Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Вопросы литературы 2016, 4

Соломон Бройде: дело «литературного Аль Капоне»

Публикации

 

Аннотация. В статье рассказывается о писателе Соломоне Бройде, который в 1920-1930-х годах, пользуясь услугами наемных литераторов, стал автором нескольких романов и сборников с рассказами. Дело Бройде было раскрыто в рамках литературного скандала в 1934 году.

Ключевые слова: С. Бройде, М. Булгаков, И. Ильф, Е. Петров, «Литературная газета», Союз Советских писателей, Московское товарищество писателей, 1920-1930-е годы, литературное мошенничество, плагиат.

 

Иван Александрович НАЗАРОВ, кандидат филологических наук, литературовед, старший научный сотрудник музея М. А. Булгакова. Сфера научных интересов - художественное воплощение феномена безумия в искусстве и литературе, творчество Л. Андреева и М. Булгакова. Автор ряда статей по указанной проблематике.

 

 

Журналист и литератор Соломон Оскарович Бройде вряд ли может быть отнесен сегодня к числу популярных авторов. Он был известен литературной общественности в 1920-1930-е годы, однако запомнился не художественным талантом, а участием в громком скандале. С. Бройде и его произведения отмечены в воспоминаниях В. Ардова, И. Ильфа, В. Шаламова, в «Повести непогашенной луны» Б. Пильняка, в Русской энциклопедии художественной литературы и искусств А. Фемелиди и других источниках. 5 мая 1934 года Е. Булгакова записала в дневнике: «В “Вечерке” фельетон о каком-то Бройде - писателе <...> Этот Соломон Бройде - один из заправил нашего дома[1]. У него одна из лучших квартир в доме, собственная машина. Ходит всегда с сигарой во рту, одет с иголочки. В фельетоне сообщается, что он - мошенник, который нанимал какого-то литератора, чтобы тот писал за него его вещи» [Дневник Елены 57].

Соломон Бройде родился в 1892 году в Киеве. Согласно анкете писателя (РГАЛИ. Ф. 1651. Оп. № 1. Ед. хр. 1), начал печататься с 1910 года как публицист. Эта же информация приводится в рукописной энциклопедии А. Фемелиди, где указано, что Бройде «родился в 1892 году в Киеве, в еврейской семье, сын служащего. Печатался с 1910 года» (РГАЛИ. Ф. 626. Оп. 1. Ед. хр. 4). Во время Первой мировой войны Бройде проявлял интерес к литературно-издательской деятельности, о чем свидетельствует письмо к В. Короленко (НИОР РГБ. Ф. 135. Оп. 19. Ед. хр. 67), в котором он от имени кружка журналистов просил известного литератора быть автором предисловия к литературному сборнику (предполагалось участие М. Горького, И. Шмелева, А. Ремизова и других) - вырученные средства должны были пойти на помощь семьям русских эмигрантов. После Октябрьской революции Бройде печатался в советских изданиях: в 1918 году его статьи на экономические темы публиковались на страницах бюллетеня «Продовольственное дело» и в газете «Родина». В 1920-е годы его статьи и очерки можно было встретить в журналах «Огонек» («О борьбе классов за решеткой»), «Красная нива» («Семьдесят миллионов и фининспектор», «Красное эхо», «Монте-Карло») и других изданиях.

Биография Бройде изобилует «темными пятнами» и требует дополнительного исследования. Исходя из автобиографичности некоторых произведений Бройде (повесть «Страницы современного человека», рассказ «Скучные рассказы» и др.), можно предположить, что в 1911 году в возрасте девятнадцати лет писатель уехал в Берлин, где некоторое время работал в местных газетах и журналах; впоследствии, предложив одной из немецких газет услуги корреспондента в России, он возвращается в Киев. На момент начала Первой мировой войны Бройде учится на последнем курсе юридического факультета (в силу этой причины он получил отсрочку для окончания образования), а позднее попадает на службу во Всероссийский земский союз, где возглавляет отряд, в обязанности которого входит кормление беженцев из районов, захваченных немцами. После Октябрьской революции Бройде работал на продовольственном фронте. Однако упомянутое выше является лишь предположением и требует уточнения, как требуют детального исследования и причины пребывания Бройде в 1920-1921 годах в заключении как меньшевика.

