Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Вопросы литературы 2017, 5

Б. Ф. Егоров. Творческая жизнь Бориса Чичибабина

 

Б. Ф. Е г о р о в. Творческая жизнь Бориса Чичибабина. СПб.: Росток, 2016. 192 с.

Новая книга Бориса Федоровича Егорова - фактически первое комплексное издание, в котором представлена жизнь и творчество поэта в целом. Она состоит из 6 разделов, охватывающих главные этапы творческой эволюции Чичибабина: «Фамилия и род», «Раннее творчество», «Взрослый Чичибабин», «Природа в поэзии Бориса Чичибабина», «Культура» и «Эволюция социально-политических убеждений».

Во введении к книге Б. Егоров справедливо пишет, что творчество поэта стало приобретать в последнее время мифологические оттенки: избежать этого сложно, ведь такого рода «мифологизм» является помимо всего прочего и отрадным показателем того, что наследие писателя живо и актуально. Автор книги опасается другого - прямого искажения фактов в угоду тем или иным «концепциям» или идеологическим установкам. Имя и творчество Бориса Чичибабина дают основание для подобной тревоги. В изменяющихся политических условиях русско-украинский (а учитывая генеалогию рода Чичибабиных, скорее украинско-русский) поэт может стать знаменем того или иного пропагандистского подхода. Чтобы избежать этого, автор книги демонстрирует нам истинного Чичибабина, не выпрямляет его сложного творческого пути.

Плодотворной видится мысль Б. Егорова о том, что только культура была настоящей духовной родиной поэта, его тревогой и тем наследием, которое он передал своим читателям. Здесь, думается, кроется важная для Б. Егорова - признанного знатока критической мысли славянофилов - идея о народности поэта. Слово это в иные времена было затерто пустым пафосным употреблением, но, если задуматься, в самом этом понятии нет ничего дурного: Чичибабин относился к тому типу художников, для которых связь со своим читателем, своим народом была очень важна.

Чичибабину в последние годы жизни посчастливилось сравнительно много выступать с чтением своих стихов, участвовать в дискуссиях, отвечать на непростые вопросы. Он не был выдающимся оратором, однако всегда находил время и силы (стремительно убывавшие в это время) для поездок и интервью, ведь такое «гражданское служение», по мысли поэта, было важно его народу, ждавшему слова Поэта.

Чичибабину, энциклопедически образованному человеку, было о чем сказать. В книге Б. Егорова убедительно показано, что культурная концепция поэта формировалась на стыке многих традиций: русской классической, украинской, еврейской, западноевропейской. В таком единстве, в таком диалоге имена и мысли Сковороды, Бердяева и Спинозы не выглядят эклектично.

Вырванный, изгнанный из синхронного литературного процесса на многие годы, Чичибабин не превратился в маргинального автора. Его стихи всю эпоху безвременья, через препоны цензуры так или иначе были фактом истории русской поэзии второй половины ХХ века - этот вывод Б. Егорова позволяет задуматься о тех механизмах, благодаря которым в советскую эпоху функционировали «творческие системы»: был в отечественной культуре тех лет теряющийся постепенно феномен - заучивание и изустная передача стихов от человека к человеку. Традиция эта позволяла сохраняться культурной традиции, пренебрегать отсутствием официально разрешенных публикаций, компенсировать запрет на самиздат и иные формы распространения информации. Каждый интеллигентный человек в СССР знал, что в Харькове есть поэт Борис Чичибабин, главные его тексты были и остаются достоянием читающего сословия.

В заключении своей книги автор пишет: «Борис Чичибабин был одним из самых сложных, глубоких и многоаспектных поэтов своей эпохи. А его честность, серьезность, любовная доброта, патриотизм были очень востребованы на закате его жизни, отсюда такой успех его публичных выступлений и одна за другой появлявшихся книг. Слава его перешла и в начало XXI века...» (с. 138).

Знаменательно, что лапидарный очерк жизни и творчества поэта написан Б. Егоровым после того, как вышло наиболее авторитетное и научно прокомментированное издание Чичибабина в серии «Литературные памятники» (2013). Так закладывается солидное основание комплексного изучения наследия выдающегося поэта.

 

Павел ГЛУШАКОВ

г. Рига

 

Версия для печати