Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Вопросы литературы 2017, 5

И. К. Стаф. Цветы риторики и прекрасные литеры. Французская литература позднего Средневековья и раннего Возрождения

И

 

И. К. С т а ф. Цветы риторики и прекрасные литеры. Французская литература позднего Средневековья и раннего Возрождения. М.; СПб.: Центр гуманитарных инициатив, 2016. 246 с., ил.

Монография И. Стаф посвящена исследованию французской литературы одного из самых значимых для Франции и европейской культуры периодов - эпохе позднего Средневековья и раннего Возрождения XV-XVI веков. Собранные воедино, работы, уже отчасти знакомые научной публике и совсем новые, хотя и представляют собой серию очерков на разные темы, несомненно объединены единой проблематикой, сообщающей книге И. Стаф необходимую целостность. «Переломная эпоха» французской словесности предполагает, по словам автора, «складывание литературы как культурного и социального института» (с. 7), а соответственно, пересмотр и формирование важнейших понятий: понятия авторства, поэтического вымысла, функции и «смысла» печатного произведения, понятия «читающей публики» и писательской иерархии. Это касается как творчества крупнейших писателей (Жана Лемера де Бельж, Гийома Тардифа, Октовьена де Сен-Желе, Клемана Моро, Бонавентюра Деперье), так и фигур первых французских типографов и либрариев (Верара, Тори, Доле).

Полное, отнюдь не формальное, введение в книгу формулирует весь тот комплекс проблем, которые на примере частных случаев раскрываются в отдельных главах книги. Это проблема формирования национального языка, вопрос соотнесения с античным наследием и отношение того времени к античности, трансформация и смысл понятий translatio studii и translatio auctores для французского Ренессанса и пр. Но вопросы эти не просто изучаются на дополнительном, мало известном русскоязычному исследователю материале (сочинения многих авторов не переведены), они вставлены в определенную методологическую и тематическую рамку, которая сообщает всему материалу новое измерение, а самим изучаемым текстам, фигурам и явлениям придает особый статус.

Этот особый угол зрения - учитывание «принципиального сдвига, произошедшего в первой трети XVI века в понимании и бытовании книги: формирование “читающей публики”, на которую постепенно переориентируются литераторы и печатники» (с. 10). Это время изменения статуса книги, появление фигуры издателя (одним из таких издателей par excellence становится А. Верар), в значительной мере определяющего спрос на книжную продукцию, моду на те или иные книги и влияющего на иерархию жанров; тогда же рождается целый ряд микрожанров, связанных с изданием и представлением книги (раздел «Изображение книги и проблема авторства в издательской деятельности Антуана Верара»). Печатники, типографы, либрарии, все те «сопроизводители» печатной книги, как именует их И. Стаф, «способствовали рождению нового авторского самосознания» (с. 145).

Вследствие этого возникают особого рода связь и система отношений между читателем и автором. Это не просто читатель, к «горизонту ожидания» которого подспудно обращен текст, но некий идеальный, требуемый автору, задаваемый книгой читатель. Таким особым читателем, функции и ожидания которого очень обстоятельно и полно изучены И. Стаф, становится, например, король.

В своей монографии автор не только обращается к актуальной проблеме - «влиянию книгопечатания на литературные практики» (с. 12) и к мало осмысленному наукой фактическому материалу (например, Октовьена де Сен-Желе, Жоффруа Тори, Франсуа Сагона), но и формулирует чрезвычайно важные для понимания литературы французского гуманизма, ее целей и задач, теоретические выводы и наблюдения (в частности, в главе «Книгопечатание и народная литература во Франции XV века»).

Избранный методологический принцип, помимо всего прочего, делает книгу И. Стаф чрезвычайно увлекательным чтением, раздвигая рамки сугубо научного литературоведческого исследования. Речь идет об истории культуры и ее наиболее ярких и любопытных проявлениях - взаимосвязи «ярморочной культуры» и гуманистических идей; работе печатни и издателя; публичной полемике, моментально включающей в круг посвященных широкую читающую публику; оформлении книги и ее основных компонентов.

Особенно следует сказать о подготовке книги И. Стаф к печати. Ее забота о своем читателе выразилась в тщательном переводе всех французских и латинских цитат. Эта работа не только раздвигает круг читателей книги, позволяя черпать оттуда материал для сопоставительных исследований, но и приносит настоящее удовольствие, поскольку автор - известный и прекрасный переводчик. Переводы цитат в книге - это не просто подстрочник, но стилистически безупречный перевод многих фрагментов старинной французской классики. А в приложении дан замечательный перевод маленького, но очень яркого текста Франсуа Рабле - «Пророчества Пантагрюэля», весьма уместный для понимания литературного процесса во Франции первой половины XVI века.

Хочется отметить, что реальный литературный контекст этой увлекательной книги много шире, чем заявленные в оглавлении герои и явления. По сути, в ней возникает - как традиция, истоки, контекст - широчайший диапазон средневековой и ренессансной французской литературы от «Романа о Розе» до «Гаргантюа и Пантагрюэля» - чрезвычайно важной для будущего европейской словесности.

 

Ирина ЕРШОВА

Школа актуальных гуманитарных исследований РАНХиГС

Версия для печати