В художественную литературу Бройде вошел в 1922 году. В издательстве «Стрелец» была опубликована повесть «Страницы современного человека», в центре внимания которой - герой-интеллигент, остро переживающий гибель одной эпохи и рождение новой. Повесть о «неврастеническом надрыве размагниченной интеллигенции» [Гимментфарб] критики нашли невыразительной в художественном отношении, но актуальной по содержанию.

Большую известность получила следующая книга - «В советской тюрьме», опубликованная в 1923 году. Автор предисловия, историк и литературовед Н. Мещеряков, сообщал, что бывший меньшевик С. Бройде провел 16 месяцев в нескольких московских тюрьмах (Бутырской, Лефортовской, Сокольнической, Таганской) и полученный опыт сумел отразить в своей книге - первом рассказе о советском исправительном учреждении:

В начале революции Бройде был меньшевиком. Он был в то время членом Московского совета от этой партии и участником различных, бывших в то время, совещаний. Бройде вошел в тюрьму противником революции <...> Бройде не коммунист. Но и меньшевиком он быть уже перестал. Впрочем, от меньшевиков он ушел еще до своего ареста [Мещеряков: 7].

 

В повести Бройде были воссозданы особенности положения в тюрьме интеллигенции и духовенства, революционеров и белогвардейцев; показано пространство не только камер заключения, но и тюремной больницы, библиотеки, театра и даже лектория. Изображенный автором дом заключения обладал исключительно положительной характеристикой: попав за решетку, герои Бройде оказывались способны понять истинный смысл свободы, ощутить дух товарищества, оценить итоги Октябрьской революции и проникнуться уважением к власти Советов. Восхищение тюрьмой, переданное автором, отчасти сопоставимо с «философией тюремной решетки», представленной в повести Л. Андреева «Мои записки» (1908), однако является не стилистическим приемом, а результатом социального заказа, на который ориентированы и все последующие произведения Бройде.

В «тюремной повести» писатель дал чрезвычайно положительную оценку работы ГПУ - некоторое время эта симпатия была взаимна. В газете «Рабочая Москва» мы находим заметку «Что читать о ЧК-ГПУ», из которой становится известно, что наряду с трудами и книгами В. Ленина, Н. Бухарина, Ф. Дзержинского, Н. Асеева, И. Эренбурга и Д. Фурманова советскому читателю рекомендовалось обратить внимание на книгу «В советской тюрьме» [Что читать...]. Примечательно и то, что авторами предисловий к некоторым книгам Бройде становились А. Вышинский и В. Ульрих: именитые сотрудники органов юстиции не только отмечали общественно-политическое значение его произведений, но и подчеркивали, что чтение подобной литературы «поможет западноевропейскому читателю разобраться в тумане лжи и клеветы, который буржуазная пресса Западной Европы в течение ряда лет пытается напустить на советские тюремные порядки» [Ульрих: 7]. «Сотрудничество» Бройде с органами юстиции наблюдается и на примере ленинградского журнала «Суд идет!», где он публиковал очерки и фрагменты романов («О самоубийцах», «Культура в исправдоме», «Мастерская человеков»). Добавим, что в указанном издании в разное время публиковались произведения Л. Андреева («Христиане»), М. Зощенко («Любовь. Отцы и дети. Святое материнство»), А. Соболя («Кандалы») и других известных писателей.

