Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Вопросы литературы 2016, 6

Модернистская поэзия и филология

Диалог Г. Бенна и Э. Р. Курциуса

 

Аннотация. В статье исследуется влияние литературоведческих построений Э. Курциуса на поэтологические тексты Г. Бенна. В анализе Курциусом средневековой поэтики Бенн находит параллели с послевоенной немецкой поэзией и использует мысли исследователя в своих программных текстах позднего периода, особенно в эпохальном докладе «Проблемы лирики».

Ключевые слова: Г. Бенн, Э. Р. Курциус, С. Георге, «фрайбургский круг», «Проблемы лирики», «Европейская литература и латинское Средневековье», немецкая литература, немецкая филология, модернизм, рифма, верлибр.

 

Никон Игоревич КОВАЛЕВ, филолог, переводчик. Окончил магистратуру филологического факультета Южного федерального университета. В настоящее время - аспирант ИМЛИ РАН, тема диссертации - «Традиции литературы барокко в творчестве Г. Бенна». Работает редактором отдела переводов в журнале «Prosodia».

 

 

Творчество Готфрида Бенна (1886-1956) служит еще одним примером того, что значительный поэт обычно чуток к филологическим проблемам. Хотя в университете Бенн и предпочел филологии медицину, в своих эссеистических текстах о Гете, Ницше, Георге он демонстрирует внушительный литературоведческий аппарат. Глубоко профессиональны и его программные поэтологические тексты - прежде всего, знаменитый доклад «Проблемы лирики» (1951), во многом написанный в диалоге со знаменитым литературоведом Эрнстом Робертом Курциусом (1886-1956).

C Курциусом Бенн познакомился уже после Второй мировой войны благодаря тому, что оба они сотрудничали с одним и тем же издательством. Впрочем, и до этого Курциус упоминается в «Речи о Стефане Георге» (1934) Бенна в числе ученых из круга Георге - то есть его работы были Бенну знакомы и раньше. С 1949 года между ними завязывается оживленная переписка, крайне продуктивная для Бенна. В одном из писем, опубликованных в томе его избранной переписки [Benn 1960], он благодарит Курциуса за статью «Георге, Гофмансталь, Кальдерон», где великий филолог фактически провозглашает немецких поэтов рубежа веков последними носителями романского, кальдероновского, барочного духа:

 

Если Гофмансталь хотел связать свой христианский театр с какой-нибудь великой традицией, то это могла быть только традиция Кальдерона <...> У Средневековья и барокко Гофмансталь перенимает не местный исторический колорит, а вневременную европейскую мифологию <...> Гофмансталь был последним поэтом старой Европы [Curtius. Kritische... 151].

 

Бенн пишет, что благодаря этой статье он «впервые проникся благоговением к Кальдерону и Испании» [Benn 1957: 207-208]. Думается, что и связь между романским и германским искусством, отмеченная Курциусом, также должна была прийтись по нраву Бенну с его любовью к романскому началу, так как, например, в эссе «Франция и мы» он прямо противопоставляет германское и романское начала в искусстве, причем явно предпочитая последнее:

 

Француз испытывает потребность в форме, и в этом структура его внутреннего мира <...> Во Франции же форма важна в первую очередь как потребность в соглашении, которое затрагивает всех людей страны <...> Ее романскому и готическому искусству были свойственны дух аффекта и стремление к законченности, завершенности.

 

Германское же начало бичуется Бенном почти с ницшеанским пафосом:

 

Нация без шарма, великие мысли, но все в целом - уродливое и гиперборейское, нет ясности, закругленности форм, латинской классичности [Бенн. Франция... 267-268].

