * *
Вот дети, которые близко к смерти.

Вот заросли, на фоне которых играют они.

Каштан — уютное дерево, береза – страшное дерево,

но это другие деревья видно в школьном окне.

Зелено как нарисовано, шумно как лето.

Беготня на пропповском краю света.

Пахнет краской безвременья от турников,

учителя думают не о том, когда перестрахо-

 

* * *

Проехали полчаса, и телефон перестал ловить,

ехали в облаке. Только туман и деревья.

Личная эволюция, принятие, приобщение:

такую тьму хотя бы можно потрогать.

Сбоку начинают считать правильным, горячим счетом,

пытаясь уснуть.

Наружние мужики будто толкают вагон,

и цокают языками. Опрокидывай, опрокидывай.

* * *
Поезд выхватывает зеленый фонарь

с продолжающимися лучами, которые выхватывают

пристанционный дом,

в котором глава семьи с пословицей на губах

битых ждет сыновей,

из которых один обут, а другой разутый.

Зимняя пастораль темна и пахнет мазутом.

* * *

где прибранные улицы настанут

весна исполосуется цветами

а воздух будет весел и промыт

они доносят клетчаты рубахи

они наденут кремневы рубахи

и скажут что соскучились умы

тем более соскучились могилы

тем более соскучились дома

царь-народ в глубоком поле

ищет землю целовать

ничего не происходит

ничего не обоснуешь

нечего обосновать

 

* * *

Бежала по улице в порванном платье,

разбежалась по улице в порванном платье,

деньги забрав, приданое спрятав.

 

Тетки ее, не ругайте ее.

Да, тетки ее, не ругайте ее.

Пусть смотрит на вас землей земляною,

она принесет вам отрез и тысячу новыми.

 

Крик выдувайте на улицу,

вы крик выдувайте на улицу,

где то ли ружье, то ли топор:

ее муж покричит вам через забор.

 

Вы все постареете до конца,

и двери, и ткань на скамье.

А крик это то, что наследуетца

и остается в семье.

 

* * *
Зевота сходит с языка,

Икота сходит с языка,

Паника полуденных угодий.

И ветер трогает траву,

И свет преследует траву.

Мы ниже полдня и травы,
Встав на бетонный блок в траве,

Мы смотрим на луня из-под полыни.

Мы смотрим на полынного луня.

И лунь отбрасывает тень,

И мир отбрасывает тень.

Мы вроде слышали про смерть,

И даже видели про смерть,

Нас даже приводили на поминки.

Мир огорожен и богат,

И тени на траве лежат,

И горизонт как земляная куча.

И полдень страшен как во сне,

И увлекает как во сне.

Не скучно и одновременно скучно.

 

* * *

А вот и желтая луна

Из окончательного сна,

Вот гребень лесополосы

И меловые псы.

 

Прибывшие не гасят фар

и молча слушают эфир.

И радиоволна как ночь скупа.

Копай, срывая волдыри

и умудряясь до зари.

Копай.

 

Версия для печати