Как уже было сказано, художественная составляющая произведений Бройде оставляла желать лучшего. Внутренние рецензенты издательства «Федерация» отмечали, что его книги носили «полубеллетристический, полуочерковый характер» (РГАЛИ. Ф. 625. Оп. № 1. Ед. хр. 100) и нуждались во внушительной редакторской правке. Впрочем, красоту языка компенсировала идеологическая составляющая - автор «тюремной повести» критиковал белую армию, духовенство, подпольные организации фальшивомонетчиков и шпионов, создавал положительный образ красноармейца, строителя нового государства, советского судьи, исправившегося преступника и т. д. Излюбленный сюжет (и форма повествования) Бройде - дневниковые записи и воспоминания героя, находившегося в заключении (тюрьма, психиатрическая лечебница, военный плен). В связи с этим кажется примечательным, что повесть «В советской тюрьме» упоминается в книгах и диссертационных исследованиях по пенитенциарной психологии [Дмитриев].

В период с 1922-го по 1934 год помимо указанных произведений за подписью С. Бройде вышли повесть «В плену» (1931), сборники рассказов «Дни и ночи» (1928) и «Судьи народные» (1934), роман «Фабрика человеков» (1933), а также несколько книг в публицистическом жанре: «Ярославский мятеж» (1930), «Фальшивомонетчики за работой» (1930), «Вредительство, шпионаж и белый террор» (1930), «Генеральные штабы действуют» (1931). Указанные произведения публиковались (и переиздавались) в издательствах «Федерация», «Московское товарищество писателей», «Молодая гвардия», «Госюриздат», «Советское законодательство» тиражами от 2000 до 30 000 экземпляров. Несколько книг Бройде («В плену», «Вредительство...») были переведены на немецкий, румынский, польский языки.

Литературную деятельность Бройде совмещал с общественной - в разное время он числился председателем ревизионной комиссии московского городского продовольственного комитета, сотрудником управлений «Всекохудожник» и «Всеутильсырье», членом ревизионной комиссии издательства МТП и РЖСКТ «Советский писатель», а также казначеем в Горкоме писателей.

Воспоминания современников о Бройде немногочисленны и в большей степени посвящены не его литературным произведениям, а организаторским способностям и материальному достатку. В книге «Легендарная Ордынка» приводятся воспоминания сатирика В. Ардова:

 

В двадцатые годы напротив Моссовета стояла статуя Свободы. Так вот Соломон Бройде однажды, рассматривая это изваяние, произнес: - Нет, с этой дуры ничего не возьмешь... Тут <...> взгляд его обратился на здание Моссовета. - А вот здесь, - сказал он, - поживиться можно. Он перешел Тверскую и через час вышел из Моссовета, имея два договора на издание книг [Ардов: 155].

 

В том же источнике приводятся анекдотические истории о том, как Бройде принимал посетителей в банке, как, будучи под арестом, он звонил из Бутырской тюрьмы генеральному прокурору А. Вышинскому. Не обошел вниманием Ардов историю об автомобиле: «Дела Соломона Бройде шли настолько хорошо, что это, в конце концов, его погубило. Первым советским писателем, который обзавелся автомобилем, был Маяковский. Вторым - стал Бройде. Этого уже собратья по перу вынести не могли» [Ардов: 174]. О личном авто Бройде упоминал и Илья Ильф: «Вон прошел Шкловский. Вы знаете, что он сказал про Бройде, когда тот достал автомобиль? “Теперь Бройде пропал, правосудие настигнет его. Ему ездить в автомобиле, все равно, что зайцу бегать по полю с фонарем”» [Ильф: 175].

Воспоминания о Бройде часто противоречивы. В статьях В. Шаламова и художника И. Иогансона (внука Бройде по материнской линии) биография литератора изобилует спорными эпизодами[2]. Подобная неоднозначность в источниках, возможно, отразилась в работе современных исследователей, в частности в книге Г. Андреевского «Повседневная жизнь Москвы в сталинскую эпоху», где приводится информация о том, что Бройде эмигрировал во второй половине 1930-х годов [Андреевский], не соответствующая действительности.