 

Переписка Бенна с Курциусом имеет важнейшее последствие - последний пишет Бенну[1]: «Чтение[2] побудило меня отослать Вас к моей книге “Европейская литература и латинское Средневековье”<...> В этой книге Вы найдете главу “Богиня Природа”, которая, может быть, заслуживает Вашего интереса» (15 июня 1949) [DLA. Ф. 91.114.224/5]. Бенн, очевидно, проявил интерес к этой книге: ответное письмо не сохранилось, но Курциус пишет после визита молодого поэта Георга Рудольфа Линда, их общего с Бенном знакомого:

 

Сегодня меня посетил Линд, которого Вы так дружелюбно принимаете. Если я его правильно понял, Вы хотели бы взглянуть на мою книгу о Средневековье? Честно говоря, я этого совсем не ожидал. Но я тотчас же попрошу моего издателя Вам ее выслать. Быть может, Вы найдете в главе о Богине Природе что-нибудь, что вас заинтересует (5 января 1950) [DLA. Ф. 86.9215/1].

Курциус так настаивал на том, чтобы Бенн прочел главу «Богиня Природа», потому что именно там он указывает на источник текста Гете, цитировавшегося Бенном. Речь идет о гетевском «Фрагменте о природе» (1792), первоначально опубликованном в «Тифуртском журнале» без подписи. В своем эссе «Гете и естественные науки» (1932) Бенн пишет об этом тексте как совершенно оригинальном сочинении самого Гете, возможно вдохновленного философией Фалеса [Benn 1987: 380]. Курциус же придерживается мнения, устоявшегося в филологических кругах после статей Ф. Шульца (1938) и Ф. Дорнзайфа (1939):

 

Георг Кристоф Тоблер (1757-1812) перевел гекзаметрами орфический гимн к Природе>. В разбавленном и смягченном виде этот перевод - с добавлением цитат из Шефтсбери - и есть фрагмент из «Тифуртского журнала» [Curtius. Europbische... 117].

 

Тем не менее Бенн не стал вносить в свое эссе, переиздававшееся после войны, коррективы в связи с новыми филологическими открытиями. Но чтение Курциуса все-таки не прошло для него даром. Оно побудило Бенна в свою очередь показать Курциусу черновик своего программного доклада «Проблемы лирики» (1951). Вполне возможно, что именно под впечатлением от книги Курциуса и переписки с ним идея доклада у Бенна окончательно кристаллизовалась. Детально ознакомившись по книге Курциуса с принципами поэтики предшествующих эпох, Бенн задумал «Проблемы лирики» как своего рода нормативную поэтику модернизма, пытаясь осознать современную ему литературу как цельную эпоху в историко-литературном процессе.

В этом докладе Бенн ссылается на работу Курциуса, говоря о судьбе рифмы в истории поэзии:

 

В лирике существует еще очень много важных вопросов, например, один из важнейших - рифма. Гомер, Сафо, Гораций, Вергилий рифмы не знали, она появляется у Вальтера фон дер Фогельвейде и трубадуров. Для тех, кто заинтересуется историей рифмы, могу порекомендовать фундаментальное исследование Курциуса «Европейская литература и латинское Средневековье».

 

Бенн имеет в виду здесь главу «Дух и форма» из этой монографии. Далее Бенн пускается уже в собственное, крайне важное для него рассуждение о взаимоотношениях рифмы и верлибра (напомним, Бенн впервые прославился именно как верлибрист, однако лучшие его стихотворения начиная с 20-х годов - рифмованные, хотя и от верлибра он никогда не отказывался насовсем):

 

У Гете я обнаружил удивительное замечание: «Клопшток избавил нас от рифмы», сегодня можно сказать, что свободные метры и ритмы, которыми мы обязаны тому же Клопштоку и Гельдерлину, в руках посредственности еще отвратительнее, чем традиционная рифмованная продукция. В любом случае рифма - это внутренний организующий принцип стихотворения.

 

Даже вывод о современном состоянии стиха Бенн делает с оглядкой на литературно-исторические построения Курциуса:

 

С тех пор (со времен появления рифмы. - Н. К.) наблюдается известная исчерпанность рифмы, в тысячах стихотворений мелькают одни и те же рифмы, и, увидев одну, уже почти знаешь другую. Некоторые поэты пытаются освежить рифму, используя иностранные слова или имена собственные, но все это - полумеры, причем не очень действенные. Из книги Курциуса я узнал, что такая ситуация складывается в литературе не впервые, вот, например, он пишет: «Провансальские поэты перенапрягли рифму, и из этих стихов с вычурно-виртуозной рифмой (у Бенна - «indervirtuosen Schaus tellungseltenerReime», дословно «с виртуозной броскостью редких рифм». - Н. К.) уходила музыка и (почти - вставка переводчика. - Н. К.) испарялся смысл» [Бенн. Проблемы... 399-400].

