Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Вопросы литературы 2017, 5

Igor Koзлик. Професiя крiзь призму людяностi

I g o p K o з л и к

I g o p K o з л и к. Професiя крiзь призму людяностi. Iвано-Франкiвськ: Симфонiя форте, 2016. 228 с.

Основная интенция книги доктора филологических наук, профессора Игоря Владимировича Козлика заложена в самом названии «Профессия сквозь призму человечности». Она посвящена воспоминаниям и размышлениям автора о выдающихся литературоведах. И несмотря на столь личный посыл, книга, составленная из научных статей, воспоминаний, выдержек из писем, представляет собой раздумья о существе профессии литературоведа - независимо от того, преподает ли он или только трудится за письменным столом. Несомненно, что истоком послужила книга его учителя, М. Теплинского, «Профессия: литературовед» (2009). Но если главным у Теплинского было подспудное указание на своеобразную героичность литературоведческих занятий, то у Козлика - тщательный разбор сделанного учеными на протяжении их научной деятельности. Автор выступает в данном случае и как благодарный ученик. Но и до этой книги проявлял себя таковым, создав целую серию фильмов, посвященных замечательным ученым: «Марк Теплинский - учитель, ученый, человек» (2012), «Глазами Другого: Марк Теплинский и Владимир Матвиишин» (2013), «Оставаться человеком, или Не дать умереть памяти» (2014) о жизни и деятельности доктора технических наук, профессора Петра Ивановича Мельника, «Академик Дмитрий Наливайко» (2016).

Открывается издание стихами Б. Божнева «Неблагодарность - самый черный грех...» и предисловием, в котором автор проводит мысль о человеческом наполнении профессионального бытия, о его, так сказать, «базовой части» (с. 7), которой становится дружеское общение с наставником. И обращается он к тем, кто решил вступить на филологическую стезю, ибо важно помочь им с самоопределением, поддерживать и стимулировать их личностный и профессиональный рост, предостеречь от ошибок и разочарований.

В разделах книги, названных, может быть, слишком сухо: «Литературоведческие практики в плоскости методологической рефлексии», «Профессиональное бытие в индивидуальном пространстве межличностного общения (воспоминания, размышления, фрагменты эпистолярия)», «В отголоске специальности», - сохраняется, однако, личная заинтересованность пишущего, теплота интонации, ее высокий настрой. В первой части раскрывается суть научных идей русских и украинских литературоведов - М. Теплинского (1924-2012), Ю. Султанова (1948-2003), А. Чичерина (1899/ 1900-1989), М. Гиршмана (1937-2015), Н. Копыстянской (1924-2013), Р. Громяка (1937-2014), С. Павлычко (1958-1999). Ничто в этом плане не ускользнуло от взгляда автора. В книге эвристический опыт Теплинского, не противоречащий академичности его исследований, получает глубокие характеристики; предлагается семиотическая расшифровка достижений Султанова, опиравшегося в  преподавании на системомыследеятельностную (СМД) методологию Г. Щедровицкого (на поэтическое творчество Султанова автор отозвался рецензией, помещенной в третьей части книги); применительно к наследию Чичерина названы точки пересечения его концепций с теориями В. Виноградова, М. Бахтина, Ю. Тынянова, Ю. Лотмана, А. Белецкого и др., в случае с Гиршманом акцент сделан на проблеме изучения целостности произведения, в методологических наработках Копыстянской Козлик выделил близкий ему самому интерес к жанру литературного произведения, в наследии Громяка он остановился на вкладе ученого в развитие украинской компаративистики, а в отношении Павлычко главным становится разбор ее работы «Методологическая ситуация в современном украинском литературоведении» (1993), положившей начало острейшей дискуссии о принципах литературоведческих исследований. В итоге делается вывод: все эти литературоведы «были сформированы в лоне органического филологического подхода, которому присуще восприятие художественной литературы в ее онтологической самости (имманентности) как искусства слова с ориентацией на сквозную литературоведческую проблематику» (с. 45).

Второй раздел построен в форме личных воспоминаний о литературоведах, оставивших значительный след в жизни автора. Среди них член-корреспондент НАН Украины Н. Крутикова (1912-2008), профессора Л. Фризман и Б. Бялокозович (1932-2010). Особой теплотой овеяно эссе о доценте Прикарпатского национального университета имени В. Стефаника, рано ушедшей из жизни М. Медицкой.

В последнем разделе рассказано о человеке, чей творческий потенциал вдохновлял автора вне зависимости от его специальности. Речь идет об известном враче Л. Гольдштейне (1919-2005), сумевшем объединить вокруг себя в уникальной атмосфере духовного взаимопонимания многих людей.

Соединив столь разножанровые тексты, Козлик желал, по его словам, передать молодому поколению всего лишь «определенный аксиолого-коммуникативный опыт» (с. 8). Однако утрированно научное определение явно не передает глубокого эмоционального переживания, которым наполнена его книга.

 

Наталия БОТНАРЕНКО, Мария МИХАЙЛОВА

Прикарпатский национальный университет им. Василя Стефаника (Ивано-Франковск, Украина),  Московский государственный университет

Версия для печати