В начале 1930-х в отечественной периодике была развернута кампания в связи с подготовкой к Первому съезду советских писателей. Наряду с многочисленными статьями о значимости советской литературы (ее неоспоримых идеалах и объективности на фоне буржуазного и, в частности, фашистского искусства) был обозначен курс на борьбу за качество художественных произведений, а также на чистку от приспособленцев («Открытое письмо к А. Серафимовичу» М. Горького и его статьи «О бойкости» и «О языке»).

В марте 1934 года в «Литературной газете» была помещена заметка «Дело Я. Ганзбурга», сообщавшая о том, что в московском горсуде началось слушание дела по обвинению писателя Якова Давыдовича Ганзбурга в литературном мошенничестве, а именно в том, что роман «Кусты и зайцы», опубликованный за его подписью, был написан другим человеком. Позже в «Вечерней Москве» был помещен фельетон Е. Вермонта «Человек со статьей», где сообщалось о прошедшем «творческом вечере» Я. Ганзбурга, на котором открылось, что автор романа «Кусты и зайцы» - дореволюционный писатель Иоасаф Арианович Любич-Кошуров. Как выяснилось, Я. Ганзбург договорился с литератором, что издаст книгу под своей фамилией и обязуется поделить с ним гонорар. Опубликовав роман, Я. Ганзбург «стал писателем. Он уже обедает в Доме Герцена, говорит о социалистическом реализме, получает квартиру, живет полгода в доме отдыха Голицыно» [Вермонт. Человек...]. Находясь под давлением Я. Ганзбурга, Любич-Кошуров вставил во второй том романа несколько своих дореволюционных рассказов, что и было открыто другими писателями. На суде выяснилось, что Я. Ганзбург не только не писал, но и не читал «свою» книгу. За преступление он был осужден на два года, а пострадавший Любич-Кошуров получил авторские права на роман и гонорар в размере 5000 рублей. В прессе подчеркивалось, что «если в деле Ганзбурга обвиняемый был один, то виновных можно насчитать больше» - к их числу был отнесен Горком писателей, давший сомнительным личностям почетное звание советского писателя и предоставивший им «материально-бытовые льготы и преимущества, какими пользуются литераторы в советской стране» [Кальм]. Те, кто, не будучи писателями, стремятся получить соответствующие звания и льготы, были остроумно высмеяны в фельетоне И. Ильфа и Е. Петрова «Любовь должна быть обоюдной» - роман «Кусты и зайцы» был «переименован» там в «Гнезда и седла». Впрочем, через несколько месяцев советские газеты писали, что «десять Ганзбургов» равны одному С. Бройде.

Перед Съездом писателей критике подверглись не только отдельные литераторы, но и издательства. В апреле - мае 1934 года несколько номеров «Литературной газеты» были посвящены критическому анализу деятельности «Московского товарищества писателей» (МТП). Было отмечено, что редакция издательства не обладает должной квалификацией и является поставщиком брака, а литературный уровень изданных произведений не выдерживает критики. С легкой руки О. Брика и В. Катаняна аббревиатура МТП была расшифрована как «Товарищество малограмотных писателей». Примечательно, что ранее, в 1933 году, «Литературная газета» охарактеризовала МТП (несмотря на все те же недостатки) как «крепкое издательство с прочной финансово-материальной базой» [А. К.]. Однако накануне Съезда писателей пресса остро ставила вопрос о необходимости реорганизации издательства: «...не может больше существовать издательство - поставщик брака, равняющееся на плохую книгу, на плохого писателя, на плохого редактора и издателя!» [Брик, Катанян]

Литературная общественность бурно обсуждала дела МТП и С. Бройде, рассматривая деятельность издательства и литератора как единую проблему. 5 мая 1934 года в газете «Вечерняя Москва», как отметила Е. Булгакова, появился фельетон Вермонта [Вермонт. На ту же скамью], в котором С. Бройде был обвинен в мошенничестве, в частности в том, что с 1927 года на «плантации бройдотреста» работали «литературные негры». Вермонт изобличал деятельность «наглого коммерсанта», разъезжающего в «собственном автомобиле», живущего в «лучшей квартире писательского дома», обладающего «наиболее высоким гонораром». Примечательно, что в той же статье Бройде получил прозвище «литературного Аль Капоне»; впоследствии советская пресса не раз сравнивала его и с «великим комбинатором».