 

В главе «Дух и форма» фундаментальной монографии Курциуса стоит буквально следующее:

Провансальские поэты перенапрягли рифму, особенно Арнаут Даниэль. И из этих стихов с насильственно виртуозной (virtuosgewaltsam) броскостью редких рифм уходила музыка и испарялся смысл [Curtius. Europbische... 393].

 

Как видим, опустив одно имя собственное и упростив одну формулировку, Бенн в целом довольно точно воспроизводит мысль Курциуса.

Текст доклада Бенна Курциус выверял вплоть до опечаток, будучи согласным с основным его содержанием[5]:

 

Я прочитал Ваш доклад с утонченным наслаждением, и не хотел бы изменить в нем ни слова. Для печати замечу лишь следующее: Вы верно исправили gaia на gaya. Однако нужно еще добавить субстантив scienza. Gaia означает просто «веселая» <...> должно быть «Аполлон», а не «Апполлон»[6].

 

Несмотря на то, что Бенн мало что меняет в своем докладе после слов Курциуса, даже слово «Gaia» остается там в неизменном виде, без субстантива «scienza», влияние Курциуса в этой работе весьма заметно. В «Проблемах лирики» Бенн цитирует не только работу Курциуса, но и переписку с ним, причем это настолько важно для него, что с цитаты из письма Курциуса он начинает свой доклад. Приведем это начало:

 

Когда воскресным утром, а иногда и в середине недели, вы разворачиваете литературное приложение к газете и обнаруживаете, как правило, на одном и том же месте страницы, в правом нижнем или левом верхнем углу, нечто, бросающееся в глаза - потому что в рамке и напечатано в разрядку, - это и есть стихотворение <...> Имена производителей подобных стихотворений по большей части не очень известны, они мелькают, а затем исчезают из литературных отделов газет, и происходит так, как сформулировал это профессор Эрнст Роберт Курциус[7], когда я, состоя с ним в дружеской переписке, похвалил одного его студента как человека очень одаренного[8]. Профессор ответил: «О эти молодые люди, они как птицы: по весне поют, а с наступлением лета замолкают» [Бенн. Проблемы... 386].

 

Замечание, процитированное здесь Бенном, имело место в письме Курциуса от 28 января 1950 года:

 

Я безуспешно пытаюсь распространить мнение, согласно которому немецкая литература - не резервация для германистов <...> Единственным моим достижением стало то, что все приписанные к Боннскому университету молодые поэты стали приходить ко мне. Один из них - господин Линд, о котором Вы так дружелюбно высказываетесь. Что касается его таланта, я хочу добавить, что, по моему опыту, все они - нормальное явление полового созревания <...> Они ведут себя как птички, которые весной поют, а летом прекращают [DLA. Ф. 86.9215/2].

 

Эта тема - поэзия младшего поколения - также сближает Бенна и Курциуса. Оба они при всей своей укорененности в традиции все же интересовались явлениями современной литературы. В частности, и Бенн, и Курциус одобрительно высказывались о деятельности Райнера Марии Герхардта[10], лидера «фрайбургского круга» поэтов и его журнала «Фрагменты».

