Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Вопросы литературы 2014, 4

Сумма элегий: «Осень» Баратынского

Теория: проблемы и размышления

 

 

 

 

Исследование жанрового мышления русской лирики последних двух веков имеет два перспективных направления. Первое - изучение жанровых моделей. Второе - соответствующие прочтения даже классических произведений, показывающие, как в них разворачивается жанровая борьба. Задача первого направления - сформировать претендующий на полноту инструментарий жанрового мышления лирики. Задача второго - показать всю сложность и тонкость использования этого инструментария лучшими поэтами.

Эти задачи не автономны друг от друга. Не зная жанровых форм, мы не сможем увидеть жанровой борьбы. Изучение жанровых форм русской неканонической элегии, которым мне довелось заниматься несколько лет[1], дало возможность оценить тонкости жанрового решения в одном из признанных шедевров русской лирики. Можно не сомневаться в том, что дальнейшее изучение жанровых форм позволит прочесть русскую поэзию, углубляя понимание сложного взаимодействия творческой индивидуальности с традицией. Такой подход дает возможность не просто декларировать значение традиции, но и показать, как традиция, воплощенная в конкретных формах, «участвовала» в индивидуальных поисках, направлялась ими и направляла их сама. В таком случае индивидуальные заслуги, личный вклад в традицию стиха предстают более наглядно.

 

Речь пойдет о позднем элегическом произведении Евгения Баратынского - стихотворении «Осень» (1836-1837, 1841>), которое впервые появилось в пушкинском журнале «Современник» сразу после смерти самого Пушкина. Мимо этого текста не проходит ни один исследователь творчества Баратынского и этой эпохи в целом. В. Вацуро причислил «Осень» к произведениям, в которых, по сути, подводились итоги пушкинской литературной эпохи[2]. Ведь, как известно, Баратынский дописывал стихотворение, получив известие о смерти великого современника. Лотман замечает, что «Осень» - квинтэссенция знаменитого сборника Баратынского «Сумерки», вышедшего в 1842 году[3], а следовательно - средоточие позднего периода творчества, когда вместо ранней индивидуальной поэзии, воспринимавшейся как дневник, разговор пошел о судьбе «мыслящего человека вообще»[4]. А. Кушнер называет «Осень» «самым мрачным и трагическим стихотворением в нашей поэзии»[5].

Никто не спорит с тем, что это элегия. Но этого жанрового определения недостаточно, потому что очевидно - перед нами весьма необычное стихотворение, а не среднестатистический образец жанра. И. Альми считает, что в «Осени» Баратынский создал «новый, а возможно, даже единичный лирический жанр - форму философской исповеди»[6]. И. Семенко, автор очень интересной интерпретации этого текста, говорит, что речь идет о воссоздании поэтом медитативно-описательной элегии[7]. Весьма показательные интерпретации - одна утверждает, что Баратынским создано новое и единичное жанровое образование, другая - что им воссоздано нечто уже существовавшее в литературе. Поэт одновременно опознан как новатор и архаист.

Было бы ошибкой присоединиться к той или другой из этих интерпретаций - потому что, с одной стороны, поэт использовал очень многое из того, что было наработано не только предыдущей - пушкинской - эпохой, но и еще более ранней - сентиментальной. С другой, на языке этих эпох Баратынский написал то, что ими самими никогда не могло быть создано. Он показал альтернативный путь русской поэзии.

 

 

С Н О С К И

[1] См.: Козлов В. И. Русская элегия неканонического периода: очерки типологии и истории. М.: Языки славянской культуры, 2013.

[2] См.: Вацуро В. Э. Е. А. Баратынский // История русской литературы. В 4 тт. Т. 2. Л.: Наука, 1981.

[3] Лотман Ю. М. Две «Осени» // Ю. М. Лотман и тартуско-московская семиотическая школа. М.: Гнозис, 1994.

[4] Песков А. М. Е. А. Боратынский. Очерк жизни и творчества // Боратынский Е. А. Полн. собр. соч. и писем. Т. 1. М.: Языки славянской культуры, 2002. С. 63.

[5] Кушнер А. С. Аполлон в траве. Эссе, стихи. М.: Прогресс-Плеяда, 2005. С. 35.

[6] Альми И. Л. Сборник Е. А. Баратынского «Сумерки» как лирическое единство // Альми И. Л. О поэзии и прозе. С. 187.

 

 

Полный текст статьи доступен в электронной библиотеке «Руконт» по адресу:

http://rucont.ru/efd/230506

 

Версия для печати