Следом «Вечерняя газета» опубликовала статью «Накануне суда», в которой подчеркивалось, что в новом Союзе писателей не будет места литераторам, смотрящим на литературу как на источник заработка, а «после съезда должна быть совершенно исключена возможность таких явлений, как истории с литературным вором Ганзбургом и более крупным, можно сказать, махровым аферистом, как Бройде и К°» [Замойский]. Отдельной критики удостоились сотрудники редакций, издававшие и переиздававшие приспособленческие книги Бройде в обмен на услуги различного характера с его стороны: предоставление письменной бумаги, аренда автомобиля, оформление кредита, полезные знакомства и т. д. В данном контексте Бройде соотносим с упомянутым Е. Булгаковой литератором, чьи заслуги в советской литературе заключались в том, что он достал для кооператива писателей 70 унитазов [Булгакова, Ляндрес: 417].

Издательство МТП осуждалось не только за потерю политической бдительности (а именно - за публикацию произведений П. Парфенова «Личное и общественное», Л. Гроссмана «Бархатный диктатор», А. Воиновой «Восток и Запад»), но и за принцип «семейственности» в работе, выразившейся в специфической системе выплат поощрений, - в прессе подчеркивались несправедливо высокие гонорары заурядных писателей (Волчанский, Ганзбург, Губер, Крептюков, Можаровский). Также оказалось, что из-за финансовых махинаций в издательствах МТП многие авторы не получали денег, в то время как ежемесячный гонорар Бройде составлял 3000 рублей.

Статьи из «Рабочей Москвы» и «Вечерней газеты» послужили материалом и для эмигрантской прессы - в парижской газете «Возрождение» деятельность С. Бройде и Я. Ганзбурга освещалась в статьях «Двойники» и «Литературный двурушник под судом» [Литературный...]. Издание находило крайне примечательным признание рабкорами наличия в советской литературе «плантаторов» и «негров» - «это признание, так сказать, “на литературном примере”, наглядно изображает всю советскую систему» [И. Л.].

В середине июля 1934 года имена «негров» были открыты общественности. Следователи прокуратуры установили, что художественные произведения С. Бройде, изданные с 1928 года, являлись как минимум плодом коллективной работы: сборник рассказов «Дни и ночи» (на основе литературных черновиков Бройде) был создан Лугиным и Моренцом; дневники Нуринова и Ульяновского после незначительной литературной правки Бройде стали повестью «В плену у белополяков», роман «Фабрика человеков» написал журналист Игорь Силенкин, а последняя книга «Судьи народные» - плод творчества Лугина и Смирнова. Упоминались и новые произведения, которые Бройде планировал к публикации: его совместная с Я. Ганзбургом пьеса «Фрунзе» (над которой работал Лугин), а также книга о советской авиации «Аэро» (совместно с летчиком Б. Местоном). Не случайно критики, ознакомившись с ранними (то есть подлинными) произведениями Бройде, отмечали, что «если бы этим материалом воспользовался художник, то вышел бы психологический этюд большой ценности» [Гимментфарб], - участие писателя Лугина ощутимо повысило художественный уровень книг «плантатора».

Как и в случае с Я. Ганзбургом, в советской периодике велись открытые дискуссии о пособниках Бройде, однако взгляды на литературный скандал были полярные - одни требовали детального разбирательства в деле «Аль Капоне», а другие не отличались подобным рвением: «...абсолютно неправы те “осторожные” товарищи, которые под предлогом “неудобства” и боязни скомпрометировать всех (?!) советских писателей ратуют за то, чтобы не придавать особого значения похождениям Бройде и К°» [Дневник «Литературной газеты»].