К одному из писем Бенну Курциус приложил свою рецензию на первый выпуск журнала «Фрагменты», которую он написал для цюрихской газеты «Die Tat», где он не скупится на комплименты, сопоставляя его с классической антологией поэзии экспрессионизма: «Со времен “Сумерек человечества” Курта Пинтуса мне не известно ни одного столь освежающего модернистского манифеста, как это издание». О побудительных мотивах этой статьи Курциус пишет в письме от 2 августа 1951 года:

 

О «Фрагментах» я написал с симпатией, а) чтобы продемонстрировать обывательскую позицию, царящую в немецкой прессе и в «Литературной Германии»; б) чтобы не казаться только лишь laudator temporis acti[11]; в) потому что нахожу само предприятие забавным. Вы не ошиблись, увидев в моей статье иронический подтекст. Выйдет ли что-нибудь из этой молодежи - вопрос спорный, разумеется. Но они бросили камень в болото[12], а это уже заслуга. Насмеяться над их предприятием было бы, конечно, легко. Слишком легко! [DLA. Ф. 91.114.224/12]

 

Не совсем понятно, в каком именно месте статьи Бенн увидел иронический подтекст, вполне возможно, что он приписал Курциусу собственную критическую позицию, которая сформировалась у него в то время в отношении «фрайбургцев»[13], а вот конструктивная критика в рецензии действительно содержится. Эта критика напрямую касается отзыва о лирике Бенна, опубликованного во «Фрагментах». Курциус пишет:

 

Я не согласен со следующим суждением насчет стихов Бенна: «...это красивые стихи, но красивые стихи не имеют для нас никакого значения. Этого недостаточно. Многие могли бы писать красивые стихи, речь идет о стихах сущностных». Стихи Бенна больше, чем просто красивы, они могущественны - и поэтому существенны, даже когда они используют «устарелые формы стихов и строф» (tberkommene Zeil und Versform). Поэт нашего времени вправе пользоваться любыми техниками, которые являются для него действенными средствами выразительности. Бенн, как и некоторые другие ныне живущие, родился еще в XIX веке. Равно как и Пикассо. И Пикассо, когда ему было угодно, опирался на линейный рисунок Энгра [Curtius 1951: 7].

 

Интересно, что Курциус прибегает к параллелям из области живописи, этим как бы подчеркивая изобразительный, экфрастический характер творчества Бенна[14]. Обращение же именно к Пикассо свидетельствует о хорошем знании его творчества, поскольку испанский художник был одним из героев ранней пьесы Курциуса «Vermessungsdirigent» («Геодезист»).

Итак, для Курциуса использование Бенном классических форм не является препятствием в восприятии его как современного и модернистского поэта. Более того, как видно из его переписки с Бенном, он всячески поощрял интерес Бенна к истории литературы и давал ему необходимые филологические разъяснения.

Что же почерпнул Бенн из этого диалога с Курциусом? Прежде всего, уверенность в собственных теоретических построениях. До общения с Курциусом Бенн ни разу не выступал с поэтологическими текстами. Однако собственные построения Бенн стремится вывести из культурно- и литературно-исторический перспективы, в чем большим подспорьем ему служат труды Курциуса. Но нужно отметить, что влияние Курциуса пошло по незапланированной исследователем траектории. Курциус обращал внимание Бенна на одну главу своего исследования, на конкретные неточности Бенна при употреблении иноязычных терминов или на незнание первоисточников текстов Гете. Прямым, частным замечаниям Курциуса Бенн следовал не всегда, но интересно другое - не принимая замечаний в частностях, Бенн принял большее - сам дух работы Курциуса. Вместо того чтобы прочитать одну главу, как ему советовал Курциус, Бенн читает «Европейскую литературу и латинское Средневековье» целиком и находит в ней важнейшие для себя параллели с волновавшими его самого вопросами о современном состоянии литературы.

 

 

Литература

Бенн Г. Проблемы лирики / Перевод И. Болычева // Бенн Г. Двойная жизнь. М.: Летний сад, 2011. С. 386-412.

Бенн Г. Франция и мы / Перевод Е. Фетисова // Бенн Г. Двойная жизнь. С. 266-272.

Ковалев Н. «Икар» Г. Бенна: экспрессионистская модификация жанра экфрасиса // Новые российские гуманитарные исследования. Выпуск 2013 г. URL: http://www.nrgumis.ru/articles/291/

Ковалев Н. Встреча двух поколений: Готфрид Бенн и поэты «фрайбургского круга» // Prosodia. 2014. Осень - зима. № 1. C. 109-116.

