Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Вопросы литературы 2015, 4

«Там, в бесконечности миров...»

Александр Чижевский - поэт Серебряного века

Век минувший

 

 

За полвека, прошедшие после кончины выдающегося ученого Александра Чижевского, вышло в свет несколько сборников его стихов, была издана его мемуарная проза и опубликован ряд журналистских статей, посвященных его поэзии. Вместе с тем яркому и многогранному литературному творчеству Чижевского до сих пор не было посвящено ни одного специального исследования.

«Я всегда был неравнодушен к литературному мастерству и к тонкому искусству поэзии» - такое признание оставил Чижевский в мемуарах «Вся жизнь»[1]. «С раннего детства, - вспоминал он, - я страстно полюбил музыку, поэзию и живопись, и любовь эта с течением времени не только не уменьшалась, а принимала все более страстный характер, даже тогда, когда корабль моих основных устремлений пошел по фарватеру науки»[2]. Едва ли не каждое из направлений его научной деятельности - гелиобиология, биофизика, медицина, эпидемиология - могло принести ученому мировую известность. Чижевский стал одним из основоположников космического естествознания, был избран членом более тридцати академий и научных обществ Европы, Америки и Азии, Первый международный конгресс биофизиков в Нью-Йорке в 1939 году выдвигал его на Нобелевскую премию. Увы, на родине ученого ждала иная судьба - узника сталинских лагерей.

Род Чижевских восходит к польскому графу Яну Казимиру Чижевскому, бежавшему в Россию в XVI веке. Отец ученого, А. Чижевский, - офицер артиллерии и специалист по баллистике, дослужился до чина генерала. Мать, Н. Невиандт, происходила из старинного голландского рода, переселившегося в Россию во времена Петра Великого. Через год после рождения единственного сына она заболела туберкулезом и умерла в курортном городке Ментон на юге Франции. Мальчик рос, окруженный заботой отца, тети (О. Лесли-Чижевской), ставшей ему второй матерью, и двух бабушек, одна из которых была обрусевшей француженкой (А. Невиандт-Дельсаль), а другая, оказавшая наибольшее влияние, двоюродной племянницей адмирала Нахимова (Е. Чижевская, урожденная Облачинская). По признанию Чижевского, именно вторая бабушка, прекрасно образованная, хорошо знавшая историю и иностранные языки, стала его первым учителем. В возрасте четырех лет он уже знал наизусть два десятка стихотворений, в том числе на немецком и французском. Библиотека Чижевских насчитывала более пятнадцати тысяч томов на многих языках. Домашнее образование включало в себя изучение истории, географии, нескольких языков и даже некоторых научных предметов, с основами которых мальчика знакомил отец. Он же подарил сыну скрипку и в 1911-1912 годах, когда семья жила под Варшавой, возил на частные уроки музыки в столицу Царства Польского. Будучи уже взрослым, ученый поражал знакомых и друзей темпераментной игрой и талантливыми импровизациями на скрипке и рояле, посвящал стихи Бетховену, мог без конца слушать Скрябина и Мусоргского, в числе его любимейших также были произведения русской оперной классики.

Чижевский с детства получил традиционное христианское воспитание, влияние которого сказывалось на его литературном творчестве даже в самые тяжелые советские годы. В одном из наиболее ранних стихотворений отразилось юношески восторженное, религиозное восприятие красоты мироздания:

 

Когда, бывало, вдохновенье
Н
а душу хладную сойдет,
Я слышал ангельское пенье -
И Бога трепетный полет;
И видел звезд я караваны,
И их гармонии внимал...[3]

(1913)

Всесторонняя одаренность ученого проявилась уже в детстве. Затем, на протяжении всей жизни, развитие его научного, литературного и художественного творчества происходило одновременно и с необычайной интенсивностью. На склоне лет он заметил: «Дисциплина поведения, дисциплина работы и дисциплина отдыха были привиты мне с самого детства»[4].

 

Мальчик рос болезненный, и тетя с бабушкой несколько лет подряд вывозили его на средиземноморские курорты Западной Европы. Всей семьей, к которой часто присоединялся его отец, они совершали путешествия по Италии, Франции, Греции, Египту, а летом возвращались в Россию. Писать стихи Чижевский начал в 9-10 лет, но еще раньше проявилось его влечение к живописи. В 1904 году он вместе с тетей и бабушкой несколько месяцев жил на вилле «Спокойствие» под Ниццей, где их соседом оказался преподаватель рисования из Парижа Гюстав Нодье, друг и ученик знаменитого Эдгара Дега. Осенью семья переехала в Париж и поселилась на улице Дарю (Daru) в большой комфортабельной квартире с несколькими каминами. Рядом проходили улицы Петра Великого (rue Pierre le Grand) и Санкт-Петербургская (rue de Saint-Pеtersbourg), образуя треугольник. По-видимому, этот выбор был неслучаен: в «русском квартале» Парижа находился знаменитый собор св. Александра Невского - центр духовной жизни выходцев из России, и таким же было имя мальчика, нуждавшегося в постоянной опеке врачей.

 

Полный текст читайте в бумажной версии или на сайте журнала «Вопросы литературы»:

http://voplit.ru/main/index.php/main?y=2015&n=4&p=i

 

Версия для печати