На другую сторону проблемы обратили внимание писатели П. Рыжей и Л. Тубельский, работавшие под псевдонимом братья Тур. В газете «Известия» был опубликован их фельетон «Золотая Орда», высмеивавший «сотворцев» литературного комбинатора: многочисленных поставщиков разоблачительных пьес, писателей-обличителей, «шептунов, болтунов, летунов, маловеров» и «многоликих нахлебников горкома писателей и Всероскомдрама и прочих “бройдохов”», мечтающих вступить в СП СССР. «Золотая Орда» советской литературы - малограмотные и бесталанные «“песатели”, авторы “скетычей”, приспособленцы и чужаки», олицетворяющие собой, по мысли авторов фельетона, «бройденный» [братья Тур] этап советской литературы. Заметим, что на сатиру братьев Тур в газете «Правда» сразу же последовала заметка-отклик «Безответственность», в которой авторов упрекали за то, что те легкомысленно позволили себе «характеризовать пройденный этап советской литературы как “бройденный”, писать, что литературное воровство есть типичное у нас явление, что вообще лжеписатели “олицетворяют” какой-то “этап” советской литературы» [Л. Р.].

Сообщников Бройде (из МТП) правосудие настигло раньше, чем самого «комбинатора». Согласно постановлению бюро МГК ВКП(б) от 2 июля 1934 года, от своих обязанностей были освобождены Шульц и Лапчинский, председатель правления и бухгалтер МТП; также с должности председателя ревизионной комиссии МТП был снят Матэ Залка. Остальным сотрудникам МТП был вынесен выговор за отсутствие «необходимой большевистской твердости и бдительности» и «примиренческое отношение к безобразиям» [МГК ВКП(б)...]. Судьба же издательства была решена кардинальным образом - в 1934 году «Московское товарищество писателей» вместе с «Издательством писателей в Ленинграде» и издательствами «Советская литература», «Посредник» и «Север» были реорганизованы и объединены в новое - «Советский писатель» при оргкомитете СП СССР. Цели нового издательства были сформулированы лаконично: ликвидация «традиций МТП с его ориентацией на средненькую литературу» [«Советский...»].

Образ Бройде, представленный в прессе, обрастал все новыми деталями. 12 мая 1934 года на первой полосе «Литературной газеты» была напечатана карикатура «Последнее воплощение Остапа Бендера», где пародировалась одна из сцен романа И. Ильфа и Е. Петрова «Золотой теленок». Также Бройде упоминался и в фельетоне артиста Н. Смирнова-Сокольского «Разговор человека с собакой. Почти по Чехову» (1934), где герой обращался к четвероному другу:

 

Хочешь, я тебе последнее произведение Бройде почитаю... (Собака в ужасе визжит как зарезанная и с визгом скрывается.) Ну, ну... Не буду, дура. Этого писателя никогда ни одна собака не читала. Если бы читала, не напечатали бы. У нас потому его, очевидно, и напечатали, что никогда не читали [Смирнов-Сокольский: 48].

 

16 июля 1934 года в Московском городском суде под председательством С. Ястржембского началось слушание дела по обвинению С. Бройде в литературном шантаже, присвоении чужих рукописей и использовании служебного положения в личных интересах. Примечательно, что советские периодические издания внезапно утратили интерес к «Аль Капоне». Свет на судьбу С. Бройде проливает его письмо к В. Лидину от 12 октября 1935 года: «Близится декабрь 1935 г. - стало быть, прошел почти год, 365 дней лагерной и тюремной жизни, а всего, с начала ареста 17 месяцев <...> думается, что меня можно было бы уже освободить или, на худой конец, заменить остающийся срок (огромный! 40 месяцев!) ссылкой» (РГАЛИ. Ф. 3102. Оп. 1. Ед. хр. 369). Арестант упоминал тех, кто ходатайствовал и пытался помочь ему, - «энергично сделали это Толстой, Тихонов А., Славин, Шкловский, Низовой, но, к сожалению, в декабре 1934 года и это не имело успеха»; также поддержку оказал Кольцов, а писатель Леонов остался безучастным.