Benn G. Ausgewbhlte Briefe. Wiesbaden: Limes Verlag, 1957.

Benn G. Briefe: an Ernst Jtnger, E. R. Curtius, Max Rychner u. a. Ztrich: Verl. d. Arche, 1960.

Benn G. Goethe und die Naturwissenschaften // Benn G. Sbmtliche Werke. Band III. Stuttgart: Klett-Cotta, 1987. S. 350-385.

Curtius E. R. Eineneue Zeitschrift: «Fragmente» // Die Tat [Ztrich]. 16. Jahrgang. Nr. 21.1951. 195. S. 7.

Curtius E. R. Europbische Literatur und lateinisches Mittelalter. Bern: Francke, 1954.

Curtius E. R. Kritische Essays zureuropbischen Literatur. Bern: Francke, 1954.

DLA. Ф. 91.114.224.

DLA. Ф. 86.9215.

 

Bibliography

Benn G. Ausgewbhlte Briefe. Wiesbaden: Limes Verlag, 1957.

Benn G. Briefe: an Ernst Jtnger, E. R. Curtius, Max Rychner u. a. Ztrich: Verl. d. Arche, 1960.

Benn G. Goethe und die Naturwissenschaften // Benn G. Sbmtliche Werke. Band III. Stuttgart: Klett-Cotta, 1987. S. 350-385.

Benn G. Frantsiya i my [France and Us] / Trans. E. Fetisov // Benn G. Dvoynaya zhizn’ [A Double Life]. Moscow: Letniy sad, 2011. P. 266-272.

Benn G. Problemy liriki [Problems of Lyrics] / Trans. I. Bolychev // Benn G. Dvoynaya zhizn’ [A Double Life]. P. 386-412.

Curtius E. R. Eineneue Zeitschrift: «Fragmente» // Die Tat [Ztrich]. 16. Jahrgang. Nr. 21.1951. 195. S. 7.

Curtius E. R. Europbische Literatur und lateinisches Mittelalter. Bern: Francke, 1954.

Curtius E. R. Kritische Essays zureuropbischen Literatur. Bern: Francke, 1954.

Kovalev N. Ikar G. Benna: ekspressionistskaya modifikatsiya zhanra ekfrasisa [G. Benn’s Ikar: Expressionistic Modification of the Ecphrasis Genre] // Novie rossiyskie gumanitarnie issledovaniya. Issue 2013. URL: http://www.nrgumis.ru/articles/291/

Kovalev N. Vstrecha dvukh pokoleniy: Gotfrid Benn i poety frayburgskogo kruga [Two Generations Meeting up: Gottfried Benn and Poets of the Freiburg Group] // Prosodia. 2014. Autumn - Winter. Issue 1. P. 109-116.

 

 

С Н О С К И

[1] Ответы Курциуса цитируются по архивным материалам Немецкого литературного архива (г. Марбах-на-Неккаре), далее - DLA.

[2] Речь идет о статье Бенна «Гете и естественные науки», высоко ценимой Курциусом и послужившей поводом для начала многолетней (1932-1956) переписки Бенна с самым верным его корреспондентом Ф. Ельце.

[5] Пунктуация оригинала сохранена.

[6] Письмо от 2 августа 1951 года [DLA. Ф. 91.114.224/12].

[7] Так в переводе И. Болычева.

[8] Речь идет о том самом Линде, ставшем посредником между Бенном и Курциусом.

[10] Подробнее о Бенне и круге Герхардта см.: [Ковалев 2014].

[11] Хвалитель былых времен (лат.) - крылатое выражение, восходящее к Горацию («Ars poetica», 173).

[12] Точнее, в пруд с карпами - Karpfenteich.

[13] Первоначальная заинтересованность в деятельности «фрайбургцев» сменилась прохладным отношением со стороны Бенна после критики журналом Герхардта его поэтики.

[14] Об экфрасисе у Бенна см.: [Ковалев 2013].

 

Версия для печати