Дальнейшая судьба Бройде сложилась безрадостно: более он не печатался, а в 1938 году его арестовали по обвинению в шпионаже в пользу Японии. 25 мая 1938 года Бройде расстреляли на Бутовском полигоне. Согласно данным мартиролога, в тот день было казнено еще 229 человек - акт о приведении в исполнение смертного приговора подписали И. Берг, И. Ильин и М. Семенов. 12 февраля 1959 года С. Бройде был реабилитирован «за отсутствием состава преступления».

 

Литература

Андреевский Г. В. Повседневная жизнь Москвы в сталинскую эпоху, 1920-1930-е годы. М.: Молодая гвардия, 2003.

Ардов М. В. Легендарная Ордынка / Михаил Ардов, Борис Ардов, Алексей Баталов. СПб.: ИНАПРЕСС; М.: Журнал «Нева», 1997.

А. К. МТП в 1933 году // Литературная газета. 1933. 17 мая.

Братья Тур. Золотая Орда // Известия. 1934. 20 мая.

Брик О., Катанян В. Тайна трех букв // Литературная газета. 1934. 8 апреля.

Вермонт Е. Человек со статьей // Вечерняя Москва. 1934. 5 марта.

Вермонт Е. На ту же скамью // Вечерняя Москва. 1934. 5 мая.

Булгакова Е. С., Ляндрес С. А. Воспоминания о М. Булгакове: Сборник. М.: Советский писатель, 1988.

Гимментфарб Б. Отзыв на книгу С. Бройде // Известия. 1922. 4 ноября.

Дмитриев Ю. А. Пенитенциарная психология. Ростов-на-Дону: Феникс, 2007.

Дневник Елены Булгаковой / Сост., текстол. подгот. и коммент. В. Лосева и Л. Яновской; вступ. ст. Л. Яновской. М.: Книжная палата, 1990.

Дневник «Литературной газеты» [Ред. статья] // Литературная газета. 1934. 12 мая.

Замойский П. Накануне суда // Вечерняя Москва. 1934. 15 мая.

Ильф А. И. Дом, милый дом... Как жили в Москве Ильф и Петров. М.: Ломоносовъ, 2013.

И. Л. Двойники // Возрождение. 1934. 31 мая.

Кальм Д. Дело «Биллектриста» Ганзбурга // Литературная газета. 1934. 29 июня.

Литературный двурушник под судом [Ред. статья] // Возрождение. 1934. 22 июля.

Л. Р. Безответственность // Правда. 1934. 21 мая.

МГК ВКП(б) об издательстве МТП [Ред. статья] // Литературная газета. 1934. 6 июля.

Мещеряков Н. Предисловие // Бройде С. В советской тюрьме. М., Пг.: Госиздат, 1923. С. 3-8.

Смирнов-Сокольский Н. П. Сорок пять лет на эстраде: Фельетоны. Статьи. Выступления. М.: Искусство, 1976.

«Советский писатель» [Ред. статья] // Литературная газета. 1934. 28 июля.

Ульрих В. В. Предисловие // Бройде С. Фабрика человеков. М.: МТП, 1933. С. 5-7.

Что читать о ЧК-ГПУ [Ред. статья] // Рабочая газета. 1927. 18 декабря.

 

Bibliography

A. K. MTP v 1933 godu [MTP in 1933] // Literaturnaya Gazeta. 17 May, 1933.

Andreevsky G. V. Povsednevnaya zhizn’ Moskvy v stalinskuyu epokhu, 1920-1930-e gody [Everyday Life in Moscow during Stalin’s Days, 1920-1930s]. Moscow: Molodaya gvardiya, 2003.

Ardov M. V. Legendarnaya Ordynka [Legendary Ordynka] / Mikhail Ardov, Boris Ardov, Alexey Batalov. St. Petersburg: INAPRESS; Moscow: Magazine Neva, 1997.

Brik O., Katanyan V. Tayna tryokh bukv [The Mystery of Three Letters] // Literaturnaya Gazeta. 8 April, 1934.

Bulgakova E. S., Lyandres S. A. Vospominaniya o M. Bulgakove [Reminiscences about M. Bulgakov]: Collected works. Moscow: Sovetskiy pisatel, 1988.

Chto chitat’ o ChK-GPU [What is There to Read about Cheka of the SPD] (Editorial) // Rabochaya Gazeta. 18 December, 1927.

Dmitriev Yu. A. Penitentsiarnaya psikhologiya [Penitentiary Psychology]. Rostov-on-Don: Fenix, 2007.

Dnevnik Literaturnoy Gazety [Literaturnaya Gazeta’s Diary] (Editorial) // Literaturnaya Gazeta. 12 May, 1934.

Elena Bulgakova’s Diary / Ed., text. prep. and comments by V. Losev and L. Yanovskaya; foreword by L. Yanovskaya. Moscow: Knizhnaya palata, 1990.

Gimmentfarb B. Otzyv na knigu S. Broyde [Comment on the Book by S. Broyde] // Izvestiya. 4 November, 1922.

I. L. Dvoyniki [Twins] // Vozrozhdenie. 31 May, 1934.

Ilf A. I. Dom, Miliy Dom... Kak zhili v Moskve Ilf i Petrov [Home, Sweet Home... How Ilf and Petrov Were Living in Moscow]. Moscow: Lomonosov, 2013.

Kalm D. Delo Billektrista Ganzburga [Ganzburg’s Billektrist Case] // Literaturnaya Gazeta. 29 June, 1934.

Literaturniy dvurushnik pod sudom [Literary Double Dealer Brought to Court] (Editorial) // Vozrozhdenie. 22 July, 1934.

L. R. Bezotvetstvennost’ [Irresponsibleness] // Pravda. 21 May, 1934.

MSC of the All-Union Communist Party of Bolsheviks about the MTP Publishing House (Editorial) // Literaturnaya Gazeta. 6 July, 1934.

Smirnov-Sokolsky N. P. Sorok pyat’ let na estrade: Felyetony. Statii. Vystupleniya [Forty-Five Years at the Stage: Feuilletons. Articles. Speeches]. Moscow: Iskusstvo, 1976.

Sovetskiy pisatel [Soviet Writer] (Editorial) // Literaturnaya Gazeta. 28 July, 1934.

Tur Brothers. Zolotaya orda [Golden Horde] // Izvestiya. 20 May, 1934.

Ulrikh V. V. Foreword // Broyde S. Fabrika chelovekov [Man’s Plant]. Moscow: MTP, 1933.

Vermont E. Chelovek so statyey [A Man Found Guilty] // Vechernyaya Moskva. 5 March, 1934.

Vermont E. Na tu zhe skamyu [To the Same Bench] // Vechernyaya Moskva. 5 May, 1934.

Zamoysky P. Nakanune suda [Before the Court Hearing] // Vechernyaya Moskva. 15 May, 1934.

 

С Н О С К И

[1] С 1934 года Соломон Бройде проживал в доме № 3 на улице Фурманова (Нащокинский переулок), где жили М. Булгаков, О. Мандельштам, В. Шкловский и другие.

[2] Шаламов путает С. Бройде и Я. Ганзбурга. Представленные в воспоминаниях И. Иогансона факты требуют документальной проверки.

 

Читайте статью в оригинальном оформлении в бумажной версии

или на сайте журнала «Вопросы литературы»:

http://voplit.ru/main/index.php/main?y=2016&n=4&p=i

 

 

Версия для печати